Такси. Победа

Шёл первый крупный снег, на часах было половина третьего ночи. Высадив пассажиров у гостиницы “Турист”, я постоял немного на парковочном месте, смотря, как снежинки кружат под светом фонаря, уличного освещения. На улице тишина, не было не редких прохожих, не машин. Даже рация молчала в эту теплую снежную ночь…
— База, это двадцать первый — взяв рацию и нажав кнопку ответа, сказал я.
— Да, двадцать первый, слушаю вас. — послышался голос диспетчера.
— Я покушать, и наверное домой, если заказов не будет.
— Хорошо, как поедете домой сообщите, а заказов, наверное, уже не будет…- ответил мне всё тот же голос молодой девушки диспетчера.
Включив поворотник, я стал выруливать, на пустую снежную дорогу. Которую, занесло снегом, за каких то пять минут. Примерно через сто метров, нажав на тормоза, я понял, что машина меня не слушается и её тащит как на льду. — Вот тебе и первый снег — подумал, я. Пытаясь выровнять машину и аккуратно войти в поворот. Резина стояла новая, зимняя. Да и скорость была чуть больше тридцати километров в час, а машину тащило…
Дороги было почти не видно из за густого и крупного снега, я переключил фары с ближнего света на дальний, но это не помогло, снизив скорость до двадцати километров в час, я опять включил ближний свет и поехал потихоньку в кафе покушать. Из динамиков до носилась мягкая, красивая музыка в такт, “пушистому” и почти невесомому, танцу снежинок в отражении фар и уличных фонарей.
Около кафе уже стояли почти все машины такси, которые в эту ночь выехали на рейс, а кого тут не было, те спали в машинах, на остановках, по всему городу…
В кафе, я заказал кофе, лагман и чебурек.
— А мы тебя ждали – приветствуя, сказал Михалыч. — что то ты рано сегодня домой за собирался.
— Так в городе тишина, поеду домой, в кроватке спать – улыбнувшись, ответил я.
Официант, он же повар и все остальные работники в одном лице принёс мне мой заказ. Это был мужчина, лет сорока, таджик, весь в белом и отглаженном, мы его звали Ваня. Он любил свою работу, а мы любили кушать то, что он готовит.
Ваня работал только ночами, приходя на смену, он сдвигал столы, делая один длинный стол, расставлял стулья, а в центр длинного стола ставил, когда-то подаренную нами рацию, настроенную на частоту такси. Ваня не забывал и про простых посетителях, оставляя им один столик в углу у выхода…
Сегодня нас было не много, около двадцати таксистов, таксистов которые по разным причинам ездят ночью…
— Внимание! Говорит база! — раздалось из рации, говорила все также девушка, что и со мной, остальные диспетчера видимо спали, пока затишье.
Андрей взял рацию, нажал кнопку ответа и сказал;
— Не кого нет дома, все ужинают!
— Вы все в кафе?
— Нет, Наташа, человек семь по городу спят. — ответил Андрей.
— Я не сплю, книжку читаю! — послышалось из рации, хозяину голоса было около сорока лет, ездил он на белых жигулях ночью, а днём на хорошей иномарке, переходя тем самым из обычных таксистов, в vip — такси. Все его звали профессором, так как он любил читать, обладал отличной памятью и знал, как нам казалось всё.
— Ай, дорогой, — сказал в рацию Ваня — вредно для глаз читать при таком освещении, приехал бы к нам, я бы тебе кофе приготовил, а ты бы нам что-нибудь интересное рассказал!
— Кофе пить ещё вреднее — ответил профессор — от кофе начинаются разные болезни, такие как…
— Ой, ладно, вы потом расскажете про болезни — перебила его диспетчер, — у кого есть Волга, “Победа”?
— У меня — взяв рацию, ответил Андрей.
— Про тебя я знаю, а ещё у кого есть, нет? Но только на ходу и в идеале!
Все переглянулись, естественно такого раритета не у кого не было…
— А что “хорьки” ( toyota harier — в народе, просто хорёк) уже не в моде? — сказал Андрей в рацию.
— Нужна “Победа” — последовал ответ диспетчера. — она у тебя на ходу?
— Да.
— В идеале?
— Ещё в каком!!! До Берлина доедет и обратно вернётся, только заправляй и все!
— сказал Андрей, делая вид, что вопрос диспетчера его обидел.
— Тогда срочно дуй на офис. Повторяю, С-Р-О-Ч-Н-О!!! Понял?
— Понял, понял! А зачем?
— Я сказала, срочно! — чуть прикрикнув, ответила диспетчер.
— Не ори, подруг по службе разбудишь — взяв рацию сказал Боря.
Андрей встал из за стола, взял куртку, шапку, барсетку и пошёл к выходу, на ходу одеваясь. Мы посмотрели в след, все улыбнулись, но некто не проронил и слова, глядя вслед Андрею и на стол.
Через минуту он вернулся…
— Так быстро? – улыбаясь, спросил Боря — иль передумал? А может, забыл чего?
— Да ну вас, гады — ответил, усмехаясь Андрей, сгребая со стола ключи от машины. — и чего им надо от меня и моей “Победы”, чем их “хорёк” не устраивает — уходя, бормотал седовласый Андрей.
В течении недели Андрея не было, на вопрос к диспетчерам — “Куда дели нашего друга, Андрея?” — диспетчера уклончиво говорили в командировке он и все хорошо, звонит.

********

— Блин, и куда они его дели? Может, случилось чего? — кушая плов, говорил Михалыч — восьмые сутки уже от него не слуха, не духа…
Мы сидели в кафе, сегодня нас было пятнадцать человек в кафе и столько же ездило по городу.
Зашипела рация, все посмотрели на неё с удивлением…
— Волна что ли сбилась? — взяв в руки рацию, сказал Олег, — раз, раз…
— Два, два… есть хочу! Ваня, сделай мне покушать! — послышался знакомый голос.
На лицах присутствующих появилась улыбка. Ваня схватил рацию и с неподдельной радостью ответил;
— Конечно Андрей, конечно дорогой мой!!! Все что хочешь!
— Ну, тогда лагман, плов и кофе — ответил, Андрей.
Минут через десять, к кафе подъехала “Победа”.
— Рассказывай, где пропадал, мы уж беспокоится, начали… — чуть ли не хором сказали мы, когда зашёл Андрей.
— Всем, доброй ночи, для начала — сказал Андрей, садясь за стол, где Ваня ему
уже поставил горячую еду, от которой, поднимаясь вверх и растворяясь, шёл пар…
— В ту ночь, заказали “Победу”, на шесть утра, оплата, сказали по часовая, плюс
километраж, питание, заправка и другие расходы…
— Это какие?
— Не перебивай… — ответил, Андрей.
Все смотрели на Андрея, с нетерпением хотелось всем узнать, где он пропадал.
— Я и спрашиваю, может харька? Нет, говорят, только “Победу”! Ну, “Победу”, так “Победу”. — кушая рассказывал нам Андрей — приезжаю я по адресу, жду. И ровно в шесть ноль ноль, в машину садиться дедок, старый, старый, как потом оказалось, ему девяносто лет!!! Я его и спрашиваю — “ Куда, дед едем?”
— А он чего?
— А он… он, посмотрел на меня и говорит — “В Иркутск сынок, в Иркутск”
— Нефигасе…
— Ого…
Стали раздаваться удивленные голоса.
— Вот и я тогда так же отреагировал! И говорю ему, — “А у тебя дед хватит денег то?” — а он свой старый, деревянный, весь поношенный чемоданчик открывает. Я аж поперхнулся, он по самый край, купюрами забит!!! Ну и поехали мы с ним в дальнюю дорогу… — Андрей доел плов, облокотился на металлическую спинку стула и сказал — Ох, спасибо, Ваня… до Иркутска доехал, а вкусней чем у тебя, не где так и не поел…
От таких слов, Ваня даже покраснел…
— А что дальше то было?
— А дальше мы ехали! Сначала молча, а потом я и говорю — “ А не страшно дед, с такими деньгами и к незнакомому в машину? — а он говорит — “нет внучек, не страшно… верю я тебе! А почему и сам не знаю…” Вот так и ехали с ним, много чего он мне рассказал, о войне, о друзьях что уже нет в живых, о жене, которую тоже похоронил, о детях которых пережил, так и не дождавшись внуков, и о том что остался он один… — с грустью в голосе сказал Андрей. Он сделал глоток кофе, посмотрел в окно на беленькую победу и с дрожью в голосе продолжил – о многом говорили и самое страшное он устал жить, жить один, где даже государство его вспоминает только девятого мая…
Мы, молча слушали рассказ. Всем стало как то не по себе от услышанного, все мы знали что Андрей говорит правду. И эта правда била нас в сердце, от того что он прав, что мы вспоминаем дедов только один день в году — девятого мая…
— А зачем он ездил в Иркутск то? — нарушил тишину голос одного из таксистов.
— На могилку командира… сказал, что больше не сможет съездить, что приходит, наконец-то и его срок…
— А почему на Волге-то?
— Вот и я его спросил, почему “Победа”? А не иномарка? Ведь комфорт и так далее! А он и говорит — ”Память, уважение — важнее!” — вот такие дела ребята…
Мы помолчали, каждый думая о своём…
— А денег, с него взять я не смог! Как он только не пытался мне их всучить… не смог и всё…
— А что директору скажешь? Ведь и процент накапал не малый!? – спросил паренек лет двадцати. Некто толком и не знал, как его зовут, да и работал он недавно.
— А, знаешь — облокотившись на стол, сказал Андрей, глядя на паренька — вот ты бы взял деньги, и рука бы не дрогнула, а вот я — Андрей провёл рукой, показывая на нас — и все присутствующие тут не смогли бы! Ведь я прав? – Все, молча кивнули и Андрей продолжил — и директор не смог, хоть и бизнесмен, а человек, пожал мне руку, полчаса назад и сказал что молодец!!!
Мы посидели ещё немного и стали расходиться, сидя в машине, я слышал голоса в рации;
— Семнадцатый, базе, снимите меня, я домой…
— Шестьдесят пятый, базе, снимите меня, я спать…
— Анжела, это Петрович, закрой меня, я домой…
Анжела не сопротивлялась, а грустным голосом отвечала всем, «сняла”. Видимо ей уже рассказали о командировке Андрея…
А в течении получаса все пятнадцать человек уехали по домам, остался только один на рейсе, из всех присутствующих таксистов в кафе, тот самый паренек…

(продолжение следует…)

© Денис Грушников

Другие авторы  /   Сборник рассказов


Состояние Защиты DMCA.com

Смешные и добрые Дневники сказочных героев и другие произведения начинающих и именитых авторов. Конкурсы и подарки участникам.

^ Вверх