Бар Чеширски. История одного кота. Ч. 2. Гл 4

Блудница
Как оказалось, найти Хензо оказалось куда сложнее, чем это могло показаться на первый взгляд. Хитрый крыс никак не хотел давать о себе знать, плотно зарывшись среди городских трущоб. Поочередно прошерстив пару борделей и кабаков, Бар устало сел на ступеньку перед входом в «Голубую устрицу». Все шансы найти Хензо стремительно неслись к нулю, поэтому оставалась лишь Кристина, пожалуй, единственное, что было тому дорого.
— Сигаретки не найдётся?
Бар обернулся и увидел растрёпанную лисицу, мирно качающуюся и очаровывающую его своим пленительным томным взглядом. Бар посмотрел вниз. На ней были черные чулки, юбка и легкие черные туфли, никак не вязавшиеся с ночным пробивающим холодом.
— У меня только крепкие, – сказал он, протягивая пачку.
— Пойдёт, – сказала лисица и села с ним рядом, с трудом выбирая сигаретки.
— Что, совсем судьба не улыбается? – ухмыльнулся Бар, затягиваясь и выпуская облако дыма.
— Улыбается, только улыбка какая-то кошмарная, – ответила лисица, и Бар почувствовал сильный запах алкоголя. Она была очень пьяна.
— Вообще, пить в общественных местах нехорошо, – заметил он, забирая пачку.
— А что, здесь так много зверей, дорогуша? Здесь пустыыыынно, – протянула она, закатившись в хохоте, но потом, резко став серьёзной, добавила: – как и везде. Ночь удаляет все с улиц.
— Всю грязь? – покосился на неё Бар.
— Да. Грязь.
— Боюсь, уважаемая, вы не совсем правы. Ночь лишь делает это все менее заметным. А по факту всё остаётся на своих местах. Вот за это я и не люблю ночь. К тому же мы, кошки всё равно всё видим.
— Да уж, вы верные слуги ночи, – улыбнулась лисица, одарив его ещё одним букетом алкогольных ароматов. – Первый раз вижу детектива-философа.
— Так прям заметно, что я детектив?
— Ну, более или менее приличное пальто, трезвый на вид, достаточно крепкий. Такие либо копы, либо бандиты.
— А почему, например, не парикмахеры или продавцы зимних курток?
— Эти в таком районе по ночам на ступеньках не курят. Только бандиты, либо заблудшие копы.
— Заблудший коп. Так меня ещё не называли, сестричка. И, всё же, почему ты меня не приняла за бандита?
— Всё дело в глазах, дорогуша! У тебя в них слишком много печали, такие только у честных копов.
— Эй, да ты флиртуешь, рыжая, – засмеялся Бар, доставая ещё одну сигарету. – На вот, прикури, родная, в эту холодную ночь без сигаретки никак.
— Какой ты милый. Но сигареты – не главное.
— А что для тебя главное?
— Не знаю, наверно, немного тепла и попасть домой.
— Эти мечты я могу тебе организовать, подруга, – он достал телефон и вызвал такси. Затем снял пальто и укрыл её, почувствовав сквозь плотную ткань, как она дрожит. Лисица с благодарностью посмотрела на него, затем опустила голову ему на плечо. Бар улыбнулся и затянулся покрепче, он ведь даже забыл спросить, куда её везти.
— Мередит! Мередит, где ты, где эта чертова шлюха? – вдруг раздался голос из дверей казино.
Бар поднял голову и увидел толстого суслика, чье огромное пузо раздвигало ровный ряд черных подтяжек. Увидев сидевшую с ним лисицу, он осклабился и, выставив передние длинные зубы, бодро зашагал к ним, переставляя свои короткие ножки, как самый настоящий аллигатор.
— Эй, пошёл отсюда, приблуда, – обратился он к Чеширски.
Бар устало вытащил жетон и показал его суслику. Пробубнив что-то невнятное, но явно оскорбительное, толстяк медленно повернулся и пошёл прочь, всё ещё продолжая сыпать нечленораздельные злобные звуки.
— Эй, толстый, подожди секунду, – вдруг крикнул Бар, останавливая коротышку, – где она живет?
— Малое Авеню, 9, – огрызнулся тот.
— Спасибо за сотрудничество, – сказал Бар и развернулся к лисице. Пьяная, она лежала на сыром черном асфальте, прикрытая его порядком потрепанным пальто. Идиллия, черт возьми.
Спустя десять минут приехало такси. Переплатив шоферу, Бар уложил её на заднее сидение.
— Малое Авеню, 9. И, пожалуйста, помоги ей добраться, – вежливо попросил Чеширски.
— Маловато дал, – огрызнулся шофер.
— Давай я ещё раз попрошу, – сказал Бар и показал шоферу свой жетон. Почему-то ему не хотелось, чтобы у этой изрядно подпитой проститутки в эту ночь случились ещё какие-нибудь проблемы. Ведь истинные философы должны помогать друг другу, хоть они и находятся по разные стороны закона. Проводив машину взглядом, Бар направился в «Голубую устрицу». Тоска тоской, а дело надо было делать.
Миновав охрану, Бар подошёл к барной стойке и заказал виски. В таких местах, да ещё посреди ночи, грех не опрокинуть стопку чистого напитка. Заметив его скорость, бармен лукаво подмигнул и снова наполнил до самых краёв. Бар поднял стопку и, визуально чокнувшись, отправил вторую порцию преследовать первую. Затем, поискав глазами пустой столик, взял полупустую бутылку и отправился допивать остатки алкоголя.
Кристина подошла не сразу, ей пришлось изрядно попотеть, чтобы вовремя разнести все заказы. Бар не упускал её из вида. Конечно, убегать она бы не стала, но так было проще обратить на себя внимание. У этой крысы словно глаза на затылке росли, впрочем, как и у всех местных официанток. Заметив кота, она скривилась, но всё же подошла.
— Что желаете, детектив?
— Хензо, – ответил Бар, выпрямляясь на стуле. – Мне нужен Хензо.
— Что-то вы без всяких заходов, как же конспирация?
— Конспирация есть, – сказал он, показывая на бутылку с виски.
— Да уж, секретность лучше некуда. Можно подумать, тебя в этой дыре никто не знает.
— Да я особо и не скрывался. У меня информатор пропал, я за него переживаю.
— У меня тоже, представьте себе.
— Ну так помоги мне его найти, Кристин. Хензо мне дорог не меньше, чем тебе.
— Да ладно? С чего вдруг полицейской ищейке заботиться о его здоровье?
— У всех у нас есть сердце, Кристина.
Она вздохнула и оглянулась на бармена, затем наклонилась над ухом Бара и шепнула, чтобы он шёл к черному выходу, где они могут спокойно поговорить. Бар поставил ей на поднос бутылку, придавив ею сотню долларов. Кристина хмыкнула и пошла к другому столику. Бар посидел ещё несколько минут, ведь выступление стриптизёрши было достойным.
На улице Кристина нервно закурила из его лап. Теперь она выглядела куда менее уверенно, постоянно бегая глазами и оглядываясь по сторонам. Худая, с длинными зубами, усатая. Да, даже лучшие крысиные самки были отвратительны на вид.
— Что с тобой? – спросил Бар, опуская зажигалку.
— А ты не знаешь?
— Нет.
— Ну как же, весь город на ушах стоит, только и разговоров, что об этих убийствах в доках.
— Боишься, что за тобой придут? – спросил он, выпуская пар. – Ты же всего лишь официантка, ты им не нужна.
— Ну, тебе же я понадобилась.
— Мне нужен Хензо.
— Вот поэтому я и переживаю, что им он тоже может понадобиться.
— Кристин, перестань. Хензо не такая важная шишка. Лучше помоги мне найти его, это в его же интересах.
— Я же сказала, что не знаю, где он.
— Он бы никогда не уехал без тебя. Значит, он где-то в городе.
— Вот это меня и тревожит.
— А вдруг ему угрожает опасность? Я не хочу дергать тебя в участок, зачем тебе это? Неужели ты думаешь, что я не найду повода?
— Угрожаешь, Бар?
— Объясняю. Пока объясняю.
— Да пошёл ты! – она бросила окурок и затушила его каблуком. – Иди, вызывай, посмотрим, что у тебя получится.
Кристина развернулась и исчезла в дверном проеме. Бар посмотрел на брошенный окурок, затем на небо. Как-то странно они сочетались, составляя лицо этого мрачного города. Бар потуже запахнулся и пошёл домой. Пусть завтра агенты обойдутся без его информаторов. В конечном счете, кто у него? Крыса? А у них вся разведывательная сеть соединённых штатов.
Выйдя на перекрестке, он посмотрел по сторонам и вытащил бумажник. Со всеми этими похождениями денег хватало только на метро. Грустно вздохнув, он пошёл за жетоном. Метро в этом городе было ещё отвратительнее улиц.

© Даниил Дарс


Смешные и добрые Дневники сказочных героев и другие произведения начинающих и именитых авторов. Конкурсы и подарки участникам.

^ Вверх