Глава 28

Настолько сладко, что горько

Бар вдохнул и улыбнулся. Этот легкий прохладный ветер, небрежно разгоняющий нагретый днём воздух, да ещё игра сверчков, немного осторожная и приправленная мягко светящимися фонарями, стоявшими вдоль основной улицы, явно доказывали, что вечерняя погода в этом горном городе несоизмеримо лучше дневной.
Он ещё раз потеребил черную маску. Вся эта затея с ночным визитом ему очень не нравилась, но Джереми был настолько убедителен в своих доводах, что не оставил ему ни единого шанса. Он посмотрел на косичку барсука.
— Ты уверен, что надо в масках? Мы же всё-таки не грабители, – попытался он снова перевести всё в мирное русло. – С ним же можно просто поговорить.
— Ага, и на следующий же день он исчезнет, а то и вовсе закроет перед твоим носом двери. Нет, Чеширски, к нему надо заваливаться ночью и трясти его, чтобы он из носков вылетел.
— Но это незаконно.
— Много что незаконно. Мы же уже всё обсудили, зачем ты опять начинаешь? Может, ты боишься? Или не хочешь помочь Хайнлайну?
— Хочу.
— Ну, так и не мути воду, тебе всё равно делать ничего не продется. Просто стой и изображай злобное лицо. Я думаю, у тебя это прекрасно получится.
— И всё равно это не правильно. Мы все время действуем не по инструкции.
— Нет, ты точно меня в могилу сведешь. Так, всё, кажется, пришли. Позже обсудим тему полицейского беспредела.
— Журналистского.
— Ха, ха, очень смешно. Главное, запомни: ты – Сэм, я – Арчи.
Стараясь не светиться, и Бар, и Джереми свернули за угол, обогнули сад и, перепрыгнув через забор, оказались в невысоких кустах, из-за которых открывался красивый вид на двухэтажный дом Артура Абигейла. Сделав жест остановиться, Джереми, ловко перебравшись через кусты, подошёл вплотную к двери и вытащил из кармана отмычку. Всего полминуты понадобилось журналисту, чтобы вскрыть дверной замок.
Внутри были тихо. Смело пройдя кухню, ночные взломщики поспешили на лестницу, широко раскинувшуюся в центре дома. Высокие ступеньки, красный ковер, мрамор, выложенный вдоль стен… Одна лестница тянула минимум на полмиллиона долларов.
— Чем он так Горни очаровал, интересно, если такой дом ему отгрохал, – шепотом пробормотал Бар, когда они поднялись на второй этаж.
— Сейчас спросим. Вот, смотри, лежит, книгу читает.
Джереми указал на спальню, где Артур, невысокий крепкого телосложения крыс, лежал на большой кровати и при свете абажура наслаждался чтением какой-то старой книги. Бесшумно, словно заправский вор, Джереми скользнул к левой стороне двери, прижавшись дверному косяку. Тихо вздохнув, Бар спокойно прошёл к двери и, не церемонясь, вошёл внутрь, заставив атлетичного крыса вздрогнуть от неожиданности.
— Эй, вы кто? – пополз по кровати вверх Абигейл, элегантно взмахнув длинной челкой, столь искусно спадавшей ему на лоб.
— Мы? Мы друзья, – спокойно заметил Джереми, обходя кровать.
— Убирайтесь отсюда, иначе я вызову полицию.
— Спокойно, Абигейл, представь, что мы и есть полиция, которая пришла задать пару вопросов, – сказал барсук, подсаживаясь к красавчику на кровать и взяв у него книгу. – О, история Бурни Бокса. Хороший парень, жаль, кончил плохо. Ты читал про него?
— Да. Предприниматель с Уолл-Стрит, – грозно буркнул Чеширски, входя в роль плохого приятеля.
— Да ты чертов умник, Сэм. Я и не думал, что ты такой книголюб.
— Это просто хобби, – хмыкнул Бар.
— Мило. Видишь, Абигейл, к тебе пришли интеллектуалы, так что зря ты так трясешься. Мы интеллигентные парни и нам просто нужна кое-какая информация.
— Вы даже не представляете, что с вами будет. Вы хоть понимаете, что вы сделали? К кому проникли?
— К вялому гомосексуалисту мы проникли, – усмехнулся Джереми, подмигивая Чеширски. – Или я не прав?
— Я вам ничего не скажу.
— Да ладно.
И тут Джереми неожиданно наотмашь ударил его тыльной стороной ладони. Не сильно, тем не менее, вполне достаточно, чтобы привести эту накачанную крысу в норму, сбив одновременно и храбрость, и высокомерие. Чеширски было дернулся, но Джереми остановил его лапой, пристально наблюдая за раскрасневшейся крысой.
— Я что, разве разрешал тебе говорить? Сэм, я что, разрешал ему говорить?
— Неа, – покачал головой кот.
— Вот и я думаю, что нет. Аби, малыш, с чего ты взял, что тебе кто-то разрешил вставить свое слово? Или мне в следующий раз сломать тебе челюсть?
— Нет. Не надо, – жалобно пропищал Артур, потирая ушибленную щеку.
— Вот и молодец. А теперь вернемся к беседе. Я ведь теперь могу задать пару вопросов?
— Да, можете.
— Отлично. Скажи, ты знаешь Джека Горни?
— Да, но немного, я всего лишь инструктор.
— Я понимаю, понимаю, но если у нас с тобой разговор не получится, то вот этот здоровый парень заменит меня и тогда тебе уже придётся даже немножко выдумывать, ты это понимаешь? Пощёчин больше не будет, только неприятные удары и, поверь мне, они могут очень болезненными. А ещё, он просто обожает ломать пальцы. Хочешь, попробуем?
— Нет. Не надо. Я скажу всё, что знаю.
— Вот видишь, как всё хорошо. Итак, первый вопрос. Что случилось в долине, когда произошёл обвал, куда делись остальные участники экспедиции?
— Они пропали.
— Пропали, хм. Значит так, давай всё-таки сломаем ему пару пальцев, Сэмми. Он начинает меня утомлять, – вздохнул Джереми, подымаясь с кровати.
— Не, не, постойте! – испуганно поднял наманикюренные лапы Артур. – Не надо.
— Так говори скорее, так-то мы торопимся.
— Это длинная история. Вообще, я не должен был ехать с ними, я просто подменял своего ученика. Так что я взял этот выезд, в дополнительную нагрузку. Но опять же, это был вовсе не мой выезд.
— Да плевать нам, чей это выезд. Меньше лирики, что стало с этими семерыми?
— Их съели.
— В смысле, их съели?
— В прямом. За одну ночь, Джек и его приятель Альфред Бродски убили всех семерых, а потом разделали, как свежую рыбу.
— Но зачем?
— Как зачем? У нас ведь не было мяса. Мы бы умерли с голоду, не убив этих зверей.
— А почему спасательная экспедиция не нашла тел?
— Потому что там были лишь звери Джека Горни, им это было просто не нужно. На самом деле они нашли тела, просто не стали об этом рассказывать. А вот куда они дели их из пещеры, а я не знаю.
— Из пещеры?
— Да, пещеры. Мы ведь спускались с гор, и когда пошла лавина, все съехали вниз, в одну из пещер в горе. В принципе, нам повезло, так как там был воздух, да с водой тоже проблем не было, другое дело – еда. С ней пришлось бы туговато.
— Ты так легко об этом говоришь, будто это как рыбу съесть, – не удержался Чеширски.
— У меня не было выбора. Или я, или они. Возможно, вы бы тоже попробовали немного кошатинки, окажись вы на моем месте.
— Кошатинки? – глаза Бара резко потемнели, после чего, освободив лапы, он двинулся к Абигейлу. И почти дошёл до него, если бы вовремя подскочивший Джереми не преградил ему путь.
— Сэм, Сэм, нельзя, слышишь, не сейчас.
— Ты слышал, что он сказал? – не своим голосом ответил Бар.
— Да. Слышал. Но мы здесь не для этого. Иди, постой за дверью. Ты мне мешаешь.
— Возле двери, я постою возле двери, – процедил он сквозь зубы, буквально раздирая крысу взглядом.
— Хорошо. Постой там, – похлопал его по плечу Джереми и снова вернулся к уже побелевшей крысе. – Итак, вернемся к нашей, несомненно, культурной беседе. Я слышал, вас искали почти месяц?
— Да. Месяц. Но так и не нашли. Мы выбрались сами, прорыв тоннель сквозь снег.
— Постой, я догадаюсь, именно поэтому тебя и оставили в живых. Ты нужен был как дополнительные лапы.
— И как свидетель.
— Понимаю, а теперь мне нужно понимать, как я могу подобраться к Бродски, другу твоего нанимателя, уверен, у тебя остались кое-какие адреса, может быть, номера и, кстати, номер Джека мне бы тоже не помешал.
— Послушайте, сэр, я честно рассказал вам всё, что знал. Эти богачи не делятся со мной ничем.
— Знаешь, я тут подумал, мой друг должен присоединиться к нам. Понимаешь, у него был с одной из кошек роман, и он так к ним чувствителен. Сэм, войди, пожалуйста. На минуточку.
— Нет, не надо! – запричитал Артур.
Но Бар уже вошел. Внутри у него всё настолько кипело, что даже сквозь маску внушало такой жуткий трепет, что, казалось, крыса умрет от испуга. С удовлетворением рассматривая Чеширски, Джереми покрутил длинный ус. Да он и сам уже начинал верить в эту адскую машину.
— Знаете, я думаю, что мне проще вас оставить вдвоем, я думаю, будет правильнее оставить вас наедине.
— Нет, не надо. Я всё скажу, я был любовником мистера Джека Горни, у меня есть все телефоны, я всё скажу. Я все знаю, – заикающимся голосом пролепетал Артур.
— Видишь, как просто. А ты стеснялся. Давай, напиши всё скорее, – Джереми вырвал белый листок из книги и протянул крысе, которая дрожащими лапами быстро написала несколько номеров и адреса.
— О, даже адрес в Нью-Йорке. Хорошо. Главное, ты должен понимать, что если это утка, то мы к тебе ещё вернемся. И помни, – сказал Джереми, доставая диктофон. – Твое признание на пленке. Так что молчать – в твоих интересах. Сэм, пойдем.
Но Бар не шелохнулся, он словно остолбенел и ничего не видел, кроме этой крысы. Джереми нахмурился и положил ему на плечо лапу. Этот кот слишком уж сильно вошёл в свою роль.
— Я сказал, пошли, – надавил он, пока, наконец, Чеширски не повернулся в его сторону. Ох, как же страшны были его глаза. – Пошли, надо идти.
— Идти, – с трудом выдавил Бар. – Оставив этого каннибала в мягкой постели?
— Мы ещё вернемся к нему, – шепотом добавил Джереми, про себя удивляясь актерскому мастерству своего напарника. – Просто не сейчас.
— Хорошо, если так, – уже более покладистым тоном ответил Чеширски, резко помотав головой, словно бы прогоняя какое-то видение.
Выйдя на улицу, они, наконец, сняли маски. В них было чертовски неудобно, не говоря уже о том, что пот просто тек ручьями. Как-никак, а на улице был плюс. Джереми устало посмотрел на кота.
— Я думаю, на сегодня хватит приключений? Я так от всего этого устал.
— Я тоже.
— Ну и отлично. Теперь мы можем смело возвращаться. Очень уж мне не дает покоя этот Альфред Бродски. Уверен, мы просто обязаны заглянуть к нему. Ведь теперь, когда этот материал у нас в руках, я думаю, мы сможем поговорить с ним более открыто. А уж потом свяжемся с Горни. А? Наконец у нас начинает что-то получаться, да? – улыбнулся Джереми и посмотрел на прекрасное ночное небо.
Здесь, вдали от городской суеты, оно было сказочным. Казалось, что господь нарочно переместил сюда все звезды, чтобы наиболее богатые господа могли ими наслаждаться. Что ж, всё равно немного этого великолепия досталось и остальным. Даже двоим отчаянным Нью-Йоркцам.
— Скажи, ты знал, что там была кошка? – тихо спросил Бар, смотря куда-то вперед.
— Если честно, я и не помню точно, а что? – Джереми постарался разглядеть его морду. – Это действительно что-то личное?
— Нет. Но в следующий раз, когда в деле будут замешаны кошки, говори мне об этом заранее, – сказал Бар, двинувшись в сторону отеля. – Так просто будет лучше.

© Даниил Дарс


Смешные и добрые Дневники сказочных героев и другие произведения начинающих и именитых авторов. Конкурсы и подарки участникам.

^ Вверх