Бар Чеширски. История одного кота. Ч. 2. Гл. 9

Харчи
Проваливаясь в глубокий снег, Бар обошёл дом со стороны леса. Если он правильно разобрался в следах, то в гости к Джереми приехали как минимум два джипа, а это четыре зверя в каждой. Значит, восемь противников, каждый из которых обязательно должен получить по одной пуле. Выходит, что у него остаётся лишь четыре шанса промазать. И это с перезарядкой. Прямо скажем – не самый лучший расклад для кота, который не каждый день упражняется в стрельбе. Прижавшись к деревянной стене, Бар выглянул за угол. Машина возле дома была только одна – черный мерседес.
«Где же ты прячешься?» – подумал Бар, осматриваясь. Впрочем, он просто отгонял возможность того, что Харчи просто сидел в доме. Это ведь было очень неудобно, так как перестрелка на открытом пространстве давала ему больше шансов на выживание. В то время как в доме он был отличной мишенью, пусть даже всего для четверых зверей.
— Детектив, может быть, хватит полировать стены? – раздался из открытого окна голос обезьяны. – Если бы я хотел вас убить, то сделал бы это уже давно.
Чеширски опустил револьвер и подошёл к окну. Харчи сидел на диване и смотрел прямо на него, улыбаясь всей своей ровной отвратительной улыбкой. Бар осмотрел комнату – охранников позади шефа не было. Точнее, не было видно. Но едва он сделал пару шагов, как в спину уперся пистолет. Бар оглянулся. Сзади него стояла огромная горилла, непонятно как подкравшаяся к нему со спины.
— Только без глупостей, детектив, не вздумайте палить. Проходите, я тут вам приготовил отличный ароматный чай – ваш барсук большой мастер этого дела.
— Спасибо большое, сейчас зайду, – ответил Бар и пошёл к двери.
— Как всё же приятно видеть вас снова, – заметил Харчи, приглашая Бара сесть напротив. Глаза у обезьяны горели азартом, к тому же в них играли блики огня из камина, придавая им воистину бесовское выражение.
— Где Сара?
— У меня, конечно же. Ну, пока у меня. Дальше её судьба еще неизвестна. Как-никак мистер Альфонски тоже проявляет к ней интерес, пусть и несколько болезненный, – сказал он, поднимая чашку с чаем.
— Что тебе надо?
— Ай, сразу к делу, что же так, детектив? Где же ваши хваленые эмоции? Ведь я совсем недавно исполосовал вашу лучшую подругу. Но, скажу честно, я её не мучил. Когда мои ребята вытаскивали её кишки, она была уже мертва. Считайте это признаком хорошего отношения к вам и желания сотрудничать.
— Мразь, – покачал головой Бар, еле сдерживаясь.
— Ну-ну, детектив. Поверьте, я вынужден был так поступить. Ведь вы же вмешались и, главное, – пошли против меня. Первый раз я подумал, что это можно понять и после убийства вами этого кота занялся Толстопузом. Но, как я и предполагал, вы не оценили доброго поступка и снова решили сделать мне гадость, пытаясь склонить этого жирного кота к встрече со мной. Неужели вы думали, что я об этом не узнаю? Равно, как и про место, где вы прячете вашу кошку.
— Надежда была.
— Ай, детектив, пустое дело – так думать. К слову, я убежден, что мы всё ещё можем подружиться, ведь, согласитесь, смерть брошенной вами кошки – куда меньшее зло, нежели ваша попытка меня убить. Не находите? А?
— Нет, не нахожу.
— Так вы подумайте получше. Ведь партнёрство, пусть и плохое, лучше доброй войны. Все эти жертвы – это просто самый действенный способ заставить стороны примириться, ведь лишь тогда, когда убивают наших любимых, мы полностью понимаем суть войны. Всем плевать на безымянные потери.
— Что тебе от меня надо? И как это поможет вернуть Сару? – тихо проговорил Бар.
— Мне нужно, чтобы вы провели эту встречу на моих условиях. Я не против того, чтобы всё состоялось, пусть жирный и агенты организуют всё. Пусть так, но лишь с тем условием, что умрут они. Не я. Уверен, Сара – это достаточный предлог для того, чтобы это произошло. Вам же она нравится? Мне, кстати, тоже.
— И какие гарантии того, что она будет жить?
— Никаких. Абсолютно. Вы уже показали, что с вами нельзя вести дела нормально. Поэтому я вынужден играть по своим правилам – держать вас в узде, если можно применить этакое выражение.
— И что же, если всё пройдет так, как надо, то этот город захлебнётся в наркотиках?
— Ах, детектив. Ну что за выражение: «Захлебнётся в наркотиках». Неужели вы думаете, что агенты преследуют цель избавить вас от «Смайла»? Вы хоть понимаете, что им надо?
— Что же?
— Им нужен этот наркотик. Ведь сбагрив его куда-то в третьи страны, они создадут, фактически, хаос. Представьте себе: наркотик попадает, допустим, в Мексику, там распространяется по обычным каналам, и вот уже все местные наркоманы прочно сидят на «Смайле». Неприятно, но более или менее приемлемо. И вот тут-то и вступает в силу побочная сторона, когда повсеместно совокупляясь, они рождают уродов. За счет этого можно любое государство поставить на колени, расценив его как потенциальное зло. И никакая ООН не поможет. Наоборот, эти святые звери сами двери откроют, лишь бы заткнуть распространение этой штуки.
— Хочешь сказать, что это что-то типа оружия?
— Да. Только это оружие для ЦРУ, которое не может просто так взять и отобрать у Мучи его исследования. У нас же демократическая страна, поэтому им проще подключить ФБР, чтобы то, желательно не испачкав лапы, вытащило производство на свет божий.
— Ну, тогда зачем им мешать? Ты же сам распространишь его не хуже, чем они.
— Согласен. Это бы и произошло. Только я бизнесмен, равно, как и мой босс. Нам невыгодно уничтожать отделы сбыта. Хаос, который возникнет, не сулит ничего хорошего для нас, мы ведь не политики. Поэтому нам важно сохранить положительные стороны «Смайла», такие, как абсолютная привыкаемость и медленное уничтожение носителя.
— Ты ещё скажи, что ты хороший парень, Харчи. Ты сам-то веришь в то, что мне говоришь? Улучшаешь наркотик? Какое благородство.
— Скажите мне, детектив, мне просто любопытно. Что вам говорили обо мне агенты?
— Что сначала ты закончил с Мексикой, потом переключился на Колумбию.
— Да, правильно. Не найдя решения с главами картелей Дали и Мелько, и спустив их на фарш, я смог убедить этим остальные мексиканские картели в том, что мы серьёзные партнёры и в долгосрочной перспективе можем уладить все проблемы с более серьёзным противником, таким, как португальцы. Разве это не лучший стратегический ход?
— Да. Но слишком жестокий.
— Согласен. Но иногда остановиться просто нельзя – мы же с вами играем во взрослые игры, где на кону многие жизни.
— Ты, я смотрю, любишь поговорить.
— Наверное, это на роду написано у нас, у приматов. Скажем, у нас нет ни крепких клыков, ни когтей, лишь чуть больше ума.
— Мне нужно услышать Сару.
— Да, конечно. Бойл, передайте трубку мистеру детективу, пусть убедится, что всё хорошо, – попросил Харчи стоявшую позади Бара гориллу.
Горилла набрала номер и положила трубку на стол, включив динамик. Бару казалось, что пройдет вечность, прежде чем он услышит её голос, но всё получилось куда быстрее.
— Алло, да, Бар, алло… – вылетело испуганным, затараторившим голосом.
— Сара, не бойся, все будет хорошо, – только и успел сказать он, так как горилла тут же забрал телефон.
— Как видите, я выполнил свои обязательства, детектив.
— Значит, её жизнь в обмен на то, что город захлестнёт наркомания.
— Я бы не был так уж категоричен. Ваш город портовый, он будет перевалочным пунктом. Большая часть наркотрафика будет оседать не здесь, а пойдет вглубь страны. Как того и хотят мои колумбийские друзья. Надо лишь доработать химическую формулу.
— Всё равно, миллионы пострадают. Миллионы семей.
— Зато не будет мирового хаоса, а главное, выживет твоя кошка. К тому же, ты уничтожишь этого мелкого упертого жирного кота, который слишком туп, чтобы видеть возможную перспективу роста, – проговорил Харчи, на мгновение осветив глаза ненавистью.
— Хорошо. Но если я соглашусь, мне нужен тот, кто сказал тебе, как её найти.
— Месть? Хм, не уверен, конечно, что это так уж необходимо. Если нам удастся договориться, то ваша жизнь будет мне полезна и мне не хотелось бы потерять её в глупой перестрелке со стукачом. Но, с другой стороны, почему бы и нет. Информатор не так важен, как ваша благосклонность, уважаемый детектив. Так что, пожалуйста, это ваш друг Гарри, мистер большой орангутанг.
— Гарри…
— Он самый. Немного внимания и вот я уже тут.
Бар опустил голову. За один вечер он потерял слишком много друзей.
— Ну, детектив, зато теперь мы вместе. Не будем о грустном, давайте лучше обсудим, как вы проведёте общую встречу, – похлопал его по плечу Харчи.
Бар поднял глаза. Они светились бешенством. Харчи улыбнулся – он словно получал удовольствие от этой безумной пляски ярости.
— Успокойтесь, детектив, тише, – медленно произнес он. – Уверен, сейчас надо быть хладнокровным.
— Да что ты говоришь!
— Именно, детектив. А теперь послушайте меня. План простой. Когда вы получаете от Толстопуза место и дату встречи со мной, то просто никак не реагируете. И как только я расправлюсь с котом, то назначу вам новое место для встречи, и уже туда вы приедете с агентами. Уверен, интервал будет небольшой. Так что никто ничего не заподозрит.
— То есть, выстрелов никто не услышит? У Толстопуза ещё полно отчаянных котов.
— Я выберу такое место, где нас с ним никто не побеспокоит.
— Как самоуверенно.
— Это уже мои проблемы. Ваша задача – проигнорировать запрос толстого кота. Вы поняли?
— Да.
— Что да?
— Я понял, что мне нужно проигнорировать запрос толстого кота.
— Славно, не люблю срывать договор, – сказал Харчи и протянул лапу. — По лапам?
Бар посмотрел на протянутую волосатую лапу. Она была тонкой, слабой, никак не похожей на те, что обычно бывали у бандитов, с которыми он воевал. Те были огромные, когтистые, мозолистые, привыкшие держать как холодное оружие, так и огнестрельное. Эта же совсем не походила на них, но напрягала не меньше. Бар пожал её.
— Это хорошее партнёрство. Рад, что смог достучаться до вас, – потряс лапу Харчи, явно довольный собой. – Кстати, ваш друг журналист – мы так и не решили, что с ним делать, так что оставляем его вам. Он в подвале, старик оказался крайне агрессивным, пришлось его немного успокоить. Считайте это ещё одним подарком.
Бар слабо улыбнулся и посмотрел в окно. Он не хотел видеть лицо этой обезьяны. В конечном счете, лучше смотреть на мирно падающий снег, вместе с которым падали его надежды. Слишком уж гладко стелил свой план Харчи, лишая, как Толстопуза, так и агентов хоть какой-нибудь победы в этом противостоянии. Гладко, спокойно, с минимальными потерями он становился хозяином всего города, используя для этого самые слабые места сильных зверей.
Бар повернулся к Харчи и вспомнил, как смотрел в глаза своего отчима, который точно так же пугал его. Тогда, чтобы выжить, пришлось умереть его матери. Может, стоит повторить этот печальный опыт?

© Даниил Дарс


Смешные и добрые Дневники сказочных героев и другие произведения начинающих и именитых авторов. Конкурсы и подарки участникам.

^ Вверх