Книжник 9

Книжник вернулся домой и ничего там вовсе не узнал. В комнатах царил хаос: все разбросано, перемешано, часть книг вовсе сгорела. На всех поверхностях можно было увидеть вязкую смесь.

— Фрэнк! – прокричал Маг. – Что здесь произошло уже!?

— Гав! – послышалось из спальной – самой дальней комнаты. – Книжник, меня снова заперли в клетке!

— Вечно с тобой одни проблемы. Я же говорил, как тебе выбраться из нее!

— Ты хочешь, чтобы я пометил всю твою постель?

— Воу! Стоять! Не смей! – Книжник побежал по завалам в свою спальную. – Какого черта ты вообще делаешь на моей кровати?

— Она меня загнала в эту комна… — пес не договорил. Он увидел лицо хозяина, расчерченное несколькими глубокими царапинами ото лба до левой скулы. – Что это с тобой?

— Она? Кто такая?

— Как кто? Не видишь что ли? Чернила по всей комнате! Чернильница приходила.

— Кто это еще такая? Не помню я.

— Девушка одна. Ты не помнишь ее, а вот она тебя очень даже помнит. Приходила, искала тебя, громко кричала. Еще что-то про Перо такое бормотала. Искала его что ли. А когда ничего не нашла, разнесла здесь все и куда-то пропала.

— А как выглядела она? – Книжник стер пальцем каплю чернил со стены. – Не в чернильном плаще с капюшоном, закрывающим лицо?

— Да. Это она.

— Что ж, быстро ж ты бегаешь, дамочка – Книжник склонился к большой кляксе на полу и зачерпнул в небольшую емкость чернила. После чего отправился в сторону столовой.

— Эй, человече, а меня ты так и оставишь сидеть в клетке на твоей кровати? Я же могу начать сам выбираться. – Маг ничего не ответил на это, только ударил посохом в пол, от чего все вокруг стало шевелиться, находить свои места, восстанавливаться и возрождаться из пепла. Так же просто исчезла клетка, в которой сидел Фрэнк.

— Все было так просто тогда, а ты… заставил меня писать на клетку? Ты не хочешь мне ничего объяснить?

— Фрэнк, весело же было. – Книжник, наконец, отвлекся от каких-то мыслей и улыбнулся. – Ты это так смешно делал.

— Ага, смешно, конечно! Рядом с какой-то мусоркой на улице!

— Не обижайся ты. Вот уж, какой чистоплотный, посмотрите! Нужно поесть, немного отдохнуть, и отправлюсь лечить Горыныча, а то он так реально в зомби превратится.

— Горыныч в зомби? Чего это я уже не знаю? Ты в последние дни вообще не рассказываешь ничего мне!

— Так же как и ты мне, Фрэнк. Лучше найди мне лекарства, чтобы рану обработать, а то я глаза вообще почти не ощущаю. – Книжник взялся за приготовление своего ужина, делая все размеренно, чтобы насладиться процессом. Слишком уж много непонятных событий и сложных ситуаций на несколько дней. Нужно ведь иногда и отдыхать.

Встали из-за стола уже поздно, на дворе давно стояла ночь. Книжник еще раз обработал рану и лег спать. Нужно было передохнуть перед посещением Яги и Горыныча, к котором уже так привык.

Рано утром, когда солнце еще не успело взойти над горизонтом, Книжник встал с посели, одела, и, не позавтракав даже, отправился в лес к Бабе Яге.

В утренних сумерках древний для мира Книжника лес выглядел уныло. Всюду слышался скрип ветвей, кое-где шорохи выдавали следящих за гостем жителей этого мира. Когда Маг подошел к избе, она приподнялась нехотя на своих ногах, подогнула их поочередно, чтобы размять и развернулась, позволив войти.

— Дома есть кто?

— Книжник! Поди сюда, внучек, я здесь у печи. Что ж ты рано так? Бабушка еще даже не встала.

— Стареешь что ли, Яга? На дворе утро раннее, Солнце почти из-за горизонта показалось, а ты все кости отлеживаешь.

— Да как же не отлеживать их, когда зверюга такая в избе на цепи сидит. Ее и накормить нужно, и напоить. И зелий разных навари, чтобы болезнь придержать. Сил моих старческих не хватает на это, милок. – Бабка спустилась с теплой печи и села на скамью. – Сейчас, вот, посижу немного, пусть голова прояснится, и налью нам настоечки для бодрости. Ты, кстати, перышко принес?

— Принес я перо, старая. А с пером и еще кое-что, тоже нам очень необходимое – Книжник достал из кармашка на поясе футлярчик, в котором было спрятано перо, а за ним флакон с чернилами.

— Чернила? – округлила глаза старуха. — Но где ты взял их?

— Да так, гостья одна была у меня. Я, правда, не застал ее, а вот Фрэнка она напугала. Да и в доме после нее разруха страшная.

— А зовут ее…

— Чернильница. Так ее пес мой назвал. Говорит, знаю я ее, но не помню.

— Живая значит. Живая, девочка! – Яга подняла глаза на Книжника. – Живая, понимаешь, внучек? Живая она!

— Да кто ж она? – Книжник стал понимать, что это серьезнее, чем казалось изначально.

— Как кто? Ты правда не помнишь что ли? Сестра твоя, Клякса… Она же маленькая тогда совсем была…

— Сестра? Но у меня не было ведь сестры…

— Совсем, мальчик мой, спячка твою память подтерла.

— Рассказывай тогда, что да как! А то все вы меня загадками кормите!

— И снова скажу тебе нет, внучек. Сначала Горыныча выручи, а то он же совсем плохой стал. Две головы его непослушные, на среднюю бросаются, пришлось их цепями растянуть. Так что сейчас налью настойку, выпей, и за дело.

— А делать я что должен?

— Как что? Я зря тебе в прошлый раз зелье выборочных воспоминаний давала? Должен был увидеть своего учителя и все премудрости, которым он тебя учил.

— Так это все-таки был я?

— Двуликий человек с такой способностью изменять лицо только один на Вселенную. Как думаешь, если у тебя есть способность такая, то у кого она может быть еще?

— Только у меня…

— Вот и вспоминай. – Старуха оставила Книжник одного, а сама направилась за настойкой.

Когда Яга вернулась, застала мага за грубо сбитым из досок столом, царапающим на бересте что-то золотым пером. Каждая строка еще некоторое испускала золотистое сияние и окончательно ложилась на лист.

— Ну что, вспомнил, как это делается, милок?

— Вспомнил, старая. Не мешай. Дай допишу, пока не забыл.

— Ну, пиши, пиши. Не буду мешать. И настойки хлебни, вот, поставила рядом.

Книжник, не отвлекаясь, накладывал строчки одну за другой. Оба глаза его стали стеклянными, левая часть лица его иногда менялась, от чего рассечения стали кровоточить. Когда первая капля крови упала на стол, в комнате, где был Горыныч, послышался яростный рев, потом последовало гудение, заглушившее все возможные звуки. Яга схватилась за голову. Температура в избе резко поднялась, стало невыносимо жарко.

Устойчивая до этого изба стала шататься из стороны в сторону, запахло жженым деревом. Комнаты стали заполняться  дымом. Все это происходило вокруг совершенно спокойного Книжника, который только лишь увеличивал темп письма. Вот уже из комнаты повалил огонь, языки пламени стали прорываться иногда сквозь дверной проем. Тогда маг бросил перо и неожиданно резко схватил посох. Не вставая, он ударил посохом в пол, отчего все остановилось.

Через несколько мгновений все вокруг стало пропадать: дым, жар, языки пламени. Обугленные стены, сожженные коврики, травы под потолком, разные мешочки: все возвращалось на свои места, будто бы ничего и не произошло. Только Яга все так же тряслась, забившись в угол и держа себя за голову.

— Вставай, старая. – Грубым осевшим голосом сказал Книжник. – Закончилось все. Налей мне еще настойки своей, а то она такая крепкая, что сгорела, пока я писал.

© Copyright:  ©  Аким. Книга «Книжник». ISBN 978-5-9909471-9-1


Состояние Защиты DMCA.com

Смешные и добрые Дневники сказочных героев и другие произведения начинающих и именитых авторов. Конкурсы и подарки участникам.

^ Вверх