Смотритель 8

— Если он найдет Чернильницу раньше нас, то могут появиться проблемы. Вы хоть представляете, что она может сделать с нами, если пойдет за ним? За убийцей ее злейшего врага, за которым она охотилась после пробуждения, чтобы отомстить! Если он скажет, что мы тоже враги, эта девчонка придет к нам со своим дракончиком, и просто сотрет наш мир из истории художественной литературы! А если точнее, то просто замажет чернилами.

— Многоуважаемый Старшина, наши стражники, которые забрали после операции Смотрителя, доложили, что чары, наложенные на Кляксу, более не действуют, и ее черная сторона более не контролирует разум. К тому же, она вспомнила своего брата и теперь вряд ли воспримет заключенного как союзника.

— Однако, мы до сих пор не можем найти ни ее, ни его! Учитывая все наши возможности! Смотритель не имеет никаких способностей с момента заключения и должен выделяться в любой книге как нарушитель границ! Более того – если он станет просить помощи у персонажей, то его тут же смогут вычислить другие стражи, охраняющие почти все миры, которые известны нам.

— Не стоит забывать, что существуют миры не подвластные Автору, или о которых он просто не знает. Быть может, наш заключенный где-нибудь именно в таком мире. К тому же, во всех мирах и так неразбериха! Персонажи ведут себя крайне непредсказуемо. Такое ощущение, будто все сценарии были стерты, а окружение и дополнительное повествование получило равноправие. Будто все миры стали полноценными.

— То есть как это?

— А так, что все,  ком говорили вскользь, стали значить много больше. Появились имена у  торговцев, погонщиков, воинов. Люди имеют семьи, свою личную жизнь вообще. Те, кого мы не могли назвать никак кроме «они», «люди» и прочее, стали называться своими именами и иметь мнение и определенную значимость.

— А что же делают с этим Стражи?

— А что они могут? Их встречают с недоумением! Едкие главные персонажи помнят о них. Многие просто игнорируют, потому то плохо вписываются в новую жизнь своих миров. Их сценарии пропали. В некоторых книгах свергли королей, которые были тиранами. А ведь по сценарию эти тираны правят до самого конца книги. Все меняется. Книги просто исчезают как таковые!

Старшина опустил голову. Глубоко задумался. Его седая борода вздрагивала иногда, будто он что-то собирался говорить, но передумывал. Совет ждал. В голове каждого члена Совета пронеслось множество мыслей по поводу сказанного. Пронеслись эти мысли и не задержались, вслед за ними пришли заботы. Кому-то нужно было отправиться после заседания на площадь, чтобы купить у старой Ариды продуктов для жены, чтобы та приготовился хороший ужин по поводу дня рождения сына, кто-то спешил на свидание с молодой красавицей из Подгорья. У всех как-то незаметно появились свои заботы, и, казалось, так было всегда. Только лишь Старшина стал замечать в последнее время, что что-то вокруг не так.

— Итак… — поднял голову Старшина и заговорил медленно, басом. – Приказываю всех стражей, занятых защитой книг, которые в данный момент перестают таковыми быть, направить на поиски сбежавшего заключенного. Доставить его ко мне как можно быстрее, лучше живым. Если, вдруг, где-то проявятся следы Книжника, доложить немедленно мне…

— Но… — спохватился старший советник, — его же нет.

— Я сказал, доложить о любых его следах, и точка! Все остальное никого из присутствующих волновать не должно. Что касается Кляксы. Ее тоже доставить ко мне, только без насилия. Сделать все так, будто она приглашена в гости, после я сам разберусь, что сделать с ней. А теперь – за работу, более никого не задерживаю.

Старшина встал из-за круглого стола, поправил полу плаща, развернулся и уверенными шагами направился к выходу.

 

* * *

 

— А что я могу объяснить? – непонимающе уставился на пса Смотритель. – Мне непонятно в этой истории вообще ничего! Даже до сих пор не пойму толком, что здесь делаю! Точно помню, что когда искал Книжника, то не мог найти следов ни в одной книге! Он неожиданно объявился. Я сразу же помчал туда. Вот и все! Все, что сейчас всплывает в памяти. Если хотите больше, можете меня пытать, можете делать что угодно, мне просто нечего вам сказать.

— Фрэнк, не знаю, как ты, я думаю, нужно отправиться к Яге. Может, расскажет что-нибудь, чего ты не знаешь. Ведь Мишка там так много времени проводил.

— Вот еще! Вспомнил! Мне же эта старуха дала вещицу одну, сказала, что она нужна и принадлежит Книжнику! Слушайте! Я правда нее понимаю, что тут происходит, но дайте же мне разобраться вместе с вами. Не знаю, зачем, но кто-то направил меня сюда и толкает на то, чтобы помочь. Вдруг, это действительно делает Книжник?

— Что за вещь, прервала Клякса.

— Перо! Оно, скорее всего, волшебное! Похоже на золотое перо Жар-Птицы, но что-то с ним не так! Оно вшито в карман на груди, возьмите его! – девушка подошла так, что пленный ее наконец увидел. Глаза цвета чистого неба сверкнули, когда их взгляды встретились. Она быстро сорвала карман и отпрянула. – Ну вот, еще и рубашку порвала.

Клякса разорвала ткань, и в ее руке оказалось крупное золотое перо.

— Красивое, — выдохнула девушка. – Но вряд ли волшебное.

— Волшебное, — поправил Фрэнк. – Его когда-то Книжник принес, тогда же у него на лице появилась большая рана. В тот день ты была здесь, меня заперла в клетку и сказала, что ищешь Книжника.

— Не помню такого.

— И не нужно, главное, что… — Фрэнк запнулся, потому что в этот момент перо стало слабо светиться. Оно задрожало. Девушка ойкнула и бросила его на пол. С ладоней закапали чернила. Почувствовался запах паленного дерева, и пошел дымок от артефакта. – Что это было сейчас?

— Оно обожгло меня! – перо лежало под ногами Кляксы и уже не светилось.

— Видимо, не для тебя это перышко. Только, вот, чернила для него нужны именно твои. Так было уже давно кем-то задумано. Не знаю ничего точно, так что не спрашивай даже. А взять это перо может, наверное, наш пленный, раз уж волей судьбы оно ему досталось. Не знаю как ты, девочка, а я думаю, что этот тип должен сыграть какую-то роль в этой всей истории

— Ага, убить нас должен!

— Сомневаюсь. Если хочешь, можем его в кандалах за собой таскать, но одного его тут я не оставлю. Пусть бродит, осваивается. Может, чего нового действительно вспомнит. К тому же, нам не помешает персонаж, который пишет. Вдруг, какую книгу придется переписать. Ты писать то умеешь, герой?

— Умею. И я не герой никакой, и не тип. Я – Смотритель. Можно просто, страж. Хоть таковым уже не являюсь.

— Да мне вообще все равно, Фрэнк! Давай просто решим, наконец, что делать дальше! Мы не сдвинулись с этим твоим Смотрителем ни на шаг! Я собираюсь отправиться к Яге, если вы со мной, то советую поспешить!

— Тогда освободи гостя нашего, я, что ли, чернилами его к полу приковал? – Клякса фыркнула, но все же махнула рукой, и вместо скоб на руках Смотрителя оказались обычные черные чернила, которые медленно стекали с запястий и холодили руки.

Copyright: © Аким


Состояние Защиты DMCA.com

Смешные и добрые Дневники сказочных героев и другие произведения начинающих и именитых авторов. Конкурсы и подарки участникам.

^ Вверх