Первое дело. Глава 19

Собачье любопытство

Когда пошёл дождь, Бар лишь повыше натянул воротник. Конечно, это не спасало от промокания, но всё же это лучше чем ничего. Он стряхнул куски налипшей грязи с плеча. Казалось, весь этот чёртов город ополчился против него, даже погода.
Добравшись до дома, он посмотрел наверх. Жанни, естественно, спала. Да и зачем ей было дожидаться своего непутевого кота, который предпочел лазить по вонючим каналам, нежели лечь с любимой кошечкой в постель. Все логично, это ведь его выбор. Он ещё раз посмотрел на себя. Грязный, вонючий, к тому же еще и мокрый. Одно радует, сразу понятно, что был не у любовницы.
Внезапно свет автомобильных фар ослепил его. Бар прищурился, но всё же сумел разглядеть, как из машины напротив вышли две здоровые фигуры с огромными черными зонтами. Много времени не понадобилось, чтобы понять, от кого они, ведь это были собаки.
— Детектив Чеширски? – вежливо поинтересовался один из них.
— Да.
— Меня зовут Генри, я личный помощник Мистера Фуча. Он хочет поговорить с вами.
— Сейчас не самое подходящее время для каких-либо разговоров.
— Мистер Фуч понимает это, и всё же он очень настаивает.
Чеширски посмотрел на своего собеседника ещё раз. Теперь, когда его глаза уже приспособились к свету, он могу лучше разглядеть его.
Это был дог. Породистый. Среди собак это как львы среди кошек, примерно такие же статусные мерзавцы. Обычно они предпочитали работать в элитных кругах, довольствуясь скромными местами возле губернаторов, политиков и военных, выступая у последних в роли адъютантов при генералах. А тут бандит. Ночь открытий прям.
— У меня, я так понимаю, выбора не много? – спросил Бар, посмотрев на второго.
— Это в ваших интересах, детектив. Пожалуй, это единственное, что я могу вам ответить.
— Хм, ну, если в моих интересах, – задумчиво произнес Чеширски, посмотрев на окна своей квартиры. Нет, он, конечно, не думал, что его будут убивать. Если бы они хотели сделать это, то обошлись бы куда более незаметными способами. – Хорошо, я согласен. Но оружие при мне.
— Это как вам угодно, – не меняясь в лице, ответил дог. – Прошу в машину.
Это был черный «Мерседес» с безупречным кожаным салоном, поражавшим своей роскошью. Вероятно, везли его с Европы, так как о заводах по выпуску «Мерседеса» в Америке Бар не слышал. Не снимая пальто, он аккуратно пролез в машину и сел напротив дога, который, отдать ему должное, и взглядом не повел, когда грязное вонючее пальто измазало весь интерьер.
— Хотите что-нибудь выпить, детектив? – вежливо поинтересовался дог, открывая бар.
— Это для храбрости?
— Нет, это всего лишь гостеприимство. Мистер Фучи не держит у себя алкоголь, поэтому, если вам вдруг захочется немного выпить, то лучше сделать это сейчас.
— Нет, спасибо. Не отказался бы от кофе.
— Увы, это не предусмотрено, – улыбнулся дог – впрочем, это можно будет попробовать в поместье.
— А долго ехать?
— Нет. Ещё минут двадцать.
Бар кивнул и, облокотившись на кресло, закрыл глаза. Ну никак не верилось ему, что этот дог воспользуется ситуацией и всадит ему в брюхо пулю или нож. Да и он настолько устал, что попросту забил на всё это. Всё равно с двумя крепкими собаками он сейчас не справится. К тому же, как он успел заметить, за ними ехала ещё одна машина, а это значит, как минимум два пса там сидели.
Особняк Мистера Фучи находился всего в нескольких километрах от города, в элитном пригороде под названием Дразго, где селились лишь звезды, да бизнесмены, предпочитавшие тишину и покой, а не шум и суету. Проехав ворота, Бар заметил двух охранников с автоматами. Весьма недурственно для одного из самых безопасных пригородов Нью-Йорка.
Встретивший их пёс-лакей также был одет в строгий серый костюм, такой же, как и у Генри. Грубо говоря, в особняке Бар вообще пока не видел кого-либо в иной форме. Даже охранники были в костюмах. Манерный, с немного задранной мордой лакей уже не обладал той учтивостью, которой был наделен Генри и, заметив, как выглядит Чеширски, невольно скривился.
— Мистер Фуч ожидает вас. Если позволите пальто.
— Нет, уж, спасибо. Как-нибудь сам донесу.
— Как изволите, прошу за мной, – изысканно бросил слуга и, развернувшись, пошёл к лестнице.
Чеширски посмотрел на дога, тот впервые улыбнулся, но ничего не сказал. Лишь протянул лапу вслед за лакеем, приглашая следовать за ним. Поежившись, Чеширски тоже пошёл к лестнице.
Кабинет мистера Фучи был огромен. Впрочем, как и весь дом, немало удививший его своими размерами. Чеширски вообще не понимал, как такое было возможно. Жить в такой роскоши одному из руководителей банд? Причем такому наглому, что он даже мог позволить себе выделить машину для того, чтобы привести детектива к себе в дом. Несомненно, Бар и раньше слышал о коррумпированности полицейских, но те, что допустили такое, были явно достойны особой похвалы. Дошло даже до смешного, ведь он, как представитель закона, даже не знал толком, как на всё это реагировать. Ведь, по идее, он должен схватить этого наглого пса за шкирку и тащить в участок, попутно отстреливаясь от всяких догов и охранников с автоматами, но это, конечно, в теории.
С другой стороны, он уже изучил Хайнлайна, знал, насколько он умен, изворотлив и принципиален. Как он мог допустить такое? Неужели в участке вокруг него ни одного проплаченного полицейского? Ведь один лишь этот дом в столь дорогом месте должен вызывать у него чувство бессонницы по ночам.
Он подошёл к огромной, метра в два высоту, картине, висевшей над рабочим столом. На ней было изображение крупного бульдога, вальяжно разместившегося в широком дубовом кресле, очень напоминавшей то, что было за рабочим столом. По всей видимости, это и был мистер Фучи.
— Добрый вечер, детектив, – раздался тихий, но отчетливый голос.
Чеширски развернулся и увидел огромного толстого бульдога, мягко прикрывающего двери.
— Извините, оторвал вас от вашей работы, – вежливо сказал он, подходя поближе. – Как видите, сам тоже не сплю, все дела, дела, дела.
— Да ничего, всё нормально. Ваш помощник оказался очень вежливым.
— Так Гарри потомственный, у них это в крови, не то, что у нас, дворняг.
— На вас не похоже, что вы дворняга.
— Это всё, – обвел пальцем комнату бульдог. – Это вовсе не я. Я начинал с улиц свой бизнес, занимался поставками мяса и вот, дожил до того момента, когда могу позволить больше не стоять принимающим в доках.
— Вы работали в доках?
— Начинал там, потом открыл собственную компанию. Многие в нашем городе начинали в доках, я имею в виду успешных бизнесменов. Это прибыльное место.
— Я это уже понял. Но ведь вы, мистер Фучи, пригласили меня сюда не для того, чтобы говорить о вашем прошлом, так?
— Так. Что решили? Сразу к делу? Что ж, хорошо. Зачем играть в кошки–мышки, когда можно сразу все решить.
— Итак?
— Да всё просто, ведь это вы ведете дело моего кузена. Не так ли?
— Мистера Льюиса?
— Именно.
— Да. Я и детектив Хайнлайн.
— Я слышал. Его ещё обвинили в убийстве.
— Это ложь.
— Я знаю, господин Чеширски, иначе мы бы не беседовали в моем кабинете. Неужели вы и вправду думаете, что я мог бы пригласить вас сюда, если хоть на секунду бы решил, что Хайнлайн причастен к убийству моей родни? Конечно же, нет. Я знаю, что он его не убивал, Хайнлайн очень известен в наших кругах, особенно тем, что крайне любит закон.
— В ваших кругах?
— Да. В мясных кругах. Но мы отвлеклись. Понимаете, сейчас, когда вы остались без должной поддержки, вам будет очень непросто вести это дело, так как, насколько мне известно, на вашего бедного капитана уже оказывается давление. Ведь вы ещё совсем зеленый. А это довольно серьёзное преступление. Вам просто необходима помощь.
— В вашем лице?
— Да, а почему нет. Понимаете, я был бы очень рад узнавать все новости по этому расследованию в первую очередь.
— Что-нибудь ещё или только это?
— Послушайте, детектив, давайте мы не будем обострять. Вы в этом городе новичок, зачем ненужные сложности. Поверьте, я не меньше вашего хочу найти убийцу.
— Никакого самосуда не будет.
— Никто об этом и не говорит. Я лишь хочу, чтобы вы мне немного помогли, а я в ответ помогу вам.
Чеширски ухмыльнулся и посмотрел в маленькие глазки Фучи. Бульдог был настолько спокоен и уверен в своем предложении, что казалось, это он, детектив Чеширски должен его благодарить за столь долгое общение. Эх, как же сильно сдали здесь копы.
— Я не продаюсь, мистер Фучи.
— Послушайте меня, детектив, – начал Фучи, сорвав маску благодушия. – В этом городе невозможно оставаться чистым. И здесь всё зависит от меня. Вам пора бы уже это понять. Поверьте, если бы вас – такого грязного, вонючего мои ребята отвезли за шоссе и там всадили бы несколько пуль, то никто этого наверняка и не заметил. Ни ваш капитан, ни ваши друзья. Разве что Хайнлайн немного погоревал бы по этому поводу.
— Может и так. Но это всё равно не меняет то, что я не продаюсь. Никакого сотрудничества не будет, мистер Фучи. А теперь, если вы не решили меня отвозить за шоссе, отвезите меня домой. Я, право, очень устал и хочу отдохнуть.
Глаза Фучи снова сверкнули, и Бар заметил, как он посмотрел в сторону двери и едва заметно покачал головой. Он оглянулся, там стоял Гарри, всё такой же невозмутимый.
— Что ж, детектив Чеширски. Вам нужно остыть, помыться, привести себя в порядок, вполне возможно, я выбрал неверное время для разговора. Мой помощник отвезет вас домой, – остывая, ответил Фучи. – Поверьте мне на слово, чистых копов в этом городе нет. Можете спросить об этом Хайнлайна. Он как никто в этом разбирается.
Чеширски ухмыльнулся. Ему на секунду показалось, что эта ночь уже никогда не закончится. Что после Фучи его подберет кто-то еще, и он так и не дойдёт до своей кровати. Стоя здесь, среди этих наглых бандитов, он даже не злился, постоянно думая о том, с каким удовольствием бухнется в кровать к Жанни. Естественно, помывшись перед этим.
— Обязательно спрошу. Но сперва надо доказать его невиновность. А теперь извините, я, как вы правильно выразились, поеду, помоюсь. Слава богу, эту грязь отмыть можно. Что нельзя сказать о грязной совести, мистер Фучи.
Фучи улыбнулся, но ничего не ответил. Бар тоже решил не продлевать этот неприятный разговор, воспользовавшись предложением уехать.

© Даниил Дарс

Смешные и добрые Дневники сказочных героев и другие произведения начинающих и именитых авторов. Конкурсы и подарки участникам.

^ Вверх