Бар Чеширски. История одного кота. Ч. 2. Гл. 13

Купить книгу

Предатель
— Чеширски, стоп, я могу всё объяснить, остановись, – затараторил Хензо, выставляя вперед лапу. – Я могу всё объяснить.
— Лучше скажи, где Сара.
— Я не знаю, честно, я не знаю.
Бар подошёл ближе и направил пистолет в крысиное колено. Хензо выпучил глаза и посмотрел на оружие. Затем испуганно поднял глаза на Чеширски.
— Подожди, если ты выстрелишь, все сбегутся сюда.
— Согласен, – Бар огляделся и подобрал с дивана подушку. – У тебя есть пять минут, чтобы рассказать мне всё, Хензо. Ровно пять минут.
— Хорошо, хорошо. Мне хватит, я ведь совсем немного с ним работаю, буквально пару дней, – сказала крыса и, сглотнув слюну, мерзко улыбнулась. – Бар, это всё из-за Кристины. Из-за неё. Сразу после нашей встречи Харчи нашёл меня и сказал, что теперь я буду работать с ним, если хочу, чтобы она была жива. У меня не было выбора, понимаешь?
— Понять тебя? Он убил Мериан, Хензо. Выпотрошил её.
— Да, я слышал, но я не знал, что он так поступит, правда, я лишь информатор, Бар.
— Ты говорил, что был моим другом. Что работаешь по зову чести, Хензо.
— Харчи умеет убеждать. Ты сам знаешь это не хуже меня. Ведь теперь, когда Сара с ним, ты же тоже пойдёшь у него на поводу.
— Вряд ли, Хензо. Вряд ли. Как видишь, я стараюсь сделать все, чтобы её вернуть. Ты мог бы поступить так же.
— Я не мог, Бар. Я же не ты. Это ты у нас самый крутой коп, а я… Я всего лишь стукач.
— Где она, Хензо, твое время уходит, – Бар взвёл курок.
— В промышленном городе, на старом заводе. В подвале.
— Умница, поедешь со мной, – сказал Бар, медленно отпуская курок. В туже секунду он заметил, как зрачки Хензо дернулись влево, после чего Чеширски резко повернулся и еле-еле успел заблокировать удар Кристины, налетевшей на него с бутылкой. Выронив револьвер, Бар упал на Хензо, который тут же, перекувыркнувшись, вцепился ему в горло, стараясь передавить артерию.
— Сейчас ты подохнешь, кот, – прохрипел Хензо и тут же крикнул Кристине:
— Детка, пристрели его, револьвер на столе.
Бар увидел, как Кристина подошла к столу и взяла оружие. У неё был холодный, почти безжизненный взгляд. И всё же, лапы тряслись, она ведь никогда ещё не убивала.
— Давай, чего ты ждешь! – закричал на неё Хензо.
— Кристина, ты не отмоешься, я же коп.
— Не слушай его, стреляй! Ну же, детка!
Бар вдруг чётко увидел, как её палец нажимает на спусковой крючок. Из последних сил он поднял колено, подставив Хензо под выстрел. Раздался хлопок, затем ещё один, потом ещё. Пуля одна за другой застревали в теле удивленной крысы, пока, наконец, Хензо не свалился на пол. Скинув крысу, Бар быстро поднялся и отобрал оружие. Кристина не сопротивлялась, впав в легкое оцепенение.
— Я его убила? – словно в пустоту, спросила она.
— Да. Убила, – он посмотрел на истекающее кровью тело.
— Боже, Хензо, – сказала она и встала на колени. Бар отошёл к двери и выглянул в коридор. Прислушался. Вроде было тихо. Но следовало спешить – в квартире труп, да и Харчи может нагрянуть. Он повернулся и посмотрел на Кристину. Оставлять её в таком виде, конечно, неправильно, но, похоже, выбора у него всё равно не было.
— У тебя есть ключи?
— Что?
— Ключи от квартиры только у тебя?
— Да. Вторая пара у Хензо.
— Давай обе.
Кристина отстранённо вытащила свои ключи, затем опустилась перед телом Хензо. Медленно, словно боясь его поранить, она начала послушно обшаривать карманы. Казалось, пройдет вечность, прежде она их найдёт.
«И куда делась та решительность и ярость, с которой она жала на курок» – подумал Бар, чувствуя, что уже хочет самолично порыться в карманах крысы.
— Вот, – тихо сказала Кристина, протягивая ключи.
— Спасибо, – сказал Бар, убирая их в карман. – Будь здесь.
Он забрал телефоны и пошёл к двери. Всё, что теперь было надо – это закрыть её в квартире и быстро ехать на завод. Бар набрал Джереми. Старик взял не сразу.
— И как он?
— Хензо больше нет. Заедь за мной.
— Может, сам как-нибудь?
— Джереми, заедь за мной, – настойчиво повторил Бар.
— Я далеко.
— Заедь.
— Хорошо, дай мне двадцать минут.
— Жду.
Бар убрал трубку в карман и снова посмотрел на Кристину. Она сидела возле трупа и аккуратно гладила его по волосам. Это было так странно, Бар уже давно не видел ничего похожего. Обычно так ведут себя дети. На мгновение он почувствовал, как память снова достала его. Он вспомнил, как точно также же сидел возле матери и тыкался в неё носом. Глупо, абсурдно, настойчиво.
— У вас все в порядке? – раздался за дверью голос какой-то старухи.
— Да, всё хорошо, идите, погуляйте, бабушка, это люстра упала.
— То-то громыхнуло, небось, дорогая.
— Да, дорогая, – пробубнил Бар, снова посмотрев на Кристину. Конечно, он не должен был её оставлять вот так. Он должен был вызвать копов и привести её в участок. Или хотя бы вырубить, чтобы Харчи как можно дольше оставался в неведении относительно произошедшего здесь. Но он интуитивно понимал, что всё делает правильно и ничего страшного не будет, если он запрет её тут на несколько часов. Не в том он был сейчас положении, чтобы быть добрым и вежливым малым.
Наконец, под окном раздался сигнал. Бар выглянул и увидел машину барсука. Ещё раз убедившись, что Кристина всё так же сидит возле Хензо, он открыл двери и, щелкнув замком, быстро спустился вниз.
— Что произошло? – спросил Джереми, убавив громкость магнитолы.
— Умер мой информатор, – сказал Бар и оглянулся назад. – Ты, надеюсь, без хвоста? Там, куда мы поедем, будет жарковато.
— Да ладно, ты узнал, где Сара?
— Да, узнал, если, конечно, этот пройдоха не соврал. Помнишь, где завод бывший? По комбикорму?
— Ох ты ж, прям какое-то намоленное место.
— Согласен, я сам туда уже второй раз еду.
— И какой был предыдущий результат?
— Поезжай к заводу, Джереми, давай без лишних расспросов. У меня не то настроение.
— Ох, какие мы все нервные. Конечно, это лишь у нас, у старых, нервы как стальные канаты, а вот вам, молодым, нужно бережнее быть с собой, – буркнул старик и завел мотор. Мустанг дернулся, затарахтел, запыхтел и замолчал. Бар повернулся к старику с каменным лицом.
— Ты что, издеваешься?
— Бар, это машина моего отца.
— И что теперь? Он слушается только его?
— Если у тебя есть другой вариант, поезжай на нём, – буркнул Джереми, снова дергая ключ. Мустанг опять затарахтел, но поник так же быстро, как и в первый раз. Бар схватился за голову. Ему казалось, что все, что происходит – это дурной сон.
— Тише, давай без эмоций, – успокоил его барсук.
— А то что? Эта рухлядь на меня обидится и в конец развалится?
— Он не рухлядь, он хороший мальчик, правда ведь, малыш, – старик любовно погладил деревянную обшивку. – Он ведь не подведет старых друзей, так ведь?
Джереми аккуратно вынул ключи и вставил их ещё раз. Затем, поглаживая, начал медленно заводить машину. Бар почувствовал, как сам нагревается быстрее, чем мустанг. Он повернулся к окну и уставился на грязную лужу. Иногда дед был просто невыносим, впрочем, почему иногда, он довольно часто вымораживал его своим поведением.
Разглядывая грязную воду, Бар вспомнил, как, стоя по шею в нечистотах, пробирался к логову маньяка-крысолова. На тот момент ему казалось, что это было самое худшее, что может с ним приключиться в жизни. Неожиданно мустанг взревел, и прошлое сразу же отупило, уступая место настоящему.
— Вот видишь, нужно было просто погладить, – улыбнулся барсук, выезжая со двора.
— Ох, что-то мне подсказывает, что одним «просто» мы не обойдемся… – тихо сказал Бар, наблюдая, как медленно отдаляется дом Абигейл.

© Даниил Дарс


Смешные и добрые Дневники сказочных героев и другие произведения начинающих и именитых авторов. Конкурсы и подарки участникам.

^ Вверх