Бар Чеширски. История одного кота Часть 1 Глава 25

Горячий парень

На похоронах Арни Вальса было не протолкнуться. Собрались почти все полицейские с тридцать седьмого участка. Арни хоть и бывал частенько резок, но вызывал у всех лишь только положительные эмоции.

Бар посмотрел на вереницу машин. Он всё надеялся увидеть хоть кого-то из команды Толстопуза или, быть может, из обезьян. Но ни тех, ни других видно не было. Зато был Джорски и сиял, как само солнце, ослепляя всех своей скорбью о любимом капитане. Взяв микрофон, он деловито откашлялся и приготовился произнести речь. Бар поднял воротник. Погода, как назло, выдалась самая отвратительная, дождь лил как из ведра.

— Коллеги, сегодня поистине страшный день, так как это самая большая потеря из всех, что я пережил, находясь на службе. Арни Вальс был для меня не просто капитаном, он был как отец, который с самого начала моей службы вёл меня и обучал. Он воспитал во мне веру в справедливость, в силу закона, в мощь и непоколебимость нашего полицейского братства. Он помогал советом, никогда не отказывал. Знал, что мы всего лишь новички в этом нелегком деле, цель которого – защита не собственных интересов, а интересов граждан. Арни Вальс был зверем с большой буквы. Некоторые говорили, что он был груб, но как иначе, это ведь самая настоящая война, где любая оплошность может означать смерть. Принимая его пост, я твердо убежден, что память о нём навсегда останется в наших сердцах, и мы и дальше будем нести наше знамя закона и справедливости, не давая преступникам возможности отдышаться.

Раздались аплодисменты. Джорски начал кланяться, изображая морду любимого сына полка. Бар почувствовал нестерпимое желание врезать ему, избить прямо здесь, на глазах у всей толпы полицейских.

Отчитавшись перед мертвым капитаном, Джорски отошёл от трибуны и направился к прессе, которой снова дал несколько важных слов о судьбе участка и о том, как сложно будет ему защищать интересы граждан.

Бар повернулся к гробу. Он ведь пришел сюда вовсе не для того, чтобы звереть от поведения Джорски, а для того, чтобы почтить память своего коллеги, положившего свою жизнь в неравном бою с мафией. Скорее, даже именно Арни прикрыл его, умерев от попытки детектива засадить мафиози за решетку. Бар подошёл к яме и кинул ком земли на крышку деревянного гроба.

— Покойся с миром, – тихо сказал он, наблюдая, как гроб исчезает под землей.

Бар поднял голову и посмотрел на окружавших его полицейских. Большинство отводило глаза, понимая подлинную причину смерти своего руководителя. Бар усмехнулся, это же надо так проплатить участок, чтобы все дружно проглотили смерть начальника. Была ли в этом вина самого Арни? Наверно, была, ведь старый коп слишком поздно решил тряхнуть стариной и попытаться сыграть по честным правилам.

Бар развернулся и пошёл к машине. Больше его ничего не держало на этих похоронах.

— Детектив Чеширски, – раздался мерзкий, но знакомый голос.

Бар повернулся. На горизонте замаячил Джорски с семенившим за ним журналистом.

— О, большое спасибо, что пришли, детектив. Всегда приятно видеть, что коллеги нас не забывают.

— Я вижу, у тебя глаза горят, капитан Бред. Это как-то связано со смертью твоего начальника?

— Детектив, как обычно, шутит. Он, видно, путает скорбь с радостью, впрочем, для него это одно и то же, – обратился к журналисту Джорски.

— Это ты отпустил Сильвестра?

— Конечно. После всего того, что вы наделали, я был вынужден извиниться перед этим уважаемым жителем нашего города и, естественно, отпустить его.

— Там же были отпечатки. Неужели их было не достаточно?

— Подождите, детектив. Давайте начнём с того, что вы задержали мистера Сильвестра с явными нарушениями. Вам повезло, что он не стал заявлять на вас. Как он выразился, вы просто уставший нервный детектив, у которого просто не получается поймать преступника.

— Значит, ты его просто отпустил. Не снимая отпечатков, не сравнивая их с отпечатками на котятах.

— Детектив, мы чтим права граждан. К тому же, убийца уже найден, и дело официально закрыто.

— Да неужели? И кто же убийца?

— Ну как же, некто Барни Хикокс, покойный парень Сары Дулитл. Именно он принёс котят, и именно его отпечатки мы нашли на коробке. Участие этого кота полностью подтверждает недавнее заявление Мучи Альфонски, который утверждает, что Сара шантажировала его, требуя денег. Несомненно, участие её парня это полностью доказывает. А также это подтверждает то, что она скрылась, не оставив никаких следов. Скорее всего, подалась в бега, но мы её обязательно найдем, – заметил под конец Джорски, сверля Бара злобной усмешкой.

— Ты ещё скажи, что она сумасшедшая.

— А почему нет? Разве можно от нормальной самки ожидать, что она будет шантажировать богатого зверя своими котятами? Более того, она уверяла, что они якобы от мистера Мучи. Просто бессмыслица какая-то. Это поступок безумца.

Бар почувствовал, как в его глазах начинается помутнение. Уже не контролируя себя, он сжал кулак и смачно приложился в физиономию Бреда Джорски, уложив последнего на землю. Схватившись за нос, козёл истошно завизжал.

— Так, стоп, стоп, перестаньте снимать, – закрывая собой камеру, подбежал Милтон и, схватив за рукав Бара, повёл его в сторону.

— Ты что творишь, мать твою, что ты делаешь? – прошипел он ему на ухо. – А ну, иди в машину, не хватало ещё прессу в наш огород впустить.

Бар послушно пошёл к синему форду Милтона. Ярость всё ещё жгла его, но успевшая заболеть после удара лапа немного сбавляла эту душевную боль. Разрядка крайне важна в такую минуту. Он подошёл к машине и открыл дверь. В мозгу тут же пронеслась привычная картинка из фильмов, где после того, как полицейский садится в машину, её тут же подымает вверх взрывом бомбы.

— Всё-таки не удержался, – прошипел Милтон, садясь рядом с ним спустя несколько минут. – Ты хоть понимаешь, что делаешь?

— Да. Отчетливо.

— Он теперь капитан, Бар. Да, это другой участок, но это повод начать должностное расследование. Ты не имеешь права бить вышестоящего офицера, тем более на глазах у полицейских и журналистов. Тебе что, мало проблем?

— Одной больше, одной меньше. Не привыкать, капитан.

— Бар, я понимаю, что тебе нелегко. Ты думаешь, прийти сюда и кинуть ком земли на гроб – это так, летняя прогулка для меня? Это был мой лучший и единственный друг. А теперь на его месте какая-то сволочь, прилюдно ухмыляющаяся.

— Надо же. Это было так заметно?

— Да он особо этого и не скрывал.

— Сара здесь не причем, это я укрыл её. А он хочет навесить на неё убийство.

— Сохраняй свою голову, Бар. Она сейчас как нельзя нам нужна. Ты мне нужен сейчас, детектив.

Бар смотрел на Милтона и не узнавал его. Этот новый стиль этакого друга-капитана, который был настолько удивительным, что ему вообще показалось, будто весь этот монолог ему просто привиделся. Но, судя по мимике Милтона, слова имели право быть. Бар откинулся в кресле. Как же хорошо, когда есть союзники.

Видя, что его слова подействовали, Милтон тоже начал остывать. Немного успокоившись, он продолжил:

— С этим рукоприкладством мы разберемся. Да и вряд ли Джорски сейчас полезет в отдел внутренних расследований. Там не дураки, да и ему сперва надо себя зарекомендовать. Так что, я думаю, с этим все нормально. Другое дело – пальчики Сильвестра. Если они были на котятах, и это можно доказать, то для нас это главный приоритет сейчас.

© Даниил Дарс


Смешные и добрые Дневники сказочных героев и другие произведения начинающих и именитых авторов. Конкурсы и подарки участникам.

^ Вверх