Смотритель 7

Смотритель стоял на абсолютно ровной матово-черной поверхности. Вокруг бушевала буря, закручивающая вихрем черный песок, больше походящий на золу. Он лез в глаза, больно бил по щекам, засыпал карманы. Ветер сбивал с ног. Страж попытался осмотреться, но все, что смог увидеть – утопающую в черном вихре руку.

— Где я!? – громко прокричал бывший маг, чувствуя, как его начинает окутывать страх. Песок раздирал кожу до крови, полностью ослепил. Страж рухнул на колени при очередном порыве ветра, не отпуская ладоней от лица.

— Ты всего лишь персонаж… — проговорил голос, словно прогремел гром.

— Кто здесь!? – прокричал снова Смотритель.

— Забытый образ, отложенный давно в ящик с прочими неудавшимися мирами…

— Кто ты такой? – голос стража надорвался. Он раскашлялся, отчего вдохнул много песка и стал задыхаться.

— Пешка, вызванная для завершения плохой истории. Марионетка, которая решила, вдруг, стать чем-то большим! Тебе не место ни в этом мире, ни в каком-либо другом! – смотритель свалился на бок от бессилия, разрываемый кашлем.

— Остановись! – прозвучало громогласно. Но голос был уже другим. Не пугающим, не тяжелым и пронизывающим, а спасительным. Буря прекратилась, а песок осыпался на землю. Все замерло. Смотритель откашлялся и встал на колени – на большее просто не хватило сил. Засыпанные песком глаза открыть не получилось. На его плечо легла рука. Легкая, добрая. Он хотел, чтобы она была именно такой.

— Не бойся, Смотритель – произнес уже спокойный голос. Знакомый голос. – Ты тяжело переносишь телепортации, это пройдет. Ведь для тебя они не очень свойственны теперь. Ты все еще нужен мне, поэтому я помогу…

***

Лицо вдруг стало мокрым, будто его кто-то лизнул. Потом появилось ощущение, будто щеки действительно коснулся чей-то шершавый язык. Смотритель открыл глаза от того, что его снова стал окутывать страх. Перед ним стоял пес с очками на носу.

Страж дернулся и почувствовал, что его руки и ноги связаны веревкой в один узел за спиной, отчего сильно затекли суставы. На плече все еще лежала чья-то легкая рука, помогающая держать равновесие.

— Ну, вот. Я же сказа, сейчас очнется! – весело отозвался пес и, сбросив лапы с груди пленника, отбежал от него, виляя хвостом.

— Твоим языком, Фрэнк, и мертвого разбудишь! Знаю я тебя – произнесла девушка за спиной, чья рука лежала на плече. – Иногда, по утрам, я готова тебя за это убить.

— Какие вы, в самом деле, ранимые! Все хотят убить. Лучше бы вовремя подавали нормальный собачий завтрак. — Смотритель ошарашенно смотрел на говорящую собаку, не способный произнести и слова. – Что уставился? Тоже пса говорящего впервые видишь?

— Я…

— Ты – ты! Не нужно на меня пялиться! Чай, не музейный экспонат!

— Я…

— Да мы поняли, что ты. Клякса, стукни его по голове, пусть еще полежит без сознания, а то я не придумал, что ему говорить…

***

Смотритель очнулся лежа в форме звезды на плоту. Вокруг был один только безжизненный океан. Небольшие волны мягко шумели, подталкивая искусно связанные бревна из стороны в сторону.

Стража ослепило, солнце, к которому развернуло плот. Он зажмурился. Через полминуты на его грудь села взявшаяся неведомо откуда птица. Она заслонила лучи и Смотритель смог открыть глаза. Это была всего лишь чайка.

— Как же ты меня напугала… — с облегчением произнес Смотритель и попытался поднять руку, чтобы согнать обнаглевшую птицу, но она не поднялась, отчего его глаза снова выразили нарастающий испуг.

— Опять испугался? – засмеялся голос в его голове. — Это же просто чайка! Посмотри, как она удивленно мотает головой. Сомневаюсь, что это чудо собирается тебя убить. В тех мирах, которые нам предстоит еще посетить, будут куда более опасные существа. – Плот качнулся, и на лицо брызнула вода. Чайка улетела. – И вообще, как мне известно, стражи того мира, из которого я тебя выдернул, не такие боязливые. Тем более, ты — герой Новой Великой битвы, если мне не изменяет память. — Голос был очень знакомым.

Набегающая волна полностью накрыла плот. Смотритель задержал дыхание. Когда его маленькое суденышко вновь оказалось, и он открыл глаза, то увидел над собой большую хрустальную люстру, на которой горели множество свечей.

***

— Кажется, Фрэнк, ведро воды помогает лучше твоего языка, — прозвенел, словно множество маленьких колокольчиков, женский голос. – Только после этого на полу много воды. Эх, кому-то придется снова пробежаться с тряпкой по комнате. – Пес фыркнул, но в этот раз ничего не произнес.

— Кто вы такие? – Смог, наконец, набраться смелости и спросить Смотритель. – Почему вы меня держите привязанным к полу в таком положении? Где я вообще?

— Что-то он слишком разговорчивый, Фрэнк посмотрел на собеседницу. – Стой! Не надо его снова по голове бить! Давай с ним поговорим!

— Тьфу! Я уже хотела… говори давай. Не знаю, почему мы все еще не выбросили его в распределитель?

— Не нужно здесь плевать! И вообще, это плохой тон, я уже не раз тебе об этом говорил, девочка. Как тебя зовут, мужик?

— Меня Смотрителем зовут.

— Смотрителем? И за чем же ты смотришь?

— Не знаю… ни за чем не смотрю. Просто зовут так, вот и все.

— Хорошо, с именами в нашем мире все сложно, согласен. Откуда ты?

— Эмм… из… из Книжных Стражей. – Пес неожиданно напрягся. Его взгляд стал осмысленным

— Что случилось, Фрэнк? Кто это такие, Книжные Стражи? – девушку взволновала реакция пса. – Что ты молчишь? Объясни мне, кто он такой, и хорошо это, или плохо?

— Не знаю пока что, хорошо это или плохо. Раньше Книжник был членом Совета Книжных Стражей. А если быть точнее, то он вообще был причиной создания этого Совета и мира, в котором он находится.

— Ничего не понимаю. Этого мало.

— Мало. Это целая история, которую можно рассказывать целыми днями напролет. Не будем вдаваться в подробности. Когда Книжника убили, убийца сказал, что… приговаривает его к смерти от лица Совета. Ты же сама все это слышала.

— Да, припоминаю. – Клякса, вдруг, вспомнила того человека, что совершил убийство, вспомнила, как на него обрушились два бронированных воина и телепортировались с ним куда-то так же неожиданно, как тот появился. Вспомнила слова, которые он произносил, все нарушенные законы. А ведь она тоже была магом и сейчас вела деятельность, не оповещая кого-либо. Потому что она совсем ничего этого не знала.

— Я тоже там был. – Напомнил о себе пленник. Это прервало установившееся задумчивое молчание. Фрэнк и Клякса уставились на распятого на полу мужчину. – Я был в тот вечер в башне. Это я хотел приговорить к смерти Книжника. Но…

— Что, «но»!? – сорвалась Клякса, не терпящая сейчас пауз. Ее лицо изменилось, оно было искажено злобой. Маленькие нежные ручки сжались в кулачки-молоточки, из которых капнуло несколько чернильных капель. – Отвечай!

— Я не знаю, почему сделал это. Мною будто кто-то управлял. За последние дни…

— Я не верю ни единому его слову. – Просто сказал Фрэнк и почесал задней лапой за ухом. Взгляд его был задумчивым. – Он пришел сюда либо за нами, либо за тем, чтобы что-то узнать для Совета. Хотя раньше я никогда не слышал, чтобы совет осуждал кого-то из своих стражей, быть может, там то-то изменилось. Тем более, ты сама видела, что происходит в Красной Шапочке. Книги становятся самостоятельными. А «Книжные Стражи» это тоже своеобразная книга.

— Я ничего не понимаю, Фрэнк. Какой-то Совет, снова книги. Ты так мало объясняешь. Во что мой брат вляпался, пока меня не было?

— Ни во что не вляпался. Просто сейчас что-то надвигается. И без него сложно это понять. И объяснить тебе я действительно могу очень мало. Быть может, он сейчас что-нибудь объяснит?

© Аким

Состояние Защиты DMCA.com

Смешные и добрые Дневники сказочных героев и другие произведения начинающих и именитых авторов. Конкурсы и подарки участникам.

^ Вверх