Первое дело. Глава 7

Немного о любви

Чеширски встал возле двери и потерся о неё холодным носом. Там, внутри квартиры, он уже слышал, как она гремела посудой, чугунной сковородкой, видимо, снова пыталась готовить. На сердце у него сразу потеплело и, опустив лапу на ручку, он открыл дверь.
— Бар, это ты? – раздался голос из их маленькой кухни.
— Да, малыш, – тихо сказал Бар и закрыл двери.
— Ну что? Принёс зарплату?
— Очень смешно.
— Ты же должен приносить зарплату.
— Должен, но не через три дня, как утроился на работу.
— А тебе хоть выдали пистолет?
— Нет, – уже тише ответил Чеширски, вешая пальто на вешалку.
— Подожди, тебе не выдали пистолет? – улыбнулась Жанни, бесшумно появившись в ярко-белом фартуке, повязанном на голове тело. – Ты же теперь полицейский, так?
— Да, я полицейский. Завтра оружие получу.
— Ну вот, я думала, ты крутой парень, а тебе ни пистолет не дали, ни денег ты не принёс. Ты точно в участок ходил?
— Я смотрю, кто-то хочет нарваться на приличную порку? – Бар нахмурился и подошёл к ней вплотную.
— А может, это вы слишком дерзите? А, детектив? – игриво спросила Жанни, закручивая галстук.
— Разве что совсем чуть-чуть, – мягко ответил он, любуясь её черными глазами. – И что-то мне подсказывает, что зарплата – это всего лишь повод.
— Для объятий?
Бар наклонился к ней и почти поцеловал, как вдруг принюхался и посмотрел в сторону кухни. Он уловил какой-то странный запах, то ли рыбы, то ли мяса. Затем вдруг его поразила пугающая догадка.
— Ты что? Приготовила китайской лапши?
— Да. Китайской лапши с мясом. А что такое?
— Подожди, ты действительно купила эту фигню?
— Почему фигню? Ты же не пробовал.
— Ну и что.
— А то, что это вкусно. Даже Маджи сказала, что она очень полезна.
— Маджи – это та слониха, с которой вы ходили по магазинам? – усмехнулся Бар, обходя Жанни и проходя на кухню, где, как он и ожидал, была куча всякой китайской провизии. Были даже эти, как их, «Кульки счастья», мелкие и ядовито-соленые.
— Вообще-то, она – бегемотиха, – обиженно сказал Жанни.
— Тогда это объясняет, почему она лопает столько лапши. Кстати, как ты вообще можешь с ней дружить?
— Легко. Я даже с тобой ухитряюсь жить, а это куда сложнее общения с бегемотихой.
— Очень смешно. Ну и где же мой настоящий ужин, мадам?
— Догадайся! – буркнула Жанни, демонстративно взяв одну из двух стоящих на столе тарелок. Она села на диван, обиженно накручивая лапшу деревянной палочкой.
Чеширски задумчиво посмотрел на вторую тарелку. Не надо быть гением, чтобы понять, что она предназначалась именно для него. Бара вдруг посетила мысль, что Жанни сама приготовила, а не заказала эту китайскую лапшу. Он задумчиво посмотрел на её затылок. Как минимум, он должен хотя бы попытаться проникнуться этой китайской идеей, она ведь так старалась.
Собравшись, он наклонился и принюхался. Увы, несмотря на всю силу воли, не смог перебороть себя и, скривившись, отвернул от тарелки голову, выбрав куда более приятный вид необычайно красивой кошки. Только вот надо же было так случиться, что именно в этот момент она снова повернулась в его сторону. Увидев его морду, столь безобразно скривившуюся над своей тарелкой, Жанни буквально прожгла его глазами.
— А что, в принципе, неплохо, – начал Бар, чувствуя, как нагревается от её взгляда атмосфера. – Только соли маловато.
— Да ты издеваешься, гад!
— Я? Я просто сказал, что это вкусно.
— Ах вкусно, говоришь! Я тут целый день плясала возле этой сковородки, пыталась ему приготовить ужин, а он мне ещё и врёт. Нет, ты прямо скажи, что я не умею готовить.
— Зачем же мне врать. Это выглядит всё очень вкусно.
— Выглядит? – прошипела Жанни, слезая с дивана.
Бар внимательно следил за её второй лапой. От него не ускользнуло, что она так и не поставила тарелку на стол, а прихватила ее с собой.
— Ты хоть знаешь, как это сложно, Чеширски?
Бар задумчиво посмотрел на неё, как же она была прекрасна в гневе. Хищная, с горящими глазами, неукротимая и, что самое важное, абсолютно не умеющая и не любящая готовить. Эх, жаль, что это у него вылетело из головы с самого начала, Ведь Жанни действительно пришлось сделать над собой неимоверное усилие, чтобы приготовить ужин.
— Подожди, кажется, я знаю, в чём дело, – сказал Бар, выставив вперед лапу.
— Ну? – нетерпеливо спросила Жанни, явно готовясь решить дело боем.
— Сейчас, сейчас. Видимо, всё не совсем по правилам, но ты сейчас так обворожительна, что я не могу не использовать подобную возможность.
— Ты о чем, Чеширски? – нахмурилась Жанни.
Бар загадочно улыбнулся, потом вздохнул и медленно полез в карман. Актер из него был никудышный, поэтому решил действовать просто. Нащупав бархатную коробочку, он аккуратно вытащил её и протянул Жанни, так и стоявшей с тарелкой китайской лапши. Её зрачки ещё больше расширились, затем обросли легкой лукавостью и тут же спрятались в тени прищуренных век. Доли секунды, но сколько они впустили в себя кошачьей мимики, просто невообразимо.
— Это… – она подошла вплотную и подняла свою мордочку. – Мне?
— Да. Тебе, – тихо ответил Бар. – Раскрой.
Он потратил на это кольцо десять тысяч долларов, пришлось даже кое-что продать, но он ни секунды не сомневался в правильности своего поступка. Бар редко пользовался старым мотоциклом, да и сейчас он был ему просто не нужен. Ну и сбережения… Но ведь для того они и нужны, чтобы подарить такое совершенство избраннице.
Изумруд был её любимым камнем. Жанни обожала зеленый цвет и всегда считала, что он намного достойнее бриллиантовой бесцветной прозрачности, так сказать, обладает своим характером. Жанни замерла. Казалось, её сердце просто остановилось. Чеширски постарался прислушаться, чтобы уловить её дыхание, но, как и биение сердца, оно отсутствовало.
— Что ты продал, Чеширски? – тихо спросила она не в силах оторвать взгляд.
— Я покупаю твою душу, – улыбнулся он и, вытащив кольцо из коробки, аккуратно надел на её пальчик. Село оно просто идеально.
Жанни облизнулась и на её глазах появились слезы. Как и Бар, она была сиротой, так что кроме него, у неё никого не было.
— Чеширски, – шмыгнув, проговорила она, бухнувшись в его грудь пушистой мордочкой. – Какой же ты засранец. За-сра-нец.
— Так ты согласна выйти за меня замуж?
— Да, чёрт тебя возьми, согласна. Да! Конечно, да! – сказала она, играя яркими огнями полной луны. Любуясь её красотой, Бар вдруг подумал, что, в принципе, кольцо можно было бы купить и дороже, ведь у него осталось ещё на квартиру.
— Я люблю тебя! – только и буркнул он, прижимая её к себе.
— Я тоже, милый, я тоже.

© Даниил Дарс — Дневники.Онлайн


Смешные и добрые Дневники сказочных героев и другие произведения начинающих и именитых авторов. Конкурсы и подарки участникам.

^ Вверх