Первое дело. Глава 17

Крыса, которой нет

Задумчиво рассматривая пустырь, Чеширски вздохнул и посмотрел на Джереми, одиноко стоявшего возле остатков некогда большого дома. Как оказалось, собутыльник Тоби, Рельнольдс, был таким же бомжом, как и Бенгази, только разве что с телефоном.
— Ну и где мы будем его искать? – крикнул Джереми, поворачиваясь к машине. – Черт, подожди! Ой, я, кажется, знаю, ты опять попросишь меня пробить номер, по которому он звонил Эльзе. Я верно говорю, а, Чеширски?
Бар задумчиво потёр подбородок. Была у него одна мысль, только вот он не знал, как к ней подступиться. Как же плохо, что с ними нет старика Хайнлайна, Бар был практически уверен, что для него найти ещё одного алкаша в этом городе не составило бы никакого труда.
— Черт меня возьми, как я вообще дошел до того, чтобы искать алкоголиков?! Я ведь журналист мирового уровня, расследующий громкие политически дела. Но, увы, вместо них я роюсь тут, в этом говне, – пробубнил Джереми, возвращаясь к машине. – Ну, где его искать, а?
— Как – где? В городе! Взять фотографию, да и пройтись по всем закоулкам. Желательно – по самым вонючим.
— Какая хорошая идея, Чеширски! Уверен, она принесёт результат.
— Нет, нет, нет, Джереми, ты поедешь со мной.
— А я-то зачем? Ты же коп, ты знаком с этой стратегией, я тебе зачем?
— Если я найду этого Тоби, я не буду тебе звонить, а просто поеду к нему. А там, надеюсь, выйду и на преступника.
— Да вы, детектив, похуже некоторых бандитов. Это что? Шантаж?
— Это работа. Полицейский не должен отчитываться журналисту.
— И ты знаешь, куда ехать?
— Ну, для начала объездим всё возле доков, как-никак, а труп нашли там. Я почти уверен, что Хайнлайн поступил бы именно так.
— Вот только давай не будем приплетать к твоим идеям старика.
— Я не хочу спорить. Хочешь – поехали, не хочешь – заставлять не буду.
— Тебя я точно не брошу. Я, как-никак, старику пообещал, что пригляжу за тобой.
Чеширски устало потёр порядком затёкшую шею. Всё же работа копа – выматывающая штука. Особенно, если учитывать, что времени критически мало, а обыскать надо чуть ли не квартал. Да ещё знать бы, кого именно искать. Вполне возможно, что Бенгази и не тусил ни с кем, кроме Тоби, проводя вечера лишь с единственным товарищем, нежно смакуя объедки из местных мусорных баков. Чеширски улыбнулся, а шутить он всё ещё мог.
Но скоро эта способность прошла. Так как через несколько часов поисков он уже сам напоминал бомжа. И не только по обессиленному взгляду, но и по запаху, насквозь пропитавшись всеми ароматами этого портового района. Шесть, семь, пятнадцать, постепенно Чеширски уже перестал считать эти пропитые морды, всё равно все они были похожи друг на друга.
И всё же удача была на их стороне. Подойдя почти вплотную к Ривер-сайд, они заглянули под мост, где ютилось несколько бездомных, среди которых и нашелся тот самый, от кого Чеширски услышал заветные слова.
— Подожди, Билли. Да это же этот, сторож портовый. Джеки, старина, помнишь того парня, у которого жена – крыса? – рассмеялся во весь свой беззубый рот один из бомжей и тут же сам себе ответил: – ну да, помню такого, бывал он тут у нас.
— Постой, ты – барсук? – спросил Джереми, вглядываясь в бомжа.
— И что с того?
— Да, так, любопытно стало.
— Джереми, отойди, – вмешался Бар, отталкивая журналиста. – Извините, а не подскажете, как нам найти его друга, Тоби?
— А что ты мне взамен дашь? – спросил бомж, хитро прищурившись.
— Да, точно барсук, – согласился Бар, открывая бумажник, внутри которого было лишь сто долларов, да и те одной бумажкой.
Рассматривая вместе с Чеширски купюру, бомж задумчиво поцокал и покачал головой. Джереми сделал примерно то же самое, с грустью отхлебнув из фляги и вытащил пятьдесят долларов.
— Эх, ты меня разоришь, Чеширски… – устало сказал барсук, протягивая деньги бомжу.
— Постой, это что, коньяк? – вдруг лучезарно улыбнулся бомж, нюхая воздух.
— Не, не, не, даже не думай, возьми вот, этого тебе как раз на бутылку хватит, – запротестовал Джереми, убирая флягу подальше во внутренний карман.
— Либо так, либо никак, – запротестовал бродяга.
— Джереми, это просто алкоголь. Отдай ему.
— Это не просто алкоголь, это лекарство, сила и горючее, я не могу его отдать. Как я вообще работать буду? Если бы он у тебя ствол попросил, ты бы тоже отдал?
— Ну, хоть глоточек! – задиристо подтрунил бездомный.
— Иди в жопу, ничего ты не получишь! Это вам не бесплатная ярмарка, где можно брать всё что угодно. Не нужны деньги, сиди и дальше тут воняй.
— Все, прекратили, держи, – сказал Бар, отдавая последние сто долларов. – Надеюсь эта информация того стоит.
— Большое вам мерси, – заискивающе улыбнулся бездомный и жадно смял бумажку. – Вот настоящий зверь, не то что некоторые.
— Ближе к делу, – оборвал его Чеширски.
— Да, да, конечно, детектив. Для вас всё что угодно. В общем, был он тут месяц назад, прежде чем уйти в порт. Веселый парень, только вот глуповатый. Я ему говорил, что порт плохое место и там уже никто не селится.
— Почему плохое?
— Так звери пропадают там. Уже месяца три. Поначалу там, в канализации, много ребят было, а сейчас никого нет. Ну, разве что залетные, как эти двое. Говорят, жрет их кто-то. Тварь там какая-то завелась, что по ночам на зверей нападет.
— А почему вы не обратились в полицию?
— А толку? Ну, во-первых, кто бомжей слушать станет, а во-вторых, тел-то нету, разве что крови немного, но ради неё никто не будет мараться. Да что там кровь, в эти дыры полицейские и не спускаются, ты сам-то там был?
— Да. Пришлось разок посетить.
— Ну вот! Наверное, знаешь, как там хорошо. А, стало быть, понимаешь, что никто туда без особой надобности не полезет. Эта вонь и грязь, она даже полицейским не интересна. Что им до пропажи бомжей?
— Если я спрашиваю, значит, есть дело, так ведь?
— Ага, первый раз за несколько месяцев и то, только тогда, когда нашли тело Бенгази.
— Что ещё знаешь?
— Да, в принципе, всё. Если этого Тоби и надо искать, то только там, в этих каналах. Только далеко не заходи. Мало ли что произойдет.
— Переживаешь за полицейского?
— А почему бы и нет? Ты хороший коп, только вот зеленый ещё, всех полицейских фишек не просек. Не знаешь, где и что брать.
— Осторожнее. Не все копы такие.
— Ну да, ну да.
— Я так понимаю, теперь ты полезешь в каналы? – подытожил Джереми, задумчиво поглядывая на темнеющее небо.
— А почему это я? – удивился Чеширски. – Полезем вместе. Должен же меня кто-то страховать.
— Разве что возле люка, брат, я же барсук, а не крыса.
Чеширски махнул рукой. Он и без этих слов прекрасно понимал, что кроме него никто не полезет в эту вонючую грязную слякоть, почти до самого основания заполненную нечистотами и пищевыми отходами. Тут он заметил, как Джереми что-то протянул, ему. Это были пятьдесят долларов.
— Возьми, как-никак, но расходы на взятки надо делить на двоих, – улыбнулся Джереми. – Не переживай, это ведь честно.
Бар кивнул и принял деньги. С ними и правда была некоторая напряженка. Затем они сели в машину и поехали к докам, где, по словам Джереми, было ещё несколько люков, через которые можно было легко попасть в канализацию, выходившую прямо под причал.

© Даниил Дарс

Смешные и добрые Дневники сказочных героев и другие произведения начинающих и именитых авторов. Конкурсы и подарки участникам.

^ Вверх