Первое дело. Глава 13

Хорошая жизнь

Аккуратно открыв двери, Чеширски сразу почувствовал, что она здесь. Запах духов маняще щекотал его ноздри, словно поглаживая невидимыми лапами и уводя за собой в спальню. Он снял пальто и повесил его на вешалку.
— Бар, это ты? – тихо спросила Жанни, повернувшись на звук его шагов.
Чеширски замер и, выглянув из-за угла, посмотрел на располосованную лунным светом кровать. Она, как обычно, лежала лишь на своей половине, подставив изящный бок под мягкий лунный свет. Чеширски тихо выдохнул и подошёл к ней, осторожно присев на край кровати. Мягко погладив Жанни, он вытащил из-за пазухи алую розу и бережно провел лепестками перед самым её носом.
— Ммм, как мило, – тихо сказала Жанни, разворачиваясь. – Цветочек.
— Да, цветочек.
— Спасибо, – она коснулась нежного лепестка и улыбнулась. – А где ты был?
— Я ловил преступников.
— О! Тебе, наконец, дали оружие! Боже, а что у тебя с лицом? – спросила она, привстав на локте, вглядываясь в его морду. – Это же кровь?!
— Да, щепками задело, – отстранился Бар, совсем забыв, о своём небольшом ранении.
— Какими ещё щепками?
— Преступника задерживали, он применил силу, вот я и прошёлся мордой по косяку. Ничего страшного, там пара царапин.
— Чеширски, мне это не нравится. А что, если это будет не пара царапин?
— Девочка, всё хорошо, ты чего? Меня нельзя вот так просто повредить. Я же Чеширски – самый сильный из котов.
— От пули сила не поможет.
— Так, давай без этого, лучше скажи, как ты по мне скучала?
— Если бы ты пришёл не в два часа ночи, а пораньше, я бы так и сказала. Знаешь, если уже изначально ты пропадаешь так долго на работе, то она мне совсем не нравится.
— Главное, чтобы тебе нравился я, – сказал он, наклоняясь над ней.
— Согласна, – она поцеловала его, увлекая за собой.
Чеширски положил розу на пол, забыв обо всём на свете. Ни выстрелов, ни бандитов, ни убийств… Лишь нежность, покой и прекрасные далекие мечты. До которых он рано или поздно вместе с ней дойдет.
Когда пришло утро, то он встал первый. Чеширски слишком хорошо знал Жанни, чтобы дать ей шанс лучше рассмотреть его израненную морду и стать участником её нового развлечения в стиле «ой, это опасная работа, давай поищем что-нибудь получше». Нет, надо дать ей время остыть, а лучшего способа, как удрать с утра пораньше на работу, придумать было нельзя.
Быстро одевшись, Чеширски задумчиво посмотрел в сторону кухни. Одна небольшая чашечка кофе. Всего одна. Раз и готово! Наверняка он успеет приготовить его, пока она спит. Пожевав нижнюю губу в нерешительности, он почти сделал первый шаг к кухне, как вдруг заметил, что лапа Жанни стала шарить по второй половине кровати, после чего она повернула голову и недовольно посмотрела на пустое место. Затылком почувствовав, что работа не ждет, Чеширски, трусливо бросив короткое «пока», скрылся в коридоре.
— Ах, ты ж, засранец! – донеслось ему вслед.
В участке было непривычно тихо. Оно и понятно, кто будет сидеть тут в семь часов утра добровольно? Бар поднял упавший листок с одного из столов и направился к своему кабинету. Всё же нельзя было отрицать тот факт, что если тебе в радость прийти на работу пораньше, то это, несомненно, правильная работа. Он сам себе улыбнулся. Ему вчера чуть не отстрелили голову, а он только и думает, как бы быстрее продолжить дело.
Хайнлайн? Бар остановился напротив открытой двери. И тут же уловил запах кофе. Буквально обложившись бумагами, Бучи являл из себя пример самого настоящего копа, причем именно такого, каким и представлял всех бравых детективов Бар. Потная выцветшая пожелтевшая рубаха, немного уставшие, но, тем не менее, цепкие глаза, плюс прищуренный взгляд, ищущий, за что бы ухватиться.
— Сэр.
— О, приветствую, я тут немного засиделся, решил поработать. Кстати, как твоя подруга? Не ругалась? Ты, как-никак, у нас раненный.
— Все в порядке, сэр.
— Смотри, береги её. Жена копа, терпящая его ночные перестрелки, это сущая удача.
— Ну не совсем уж терпящая, но я думаю, привыкнет.
— Привыкнет. Если сразу не сбежала, то привыкнет.
— Сэр, а я так понимаю, вы не ночевали дома?
— Да, не ночевал. Но это не страшно, доживешь до моих лет, поймешь, что иногда можно и обойтись без ночки – другой сна. Это вам молодым сон необходим. Да ты проходи, садись, я ненадолго зашел.
— Хорошо, – Бар присел на край стола и посмотрел на остатки кофе в кофеварке. – Можно?
— Да, конечно, угощайся. На вот, только помой.
Хайнлайн заботливо отодвинул ящик и протянул ещё одну кружку. Выглядела она более-менее сносно, поэтому Бар ополоснул её кипятком из кулера и подставил под почерневший от времени стеклянный бочонок машинки. Аромат был просто потрясающий.
— А что вы искали, сэр? – спросил Бар, прищурившись от яркого ни с чем несравнимого вкуса. – Я так понимаю, вас что-то особенное заинтересовало?
— Да почему особенное, только то, что ты видел. Крысиный хвост. Это, Чеширски, деталь, которую нельзя было пропустить. Видишь ли, твоё появление предугадать было почти невозможно, а, стало быть, эта улика может представлять интерес. Хотя я могу и ошибаться, конечно.
— Что-то я сомневаюсь в этом, сэр.
— Возможно, ты и прав, – хитро улыбнулся Хайнлайн, также смакуя кофе. – Знаешь, вообще, конечно, это странновато всё. Зачем крысам убивать этого пса? Тем более – скрытно. Они что, хотели, чтобы псы подумали на кошек? Что, мол, они им мстят так. Кстати, знаешь, кто жил в этом доме?
— Нет, сэр.
— Лука Льюис, кузен местного мафиози господина Фучи, на редкость бестолковый пес, унаследовавший от своего более башковитого родственника лишь две вещи: наглость и отчаянность. Потому-то в клан его особо не пускали, но если кого-то надо грохнуть, то Лука – лучший претендент. Да и сидел он не раз, так что тюрьмой его не запугать в случае провала.
— Но если это бандит, то зачем он звонил из дома, он же знаком со спецификой работы полиции?
— Как я уже говорил, Лука не боялся полиции. А уж анонимных звонков – тем более. Что ему за это будет? Ничего. Другое дело, зачем он это сделал?
— Он, возможно, хотел насолить кошкам. Узнал о трупе, решил донести полиции. Как-никак, а труп в доках – это же не самая положительная вещь.
— В том-то всё и дело, что убивать его должны были кошки, а не крысы, ведь именно им он мешает своими звонками.
— Сэр, а что если этот Льюис сам убил крысу? Если он такой сумасшедший, то вполне вероятно, что он сам пошёл на такой шаг и лично подкинул труп в доки. Кстати, именно поэтому он и не делился этой информацией с Фучи. Скорее всего, он хотел произвести впечатление на своего начальника. Вы же сами говорили, что он всегда числился среди простых пехотинцев.
— Нуу, не таких уж и простых. А вообще, конечно, голова у тебя работает как надо, Чеширски. Я думаю, из тебя выйдет отличный коп, только вот всё равно это как-то сложновато. Понимаешь, крысы никогда не блистали умом. Для них характерны быстрые атаки, а вовсе не столь сложная игра. Опыт мне подсказывает, что тут как-то всё непросто.
— Значит, нам придётся немного поработать.
— Согласен, дело непростое. Кстати, ты ел что-нибудь?
— Нет, сэр, ещё не успел.
— Пошли, я угощу тебя завтраком. После кофе обязательно надо что-нибудь кинуть внутрь. Ты как относишься к рыбным сосискам?
— Положительно, сэр.
— Хватит уже сэркать, зови меня просто Бучи.
Бар снова почувствовал, как приятное ощущение правильности выбора профессии расплылось по его телу. Кофе, напарник, завтрак. Разве не об этом мечтает каждый зверь? Работать там, где надо? Жить с той, в кого влюблен? И чистить город от бандитов, делая его более безопасным и гостеприимным.

© Даниил Дарс


Смешные и добрые Дневники сказочных героев и другие произведения начинающих и именитых авторов. Конкурсы и подарки участникам.

^ Вверх