Глава 32

Город просит огня

Кафе, где взорвалась бомба, было словно вывернуто наизнанку. Всюду валялись обгоревшие доски, стекло, изорванная и обожжённая взрывом ткань. Но, конечно же, в глаза бросалось не это, куда легче врезались в память вид нескольких изувеченных тел, которые лишь несколько минут назад успели накрыть черным брезентом.
Бар прошёл к раскуроченному залу. Взрыв был настолько мощный, что там ничего не осталось, кроме разве что разрушенных стен и кровавых луж, кровь из которых медленно стекала на улицу, где, смешиваясь с уличной грязью, приобретала темно-серый оттенок. Бар проследил за темными бурыми ручейками, плавно стекавшими в канализацию. Они насыщали этот город новыми запахами и веществами.
Тем временем Джек Портко, так же приехавший на место взрыва одним из первых, бесцеремонно ходил мимо трупов, беспрестанно что-то ворча. Как обычно элегантный, в новом превосходном костюме, он казался чем-то наигранным, чем-то неместным.
— Приветствую, детектив, – поздоровался Портко, подходя ближе. – Что, это тоже ваше дело?
— Да нет. Я просто рядом был.
— А, всех вызвали?
— Да, думаю, минут через пять здесь будет не протолкнуться.
— Это точно. Хорошо еще, что посетителей не было, а то даже поваров вынесло взрывом.
— Послушай, а это разве не для Рассела работа?
— Вообще – да, но этот жирный кот… Не в обиду, конечно.
— Да не, нормально.
— Так вот, этот жирный кот, он слег недавно, что-то там у себя обнаружил и взял больничный. Знаешь же, как у нас это делается. И вот теперь всё на меня повесили. Приходится ездить даже туда, где и так всё понятно. Тут ведь, кроме труповозки, ничего больше не надо. Всё и так ясно.
— Все же жестковатый ты парень.
— Работа такая, мне жаль тратить свое время на ненужный труд.
— Думаешь, всё настолько очевидно?
— Да. Здесь надо искать следы взрывчатки, отпечатки. По поводу тел всё крайне очевидно.
— Жаль, из спецов только с тобой у меня хорошие отношения.
— Бывает. Как думаешь, это чья работа?
— Судя по тому, что вокруг меня разбросаны крысы, я думаю, что это собаки. Только вот я не слышал, чтобы они взрывали что-то. Вроде, в основном, по старинке работают.
— Берут Томпсон и валят всех подряд?
— Типа того.
— Мир меняется. Эй, оставьте, не трогайте тут ничего. Положите ухо на место! Я что, невнятно выразился?! – закричал Джек одному из полицейских, нашедшему ухо за оградительной линией. – Пусть там лежит. А то потом вообще не разберемся, где и чье лежит.
Бар покачал головой. В отличие от того же Портко, страдающего лишь от нехватки времени, он прекрасно понимал, что ещё не готов для всего этого. Слишком уж лихо эти ребята взялись друг за друга. Пятерых, да ещё в один раз. А ведь город не знал больших разборок лет пять. Видно, Хайнлайн был прав, на город действительно надвигалась кровавая буря. Бар повернул голову и услышал вой сирен. Это было подкрепление.
Почувствовав на себе чёй-то взгляд, Бар повернулся. Несколько зевак, стоявших возле оградительной линии, горячо обсуждали это грандиозное событие, то и дело посматривая на него. Бар скривился. Всё-таки звери обожают что-то новое, пусть даже это и имеет цвет кишок и крови. Впрочем, не всем это дело нравилось, один из гражданских хранил ледяное выражение своей крысиной морды, внимательно наблюдая за ними.
Невысокая, прекрасно сложенная, в ярко-белом костюме с изящным красным платочком, эта крыса выглядела так, будто пришла на светский прием, где перед дверьми по какой-то оплошности убили одного из слуг. Встретившись с ней взглядом, Бар почувствовал сильное ощущение тревоги, словно стоило отпрыгнуть в сторону. Заметив перемену на его лице, крыса довольно улыбнулась и, развернувшись, быстро скрылась в толпе.
Очутившись у ограждения в три прыжка и растолкав зверей, Бар бросился за ней. Но, свернув в первый же переулок, он потерял её. Белый, тщательно выглаженный костюм, как оказалось, нисколько не мешал этой мерзкой морде раствориться среди старых домов. Бар поморщился, он был почти уверен, что уже виделся с этой крысой. Чертыхнувшись, Чеширски заметил пачку спичек, лежавшую посреди грязи. Подняв её, он смог прочитать на обратной стороне адрес. Манхойнв-драйв, дом семнадцать. Убрав спички в карман, Чеширски ещё раз осмотрел переулок. В нём не было ни одного намека, куда мог подеваться хитрый крыс.
Вернувшись в участок, Бар сразу же почувствовал, как накалена атмосфера. Для этого даже не надо было напрягать уши и мозг, это ощущалась кожей. Видимо, по построению подобной ауры капитан Освальд был просто мастер. Что и подтвердилось спустя пять минут, когда всех копов, находившихся в участке, собрали в комнате для инструктажа.
Сев в первом ряду, Бар заметил, как серьезен Освальд. Более того, морда дикобраза потеряла все остатки того привычного лояльного папы-капитана, который так мило обходился с вверенными ему сотрудниками. Теперь это был дракон, из-под очков которого исходил безжалостный огонь праведного гнева. Видимо, поэтому свободные места были лишь в переднем ряду. Проследив, пока Чеширски сядет, Освальд приступил к порке.
— Уважаемые джентльмены, прошу внимания. Я не буду долго распинаться, скажу лишь, что мне уже второй раз в этом месяце звонил инспектор. Второй раз, господа! Это, черт подери, даже более фантастично, чем два удара молнии подряд. И что для вас самое неприятное, это два удара молнии ровно по мне. А я уже говорил, как я не люблю подымать черную трубку! И вот теперь я сделал это дважды. Причем сегодня это было ещё жестче. Кстати, если у кого-то есть успехи в расследованиях, то он может сейчас этим поделиться.
Освальд обвел взглядом полицейских, но никто даже не дернулся подымать лапу, остро ощущая настроение босса. Освальд снисходительно улыбнулся, явно ожидая подобной реакции. Поправ очки, он продолжил:
— Ясно, короче! По факту – нам бросили вызов. Нагло, прямо в морду! Если мы это не решим, то нас разгонят. Но не это главное. Это, черт возьми, наш город, и мы просто обязаны держать порядок. Если этого не происходит, то мы просто так проедаем деньги налогоплательщиков. Вы меня понимаете, господа? Вы понимаете, что этот взрыв – явный показатель нашей с вами работы? Если нет, то я вам кое-что покажу. Вот, на этом листке мне ясно дают понять, что если мы не решим проблему со взрывом, то нас разгонят к чёртовой матери, а значит, при переводе в другой участок вы лишаетесь и звания, и премий, причем всех. Это понятно?
— Да, – тихо послышалось с разных сторон. Освальд тяжело выдохнул и положил листок на стол.
— Вот, прошу ознакомиться. Сегодня я не буду вам ничего больше объяснять. Тут и без моих слов все понятно. Я даже не буду ничего заставлять вас делать. Если у вас есть голова, то вы сами приложите все усилия для того, чтобы как можно быстрее решить нашу проблему. Если же нет, то я зря проработал здесь тридцать лет, так как не смог собрать нужную команду. Но есть и хорошая новость, федералов пока не будет, я выбил вам несколько дней свободного расследования.
Освальд грустно улыбнулся и вышел из-за стола, направившись к дверям, развернувшись ко всем мокрой от пота рубашкой. « Какой типичный капитан, в белой потной рубашке и клетчатых подтяжках», – подумалось Чеширски, провожающему его взглядом.
Когда капитан ушел, в комнате воцарилось непривычное молчание, так как обычно все расходились раньше начальника, который, как правило, галантно открывал двери, выпуская сначала своих подчинённых. Теперь же капитан вышел первым.
— Что делать будем? – громко спросил лис, который совсем недавно распинался по делу о банкире. – Есть предложения?
— Прочти вслух, Марти, ты ж у нас один буквы знаешь, – улыбнулся, буйвол, облокотившись о стул.
Марти взял листок и начал читать. Бар задумчиво посмотрел на лиса, затем повернулся и оглядел зверей, внимательно слушавших полицейского. Ему вдруг стало ясно, что всем на самом деле наплевать на то, что сегодня погибло столько зверей. Всех беспокоила лишь собственная шкура и возможные последствия. И если бы всё спустили на тормозах, все были бы только рады столь легкому разрешению ситуации. Он развернулся. Да, теперь он лучше понимал, как приходилось Хайнлайну. Ведь, будь он здесь, он вряд ли смог так спокойно реагировать на этот взрыв и то хамство, с которым было совершено это преступление.

© Даниил Дарс


Смешные и добрые Дневники сказочных героев и другие произведения начинающих и именитых авторов. Конкурсы и подарки участникам.

^ Вверх