Первое дело. Глава 3

Крысы, кошки, собаки

Петляя между коридоров, Чеширски мысленно поблагодарил крысу за ту любезность, которую тот ему оказал. Находиться рядом с этим барсуком и не съездить по его наглой морде было сверх его сил. А тут и пробежка, и возможность отработать дилера. Перемахнув через лестничный пролёт, Бар почти достал ловкача, схватив его за край балахона, но крысеныш ловко вывернулся и снова бросился наутек, подарив одежду преследователю. Сплюнув, Чеширски выкинул подарок и снова рванулся за дилером, догнав его этажом выше, когда тот вошел носом в одну из ближайших дверей.
— Прошу сохранять спокойствие, это полицейская операция, – довольно сказал он, открывая лапой запачканную кровью дверь. – Мистер Люций прав, я думаю, вам читать не надо.
— Как бы тебе их сейчас не зачитали, хвостатый уродец, – зло прошипел Люций, вытирая разбитый нос. – Ты что думаешь, если коп, то всё можно?
Бар задумчиво посмотрел на обитателей квартиры. Это было три точно таких же тощих крысы, только две почему-то в белых майках, а третья вообще лишь в рваных штанах. Быстро оценив обстановку, он полез было за пистолетом, но тут же вспомнил, что оружие ему ещё не успели выдать, а сам он не особо настаивал, полагая, что первый день сможет обойтись без него.
— Что случилось, кошечка, потерял что-то? – высунув свои отвратительные длинные зубы, послюнявил один из наркоманов, вытаскивая нож. – Щас мы тебя резать будем, котик, медленно и нежно, аккуратно так, чтобы в холодильник уместился.
— Не пугай его, Джек, он же может уйти, будь поласковей с гостем, – вставил тот, что был в одних штанах. – Я слышал, кошки сейчас пугливые стали, нет-нет, да и драпают от настоящих крыс. Хотя… Ты же нас не боишься, малыш?
— Я здесь не вижу настоящих крыс, видимо, кто-то с мышью согрешил, вот и получилось непонятно что, – мягко сказал Бар, немного отходя от стены. – Впрочем, вы всё равно уже угрожаете полицейскому, так что давайте сразу приступим к делу. Только заранее попрошу, постарайтесь не касаться голым хвостом, это просто омерзительно.
— Какой дерзкий! Люций, ты уж извини, но эту скотину я порежу очень сильно. Билли, зайди слева, парень-то у нас крупный, постараемся, чтобы поменьше полок поломал, как-никак нам тут ещё жить.
Бар молча ждал, пока все трое выйдут из-за стола и направятся в его сторону. Закрытое окно давало неплохой шанс, и поэтому он лишь выжидал момент, когда можно будет напасть. Прокуренные крысы совсем забыли, с кем имеют дело, к тому же, ему так хотелось разбить чей-то нос. Наконец расстояние сократилось до минимума, и резким движением Чеширски ударил по переключателю, подарив бою мрак.
— Твою ж мать! – только и успел прокричать один из нападавших, тут же получив удар, от которого отлетел к стене, собрав бесчисленные стаканы, кастрюли и прочую мелкую утварь, громко резанувшую по ушам.
— Он здесь! – крикнул второй, размашисто махнув кулаком по темноте. Но Бар уже нырнул под лапу и, зайдя сзади, ловко вывернул крысиное плечо, подарив общему шуму истошный визгливый крик.
— Ах ты, тварь! – резал ножом воздух последний из квартирантов, все время поглядывая в сторону кричавшего собрата. – Ну, иди сюда, давай, давай, иди, я тебе сейчас покажу, что такое боль, малыш.
— Не переживай, я рядом, – тихо произнес Чеширски, встав прямо перед ним, совсем близко.
Выпад, ещё, затем снова. Крыса махала ножом так, что, казалось, сталь начала свистеть и всё же всё равно не доставал Чеширски.
— Что же ты? Ну? Иди, ну?
— Сейчас, подожди секунду, – сказал Чеширски и, аккуратно подняв стул, что есть силы треснул им по голове крысы, моментально вырубив наркомана. – Ну вот и всё, а ты говорил – пугливые. Мы не пугливые, мы –осторожные.
Затем он подошёл к Люцию и, смачно приложившись, вырубил его, после чего перекинул через плечо и понёс в сторону двери, мурлыча под нос одну из старых хулиганских песенок про странную дружбу кота и крысы. Только вот фон немного сбивал. Как-никак, а оставшаяся в сознании крыса продолжала неистово орать.
Выйдя на дневной свет, Бар прищурился. После столь дружелюбного полумрака дома солнце ужасно слепило. И всё же при столь ярком свете он успел заметить, как Джереми недовольно протянул двадцатку Бучи, скривившись так, как будто отдал новенький шевроле.
— Что с ним, Чеширски? Насколько я помню, он убегал на своих двоих, – сказал Бучи, задумчиво осматривая дилера.
— Упал, неаккуратный очень, – выдохнул Бар, кладя тело на капот. – Крысы плохо видят в темноте, а там так много луж.
— А это что? Кровь?
— Там бетонные стены, а тело – мягкий предмет.
— Он хоть живой?
— Дышит. С ним всё в полном порядке, просто может немного нервничать, когда очнётся. Испугался, так бывает. Как известно, крысы очень ранимые существа.
— Да, теперь понятно, почему вы так спелись, – мрачно заметил Джереми. – Чеширски, а вы понимаете, что он, по сути, ни в чем не обвинён?
— Если это так, то никто не будет убегать от полицейских, а если убегает, значит, есть что скрывать. А если есть что скрывать, да к тому же от полицейских, то это надо проверить, так ведь, детектив Бучи?
— Конечно. Ты, как всегда, прав. Давай, приведи его в чувство, поболтаем с этим парнем.
— Но сэр, его надо везти в участок, – запротестовал Чеширски.
— Ты с ума сошел? Чтобы эта вонючка села в мою машину? Да я его даже в багажник не положу.
— Но сэр!
— Вот когда у тебя будет своя машина, тогда и будешь возить кого хочешь, а сейчас он останется здесь. Всё, спор окончен. А теперь надо привести нашего друга в чувство и давай без фанатизма, это не самое дешевое пойло, – заботливо сказал Хайнлайн и протянул Бару коричневую бутылку.
— Это что? Виски? – спросил Чеширски, недоуменно разглядывая бутылку. – Сэр, вы что? Пьете на работе?
— Вот так новость, да? Пьющий детектив, – улыбнулся Джереми, покачав головой. – Да к тому же уже почти на пенсии. Считаю, нужно на него подать жалобу, уверен, никто об этом не знает. Это, кстати, минус половина пенсии, дружище, ты вообще в курсе, чем это грозит?
— Очень смешно, – буркнул Бучи и, взяв из лап Бара бутылку, аккуратно плеснул несколько капель на окровавленную морду крысы, которая тут же засопела и замычала.
— Но сэр, так же нельзя.
— Да, да, да, – словно от мелкой мухи отмахнулся от Чеширского детектив. – О, смотри, пошла реакция! Кстати, Джимми мне по сорок баксов теперь продает, совсем скупердяем стал.
— Да, алкоголизм теперь дорогое удовольствие, – задумчиво резюмировал Джереми, нюхая виски. – Кстати, действительно неплохо, видимо, он не для всех бодяжит. Признайся, чем ты его взял? Не говори, что милой улыбкой.
— Жалостливыми старыми глазами.
— Это сила, я бы тебе тоже всё что угодно продал.
— Твою мать, где я? – прервал их жалобный голос крысы. – Кто вы?
— Заканчивай, Люций, оставь свои дешевые игры для других. Лучше поведай нам, что с беднягой в доках произошло. И не надо мне тут петь, что ты это первый раз слышишь.
— А я петь и не собираюсь, – скривился Люциус, сплевывая кровь. – Ты, видимо, совсем тупой стал, это же доки, а там хозяйничает Толстый кот, так что, причём тут я, с ним и разбирайтесь, ты же сам в курсе, как он к нам относится.
— Толстый кот? – нахмурился Бар.
— Ну да, мистер Толстопуз. Наверное, самый хитрый из котов, – вздохнул Бучи и задумчиво приложился к бутылке.

© Даниил Дарс — Дневники.Онлайн


Смешные и добрые Дневники сказочных героев и другие произведения начинающих и именитых авторов. Конкурсы и подарки участникам.

^ Вверх