Багровый дождь. Часть 1

Часть первая

* * *

 

— Лейтенант, лейтенант – раздался голос Джонни – лейтенант, вы меня слышите?

Хадсон отвернулся от тела и повернул голову в его сторону. Сильный дождь так обильно лил, что он едва мог рассмотреть своего постового.

— Что случилось?

— Приехала её мать, она хочет опознать дочь.

— Дай ей кофе и отведи в машину – ответил Хадсон и снова повернулся к телу.

Было воскресенье, а значит медицинский эксперт Дуайт Боуль, приедет минимум через час. Хадсон вытащил сигарету. Сделал он это машинально, так как бросал курить и пачку носил лишь для того, чтобы лишний раз подчеркивать, что способен сдержать сигаретный голод. Посмотрев на сигарету, он убрал её обратно и пошёл к машине.

Женщина, которую поил крепким кофе Джонни, была лет пятидесяти. Худая. Глядя на неё сразу можно было сказать, что это родня покойницы, так как фигуры дочери и матери почти не отличались. Ровно, как и лица. Те же большие глаза, красивый нос, широкие губы.

— Она одна?  — тихо спросила женщина.

— Что? — спросил Хадсон, недоумевая.

— Она одна или с моей внучкой? – повторила свой вопрос женщина.

— Нет. Она умерла вместе с ребенком.

Женщина тихо выдохнула. Хадсону даже показалось, что с облегчением, впрочем, точно сказать было сложно. Ведь он видел эту женщину впервые.

— Могу я посмотреть на неё?

— Да.  Джонни проводи миссис Хезерт к телу – устало махнул Хадсон в сторону берега.

Дождь, слякоть, две одинокие фигуры, склонившиеся над брезентом. Не самый благоприятный вечер для новоиспеченной бабушки. Когда они вернулись, он снова отпил немного кофе и обратившись к Джонни пробубнил.

— Джонни отвези миссис.

— Хезерт  — коротко подсказала  женщина.

— Да, миссис Хезерт домой, а я пока дождусь доктора.

Отправив миссис Хезерт к машине, Джонни повернулся и по-шпионски, спросил – вы, что-то нашли сэр?

— Ага, сопли, холод, да немного кофе в твоей машине. Не будь наивным Джонни, это чистой воды самоубийство  — Хадсон потянулся, но спать совершенно не хотелось – ты лучше выспись хорошенько, я завтра буду никакой, и тебе придётся писать мой отчет. Так что ты должен быть в лучшей форме, никаких ошибок. Парень.

Дождавшись пока он останется один. Хадсон закрыл окна и включив радио, стал искать нужную волну. «Обезьяны из рая» выходили строго в девять, ни секундой после. О да, это странное тупое шоу развлекало его лучше всего.

А тем временем, дождь барабанил всё сильней и сильней, иногда перебивая шутки ди-джеев. Хадсон откинулся в кресле. Шутки этих идиотов, могли бы свести с ума кого угодно, но только не его, он буквально засыпал под эти маразматические тинейджерские приколы.

И он заметил, что брезент, которым они укрыли тело, лихо сорвало ветром и откинуло метра на три от тела. Нахмурившись, он поднялся, и недовольно выключив радио, он всмотрелся в дорогу. Дождь лил, не переставая, и это очень затрудняло обзор. Но вывод оказался неприятен, брезент действительно слетел.

— Чёрт, я же сказал ему закрепить, неужели это так сложно — пробурчал Хадсон – теперь придётся выходить. А потом ещё слушать Боуля, который плешь проест из-за смывания улик, итак не дает везти в морг, зануда, старый.

Дэн, протёр запотевшее стекло. Брезент все также предательски валялся возле канавы, продуваемый сильным ветром. Тем временем, женщина лежала к нему спиной, обхватив обеими руками свою дочь, которую не выпустила даже после падения. Черные волосы, небрежно свисали с ее плеч, она была полностью раскрыта и была единственным белым пятном на всём шоссе.

Ещё раз выругавшись, Хадсон открыл двери своего старенького форда и поставив стакан с кофе на приборную доску, пошел к телу. Неожиданно, сзади заиграло радио. Остановившись, Хадсон посмотрел на машину. Он совершенно точно помнил, как выключил его. Он хотел было идти к машине, но тут что-то внутри подсказало ему повернуться к трупу.

Он развернулся и его сразу же прошиб пот. Тело, которое совсем недавно лежало к нему спиной, теперь было перевернуто, а за ним, пригнувшись и поставив руки в странной позе, сидела грязная, обнаженная девочка, смотревшая на него немигающим мертвым взглядом.

Дэн вздрогнул и проснувшись ударился о потолок машины, разлив кофе себе на брюки. Ничего не понимая, он уставился на раскрытый ветром труп. Тот всё также лежал на дороге. Смахнув пот, и потрогав мокрые от кофе штаны, он тупо уставился на тело.

— Ничего не понимаю, я что спал?  — спросил он сам себе – чертовщина.

Но долго переживать ему не дали, так как сзади заиграли огни и обернувшись он узнал шевроле доктора Боуля, совмещавшим   несколько должностей, в том числе и судмедэксперта. А ещё Боуль предпочитал минивены, так сам был довольно толстым и в маленьких машинах просто не помещался.

Боуль нетерпеливо выбрался из машины, и резко откозыряв, быстрым шагом направился к телу. Ветер казалось, нисколько его не смущал, даже наоборот, разогревал. Выбравшись следом, Хадсон тоже подошёл к трупу. Чувствуя злость доктора, Дэн, начал помогать, ему, боясь, что тот, вот, вот, начнёт разглагольствовать, на тему небрежности полиции. А уж что то, а это его бормотание было просто кошмарно.

—  Что здесь у нас? – спросил Боуль, прикрывая лицо от капель и нагнувшись над трупом.

— Очередное самоубийство.

— Тебе прям, везет на них.

— Согласен.

Хадсон отвернулся. Дождь усиливался, ровно, как и ветер. Оставить Боуля одного, да поехать домой? План, в общем-то, неплохой, особенно если учесть, что он впервые за три дня смог нормально уснуть. Пусть, кошмар, пусть в машине, но тем не менее. Кажется, из-за дождя эта бессонница его наконец-то решила отпустить.

— Я тебе нужен? – спросил он, нагибаясь к Боулю поближе.

Но тот лишь покачал головой. Дэн кивнул и пошёл к машине, может и вправду у него получится выспаться в эту ночь?

 

***

— Хадсон, Хадсон – продолжал орать из кабинета шеф Гордон — лейтенант Хадсон.

Хадсон лениво похрустел головой и медленно поднялся. Смятая белая рубашка, успела немного почернеть, но всё равно выглядела куда лучше всех остальных, что он оставил в шкафу. Просто самый настоящий деловой вид. Он посмотрел в окно. После дождя всё выглядело довольно бледно, да и тепло куда-то пропало.

— Да Гордон, иду – сказал он, привычно, обратившись к другу по фамилии.

— Как поживает дело самоубийцы? – спросил капитан, привычно развалившись в кресле, деловито попыхивая сигарой.

— Нормально.

— Да ладно, тогда где отчёт?  — нахмурился Гордон и его суровые брови сдвинулись в одну сплошную линию, почти идеальную.

— Ты же знаешь, что я ждал анализы из лаборатории. Зачем спрашивать?

— Ты что издеваешься надо мной? – побагровел Гордон – Это же самоубийство. Что тут искать?

— Перепроверить всё равно не мешает.

— И что же тут перепроверять? Все же ясно как божий день.

— Сэм, самоубийцы не таскают с собой детей. Это нетипично — пытался защищаться Хадсон.

— Как ты меня достал. Вечно тебе везде видятся преступления. Ты же видел отчёт лаборатории, в крови нет препаратов.  Это обычное самоубийство. Может, ты опять бухал? Так хватит тянуть дела, у тебя ровно день, чтобы его закрыть – сказал Гордон и с начальственным видом глубоко затянулся – максимум два дня.

— Есть сэр. И спасибо за доверие.

Вернувшись в свой офис, Хадсон, снова сел в кресло. Он привычно разложил листки бумаги и выхватив один из них, ещё раз пробежался по биографии Сюзи Хезерт. Итак, Сюзи Хезерт 1971 года рождения, уроженка штата Массачусетс. В девять лет переехала вместе с матерью в Техас. Окончила колледж, пыталась устроиться в Нью-Йорке, вернулась назад. Годом позже забеременела и родила девочку. Вернувшись в город, работала в кафе « У Линча» официанткой.

Боже, да вся её биография укладывалась в одном единственном абзаце, разве что было непонятно, кто отец. И это, пожалуй, было единственным, за что Хадсон мог ухватиться. И всё же, вопрос в другом. Зачем ей было умирать, да ещё и дочь убивать? И она перевернулась на спину, пытаясь защитить дочь, от удара. Особенно, если ты летишь с высоты девятиэтажного дома.

Хадсон задумчиво постучал пальцами по столу, да, надо ехать в кафе и искать отца. Официантки, народ дружный, наверняка местные девчонки в курсе любовных похождений своей подруги. Он поднялся и допивая остатки кофе пошёл к выходу.

 

* * *

Это было — приличное, уютное, кафе обволакивающее своей теплотой из далеких пятидесятых, напускать которую помогали черно- белые фотографии блюзовых исполнителей, и строящегося Нью-Йорка. Небрежно бросив пальто на стул, Хадсон снова достал сигарету, опять же машинально. Эх, это была просто прекрасная возможность затянуться, так как «У Линча» одно из немногих заведений, где всё ещё разрешали курить.

— Что будете? – спросила невысокая брюнетка, в черно белом костюме.

— Кофе, Американо  – Хадсон обвел глазами зал – а Лизи тут?

— Да.

— Позови ее, пожалуйста, скажи это Хадсон.

— Хорошо – послушно ответила брюнетка, заметив кобуру.

— Только кофе не забудь – бросил ей в вдогонку Дэн поудобнее устраиваясь на стуле.

Место он выбрал хорошее, прямо возле окна. Он посмотрел на небо, оно опять стало затягиваться тучами. Что ж такое, когда-нибудь этот чертов дождь прекратится или нет? Он бросил пачку на стол. Настроение быстро пошло на спад.

— О какие у нас тут гости – улыбнулась Лизи, спускаясь по винтовой лестнице – ты чего старый, девок моих пугаешь?

— И тебе привет, присаживайся.

— Спасибо – сказала она, садясь, напротив.

Выглядела она как всегда безупречно. Белая блузка, черные брюки, неброские серьги и легкий макияж. О да, Лизи в отличие от него ещё давала фору молодым. Впрочем, кто их лесбиянок поймёт.

— Как-то ты хреново выглядишь Хадсон. И я смотрю снова начал курить?

— Это просто способ бросить – ответил он, нервно потеребив пачку.

— А вот и Полли, спасибо девочка – мягко сказала Лиза, принимая из её рук чашку – дай я сама поухаживаю за мистером Хадсоном.

— Да, мэм – скромно ответила девушка и пошла обратно к стойке.

— Новенькая? – прищурился Хадсон, делая глоток.

— Да, но ещё пару дней и будет работать как профи, уж я-то разбираюсь в людях.

— Новенькая это хорошо, а что со старенькими?

— Хадсон не играй в загадку, как будто я не знаю, почему ты пришёл. Давай задавай свои гадские вопросы.

— Почему же сразу гадские, обычные коповские вопросы. Да, собственно, вопрос у меня всего лишь один.

— И какой же?

— Кто отец ребенка Сюзи?

— Ну, знаешь ли, у всего есть пределы.

— Лиза, ты меня знаешь. Я не смогу уйти просто так.

— Да, я тебя знаю – с наигранным вздохом сказала Лиза и потянулась к его пачке.

— Ого, а я думал, ты не бросила.

— С тобой бросишь – тихо сказала она, вытащив сигаретку – «Капитан Блэк». Не самый лучший вариант для уничтожения привычки.

Он страдальчески вздохнул и щелкнув зажигалкой и протянул ей огонь. Лиза элегантно нагнулась и закурив, выдохнула дым. Дэну даже показалось, что те небольшие морщинки, которые были на её лице, мягко при этом разгладились. Впрочем, дай ему закурить, он бы тоже помолодел.

— И? – спросил он, пытаясь отвлечься от губительных мыслей.

— Вроде как Энтони, тренер из спортзала. Сюзи вообще мало говорила об этом. Так что вот, всё, что знаю.

— Он женат?

— Вроде да – ответила Лиза, ухмыльнувшись.

Хадсон прищурился. Он понял причину ухмылки, ведь она прекрасно знала, что он развелся из-за такого вот тренера. Но тут главное вида не подать. Всё хорошо, всё нормально. Просто очередные полицейские будни.

— Адрес дашь?

— Может тебя, и проводить к нему? – она затушила сигарету, резко меняясь в настроение — За ручку.

— А тебя подружка отпустит?

— С тобой да.

— А другим?

— Всё-таки, ты не меняешься Хадсон. Поэтому советую, не пытайся бросить курить, у тебя это всё равно не получится – сказала она и выдыхая очередную порцию дыма.

— А зачем мне меняться. Работа не просит перемен.

— Ну, нельзя же жить одной работой дорогой. Заведи себе собачку. Выгуливай её.

— Какая ты милая.

— Какая есть. Еще вопросы?

— Да пока нету.

— Эх, мужчины, эй милочка, принесите детективу Хадсону счет — сказала она, махнув официантке.

Хадсон хмыкнул и положил тридцать долларов на стол. Лизи, посмотрела на скомканную бумажку и тихо вздохнула, да так, что Хадсон невольно увлекся этим её отрешенным видом. Всё же несмотря на то, что она была лесбиянкой, она продолжала с легкостью бить и по мужчинам. Эта отчужденность, холодность, они привлекали.

— Может, выпьем? – тихо спросил он.

— Мне показалось ты в завязке – улыбнулась Лизи, с любопытством его разглядывая.

— Это сигареты Лизи, по поводу алкоголя я ничего не говорил.

— Ах, вот оно как, ну давай. Почему нет.

Хадсон улыбнулся и посмотрел в окно. Ничего страшного, если тренер подождёт до следующего утра. Всё равно это расследование никуда от него не денется.

 

 

***

Субботнее утро, было непривычно пасмурным и хмурым. Никакого солнца, лишь липковатый моросящий дождь. Прикрывшись газетой, Хадсон подошёл к двери. Настроение у него было прескверное. В голову так и лезли воспоминания о бывшей, а голова интенсивно болела.

— Я вам чем-то могу помочь — раздался голос сзади.

Хадсон обернулся и увидел, бегущего под дождем человека. Это был молодой, красивый с пышной шевелюрой блондин, сквозь майку которого просматривался неплохой рельеф мышц. Хадсон хищно улыбнулся.

— Мистер Эдиссон?  — вежливо спросил Дэн – лейтенант Дэн Хадсон, у меня к вам пару вопросов.

— По поводу?

— По поводу смерти Сюзи Хезерт.

— О господи.

— Вы ничего не знали об этом?

— Нет, я слышал – блондин воровато посмотрел на двери – извините, а не могли бы мы встретиться в другое время.

— Я могу вас вызвать официально в участок – мягко заметил Хадсон.

— Нет, я имею в виду, в виде частной встречи.

Хадсон хмыкнул. Он уже видел, как блондин посматривает на окна дома. Он повернулся и заметил обеспокоенное лицо жены. Хадсон вежливо поклонился. Двое детей, крепкая семья. Что ещё нужно для счастья? А этот мало того, что изменял, так ещё и обрюхатил Сюзи. Эх, незавидная тренерская доля.

— Дорогой, что-то случилось? – спросила жена, приоткрывая двери.

— Всё нормально дорогая. Иди в дом.

— Да, мэм, все хорошо – подтвердил Хадсон.

— Дорогой?

— Милая всё хорошо – сказал Энтони, прикрывая двери — детектив я не имею к этому никакого отношения.

— Увы, но у меня другая информация. Впрочем, я могу обязать вас пройти отцовский тест на днк. Как думаете, это необходимо?

— Детектив, я повторяю, я не имею к этому никакого отношения – начал кипятиться Эдиссон.

— Это уже мне решать. А пока скажите, что могло подвести к такому поступку вашу любовницу? Ведь Сюзи неплохо зарабатывала и вполне могла содержать одна своего ребенка, так к чему же ей умирать?

Энтони смотрел в пол, потом на потолок. Глаза его бегали, но Дэн поймал его взгляд и намертво пригвоздил к себе. Такому фокусу он научился у Джо Руиса, своего первого капитана и наставника.

— Я не знаю. Ей всё это не нравилось, и она хотела большего – неуверенно начал он —  но я сразу сказал, что не уйду от жены.

— Тогда расскажите, как прошла ваша последняя встреча.

Эдиссон снова посмотрел в окно. Его жена всё также обеспокоено, продолжала их рассматривать.

— Детектив, прошу вас, давайте продолжим в другом месте, это моя семья, как вы не понимаете.

— Я понимаю. Но, увы, ничем не могу помочь, разве что официально вызвать вас по этому делу подозреваемым.

— Боже, это был просто флирт. Я не хотел ничего серьёзного. Я попросил её предохраняться, и она обещала употреблять таблетки. А потом она забеременела и стала ещё более назойливой. Она постоянно звонила и хотела встретиться, это было ужасно.

— Понимаю. Это невыносимо – подыграл ему Хадсон – но, к сожалению, ведь статью о доведении до самоубийства никто не отменял, а теперь получается, что у вас и мотив есть, ведь Сюзи, как вы заметили, вас домогалась. Выходит, смерть её вам выгодна, я правильно понимаю?

— Боже нет. Нет, я никогда не хотел ей смерти – забегал глазами тренер – я просто хотел, чтобы она отстала.

Сэм почувствовал, как душе стало немного теплее. Как вообще можно влюбиться в такое трусоподобное существо? Неужели внешность так много значит для женщин? Впрочем, Сюзи была молода. А кто не совершал ошибок в молодости.

— Понимаю. Поймите и вы, для меня главное добраться до истины.  А теперь, спрошу ещё раз, как прошла ваша последняя встреча? И постарайтесь не упускать детали.

— Это было около месяца назад. Она в очередной раз позвонила и под угрозами того, что выдаст меня жене, заставила встретиться. Это было в кафе, у этого, как его.

— Линча?

— Да. Она сказала, что больше так не может и что я должен заботиться о ней и о её ребенке.

— И что вы ответили?

— Что я не против.

— Как любопытно. Вы согласились на всё её условия?

— У меня не было выбора.

— А это может кто-то подтвердить?

— Да. Уверен, что да. Там была женщина администратор, она сидела недалеко. Уверен она всё слышала.

— Это будет не сложно проверить.

Тут двери открылись, и на пороге снова показалась жена Эдиссона. Высокая девушка, с упругим животом, подтянутым телом. Видимо, также, ведущая спортивный образ жизни. Она гневно сверкнула глазами и буквально пробуравила Хадсона взглядом.

— Потрудитесь объяснить кто вы такой и что вам надо от моего мужа?

— Я детектив Хадсон.

— Хорошо и что вам тут нужно детектив?

— Дело в том, что любовница вашего мужа, от которой у него предположительно ребенок, недавно упала с обрыва, а так как она активно домогалась вашего мужа и хотела всё рассказать вам, то ваш муж имеет мотив. Поэтому я вынужден внести его в круг подозреваемых и попросить не покидать город. У вас не запланирован отпуск в ближайшее время?

— Нет – ответила девушка, еле удержавшись на ногах – не запланирован.

— Это хорошо. Наверно всё-таки проще вызвать вас официально, спасибо – поклонился Хадсон, не без удовольствия подмечая выражение лица тренера.

Внезапно из машины донеслось шипение. Хадсон повернулся на шум. Затем зазвонил его телефон. Это был Джонни. И новость, которую он сообщил, просто обязывала его отъехать.

 

***

— Но зачем кому-то раскапывать её могилу?  — спросил Джонни, наблюдая, как Хадсон осматривает, вырванные из земли куски.

— Куда интереснее, почему её так быстро похоронили —  сказал Хадсон и обвёл взглядом кладбище – ты не знаешь почему?

— По просьбе её матери, они очень настаивала на этом.

— Как интересно.

— Может вызвать собак?

— Не думаю, что это столь необходимо. Они не хотели увезти её, Джонни. Они преследовали другую цель.

И Хадсон оказался прав. Всего в паре миль от задней каменной стены, они нашли небольшое пепелище, где под углём были видны обгоревшие кости. Хадсон, снова присел на корточки и осмотрел груду пепла. Даже без Бойля он смог догадаться, что это были женские кости.

— Ну что, какие мысли?

— Я не знаю сэр. Мне кажется это глупо.

Хадсон посмотрел на своего помощника, пока тот задумчиво осматривал обгоревшие останки. Да, для их небольшого города, это конечно было шоком. Сперва самоубийство, потом вандализм на кладбище. Но всё равно это пока всё укладывалось в общие объяснения. Сложная жизнь — итог самоубийство, раскопанная могила – пара алкашей, развлекающихся поджогами.

Заметив, что в пепле что-то блеснуло, Хадсон нагнулся и подобрал с земли небольшой крестик. Насколько он помнил, его не было на шее, Сюзи, при аварии. А стало быть, его надели уже после смерти.

— Вы известили об этом кого-нибудь?

— Да кого извещать, её мать сама нам позвонила, так как именно она обнаружила выкопанную могилу.

— Понятно. Ладно, дожидайся Боуля, а я отъеду. Если что-то важное, звони.

— Как скажите лейтенант — угрюмо сказал Джонни, рассматривая кучу пепла. Парню было явно не по себе.

 

* * *

Невысокий опрятный дом. Такой же невысокий белый забор, брызгалки, работающие даже в дождь и немного тщательно подстриженного газона, всё это создавало этакий методичный ритм упорядоченности и покоя, ничем и никогда не нарушаемый. Галантно постучав, Хадсон, подумал, что видимо не все женщины страдали от одиночества. Что и подтвердила появившаяся Хезерт, так как ни синяков под глазами, ни красных заплаканных глаз, он не увидел, лишь свежий, заинтересованный взгляд.

— Я вас слушаю детектив.

— Да так, несколько вопросов. Рутинная работа.

— Рутинная работа. Тогда прошу, проходите.

— Спасибо.

Он вошел внутрь и первым делом посмотрел, увидел небольшие фотографии на стенах. Что странно, везде либо дочь и внучка, либо она и внучка, но нигде не было так, чтобы мама и дочь, были вместе. Но не только семейными фотографиями был богат дом. Как оказалось, миссис Хезерт была крайне религиозна и помимо снимков дочери и внучки, на стенах можно было увидеть фото отца Артура Абрахама, с его вечно милой улыбкой. Может, именно этим и объяснялось нежелание стоять возле собственной дочери? Ведь как никак, а Сюзи, спала с женатым человеком.

— Странно, я думал, святой отец менее фотогеничен – попытался пошутить Хадсон.

— Наверно. И так, что вы хотели детектив?

Хадсон посмотрел на неё. Было понятно, что мать Сюзи, не такая уж и каменная и причина, по которой она так холодно отнеслась к дочери, кроется лишь в её приверженности к церкви, потому оставив крестик в кармане, он спросил – скажите, почему вы хотели, как можно быстрее захоронить её тело?

— Потому что она самоубийца, и никто не будет проводить обычные похороны – холодно ответила она —  у нас итак недолюбливают самоубийц.

— Понимаю. Варвары есть везде. И всё же на моей памяти — это впервые. Может, у вашей дочери были недоброжелатели, или же они были у вас?

— Я тут ничем не могу помочь. Лично у меня врагов не было. Что же касается дочери, то мы не говорили об этом.

— Знаете миссис Хезерт, я бы хотел, чтобы у нас не было недопонимания. Если честно, то я не верю в самоубийство вашей дочери. И хотел бы, чтобы вы тоже были открыты со мной.

— Открыта с вами?

— Да со мной. Ведь если я докажу, что её убили, её прах смогут захоронить согласно церковному обычаю. Вы согласны?

— Да.

— Тогда скажите мне, почему вы так хотели знать, была ли она одна или же с вашей внучкой.

Глаза миссис Хезерт забегали, но до победы было еще не близко. Хадсон, не торопил, тут важно немного обождать и потом снова мягко подвести её к честному разговору. Ведь ниточка доверия, так мала. Но тут в двери позвонили, и миссис Хезерт снова вернулась в прежний ритм. Хадсон выдохнул: «И кого там черт принёс».

 

* * *

Священник Артур Абрахам был как всегда до безобразия великолепен. Единственное что несколько выпадало из этого образа чистоты и аккуратности, так это потрёпанная библия, которую он привычно держал двумя руками. Увидев его, святой отец приветливо улыбнулся.

— Здравствуйте детектив – он протянул руку – не ожидал, вас здесь увидеть.

— Я тоже святой отец.

— Напрасно, наша цель помогать страждущим и миссис Хезерт, как раз одна из них. Такое горе, мы обязаны поддержать её.

— Словом так?

— Именно. Слово ведь очень много значит для неё.

— понимаю, послушайте святой отец, тут кто-то вскрыл могилу её дочери и сжег тело. Может вы знаете, кто занимается или был заподозрен в оккультизме? Может к вам приходили какие-нибудь люди, подозрительные.

— Лейтенант, надеюсь, вы всерьёз не думаете, что я укажу на людей? Даже, если я и знаю кто это. Церковь сама поможет им.

— Вы уже не помогли ни Сюзи, ни её дочери.

— Согласен и это тяжким бременем лежит на мне.

— Артур понятное дело я к тебе не часто хожу. Но это не мешает помочь мне.

— Помочь тебе? Кто бы нам всем помог. Послушайте детектив, если вы хотите вызвать меня на допрос, сделайте это официально, а так, писать доносы на людей я не умею.

— Писать доносы я не просил.

— А что вы просили детектив?

— Понятно. Значит, так ты себя ведешь Артур. А ведь она ходила к тебе в церковь, когда Сюзи ещё и в школу не пошла. Святой отец, она не просто разбила голову о камни. Её убили, понимаете? Убили.

— Я понимаю, детектив. А ещё мне кажется, что и вам тоже следует прийти к нам на молитву. Вы давно у нас не были.

— И толку? Миссис Хезерт была, а теперь вон, её дочь в могиле, хотя нет, даже не в могиле, в ровной куче у забора.

— У каждого свой путь детектив – мягко заметил священник.

Его глаза казалось, не выражали ничего кроме понимания, доброты, заботы. Ровно, как и все они, он был покладист, спокоен, расслаблен. Хадсон, посмотрел внутрь дома. Нет, пока тут находится этот священник, миссис Хезерт не скажет ничего сверх того, что он уже услышал. А судя по всему, сказать ей есть что.

— Ладно, может, и приду к вам, попозже – пробубнил Хадсон, спускаясь к машине.

— Да благословит вас господь бог.

Дэн, сел за руль. Ему очень захотелось плюнуть на всё и поехать нажраться в бар к Броуди, хотя можно было ещё раз заехать к Боулю. Может быть, он что-то наковырял в своей больнице. Что-нибудь интересное. А уж потом поехать и нажраться у Броуди.

Заведя мотор, он включил фары и сквозь темноту поехал к моргу. Он был уверен, что Боуль ещё там, составляет протоколы по обгоревшим останкам. Мистер толстый доктор обожал возводить свой скрупулёзный труд на вершину собственной педантичности.

Как он и ожидал, доктор, привычно, одиноко сидел под небольшой лампой и в тишине морга, методично чиркал на бумаге. Его небольшая лысина, сверкала как маятник в ночном прибое, приманивая мошек и прочую летающую мелюзгу. Хадсон, тихо, почти беззвучно стал приближаться к нему сзади и когда он подошёл совсем близко, то неожиданно положил руку на плечо доктора. Боуль резко дернулся и со всего маху брякнулся на пол.

— Чёрт тебя подери, сукин ты сын – учащенно дыша, схватился он, за сердце – разве ты не видишь, что я работаю?

— Тише, тише —   засмеялся Хадсон – разве стоит тебе сидеть одному, если ты такой трусливый. Включил бы свет общий. Так и до инфаркта недалеко. А то вдруг шальная медсестричка придет.

— Ты знаешь, что я работаю тут один.

— И как ты не боишься? Ты же вон чуть не помер, от простого касания. Боже видел бы ты свои глаза – лейтенант вытер выступившие слезы – ох, ну и порадовал же ты меня. Весь чертов день, исправил.

— Зачем ты пришел? – спросил, Боуль, снова усаживаясь на стул — неужто не спится? Пошёл бы вон выпил что-нибудь.

— Да наверно сейчас и поеду. Но старина, меня не покидает дурацкое чувство, что мы постоянно что-то упускаем.

Боуль снял и вытер свои маленькие, слегка запотевшие очки. Без них он выглядел таким беззащитным, чем-то напоминал толстого ребенка, которого оставили без матери в саду. Затем он снова надел их, и Дэн вновь снова увидел эти умные, смелые глаза.

Да именно смелые, ведь, несмотря на свою полноту, Боуль никогда не боялся, ни преступников, ни перестрелок. Он всегда едва ли не первым рвался на место преступления. Хотя дома его ждала жена, да и домик был весьма красивый.

— Ты всё об этой самоубийце? А знаешь, я тоже так думаю. Но поверь я не нашёл никаких следов. Она прыгнула сама.

— Прям не подкопаться?

— Увы.

— Должно что-то быть.

— Если только рядом. Ты знаешь, что недалеко, от обрыва есть клиника для душевнобольных? Там кстати лечат и алкоголиков, Сюзи, кстати, тоже пила.

— Какая клиника?  — Сэм нахмурил брови.

— Я так и думал, что ты ничего не знаешь. Клиника одного богатого парня по имени Бон Жозе. Я не знаю, кто он точно, но ребята получают неплохие деньги, за то, что работают там.

— А ты откуда знаешь?

— Ну как же. Врачей тут немного, поэтому мы делимся между собой информацией.

— Значит это психиатрическая лечебница?

— Да.

— Что ж, дел у меня немного, завтра к ним заеду, они работают по выходным?

— Они всегда работают – ухмыльнулся Боуль – это же больница. Только вот тебя могут туда не пустить. Там всё очень серьёзно, больных свезли почти со всего штата.

— Постой, а она там лежала так?

— Это уже я не знаю.

— Хм, но я не нашёл никаких выписок.

— Я лишь слышал, что она там подрабатывала, но это всё что я знаю.

— Спасибо и на этом. Может тебе пора в детективы?

— Мне и моя работа не даёт продохнуть.

— Послушай, я так понимаю, ты знаешь, что-то такое, чего я ещё не нашёл?

— Разве что пару смертных случаев, но только они прошли в самой больнице и поэтому не получили широкой огласки. И как ни странно все так же самоубийство.

— Хм, без огласки?

— Да. Их грамотно замяли, ведь кому нужны лишние разговоры о мёртвых головорезах.

— Знаешь, у меня возникает ощущение, что ты давно приглядываешь за этой больницей. У тебя что-то личное?

— Нет. Меня просто покоробило, что мне дали осмотреть трупы и сделать медицинское освидетельствование, сказали, что у них своих врачей хватает – задумчиво заметил Боуль.

— Как они ещё живы после этого, непонятно – мрачно пошутил Дэн.

— Ты поедешь к ним?

— Ого, да ты прям, силой впихиваешь меня туда, неужели так свербит?

— Я подумал для тебя это вполне обычный шаг, вы же все полицейские так делаете, едете на место, расспрашиваете всех обо всем и надеетесь, что где-то всплывет правда. Такова уж ваша работа.

— А твоя Боуль, ковыряться в трупах. Но я же тебя не учу, как это делать так? У меня итак от этого самоубийства голова кругом, словно все с ума по сходили.

— Ладно, старина, делай, как считаешь нужным – Боуль поставил стакан на место – а я сегодня заеду в паб. Давно глотку не мочил. Ты со мной?

— Нет, я, пожалуй, ещё поработаю тут.  Поделаю свою полицейскую работу.

— Ну как знаешь. И всё-таки было бы проще поехать на место.

— Слушай ты достал меня уже. А ещё меня дотошным считают. Не на того люди смотрят.

Но Боуль его уже не слушал, а шёл к выходу. Хадсон, задумчиво почесал голову, что ж такое, почему у него не проходит ощущения, что все вокруг знают куда больше об этом деле, нежели он. Пора с этим что-то делать. Но сперва, сперва немного кофе.

Хадсон подошел к кофейному аппарату и включил машину. Медленно перемалывая зерна, старый механический «Борг» гудел как целый механизированный состав. Исправно функционирующий на протяжении вот уже десяти лет. Казалось, он стал точно такой же частью жизни, как и само здание. И если что-то и изменится, то наверняка после его поломки. Хадсон сделал небольшой глоток. «Борг» не подвёл, кофе получился отменный.

Хадсон допил кофе, снял пальто, и вылив остатки в небольшой термос пошел к выходу. Ему ещё предстояло провести целую ночь в библиотеке, выискивая все, что касалось этой больницы, так что дополнительная порция кофе никак не была лишней.

 

* * *

Включив проектор и просматривая газетные вырезки, Хадсон решил поднять всю историю больницы, и оказалось, что она насчитывала всего лишь пять лет. Сначала присмотрели место, потом еще около четырех лет согласовывали проект. А вот само строительство было недолгим всего лишь шесть месяцев.

Порывшись в списках больных, Хадсон с удивлением обнаружил, что в больницу принимали самых разных ребят, причем вовсе не из ближайшего штата. Среди них были и Икар Монсон, зарубивший всю семью топором, и Брайан Хендрикс, выколовший глаза собственной дочери и ещё с полчаса наблюдавший как она тыкается по всей комнате, моля о спасении. Убийцы, психопаты оказались в явном большинстве среди больных. И вопрос, почему их должны содержать именно в этой психбольнице был явно не самым сильным препятствием владельца.

А теперь непосредственно сам владелец, некто Бон Жозе. Эксцентричный миллиардер, чьё состояние пришло с интернет бумом и подъёмом всяческих стартапов.

Закончив Оксфорд и получив степень бакалавра по информатике, он почти сразу основал собственную компанию. А после того, как дела пошли в гору. Стал жертвовать большие деньги на благотворительность. В том числе, и на постройку больниц, для душевнобольных людей.

И что самое интересное, больниц для душевнобольных было куда больше чем обычных. А ещё, пару раз там мелькали небольшие происшествия, но в основном они касались настолько отмороженных бандитов, что по их несчастным жизням никто особо и не страдал, так лишь упомянули в местных газетенках и все. Да и выплаты родственникам были щедрые. Поэтому никаких конфликтов не было.

Но, что самое интересное, с момента основания больницы, в неё то и дело переводили всех самых опасных шизофреников. Маньяки, убийцы, насильники, всех кого оправдали на суде за счет их невменяемости. К слову, у Жозе также была и юридическая фирма, которая, кстати, нередко участвовала в подобных процессах, отбивая для себя подходящий для лечения человеческий материал.

Хадсон почесал затылок. И как он мог пропустить такого человека в их городе. Впрочем, за последний год, он вообще мало на что внимания обращал и кроме своего офиса собственно нигде и не был. То ли маньяки перевелись, то ли ему просто перестали давать серьёзные дела.

Он отлил из термоса кофе. Всё же, как приятно вот так сидеть в библиотеке и вспоминая молодость предаваться просмотру газет. А ведь он так начинал свое первое дело. Да, да, вот также зарывшись среди газетных вырезок, он искал своего первого убийцу.

Зазвонил телефон. Хадсон посмотрел на вибрирующую, на столе трубку. Что-то в последнее время она приносила лишь разочарование, и беды. А ещё за окном снова полил дождь, словно бы повторялась та ночь, когда нашли тело Сюзи. Точнее не так, когда аноним позвонил в участок и сказал, что нашел мертвую девушку, попросив полицию как можно быстрее приехать на место. Хадсон взял трубку.

***

Утро было таким бледным, что казалось это больше побелевшая ночь, нежели новый день. Сырость, влажный воздух, мокрая почва, разбитая машина и куски земли, валявшиеся на шоссе. А еще кровь, остатки одежды и мертвый друг. И, наверно, больше подошло бы слово пасмурное, не бледное, а именно пасмурное утро.

— Да, сэр, смерть наступила около трёх часов ночи, в результате удара и черепно-мозговой травмы — говорил рядом, стоящий полицейский.

Хадсон не отворачивал взгляда от изувеченного тела друга. Боуль лежал лицом вверх, и было видно, что удар почти вмял его лицо внутрь. Как выяснилось, ремень был не пристёгнут, поэтому шансов выжить у бедняги почти не было.

Нет, конечно, толстяк и раньше любил водить на пьяную голову, но это было четыре года назад, и казалось, уже ничего не заставит его вспомнить о былых заслугах и повторить свои прошлые подвиги. А ведь, так они и встретились впервые, когда нагло разговаривавший молодой доктор, которого он остановил на шоссе, просидел ночь за решеткой, лишившись прав на год. Хадсон тогда только пришёл в полицию, и Боуль был одним из первых, кого он арестовал.

Хадсон проводил взглядом, труп. Машину почти не осматривали, так как оттуда шёл такой сильный запах перегара, что и так было понятно, отчего умер доктор. Хадсон подошёл к старому шевроле поближе, ничего такого, что могло бы хоть как-то намекнуть на убийство. Затем он посмотрел на следы от колес. Тормозного пути не было, разогнавшийся док, даже и не думал о торможении. Но он и четыре года назад не особо тормозил, когда нёсся как угорелый, не замечая знаков.

Ещё ночью Хадсон опросил троих свидетелей и все как один, говорили, что в пабе Боуль и вправду перебрал, но ушёл на своих двоих. Затем сел в машину и поехал в сторону дома. Такси он не вызывал.

— Ох, Боуль, дружище, что ж ты наделал, как же так – тихо сказал Дэн и потрогал свое лицо, сухое, ничего не выражающее, начисто отвыкшее от каких-либо чувств.

Был бы он женщиной, может и поплакал бы, а так, лишь горечь как после дерьмовой сигареты, да сухая тоска в его полностью сморщенной душонке. И всё же, Боуль был другом, к тому же старым.

— Бедняга док – послышался сзади голос – всё-таки зеленая свела его в могилу.

Хадсон оглянулся и увидел Сэма Гордона. О да, как же он забыл, ведь они, куда большие знакомые, ведь подружились ещё во времена учебы в школе, где Боуль никогда не отличался примерным нравом. Потом колледж, университет и вот уже Гордон периодически вытаскивает его из клетки, после очередной пьянки. И только, став судмедэкспертом Боуль немного угомонился и уйдя в работу, став первоклассным специалистом в своей области. А теперь вот смерть. Хадсон посмотрел на Гордона, было всё же приятно, что Сэм рванулся на место, в последние годы он с Боулем не особенно ладил.

— Что скажешь Дэн?

— Пока не знаю, похоже, что несчастный случай. Ну, всё указывает на это.

— Неужели решил не расследовать? – ядовито заметил Сэм и закурив сигарету, выпустил дым – видно, всё-таки, это судьба.

Хадсон не ответил. Ему не особенно хотелось говорить, а наоборот, нужно было побыть одному, отвлечься, заняться каким-нибудь своим делом. Он ещё раз посмотрел на машину Боуля, может, Гордон и прав и это действительно судьба.

— Ладно, мне по делам отъехать надо.

— Это, по каким ещё делам?

— Служебным – буркнул Хадсон и сел в машину. Ну вот совершенно ему не хотелось изливать душу Гордону. Как бы тот к этому не вёл.

 

***

Еще подъезжая к больнице Бон Жозе, он понял, что на клинику денег не экономили. Огромные металлические ворота, сваренные из узорных прутьев, первоклассный газон, проглядывающий сквозь прутья, вооруженная охрана в парадной форме. И это касательно лишь антуража, сам же вид клиники и вовсе напоминал старинный особняк с большими колоннами.

Въехав во внутренний дворик. Дэн заметил несколько небольших камер под защитными козырьками. Остановившись возле парадной лестницы, он заглушил мотор и вышел навстречу спускающейся медсестре.

— Добрый день детектив. Бон Жозе просил вас проводить к нему, дело в том, что он немного занят и не смог спуститься к вам.

— Он знает, что я здесь?  — удивился Хадсон.

— Конечно. Именно поэтому он меня и послал встретить вас.

Хадсон скривился, хотя в этой встрече было больше плюсов, чем минусов. Ведь одно дело, когда ты встречаешься с главным врачом, другое с самим инвестором. С ним поговорить, вообще мало шансов, а тут он сам создает условия для встречи. Другой вопрос, почему миллиардер решил уделить время обычному детективу. Впрочем, сейчас он это и выяснит.

Внутри клиники всё было ещё более прекрасно. Паркетный пол. Высокие бетонные стены, мраморные вазы, и опять же камеры, встречающиеся почти на каждом углу. Медсестра проводила его до пятого этажа, где и находился офис, миллиардера. И усадив его напротив высоких дверей, она удалилась. Хадсон потрогал обшивку. Кожа. Даже диваны с креслами тут были из первоклассной кожи. Наконец она вышла и махнула ему рукой. Хадсон поднялся и подошёл к двери.

Офис мистера Жозе, был уникален. Ещё при въезде Хадсон заметил большое круглое то ли окно, то ли правильней сказать отверстие в фасаде, настолько большим оно было.  И вот теперь он понимал, что это просто окно из офиса, для лучшего вида пейзажа. О да, простое окно из огромного, сферического офиса, в центре которого был расположен, большой стол из темного дерева, вокруг которого, полукруглыми рядами располагались книги. Мягкий широкий ковер, картины. Огромная люстра. Все говорило о невероятно сложной работе мастеров дизайнеров и архитекторов, столь редко посещавших их захолустный участок.

— Добрый день, чем могу вам помочь детектив?  — спросил невысокий, брюнет с черными очками в толстой оправе — Извините за невежливость, много работы.

— Добрый день. Дэн Хадсон.

— Бон Жозе. Я вижу, вы впечатлены?

— Да. Немного.

— Скажу прямо, я люблю медицину, может вы слышали, что один русский миллиардер сделал себе главный офис на футбольном поле? Как человек увлекающийся этим видом спорта. Я примерно сделал тоже самое, только в больнице. Мне не нравится дух небоскрёбов, хочу быть ближе к людям.

— В смысле к больным людям?  — уточнил Хадсон, посмотрев на пол. Его идеальная отполированная поверхность была просто изумительной.

— Да именно. Видимо тут сыграло то, что может быть, не дополучая медицинскую помощь в детстве, я решил залатать это именно сейчас – улыбнулся Жозе – кто знает.

— Я заметил на вас халат, но как я знаю, вы занимаетесь интернет технологиями.

— Это не помешало мне получить второе высшее по нейрохирургии. Я немного увлекаюсь психологией и также получил степень доктора.

— Ого, сколько свершений – присвистнул Хадсон.

Этот Жозе нравился Дэну всё меньше и меньше, и он уже решил, что проведёт более детальный осмотр этой больницы — ну а я простой коп.

— С хорошей раскрываемостью. Тем не менее.

— Вы это по глазам прочли?

— Нет. Вы личность известная, и мне не доставило труда узнать о вас чуть больше.

— А вот я о вас знаю крайне мало. Как выяснилось.

— Это ничего, я с удовольствием поделюсь с вами всей имеющейся у меня информацией, ну кроме личного разумеется.

— Скажите, почему вы решили обосноваться здесь?

— Свежий воздух, удаленность от мегаполиса.

— А зачем было свозить всех маньяков сюда? Нельзя было взять обычных шизофреников, без маниакального психоза? Или может быть даунов. И те, и другие, также, нуждаются в лечении.

— Признаюсь честно, я работаю себе в удовольствие и беру людей, чья психика мне интересна. Работать с Даунами не так интересно, как с маньяками. Хотя, на тех же даунов, мой благотворительный фонд также тратит ничуть не меньше чем на эту больницу.  Вы, уж поверьте.

— Верю. Охотно верю. Но сами понимаете моё любопытство, миллиардер, да ещё в такой глуши. Если честно я о вас даже и не знал, видимо специфика работы такая, чтобы полностью в работу уходить. А что ты скажете по поводу Сюзи, ведь она у вас работала, наверняка есть характеристики?

— Сюзи?

— Да, Сюзи Хезерт

— Так вот зачем вы решили встретиться с Филиппом?

— Да, мне стало известно, что Сюзи Хезерт работала здесь. Поэтому я решил наведаться к вам. Нам до сих пор неизвестно почему она решила покончить жизнь самоубийством. Так что решил немного поспрашивать на месте работы, самое оно.

Бон Жозе лукаво улыбнулся и погрозил пальцем.

— Все же коп победил в вас человека мистер Хадсон. Нет, чтобы сразу сказать причину приезда, вы решили установить контакт и затем задать свой специфичный вопрос. Ай, ай, ай, нехорошо. Не люблю такие поступки.

— Это моя работа.

— Понимаю. Впрочем, мне скрывать нечего. Она действительно у нас подрабатывала. Но так как она уже работала на одной работе на полную ставку, то естественно мы не могли её оформить официально. Вот так вот помогай людям да?

— Я вас ни в чем не обвиняю, я просто хочу выяснить детали. Этот визит жест доброй воли. Скажите, я слышал, что при приеме в больнице, сотрудники проходят медицинские тесты.  У вас же наверняка есть подобные процедуры.

— Вы имеете виду медицинские тесты?

— Да.

— Тесты, конечно, были, но на них никаких отклонений я не заметил.

— А вы лично проверяете девушек?

— Я вообще много что делаю сам в этой клинике, я же говорю, это мое хобби, для меня нет проблемы просмотреть кандидатуру. Я и утку могу из-под пациента вынести. Проблемы в этом нет.

— Это благородно — Дэн ещё раз осмотрел окно. Круглое, большое оно заливало своим светом комнату, казалось даже освещение не нужно. И сам того не замечая сказал вслух —  Интересно, каково здесь ночью. Наверное, прекрасный вид.

— Вид потрясающий — сразу же ответил Жозе, было видно, что ему приносит большое удовольствие такая похвальба.

— Знаете, я ничего не знаю о ее работе тут, если вы так внимательно следите за работой в больнице, может, скажите, чем она у вас занималась?

— Да, почему нет. Она была помощницей медсестры. Убирала утки. Заполняла журналы. Сюзи оказалось добросовестной работницей. А там, где я начальник, усердность всегда поощряется.

— Вы имеете ввиду, ваши интернет- компании?

— Их тоже.

— Стало быть, это была усердная, хорошая, положительная девушка, спрыгнувшая с обрыва вместе с ребенком. Судя по всему, ваш отдел кадров немного напортачил.

— Человеческая душа потемки. К тому же бывают и семейные потрясения, и необязательно изначальные. Бац, и вот, смертник уже готов.

— Вместе с ребенком?

— Увы.

— Всё же вы так легко говорите об этом.

— Детектив, в мире гибнут миллионы, и всем на этом плевать. Вы же сами узнали о больнице лишь, когда стали вести дело, до этого вам было абсолютно плевать на больных.

— Скажите, а в ночь самоубийства, Сюзи работала в больнице?

—  Не знаю. Я, конечно, слежу за работой, но, чтобы вот так знать рабочие часы каждой из медсестер. Увы, мне кажется этой действительно лучше спросить у Филиппа. Только, увы, его сегодня нет, именно поэтому мне и пришлось встретить вас лично. А теперь извините, мне надо работать. Организуем вашу встречу дня через два. Он как раз должен приехать из Нью-Йорка.

— Странно. А мне сказали он примет.

— Медсестра ошиблась. Как только я узнал о вашем звонке, принять вас решил я – улыбнулся Бон Жозе.

— Ну что ж, спасибо за прием – ответил Дэн Хадсон – уверен доктор Филипп, предоставит всю необходимую информацию.

— И вам спасибо за визит.

Дэн кивнул и развернувшись, вышел из кабинета. Больше он бы уже всё равно ничего не узнал.

***

Дороти Боуль почти не плакала. В её застывших глазах, не читалось ничего кроме пустоты. Любимый муж был единственным её другом и опорой. Впрочем, был ещё старый лабрадор по кличке Куджо, но тоже доживал последние дни.

Дэн Хадсон подошёл к ней и обнял её за плечо. Наверное, из всех присутствующих на похоронах, он был единственным, кто был по-настоящему близок к этой маленькой семье. Дороти улыбнулась в ответ и тихо заплакала, не справившись, с наступившей болью. Дэн подумал, что наверно все женщины ведут себя так. Пока их не пытаешься утешить, он стойкие, как только начинаешь жалеть, они ломаются.

Пошёл дождь, Хадсон раскрыл черный зонт и прикрыл им Дороти. Зябко поежившись, она посмотрела на него с благодарностью. Ещё, бы, родственников у неё особо и не было. Да и вообще, несмотря на то, что Боуль был полицейским, народу было немного. Доктор был немного замкнутым и вредным, а это мало привлекает людей.

Слушая как капли барабанят по зонту, Хадсон подумал, что, наверное, дождь впервые начался уместно, добавив немного барабанного ритма, к этому черному и спокойному мероприятию. А ещё он подумал, что обязательно напьется, да хорошенько. Он тихо вздохнул и посмотрел на небо. Если бог и есть, то, скорее всего он не на его стороне.

Он поднял ком промокшей земли и бросил на крышку гроба. Мир праху твоему, дружище.

***

Сидя возле окна в своем доме, Дэн мысленно пытался занять пустоты в расследовании, но у него ничего не получалось, казалось бы, есть карты и ими стоило играть, но всё не сходилось. Смерть Боуля, сделала всё происходящее таким не нужным, бессмысленным, он чувствовал, что лишь по инерции движется вперед.

Дэн открыл бутылку и налил немного виски. Стоило снова помянуть своего друга, ведь он как никто другой, понимал его. Всегда знал, что хочет и отчасти тянул его в этой жизни. Ведь толстяк Боуль любил передовую, ценил свою жизнь и не считал её такой никчемной.

«К лешему – подумал Хадсон, опорожнив очередной стакан – ты просто скучаешь по старому другу, дружище, хватит хандрить, ты слишком долго стоял у его гроба, слишком долго чёрт тебя дери. Следовало раньше уйти с этой смертной вечеринки.»

В дверь негромко постучали. Медленно поднявшись и взяв револьвер, Хадсон подошёл к двери. До этого дня к нему в такое время заглядывал лишь Боуль, да и то не всегда. Стук повторился снова. Хадсон, прижался к стене и негромко спросил кто это.

— Это Джоанна Хезерт. Детектив Хадсон, впустите меня, пожалуйста.

— Да у меня не заперто, мэм. Прошу – Хадсон открыл двери.

Когда она вошла, то оказалось, что на ней почти не было одежды, небольшая серая блузка, юбка до колен и сверху кофта. Очень легкая одежда, для такой холодной ночи. Хадсон, не смотря на свой солидный холостяцкий опыт, все же сообразил, что ему следует угостить даму горячим кофе. Хезерт не сопротивлялась и обхватив кружку руками, стала греться.

— Вы наверно удивлены лейтенант?

— Немного – улыбнулся он, замечая, что она смотрит на виски.

— Налейте мне что покрепче – вдруг тихо сказала она, отодвигая кофе – я слышала, что у вас умер друг, давайте помянем его.

Хадсон взял бутылку и разлил по стаканам. Желтая жидкость, едва не разлилась от его щедрой порции, но всё же удержалась в своих стеклянных рамках. Мило улыбнувшись, Джоанна, молниеносно опорожнила свой стакан.

— Они сказали, что вылечат её, сказали, что все будет хорошо, что надо лишь задержать её у них. Что не стоит никуда обращаться и что никто не встанет на мою сторону.

— Я, конечно, извиняюсь, мэм, но я не понимаю о чём вы. Кого вылечат?

— Как кого, мою дочь естественно.

— Вы о Сюзи, так. Понятно – Хадсон почувствовал, как заскрипела его голова – подождите, она лежала в больнице, или что? Подождите, давайте с самого начала. Почему вы вообще решили положить Сюзи в больницу.

— Дело в том, что когда Сюзи забеременела, у неё не было денег, на то чтобы лечь в больницу. Её медицинская страховка не покрывала все расходы. И вот, ей посоветовали обратиться в новую клинику, сказали, что они иногда берут пациентов на бесплатной основе. Правда, неофициально.

— Но это хорошо ведь?

— Да, но только потом Сюзи несколько раз сбегала от них. Говорила, что там ей насильственно колют какие-то препараты. Что там вообще происходят страшные вещи. Правда, поговорить у меня не получилось, за ней сразу приехали доктора. А потом приехал этот богач.

— Мне это подсказал Сэм Гордон, пришла к нему с заявлением, на этого доктора Жозе, это было в ту ночь, когда они в первый раз задержали Сюзи.

— Богач – Дэн усиленно тёр голову – Бон Жозе?

— Да и с ним ещё было несколько докторов.

— Ого, кажется тут целая бригада врачей без границ – заметил Дэн.

— Да, более того они были так убедительны, сказали, что у Сюзи проблемы, что она немного не в себе, но они ей помогут.

— И помогли?

— Нет, всё стало только хуже. Я даже потом не смогла до неё дозвониться.

— Но никто не в праве вам запретить свидания с дочерью пусть и в больнице. Вы обратились в полицию?

— Да. Непосредственно к капитану.

— К Сэму?

— Да. К Сэму Гордону.

— И что же Вам ответил Гордон?

— Он сказал, что проследит за Сюзи и постарается помочь.

— Что же вы раньше ничего не говорили?

— Я думала вы с ним заодно, но, когда они убили вашего друга, я поняла, что вы не из их команды. Пожалуйста, лейтенант, помогите мне, я очень боюсь этих людей, но что я могу сделать? Меня и так уже дважды предупреждали и третьего раза уже не будет. Они просто убьют меня, как мою дочь и внучку.

— Подождите, подождите, я уверен, всё не так как вы думаете. Я в этом городе давно, я знаю его как свои пять пальцев, здесь нет такой криминальной системы, успокойтесь, я уверен, вы неправильно поняли капитана Гордона. Он мой старый друг и вместе мы решим эту проблему.

— Вы знаете, что ваш доктор встречался с моей дочерью?

— Кто, Боуль?

— Да.

— С вашей дочерью?

— Да, Боуль хотел вытащить её, но он очень переживал из-за жены и не мог действовать открыто.

— Так, подождите, он говорил, зачем им вообще нужна была ваша дочь?

— Не она, её ребенок, им необходимы дети. Поймите, многие кто работали там, были беременны. Им нужны дети, зачем я не знаю.

— Но почему в это дело влез Боуль? Более того почему он не сказал мне?

— Я же вам сказала. Он встречался с Сюзи. И потом, когда у неё появился ребенок, он очень этому обрадовался, так как у Боуля не было детей. Этот ребенок, был очень важным для них. Он даже экспертизу провел на предмет отцовства.

— Постойте, это ребенок Боуля?

Дэн развел руками и едва не сбил, стоявший рядом стакан. Схватив его рукой, он бережно поставил его на место и тут мимоходом посмотрел на стекло. Маленькое, чистое, белое личико, казалось, разглядывает его в упор. Это была девочка, лет шести семи. Дэн вздрогнул, моргнул, девочка пропала.

Дэн, потёр переносицу. Все происходящее начинало напоминать какой-то глупый фарс. Ночь, женщина, дети, бред, сумасшествие, может ему всё кажется, и он просто спит напившийся у себя в комнате. Огромным усилием воли он снова открыл глаза и посмотрел на Джоанну.

— Значит, это был ребенок Боуля и как вы полагаете именно поэтому его убили?

— Именно поэтому, он пошёл против них и его убили. Он захотел спасти своего ребенка, он хотел убежать отсюда.

— Но я не слышал от него, чтобы он куда-то собирался, даже более того, я вообще от него такого не слышал.

— Возможно, он просто не хотел подставлять вас, а когда всё пошло наперекосяк, всё перестало быть важным, даже опасность.

— Боже, как-то слишком всё странно – Хадсон посмотрел в окно. Теперь ему стало казаться, что он совсем не узнает этот город, который в одночасье стал чужим. Он словно бы гость, случайно забредший сюда. Более, того, изменились даже его близкие друзья.

— Минуту, но тренер, как же, его, не помню имя.

— Я поняла. Нет. Он не отец ребенка.

— Он просто спал с ней?

— Я не знаю – тихо вздохнула Джоанна —  я не расспрашивала Сюзи об этом, да и она не особо распространялась. О их связи я узнала от самого Боуля, когда он пришёл ко мне и стал объяснять, что Сюзи угрожает опасность и её надо вытаскивать.

— Я смотрю, вы не особо о ней пеклись так?

— Да – вздохнула Джоанна – мы жили с ней в несколько разных плоскостях. Как видите, даже случилось, так, что мне пришлось доказывать, что она говорит правду.

— Извините, я просто перебрал с выпивкой. Если все, так как вы сказали, то я разберусь с этим. А если это ребенок Боуля, то я не остановлюсь, пока они не ответят за свои преступления.

— Я так и думала детектив, я сразу поняла, что вы честный полицейский.

— Спасибо, что не хороший – улыбнулся Хадсон — слово честный мне куда ближе. А теперь мне надо выспаться. Вам вызвать такси? Или вы переночуете у меня?

— Боюсь я уже не в том возрасте, чтобы ночевать у незнакомого мужчины. Спасибо. Я дойду до дома сама.

— Нет, даже не спорьте. В такую погоду собак одних не отпускают. Я вызову вам машину. К тому же вы меня изрядно напугали, и я немного беспокоюсь теперь о вас. Так что такси и точка.

— Хорошо. Такси, так такси.

 

***

Немного опешивший, Дэн ещё раз попросил мисс Доррит показать ему папку с делом о самоубийстве Сюзи Хезерт. И снова наткнулся на ее холодные, торжественно смотрящие в никуда глаза.

— Я вам ещё раз повторяю, дело закрыто. Поэтому никаких данных вам предоставить не могу.

Дэн понимал, что лучше всего идти к Гордону и разбираться там, но ему уж очень хотелось попытаться решить этот конфликт сейчас. Он как мог, попытался изобразить улыбку, но сжавшиеся в негодовании морщинистые губы Доррит, полностью отрезали его от возможности добраться до дела без Гордона.

— Но кто закрыл его?

— Вы сами прекрасно знаете, что это юрисдикция шефа полиции, лейтенант. Прошу вас не тратить мое время.

— Боитесь, что вязание развяжется? – зло бросил Дэн, после чего победно хмыкнул и направился к шефу.

Сэм Гордон словно ждал его, так как нисколько не удивился этому своевольному визиту. И когда он сел напротив него, то лишь Гордон лишь немного осклабился и причмокнув, сложил руки. Затем немного подумав, поднялся и закрыл двери кабинета.

— Чем могу помочь дружище?

— Это ты закрыл дело Сюзи?

— Я.

— Сэм ты же знаешь, что я ещё веду это дело.

— Уже нет. Оно закрыто.

— Как оно может быть закрыто, если убийца не найден, если мотив не ясен, если мы не разобрались в этом? – вскипел Дэн.

— Подожди, но насколько мне не изменяет память, Сюзи покончила жизнь самоубийством, и насколько я знаю, это вполне законченный вариант. А если ты о сожжённом теле, ну мы найдем этих вандалов, это дело решаемое.

— Вандалы тут ни причем, это всё спланированная акция, не делай из меня дурака, не говори, что Боуль умер просто так. Он ведь был твоим другом.

— Боуль насколько мне не изменяет память погиб в автокатастрофе, причем по собственной вине. Хорошо еще, что он вообще никого не сбил.

— В автокатастрофе значит погиб. Ты ещё скажи, что к тебе не обращалась Джоанна Хезерт, не приходила к тебе с заявлением, что у её дочери проблемы в больнице.

— Приходила.

— И?

— Что и?

— Это всё что ты можешь сказать – испытующе посмотрел на него Хадсон – добавить больше нечего?

— Что ты от меня хочешь? Да она приходила, но у неё не было никаких оснований, для какого- либо обвинения, она что врач? Дай я тебе напомню, что Сюзи вовсе не была примерной девочкой, пусть вообще скажет спасибо, что её взяли в больницу.

— А потом ещё благодарить, что ей там было так хорошо, что она сбегала несколько раз?

— Да, о чем ты говоришь, ты вообще её видел? Это бывшая алкоголичка.

— С которой переспал Боуль. Так? Он видимо любил алкоголичек? Или ты об этом не знал?

— Знал. Но даже если это и правда. Неужели ты не понимаешь, что лучше не придавать огласке, все произошедшее?

— А что произошло такого страшного, о чем лучше умолчать?

— Ну как, если сейчас Боуль мертв, и у него осталась неплохая репутация. То все это может измениться в один момент. Можно конечно рассказать, что он изменял жене, но ничего от этого хорошего не выйдет. Конечно, можно предположить, что её убили, что имеет место глобальный заговор и наш местный миллиардер, хочет  есть детей на обед, но по факту, всё гораздо проще, мой старый друг. Это ведь в твоем воспаленном мозгу, существует медицинские корпорации и продажные шефы полиции. А по факту, нормальному человеку, коих слава богу в нашем городке большинство, все представляется примерно так. Девушка, которая получила от Боуля ребенка, решила оставить его себе, в надежде, что он уйдет от жены. Но потом, понимая, что ничего не получиться и что он никуда от неё не уйдет, решила свести счеты с жизнью.

— Ты так убедительно об этом говоришь. Но нельзя отрицать тот факт, что он первый усомнился в этой клинике, или он тоже сумасшедший?

— А что Боуль? Чтобы бы ты пытался сделать на его месте? Он и так вон рвался заметать следы, только вот от себя не скрыться. Между прочим, он и мой был друг, но давай смотреть правде в глаза. Разве нельзя напиться, когда из-за тебя умерла молодая девушка и твой ребенок? А? Дэн?

— Можно — Хадсон помрачнел.

— Вот и я так думаю. А ещё есть жена, которой, кстати говоря, этот позор тоже не нужен, или ты хочешь вызывать её сюда и ещё раз напоминать, что сделал Боуль? Ну что ж, тогда мистер доброта, давай, переворачивай всё с ног на голову, не жалея ни меня, ни память Боуля, ни его жену.

Хадсон усмехнулся и покачал головой — Можно одни вопрос Сэм?

— Валяй.

— Почему ты сказал, что наш местный миллиардер хочет, есть детей на обед? – Хадсон поднял глаза и внимательно стал разглядывать своего друга  — я ведь ничего не говорил о том, что Жозе имеет какое-либо отношение к ребенку или что он ему вообще интересен.

— Я озвучил самую сумасшедшую идею Ден.

— Хорошо если так. Только можно было обойтись и просто убийством молодой девушки.

— Смешно.

— А ещё, знаешь, если мать Сюзи такая сумасшедшая и всё мне соврала, почему же то, что у Сюзи от Боуля ребенок оказалось правдой?

— Да чтоб тебя – Сэм встал из-за стола —  я ведь пытался с тобой по нормальному. По-хорошему, Дэн. Я пытаюсь донести до тебя, что не позволю голову бедной вдвое, это же твой друг чёрт тебя подери, что ты прицепился то матери алкоголички. Ты вообще был у неё дома? Даже святой отец говорит, что у неё не всё в порядке с головой.

— С чего это? Она просто верующая. И уж кто-то, а святой отец должен наоборот защищать свою паству.

— Дочь же умерла. Да и вообще она с ней не ладила. Уж больно эта девочка грешила.

— Как и Боуль. Что ж теперь на всех забить?

— Боже, я не знаю, как тебе ещё объяснить, что ты идешь не в ту сторону. Ты просто выльешь Дороти ушат говна на голову.

— Я же коп.  И я хотел бы быть полностью уверен, что это дело раскрыто.

— Ладно, пусть так. Но тогда напиши мне прошение о возобновление дела, только обоснуй его грамотно, так чтобы я не смог придраться, и я тебе позволю. У меня же тоже начальники есть, не так ли?

— Обосновать? С этим у меня всегда проблемы были – Хадсон весело прищурился – а может ты и прав, глупо искать чёрную кошку в черной комнате, особенно если её там нет.

— Ну, хоть что-то, более-менее умное – устало сказал Гордон, присаживаясь в кресло.

— Ладно, схожу, пожую чего-нибудь.

— Возьми и мне бургер. А лучше пару.

— Нет, я к Мэри схожу, хочется пирога взять.

— Хорошо. Только возвращайся побыстрей. Дел много.

Дэн вышел. И едва он сделал пару шагов, как на пути показался Джонни, в глазах которого отчаянно светилось желание улизнуть от бумажной работы. Бедный мальчик даже кофе подготовил, как обычно изнасиловав бедного Борга, с которым у него вечно были проблемы. Сочувственно взяв стакан, Хадсон кивком головы направил его к своей машине. Ему не хотелось ехать самому, хотелось немного отвлечься и составить хоть какой-то план, перед тяжелой беседой с Дороти Боуль.

***

Встретившая его Дороти, была в черном, немного потасканном белье. Фактически не замечая его, вдова легко открыла двери и меланхолично улыбнувшись, ушла внутрь. Несколько растерявшись от такого приёма, Хадсон посмотрел на машину, Джонни, потом пожав плечами, вошёл внутрь. Свет Дороти не зажгла и лишь благодаря тому, что занавески не полностью закрывали окна, он смог разобраться в куда садиться. Вернувшись с лимонадом, она поставила его на небольшой столик перед ним.

— Дороти, извини, за поздний визит, но у меня почти нет времени.

— Я понимаю Дэн, все нормально.

Хадсон заметил, что у неё был абсолютно отсутствующий взгляд, она казалось, смотрела куда-то в пустоту. Затем она подняла на него глаза. Пустые, холодные, они смотрелись крайне странно, на её мягком, приятном лице.

— Дороти, мне нужно знать всё о том, что происходило с Боулем, что он сделал. Или что собирался, может быть, он, куда-то хотел уехать, он тебе что-нибудь говорил об этом?

— Я не слышала ничего особого Дэн.

— А как он вёл себя в последнее время?

— Разве что по ночам задерживался, но это его работа. А к запаху я привыкла, столько лет, я ко многому привыкла.

Хадсон почувствовал, что упирается в глухую стену. Что все его вопросы будут так же с легкостью разбиты, об этот холодный, почти непроницаемый лёд.

— А почему ты не включаешь свет? Тут темно Дороти – спросил он, пытаясь её отвлечь, и тут же заметил в её глазах некоторое оживление.

— Потому что не хочу – тихо ответила Дороти, вырвавшись из своей нирваны – это все вопросы Дэн? Мне нужно убирать еду на кухне.

Дэн внимательно посмотрел в сторону кухни. Если в комнате ещё был свет, то на кухне царила полная мгла. А затем вдруг, на кухне упала кастрюля. Дэн машинально вздрогнул и за доли секунды, его рука легла на револьвер. И он почти вытащил его, как вдруг почувствовал горящий взгляд Дороти. Да, теперь в глазах уже не было пустоты, лишь странная, больная злобная фанатичность. Казалось, что она вот, вот либо бросится с ножом, либо даст ему пощёчину. Выждав несколько секунд, он медленно убрал руку с пистолета.

— У тебя гости?

— Нет.

— Тогда кто?

— Это посуда, она иногда падает – тихо сказала она.

— Наверно стоит проверить — сказал Хадсон, не сводя с дверного проема глаз.

— Не надо, Дэн. Не стоит.

Хадсон заметил, что на ковре, несмотря на плохое освещение, лежали втоптанные комья грязи. Да и запах, который поначалу был незаметен, теперь вдруг появился и начал приобретать неприятный, трупный аромат.

— Тебе лучше уйти Дэн. Я хочу побыть одна – сказала она пространно – если у тебя все вопросы, то дай мне побыть одной.

Сидя в нерешительности, Дэн кивнул. Теперь все мысли были о куда более неприятных делах. Как, например, выбить разрешения на обыск дома Дороти Боуль, которая непонятно зачем прячет тело. И вопрос какое? Зачем? То, что она явно не в себе и уже понятно, без психиатра в этом обошлись. Впрочем, кое какая идея у него была.

— Да, конечно. Я и вправду засиделся – заметил он и пошёл к двери, благо из-за неё шел свет.

Выйдя на улицу и вдохнув свежий ветер, он подозвал Джонни и сделал единственное, по его мнению, правильное решение. Попросил его остаться в машине и внимательно присматривать за домом. И как только Дороти соберётся в магазин, сразу дать ему знать. Ведь он никогда собственно не был тем копом, кто работает строго по инструкции. Сам же он поехал засветиться в участок, так как знал, что Гордон в обязательном порядке постарается не отпускать его надолго. Во всяком случае, в рабочее время.

***

Добив смену, он сразу же подъехал к Джонни, который бдительно присматривал за домом. Подойдя к машине, он сразу заметил несколько пустых стаканчиков из-под кофе, один из которых даже пролился на кресло, но больше преступного ничего не было, можно было считать наблюдение вполне удавшимся. Хадсон облокотился на крышу своего форда. Холодный металл, был родным и немного ржавым.

— Что Джонни, всё тихо?

— Да сэр. Целый вечер просидела дома.

— Ладно, иди домой поспи, я подежурю.

— Сэр, мы же копы, нужно приучаться спать в машине.

Глаза Джонни горели, Хадсон не хотел расстраивать мальчишку и решил пойти ему навстречу.

— Хорошо, хочешь спать, тут спи. А теперь подвинься, не хватало еще, чтобы ты за рулем спал — сказал он и сел на водительское сиденье.

Джонни уснул быстро.  Снисходительно улыбнувшись, Хадсон взял один из недопитых стаканчиков кофе и немного отхлебнув, стал внимательно следить за окнами. Привычными окнами, знакомыми. Ведь он не раз заезжал за Боулем, когда у них был общий выезд. И вот теперь он уже следит за его домом. Вспоминая прошлое, Дэн понял, что опущенные занавески, это очень странно, ведь Дороти всегда любила белый цвет, и никогда не упускала возможности лишний раз добавить солнечного света.

Ночь медленно наступала, в противоположных окнах уже начинал загораться свет. Хадсон включил печку, несмотря на позднее лето, ночи были холодными. Наконец, его совсем разморило, и он отключился. Полив себя холодным кофе напоследок.

Проснулся он от того что его кто-то тряс за плечо. Хадсон открыл глаза и увидел горящее лицо Джонни, который приложив палец к губам, указывал на дом. Он повернулся   и заметил, что Дороти, обернувшись темной шалью, вышла на улицу и дойдя до машины, завела мотор.

— Так, так, так – быстро соображал Хадсон, стараясь как можно быстрее понять, что делать, и кому из них идти внутрь дома, а кому преследовать вдову —  так Джонни, ты идешь в дом, а я за ней. Тут главное ехать без фар, рисковать нельзя, дорога сложная.

— Но сэр у нас нет ордера.

— Или быть может мне – вслух сказал Хадсон, понимая, что мальчишка не сможет войти в дом без законных оснований, слишком ещё играет его честность и справедливость, и поэтому получалось, что вести преследование Дороти лучше Джонни – хотя постой, я лучше побуду тут, осмотрюсь, может, придет кто. А ты езжай за ней.

— Сэр может мне остаться? – недоверчиво посмотрел Джонни —  а вы будете преследовать.

— Ну, уж нет. Давай за ней, ведь преследование придется вести без фар, а мои глаза сам понимаешь, куда хуже твоих.

— Хорошо – нехотя согласился Джонни – тут вы правы.

Когда он уехал, Хадсон, оглядевшись по сторонам, быстро подошёл к деревянной двери дома и выбив стекло, вошёл внутрь. Внутри всё также стоял трупный запах, только теперь он усилился. Включив фонарик, Хадсон медленно пошёл через кухню в кабинет Боуля, где тот хранил копии почти всех своих рабочих материалов.

На кухне кроме нескольких немытых тарелок и злосчастной кастрюли, которую так и не подобрал с пола, ничего подозрительного не было. Хадсон обшарил фонарём стены, потолок, полки, ничего. Всё как у обычной средней семьи.

В кабинете, он включил свет. Тут не было окон, так что можно было не беспокоиться, что свет заметят снаружи. Хадсон подошёл к столу и стал поочередно открывать ящики. Он искал дневник, которым Боуль периодически светил на работе. Обшарив стол, Хадсон открыл шкаф, затем сейф, дверка которого была приоткрыта, но ничего, чтобы напоминало толстую серую тетрадь, он не нашел.

Затем он обратил внимание на бардовый томик избранных сочинений Шекспира, одиноко стоявший среди медицинских справочников. Усмехнувшись про себя, он открыл стеклянную дверку и вытащил книгу. Как он и ожидал, внутри была пустая полость, только вот вместо документов, там была заботливо спрятанная флэшка.

— Не зря ты мне говорил, что ненавидишь Шекспира — тихо пробубнил он, рассматривая неожиданную находку, так как Боуля, даже компьютер дома не держал, предпочитая хранить всё в письменном виде.

Затем раздался звук шагов. Хадсон убрал флешку и, вытащив револьвер, перехватил свободной рукой фонарь, начал медленно погружаться в темноту. Звуки шагов доносились из подвала, там, у Боуля была небольшая мастерская. Остановившись возле двери, Хадсон перевёл дух. Что-то ему подсказывало, что спускаться вниз не стоило, а следовало как можно быстрее брать флешку и идти домой. Но тут звуки шагов возобновились, и Хадсон понял, что некто подошёл к лестнице и, скорее всего, смотрит наверх.

По спине потек пот. Сейчас, в темноте, он вдруг почувствовал, что даже с револьвером в руках ему страшно. Почему не ясно, но страх был. Он не парализовал его, с этим Хадсон умел бороться, но, тем не менее, его леденящее присутствие он ощущал.

И, тем не менее, он открыл дверь и направил луч света вниз. Но внизу было пусто. Сам не понимая почему, Хадсон облегченно выдохнул, и начал медленно спускаться в низ, всё время, держа перед собой револьвер. Ступень за ступенькой он аккуратно, почти бесшумно спустился вниз, где, увы, но ничего особенно он не увидел, лишь инструменты, да запчасти для машины. Хотя трупный запах здесь был здесь куда сильнее, чем наверху. Хадсон посветил на пол, всё та же комьями земля.

— Чертовщина какая-то — сказал он вслух.

После подвала Хадсон поднялся, наверх. Отпечатков он не оставил, поэтому после того как выключил в кабинете свет, сразу же направился к выходу. И уже оттуда позвонил Джонни. Но увы, трубку никто не взял.

* * *

— Твою ж мать, ну неужели нельзя было аккуратней? — чертыхнулся Хадсон, рассматривая помятый бампер – теперь Гордон меня точно с говном сожрет.

— Да сэр. Немного заигрался, кто же знал, что тут такой поворот — тихо оправдывался Джонни.

— А, черт – Хадсон сел и осмотрел повреждения – во что ты врезался? В ограждение?

— Да, вон видите, столбика нет — он указал на выбитый из общего ряда столб – там и поцеловались.

-Эх, Джонни, Джонни, водитель хренов.

Но Хадсон больше делал вид что сердиться, на самом деле он вздохнул с облегчением, узнав, что с Джонни всё в порядке, ведь этот славный мальчуган ему нравился. Он был честный, открытый, всегда готовый прийти на помощь. Проще говоря, идейный. А потому вместе они составляли интересную пару, он уставший от жизни алкоголик и курильщик, и спортсмен малыш, полный энтузиазма и желания борьбы.

— Ладно, бог с машиной, завтра составим протокол.

— Да сэр. Как скажете.

— Хорошо. А теперь садись, подброшу тебя до дома.

Ночью на шоссе, было хорошо, Хадсон любил эту слабоосвещенную дорогу, на которой провел столько времени. Скорость, тихий гул мотора, мерцающий свет, упорядоченное движение жизни. Все становилось понятным и стабильным, таким, каким и должно было быть. Особенно когда преступники совершают преступление, он ловит преступников, они садятся в тюрьму. Ведь так было всегда.

— Тормозите шеф – вдруг сказал Джонни, указав на стоявший возле крутого обрыва у дороги, автомобиль Дороти Боуль.

— Твою ж мать – Хадсон нажал на тормоз – нет, Дороти, нет, не может быть.

Он остановил машину и подошёл к машине миссис Боуль. Внутри было пусто. Затем он пошёл к обрыву, но увы, быстро понял, что разглядеть что либо в такой темноте было невозможно. Впрочем, сомнений не было, это ещё одна смерть в этой адской пляске.  Ещё один ярлык на самоубийство по причине потери мужа. Ещё дно незакрытое дело, на которое, скорее всего, захотят закрыть глаза. И снова он, рядом, до последнего момента.

Зато теперь ничто не помешает Гордону досконально проверить дом на предмет возможных его отпечатков. Что он естественно и сделает, едва эта смерть дойдет до него. Да такого он не ждал, а ведь тут и обычный хороший коп обязательно сможет затруднить ему жизнь, не говоря уже о Гордоне, полицейскому со стажем и крепкой аналитикой в голове.  И всё же не это самое главное, ведь Дороти мертва и теперь её тело наверняка лежит на дне этого обрыва.

— Как же так. За эти пару недель я потерял уже двоих. Слишком всё быстро. Слишком – Хадсон достал пачку скомканных сигарет и закурил, после чего старый «Капитан Блэк» быстро растаял внутри едким дымом.

Хадсон вернулся к машине и сделал знак, чтобы Джонни по рации передал их местоположение, попросив вызвать подкрепление. Сам он говорить сейчас не мог, в горле был ком.

Затем он ничего, не говоря, отправился обратно в город. Начался дождь. Джонни что-то ещё прокричал, но Хадсон лишь повыше поднял стекло пальто и полностью отключился от его криков. Внутри его головы всё гудело нестерпимым рёвом, погасить который могло лишь временное одиночество и холодный, пробивающий виски, который он заботливо хранил у себя настенном шкафу.

Через три часа он подъехал к дому. В голове всё также была Дороти Боуль. Её смерть была такой необязательной, глупой. Она, как и Боуль совсем не укладывалась в эту чехарду смерти. Зачем её убивать? Это же так глупо, она бы всё равно ничего не могла сделать. Это была тихая, любившая покой женщина.

В кармане Хадсон нащупал свою флэшку. Вытащив её из пальто, он стал вертеть её между пальцев. Вот он ключ к решению головной боли.

 

***

Открыв ноутбук и вставив флешку, Хадсон увидел анализы, протоколы вскрытий, какие-то медицинские карты. Выбрав папку пациенты, он быстро пробежался по списку, пока, наконец не нашел Сюзи Хезерт. Записей было много. Хадсон пролистал немного вперед, чтобы добраться до самых свежих.

19.03.15. Время 20.55.

                Запись 154. Для доктора Жозе. 

«Касательно Сюзи Хезерт. Налицо систематические галлюцинации и психологическое расстройство. Постоянно зовёт мать. Желательно перевести на стационар. Плод развивается хорошо, без осложнений. Инъекции проводятся регулярно.  Остальные показатели в норме, стул хороший. Рекомендовано прикрепить к кровати кожаными ремнями, чтобы больше не было инцидентов»

19.05.15 Запись 208. Время 18.45

                «Всю ночь пациентка кричала, на руках остались синяки. Инъекции делаются регулярно. Угроз для жизни нет. Плод развивается хорошо. Как обычно привязана ремнями. Посещения доктора Боуля строго ограничены по рекомендации Бон Жозе.

                04.06.15 Запись 334. Время 15.45

                «Ударив медсестру, пациентка Сюзи Хезерт пыталась бежать. Ведет себя агрессивно, отказывается пить таблетки, рекомендованы принудительные инъекции. Визиты доктора Боуля запрещены. Возможна потеря плода. Ввели успокоительные.

И так далее, на протяжении всей беременности записи особо не отличались друг от друга, перемотав несколько месяцев, Хадсон, переключился, на другую пациентку, которая, к общему сожалению, чем-то не устроила доктора и была убита.

Что ж теперь у него были более серьёзные доказательства для того, чтобы он мог предъявить их Сэму Гордону.

Вызвав по рации Джонни, он сел в кресло и налил себе немного виски, он был счастлив от того, что наконец смог закончить это дело и доказать, что Сюзи никакая не самоубийца, что её просто довели до этого. Тут Хадсон краем глаза заметил машину Джонни, медленно подъезжающую к его дому, словно он всё это время стоял возле его дома.

«Странно, он, что дежурил тут?» — Хадсон внимательно проследил затем, как он выходит из машины и направляется к нему.

Джонни был полностью промокшим. Пригласив его внутрь и убрав верхнюю одежду, Хадсон не стал медлить и повернул ноутбук к нему экраном. Ему хотелось увидеть его реакцию, ведь по сути, людей с кем он бы мог поделиться подобной информацией совсем немного.

— Теперь ты понимаешь, что это не самоубийство? Сюзи прыгнула с обрыва из-за этих экспериментов, они пичкали её и её дочку на протяжении всей её беременности. Вот она и сошла с ума.

— Да сэр. Надо как можно быстрее доложить об этом Сэму Гордону – запальчиво сказал Джонни, поворачиваясь к нему.

Смотря на него, Хадсон не мог выкинуть из головы подозрение, что Джонни, как-то слишком быстро заметил под дождем машину миссис Боуль, которая так близко стояла к обрыву. Черная, он была почти невидима в этих дождливых красках ночного пейзажа. Да и как он мог её не догнать? Ведь он прекрасно водил машину. А может он специально так сделал, чтобы скрыть следы убийства миссис Боуль? Может он вместе с его врагами?

Было бы крайне удобно завербовать Джонни для слежки за ним. Джонни всегда рядом, он был бы прекрасным информатором. О да, это был бы очень умный ход, идеально подходящий этому миллиардеру Бон Жозе, опутавшему весь его маленький город.

Впрочем, может это просто его слишком развитая мнительность? Нельзя же подозревать всех и вся? Джонни нормальный парень, который просто помогает ему из-за своих идеалистических настроений. Впрочем, перестраховаться не помешает.

— Почему вы на меня так смотрите сэр? – почувствовав неладное, спросил Джонни.

— Сейчас никому нельзя верить Джонни. Эти люди не остановятся ни перед чем. Скажи, почему ты упустил миссис Боуль? Неужели она лучше тебя ездит?

— Сэр, я не знаю, просто так получилось.

— Не очень убедительно Джонни – тихо сказал Хадсон, вытаскивая свой револьвер.

— Сэр не надо, я правда не виноват, успокойтесь, боже, я не знаю почему я не догнал её, просто так получилось, боже не стреляйте я не виноват в этом — Джонни засуетился и поднял руки, на его молодом лице хорошо читался страх.

— Пристегни себя к батарее Джонни – тихо сказал Хадсон и бросил ему наручники.

Суетясь, Джонни не сразу смог выполнить его просьбы, затем отдав револьвер, испуганно прижавшись к батарее, смотрел на него непонимающим взглядом.

— Так-то оно лучше. Джонни. Так-то оно лучше.

Забрав ключи от его машины, Хадсон ещё раз посмотрел на парня. Испуганный, он либо ловко играл, либо был действительно ни при чем, в любом случае он остался в живых, а это уже неплохо.

В то время как ему ещё предстояло доехать до Гордона, пожалуй, единственного в этом городе кто мог бы ему помочь. Конечно, подозрение на Гордона было, но, чтобы его друг Гордон так сильно изменился и вместе с этим ублюдком миллиардером, мог спокойно убивать невинных людей, это перебор.  Всё, что любил Гордон это свою работу. Ни деньги, ни власть его не привлекали, он любил порядок и спокойствие. А это прекрасное состояние сильно подрывалось действиями этого богача, поэтому, скорее всего, Гордон был на его стороне, хотя конечно стопроцентной гарантии сейчас никто не мог дать.

Возможно, если бы у него было немного больше времени, ему следовало отправиться в Йорк, в центральное управление. Но, к сожалению, в последнее время люди так быстро умирали, что каждая секунда на вес золота, ведь если эти парни узнают о флешке, то жить ему осталось не долго.

Хадсон нажал на педаль газа. Капли на стеле потекли ещё быстрее, пока, наконец, не превратились в длинные, охватывающие ручейки дождя. Нажимая на педаль, он старался оставаться хладнокровным, не хватало ему ещё по собственной инициативе вылететь с дороги. Наконец он доехал до телефона автомата. Всего один звонок.

Гордон, как и ожидалось трубку, взял. Для него это было нормально, лишь бы причина была веская. Хадсон много говорить не стал, сказал лишь что важно и что им обязательно надо встретиться в участке. Гордон недовольно хмыкнул, но согласился.           Положив трубку, Хадсон вытер лоб. Эти чертовы дожди его уже стали порядком доставать.

 

***

Недовольство, море недовольства. Устало потирая переносицу, Гордон посмотрел на Хадсона. Его лицо как бы говорило —  терпения мне, конечно, не занимать, но ты дружище у самой черты.

— Я так понимаю у тебя что-то очень срочное – недовольно спросил Гордон – иначе бы ты меня не вытащил из постели, так?

— Да, Сэм, у меня есть доказательство, что Сюзи не самоубийца – сказал Хадсон и положил флешку на стол.

— Что это?

— Здесь результаты исследования Жозе, записи его работ. Он что-то вкалывал ей во время беременности, а потом, когда она сбежала и покончила жизнь самоубийством, стал заметать следы. Я так подозреваю, что это Боуль помог ей сбежать, я не знаю полной картины, но суть ясна. Жозе ставит здесь свои незаконные эксперименты и по всей видимости, управляет городом, но главный вопрос в другом.

— Делает ли он это через меня?  — испытывающее посмотрел на него Сэм.

— Да.

— О да, это было бы очень удобно и крайне неудобно делать это в обход. Ведь уже два убийства, Боуль и Сюзи. Такое желательно скрывать лишь в паре с шефом полиции.

— Три. Миссис Боуль тоже мертва. Тебе разве не доложили об этом?

— Нет. Иначе бы я сейчас не спал.

— Ну, так вот, она третья жертва.

— Хорошо, покажи, что там у тебя.

Дэн передал ему флешку. Гордон терпеливо сел за стол и внимательно изучил содержимое.

— Что ж, согласен, показания интересные, даже я бы сказал, компрометирующие. Думаю, этого вполне хватит для того чтобы вызвать его сюда на допрос, и попытаться выжать из него информацию. Ты хорошо поработал Дэн.

— Может, стоит этим заняться сейчас? Сэм, он убил троих людей, каждая минута нашего бездействия играет против нас.

— Какой же ты нудный, хорошо, я займусь этим, прям сейчас. Но только помни, для того чтобы зажать его, одной ночи не хватит. Надеюсь, ты это понимаешь? Я к тому, что не надо сейчас ломиться к нему в клинику. Хорошо?

— Да. Я понимаю.

—  То, что принёс эти лишь начало. Кстати, а где Джонни?

— Он прикован у меня дома.

— Что? – раскрыл глаза от удивления Сэм — прикован? К чему?

— К батарее – сухо ответил Хадсон.

— Но зачем?

— Я начал подозревать его.

— Ты совсем спятил – Гордон покачал головой – езжай за ним и приведи его сюда. Я постараюсь, не афишировать это. А ему скажи, чтобы молчал, не хватало ещё внутреннего расследования. Джонни хороший парень и тебе сильно повезло, что ты приковал именно его. Он вряд ли будет писать на тебя жалобу.

— Да знаю я – бросил Хадсон и вышел из кабинета.

То, что Гордон не куплен, он понял сразу. Слишком уж он был похож на себя, всё такой же обстоятельный, спокойный. Если у него было нечисто, то он начал бы паниковать. А тут, привычная, старая рабочая лошадь, ставшая на свою колею.

К Джонни он уже ехал не так быстро, как к Сэму, ведь основная работа была сделана и процесс, был запущен. Он честно выполнил свою работу, и всё что оставалось это контролировать процесс исполнения.  Судя по всему, Гордону и самому интересно распутать этот клубок, который несомненно добавит ему звездочек на погонах.

Хадсон сбавил скорость. Глубокая ночь, повороты видно плохо, не хватало еще, чтобы он попал в кювет. Посмотрев в заднее стекло, он убедился, что едет один, хотя чувство тревоги, не покидало его до самого дома.

Поворот второй, третий, главная улица. Вот он, его дом, окна, которого по обыкновению темны. Ведь уходя, он выключил свет, так чтобы ни у кого лишний раз не возникло желания войти внутрь. Поставив машину в гараж, Хадсон прошёл к кабинету. Тишина, ни малейшего звука, Джонни, очевидно, заснул от переутомления, чертова теплая батарея окончательно сморила его.

Тут под ногой что-то хлюпнуло, и Хадсон резко включил свет. Бледный, Джонни смотрел на него немигающим взглядом, открыв в крике рот.  Чуть ниже подбородка сиял огромный порез, из которого капала кровь.  Столовый нож, лежавший рядом не оставил ни единого шанса, хотя, судя по следам на руках, Джонни всё же пытался спастись. Бедный парень видно увидел убийцу и дергался изо всех сил. Но увы, сталь не оставила ему ни единого шанса на побег.

Хадсона качнуло. И сев на край стола, он закрыл лицо руками. Глубокий вдох- выдох, он через силу снова открыл глаза. Бледный Джонни, все также, сидел возле батареи, в ужасе рассматривая его.

Вдали послышался вой сирен. Милицейский вой. Хадсон сразу определил точное количество машин. Три. Наверняка все, что было в участке, Сэм послал всё что смог, чтобы прижать его. Ему необходимо было как можно быстрее прикончить старика, чтобы как можно быстрее замять это дело. И теперь, скорее всего ему это удастся, ведь у него в квартире прикованный труп Джонни. Кровь, из которого всё ещё стекает на пол. Хадсон вытащил револьвер.

Из любой ситуации есть несколько выходов. Один, как правило, самый легкий, другой похуже, а третий совсем печальный. Хадсон понял, что у него их тоже три. Первый — он пускает себе пулю, и таким образом, заканчивает всё. Не будет тюрьмы, расследования, не будет ничего, что могло бы доставить одинокому старику неприятности. Второй – он сдается на руки и пытается, как может выстоять, и тут он, скорее всего, сядет в тюрьму, так как все улики против него. И третий —  самый сложный он идёт до конца. Как никак, а он прекрасно умеет стрелять и в совокупности с револьвером Джонни он может оказать достойное сопротивление, ведь никто не ожидает этого от него. Уйти в подполье, вот третий вариант.

«Это испытание на старость, парень» – подумал про себя Хадсон.

Неожиданно возле него снова появилась маленькая девочка. Теперь Хадсон узнал её, это была его мертвая дочь, которая несколько лет назад умерла от рака. Её маленькие, симпатичные глазки, нежно смотрели на него. Она улыбалась, и казалось, хочет что-то сказать ему. Хадсон помахал головой. О да, мир сошёл с ума.

Вой сирен был все ближе и ближе. Пока, наконец, полицейские не высыпались из них, как горох на лужайку. Теперь предстояло действовать, парней было много. Хадсон проверил барабан. Что ж, раньше он был неплохим стрелком.

Продолжение следует…

Автор Даниил Дарс


Смешные и добрые Дневники сказочных героев и другие произведения начинающих и именитых авторов. Конкурсы и подарки участникам.

^ Вверх