Ахерон. 2 часть

Станция, дрейфующая в космосе — совсем не то, что рассчитывал увидеть Торин. По его просьбе Сабрина приблизила изображение объекта, но даже с помощью сканеров дальнего радиуса действия он не смог рассмотреть каких-либо внешних повреждений, что смогли бы заставить орбитальную станцию сойти с проложенного программой курса. На его запросы никто не отвечал, и все попытки поймать какой-нибудь сигнал оканчивались неудачами. Немедленно в его душу закрались сомнения о целесообразности высадки на борт этого «летучего голландца». Несмотря на минувшие тысячелетия, морские страхи обитателей старой Земли оказались крайне живучими и прижились среди космических бродяг.
Тем временем Сабрина обратила его внимание на то, что причальные ангары были пусты, а значит, с большой долей вероятности можно сказать, что станция покинута. Но причина, толкнувшая местных обитателей на подобный шаг, должна быть поистине чрезвычайна.
— Может, разгерметизация?! — неуверенно произнес он, вдоволь насмотревшись на медленно плывущую в никуда сталепластиковую громаду.
Но Сабрина отвергла это предположение, разумно указав, что тогда бы остались пришвартованными те корабли, чьи владельцы не успели одеть шлемофоны или вообще были без скафандров. К тому же разгерметизации могли подвергнуться пара ангаров или уровней, в зависимости от тяжести повреждений. Однако борта «Бетаквин», как уже убедился Келл, не несли следов попаданий ракет или иного лучевого оружия, что вновь возвращало к вопросу о причинах подобного состояния космического городка. К тому же космос не наполнялся мусором, неизбежным в случае боевых действий. Поэтому оставалось два варианта: эпидемия или какой-то неизвестный доныне фактор.
— Может, стоит связаться с Инкогнито?! — после небольшой паузы подала голос Сабрина, но даже в голосе ИИ сквозило сомнение.
— Уже. Я связался с этим любителем экзотических трав и зверей.
— И?
— Его коммуникатор отключен.
— Что можно расценить как отказ от сделки! — тут же подхватила Сабрина.
— Это говорит лишь о том, что мне нужно убедиться, что клиент не в состоянии оплатить заказ. Иначе что мне делать с плотоядным цветком на своем собственном корабле? Я не знаю. Не хочется как-нибудь проснуться и обнаружить его у себя на лице.
Впрочем, спорить было бессмысленно, поэтому Келл стал готовиться к высадке на станцию. Одев скафандр для пребывания в безвоздушном пространстве, он проследовал в ангар, в котором стоял катер. Заглянув по дороге в арсенал, он добавил к своему основному оружию дробовик «Пайрекс», с которым сподручнее разрешать конфликты на близкой дистанции.
«Келл, будь осторожней!» — раздалось в его голове. — «Там что-то произошло. Что-то ужасное, но детали от меня скрыты».
Торин ничем не выдал своего удивления, только кивнул и тут же поморщился. Манера связи у Да’нуур причиняла временную головную боль, но в остальном не вызывала никаких нареканий. Уже в катере с включенными двигателями он вновь ощутил краткую вспышку головной боли, будто чужая хотела что-то сказать, но в последний момент передумала. Когда створки ангара раскрылись, Келл полностью сосредоточился на предстоящей задаче.
Стоило ему приземлиться в пустом ангаре, на полу которого была небрежно нарисована цифра 4, как бортовой компьютер тут же выдал информацию о состоянии станции. В докладе ни слова не было о разгерметизации, зато крутилась запись, предупреждающая об опасности и содержащая приказ всем сотрудникам покинуть станцию, и вылетать на Мираз — шарик мутно-синего цвета. Покидая борт своего шаттла, наемник был крайне собран, сжимая цевье дробовика. Шлем и компактные баллоны с воздухом он оставил на борту. Поиски Келл решил начать с жилых уровней, постепенно перемещаясь к центру управления. Связь с Инкогнито все еще не восстановилась, и в глубине души наемник рассчитывал, чтобы так оно и оставалось впредь, так как облазить всю станцию в поисках одного человека было попросту нереально. С другой же стороны, его репутация, заработанная большим трудом, могла быть безнадежно испорчена одним только слухом, что свою часть сделки он не выполнил до конца.
Увиденное им стало свидетельством того, что ангар покидался в спешке. То тут, то там виднелись брошенные инструменты и небольшие чемоданы, по-видимому, с личными вещами исчезнувших. В некоторой степени успокаивало то, что трупов он пока не заметил, но это лишь пока. Келл прекрасно понимал, сколько на корабле укромных местечек, в которые никто не заглядывал по нескольку месяцев, а то и лет.
Ангар он пересек за несколько минут и, уткнувшись в запирающий шлюз, осторожно нажал на кнопку доступа. Дверь с легкостью отошла в сторону, что он вновь посчитал хорошим знаком. Однако спустя несколько десятков метров технического коридора, он уже так не считал. Следы беспорядка и паники были повсюду. А еще он заметил кровь. Но ее было очень мало, всего несколько капель. Но и этого хватило, чтобы адреналин буквально вскипел в его крови. Торин решил добраться до командного центра станции, чтобы попытаться получить информацию из первых рук, так сказать. Перед высадкой Сабрина переслала ему схему станции на портативный коммуникатор и, проложив кратчайший маршрут, он двинулся в путь.
Келл двигался с осторожностью, но тишина, царившая на «Бетаквин», была попросту оглушающей, превращая все попытки быть незаметным в полнейшее фиаско. Теперь в общественных коридорах, а не технических, через которые он выходил из ангара, ему встречались брошенные в спешке или панике вещи, поваленные стойки информации и некоторое количество крови. Но и только. То, что станция покинута персоналом, теперь не вызывало у него сомнений, но долг гнал его дальше. Удостовериться, что Инкогнито не придет и увести корабль подальше от этой системы, и патрульных кораблей Элленикона, кои, подобно призракам, преследовали его с завидным упорством.
Один раз ему показалось, что он заметил движение в конце коридора. Но дойдя до места, где, как ему померещилось, мелькнул чей-то силуэт в белом, ничего не обнаружил. Выдохнув, Келл перехватил дробовик и сверился с показаниями коммуникатора. До командного центра ему оставалось пройти не более полукилометра и подняться на пару этажей выше.
Внезапно освещение дало сбой и лампочки, судорожно моргнув, окрасили коридор в красный свет, но буквально на пару вдохов, после чего освещение восстановилось. Но именно в этот миг Торин и заметил мелькнувшую в конце коридора фигуру в серой форме технического персонала любой станции в этой части галактики.
— Эй! Погоди! — окрикнул он «техника», но тот кинулся бежать с завидной прытью. Келл бросился следом, понимая, что это может оказаться элементарной засадой, но вряд ли те, кто решится напасть на него, принимают в расчет его опыт и вооружение. Если только там не будет взвода штурмовиков с тяжелым вооружением. Обычную же засаду он разметет как картонку парой выстрелов из дробовика, а оставшихся добьет из пистолета.
Тем временем он старался не терять из виду беглеца, однако тот двигался очень шустро, и Торин начал злиться. Поднажав, он едва не схватил за шиворот бегуна, вернее, бегунью, так как понял, что гонится за женщиной средних лет, изрядно напуганной и от этого еще более непредсказуемой. Не зная, вооружена ли беглянка, он за очередным поворотом просто закинул «Пайрекс» за спину и припустил изо всех сил. Но женщина металась по коридорам, словно напуганная крольчиха. И вскоре наемнику это надоело, плюнув, он развернулся и, сверившись с картой, двинулся в центр управления станцией.
Широкие коридоры перемежались служебными помещениями разного назначения, к тому же часть из них была заброшена уже довольно приличное время, что сперва натолкнуло Келла на мысль, что станция переживала не лучшие времена. Но как подсказывал ему опыт, на таких вот ржавых корытах и делались целые состояния. Где торговля контрабандой, где незаконная торговля оружием или «рабами-добровольцами» для колонизации вновь открытых планет. Каждый крутился как мог, чтобы заработать в этом суровом мире продажных властей и беспринципных торгашей.
Со стороны могло показаться, что почти двухкилометровая станция будет чем-то вроде старинного вокзала, в котором все чего-то ждут, находясь притом как на ладони у служб безопасности и прочих блюстителей порядка. Но изнутри она казалась сущим монстром: неповоротливым, медлительным и на первый взгляд кажущимся даже привлекательным. По внутреннему убранству в виде допотопных светильников, лишь изредка сменявшимися люмосферами, Торин предположил, что управлял станцией бывший научный сотрудник или аристократ из истинных. Но поймав себя на мысли, что отвлекается на всякую ерунду, Келл покончил с рассуждениями и вскоре почувствовал, что за ним идут по пятам. Остановившись и прислушавшись, он кивнул самому себе и скрылся в технической нише неясного предназначения. Его предосторожность была вознаграждена: крадучись, за ним шла беглянка, сжимая в правой руке разводной ключ устрашающих размеров. Подождав, пока женщина пройдет его импровизированную засаду, он возник за ее спиной и тут же перехватил руку с ключом. Как она заверещала!
Торин вырвал ключ из ее рук, после чего толкнул в ту нишу, в которой сам же и прятался. Женщина попыталась вырваться из импровизированной ловушки, но мимо Келла было не пройти и она, сжавшись в комок, смотрела на него как на выходца из мира ужасов.
— Кто ты и что здесь делаешь? — как можно мягче спросил наемник.
В ответ тишина, но было неясно, женщина молчит, потому что до смерти напугана и у нее шок, либо просто не понимает, о чем он ее спрашивает. Келл осторожно присел на корточки и, медленно растягивая слова, произнес:
— Я ищу одного человека, но ни черта не понимаю, что здесь произошло. Где все люди?!
Молчание. Но Келл не расстроился, на что-то похожее он и рассчитывал. Не совершая резких телодвижений, он снова спросил у своей невольной пленницы, кто она и чем занималась на станции. Вновь лишь частое моргание век и тяжелое дыхание.
— Хорошо. Если тебе здесь комфортно, я оставлю тебя в покое. Вот видишь, — он медленно поднялся в полный рост, — я ухожу.
Развернувшись, он продолжил движение в сторону центра управления. Но не прошел и десяти метров, как сзади раздались осторожные шаги. Торин медленно остановился и еще медленнее обернулся. Женщина стояла в нескольких метрах от него, нервно теребя в руках кусок какой-то засаленной тряпки. Из ее взгляда ушло отрешение и стало понятно, что она готова к общению.
— Все было как обычно, — начала она, как только они нашли какой-то закуток и уселись прямо на пол. — Вернее сказать, уныло и однообразно, пока на станции не стали находить тела.
— Тела?!
— Ну да, человеческие тела. Обезображенные, со следами когтей и зубов. Я перепугалась. Мы все перепугались. Капитаны потребовали открыть ангары, чтобы корабли могли уйти. А мы остались, Колн ввел режим ЧС. Бедный Джерит, он так и не узнал, чем все закончилось, когда пришли ангелы.
— Ангелы?!
— О, не сомневайся, выглядели они как самые настоящие ангелы из сказок.
— Знаешь, я как бы не особо во все это верю, — осторожно произнес Келл.
— Да и я тоже, — произнесла женщина. — Только когда все это произошло, сказки обрели плоть, которую срывали с наших тел, подобно истлевшей одежде.
— Бессмыслица какая-то! — воскликнул наемник, но по внезапной головной боли понял, что сейчас с ним свяжется Да’нуур. Так и произошло.
«Погоди, Торин Келл. Расспроси ее подробней. Кажется, что-то подобное я слышала в детстве. Разговори ее».
Поморщившись, он машинально потер виски и вновь взглянул на собеседницу, ожидая увидеть признаки безумия, что было бы хоть каким-нибудь оправданием ее слов, но нет. Женщина посмотрела ему прямо в глаза:
— Не веришь мне? — без обиняков спросила она.
— Пока нет, — без улыбки ответил Торин.
— Хорошо, — неожиданно легко согласилась она. — Я займу еще пару минут твоего времени, а потом покажу кое-что, что расставит все точки.
— Идет.
Техник кивнула сама себе и, потерев переносицу, продолжила рассказ:
— Сначала все решили, что на станцию проник убийца или просто псих какой-то, но нет. Это был их предтеча, охотник, что наводил панику, устраивая убийства, будто подношения. Он убивал грязно, оставляя тела на виду, чтобы их находили. А когда находили, он тут же убивал новых несчастных, будто играл со службой безопасности и всеми, кто отправился его ловить. Он первым поймал их всех. Но это было уже после того, как Колн объявил всеобщую эвакуацию. А потом я столкнулась с одной из жертв и потеряла сознание. Когда же пришла в себя, на станции творился настоящий кошмар, и принесли его с собой ангелы.
— Ты все время твердишь это слово. Объяснись! — потребовал Келл.
— Легко! — неожиданно огрызнулась женщина. — Больше всего они похожи на милого юношу в белых развевающихся одеждах. Но только это не одежды, это их проклятые щупальца! Они радостно улыбаются тебе так, словно ты их любимая тетушка. Но стоит подойти ближе, и ты их пища. Я видела несколько раз, как они расправляются со своими жертвами.
«Келл, беги оттуда со всех ног!» — буквально взвыла Да’нуур. — «Я вспомнила, кто они такие! Это межзвездные вампиры, что живут где-то в глубинах космоса. Я слышала о чем-то подобном, но мне тогда было очень мало лет».
Скрипнув зубами от боли, наемник тем не менее сосредоточился и послал ответный импульс: «Так подскажи, как с ними справиться?»
«Просто беги, Торин Келл!» — просигналила чужая и мыслесвязь внезапно оборвалась.
— Просто чудесно! — буркнул он и почувствовал, как из носа закапало.
— Что с тобой?! — запаниковала женщина.
— Все в порядке, — он вытер рукавом кровь. — Так, слушай, нам надо срочно покинуть корабль. Лучше это будет сделать на моем катере. Если только ты не хочешь остаться?
Такой радости в одном только взгляде он никогда не видел. Вся гамма чувств на миг отразилось на лице несчастного механика. Смотрелось это так, словно кому-то объявили смертный приговор, а затем помиловали. Черты лица разгладились, как и залегшие от пережитого складки, и Келл смог внимательно рассмотреть свою собеседницу. Светловолосая. Недлинные волосы забраны в хвост, на котором видны следы крови, явно ей не принадлежавшей. Небольшие, слегка топорщащиеся уши, в мочках вставлены дорогие серьги, красноречиво говорящие о том, что их хозяйка знавала куда лучшие времена. Небольшой подбородок без следа своего брата-близнеца и внимательные серые глаза, что неотступно следили за каждым его действием.
Торин поднялся и тут же почувствовал необъяснимое умиротворение, накатившее на него, словно морская волна на пляже. Сразу же расхотелось куда-то бежать, что-либо делать… И вообще — тут же возникла непреодолимая потребность лечь прямо на пол и так лежать, исходя безудержным счастьем. Затем он увидел мягкое свечение, что подобно восходу светила с каждой секундой становилось все насыщеннее. Он захотел что-то сказать этой женщине, спросить, чем она была недовольна, но заметив безграничный ужас в ее взгляде, направленном куда-то за его спину, медленно обернулся и увидел явление ангела.
Его описание полностью совпадало со сказанным. Прекрасный. Иное слово не могло отобразить и малой части явившегося за ним существа. Он плыл по воздуху, паря над полом в паре сантиметров, а его одежды развевались, ласкаемые невидимым ветром. Ангел улыбнулся, и сердце едва не выпрыгнуло из груди наемника. Андрогинное лицо не поддавалось описанию, и Келл попросту не находил слов, а от белизны одежд ангела болели глаза. Тепло стало сменяться на жар так стремительно, что Торин моргнул, на миг отведя лицо, и вновь увидел обезумевший от ужаса взгляд женщины, имя которой он так и не спросил. Какая-то мысль стучалась в его сознании, но не находила выхода. Он попытался спросить, что ее пугает, но понял, что не может открыть рта.
От неожиданности наемник дернулся и вдруг понял, что так и не выпустил «Пайрекс», сейчас оттягивающий его правую руку. Но тут оказалось, что и руками двигать он не может. Взгляд существа из ласкового стал превращаться сначала в отстраненный, затем в голодный и в самом конце — в алчущий. Черты прекрасного юноши стали течь, искажаясь. Его кожа стремительно темнела, а рот увеличивался в размерах, являя оцепеневшему Келлу несколько тонких клыков, почти прозрачных на фоне пурпурного цвета глотки. Сзади послышалось всхлипывание механика, и что-то сдвинулось в сознании бывшего штурмовика. Он напряг все мышцы тела, пытаясь поднять дробовик на траекторию выстрела. Но «ангел» издал тонкий пронзительный крик и Торина отбросило к переборке, где он здорово приложился спиной, едва не раздавив женщину. Внезапно мелькнула мысль, что паника положительно влияет на нее — по крайней мере, она могла двигаться так, словно очарование «ангела» на нее больше не действует.
Тем временем существо оказалось в опасной близости от него, распахивая свои объятия так, словно они лучшие друзья, встретившиеся после долгой разлуки. Не успел наемник восстановить равновесие, как лжеангел уже почти касался его, протягивая свои щупальца, каждое из которых было утыкано мелкими загнутыми крючьями. Келл лежал бревном, не в состоянии пошевелить руками, в которых дробовик, казалось, стал весить целую тонну. Он уже «насладился» созерцанием чудовища, как мимо него протиснулась механик и, вывернув из непослушных рук «Пайрекс», нажала на спуск.
Выстрел оглушил его, а отдача едва не стоила сломанных ребер, но все неудобства стоили того. Заряд дроби вырвал из плоти чудовища верх груди, буквально отделив голову от тела. «Ангел» пробулькал нечто и рухнул на пол грудой теперь уже мертвой плоти. Воздух немедленно наполнился запахом пороха и гнили. Тело космического кровососа стремительно разлагалось, превращаясь в лужу пузырящейся биомассы, которая, ссыхаясь прямо на глазах, истаивала без следа.
В тот же миг к Келлу вернулся контроль над собственным телом, к немалой радости наемника. Но как только он вскочил на ноги, женщина бросила ему тяжелый дробовик и произнесла совсем не то, что хотел бы услышать от нее наемник:
— Надо бежать! Сейчас сюда слетятся его приятели и нам не поздоровится!
— Так он не один?! — вскричал он, испугано озираясь.
— Конечно, тупица, иначе рано или поздно он был бы выловлен и отправлен «погулять». Очень распространенная манера общения у местных безопасников с приезжими нарушителями порядка.
Сверившись с планами станции, Торин решил плюнуть на поиски Инкогнито и убираться прочь. Он уже начал прокладывать маршрут к посадочным ангарам, как по телу пробежала волна тепла, и счастье стало затапливать его сознание. А это, как он понял, первый признак приближения «ангелов». Следовало убираться и как можно быстрее.
— Зовут тебя как? — небрежно обронил он, разворачиваясь в сторону опасности, автоматически досылая патрон в патронник.
— Марджери, — будто нехотя обронила женщина, буквально волоча его за собой. — Но все это будет неважно, если мы не уберемся подальше от этого места.
Внутренне соглашаясь с ней, наемник кинулся бежать, отмечая про себя превосходную физическую форму своей новой знакомой. Бежать им пришлось долго, пока, наконец, Торин не поинтересовался конечным пунктом их забега. Сделал он это не из вежливости, а по причине совершенно внезапного отказа его коммуникатора. На что получил исчерпывающий ответ в виде хмыканья и пожатия плечами. Пробежав еще одну служебную палубу, беглецы выскочили на жилой этаж и едва ли не лицом к лицу столкнулись с еще одним выжившим, одетым в служебную форму службы безопасности. Совсем молодой еще мужчина распахнул рот, набирая в легкие воздух и уставившись на них глазами, в которых плескалось безумие, и издал невозможный, пробирающий до костей вопль, от которого, казалось, задрожали переборки в коридоре. Подобный крик ни одна человеческая глотка издать не могла.
Несмотря на свою подготовку, Торин банальным образом растерялся от такого поворота дел. И если бы из-за его плеча не вылетела нога Марджери, с противным хрустом врезаясь одушевленной сирене пониже пояса, Келл еще долго приходил бы в себя. Крик оборвался, и «сигнализация» рухнула на пол.
— Пойдем, скорее! — вновь поторопила его механик, но Келл, задержавшись на миг, выстрелил катающемуся по полу мужчине в голову и в наступившей тишине сдержанно произнес:
— Все равно это уже не наш, так сказать, соплеменник. И не надо так на меня смотреть, — добавил он, заметив пару настороженных глаз. — Представь, что было бы, пойди он за нами, вопя во всю свою глотку. Все твари на этой проклятой станции слетелись бы на дармовую закуску в считанные секунды.
— Но….
— Никаких «но»! Оставь свои иллюзии, женщина. К тому же, подумай вот о чем, прежде чем предаваться самокопанию и выискиванию во мне признаков кровавого безумия: сколько несчастных с его помощью уже поймали эти твари?!
Крыть такой аргумент было явно нечем, поэтому Марджери, еще посопев некоторое время, успокоилась. Их бег сначала сменился быстрой ходьбой, а затем и шагом. Сверившись с планшетом, Келл выяснил, что ведет их его новая знакомая к башне управления. Путь к ангарам временно оказался отрезан «ангелами», и наемник решил, что некоторое время, проведенное в центре управления, никак не отразится на его здоровье. Поэтому после приличествующего ситуации колебания он последовал за своей невольной спутницей, взяв на себя контроль за флангами, так сказать.
В некоторых коридорах, через которые они проходили, царил хаос и беспорядок, в то время как в других все выглядело как обычно.
Испепеляющей теплоты счастья Келл пока больше не испытывал, поэтому вздохнул с облегчением. От увиденного он надолго потерял аппетит и покой, с омерзением вспоминая, насколько близко к нему подобралась смерть.
Тем временем они подошли к тяжелым дверям, усиленным бронепластинами со спецобработкой, что делало их устойчивыми к высоким температурам и механическим повреждениям. Сердце станции выглядело внушительно, опытный взгляд Келла обнаружил скрытые пулеметные гнезда, хотя на самом деле там могло скрываться какое угодно оружие, вплоть до штурмового лазера.
— Ну и как мы проникнем внутрь?! — задал он мучивший его вопрос.
Вместо ответа его спутница подошла к консоли доступа и быстро набрала какую-то последовательность знаков. Дверь, легко шипя гидравликой, скользнула в сторону. Марджери тут же бросилась вперед, словно искала кого-то или что-то. Но не найдя искомого, резко сдала и опустилась в кресло, стоявшее у стены с аквариумом. Войдя следом, наемник первым делом опустил заслон и огляделся. Центр станции выглядел стандартно: несколько помещений, в одном из которых был расположен конференц-зал, в другом — служба технической поддержки и, собственно, кабинет управляющего станцией.
Марджери тем временем отправилась именно туда и спустя несколько секунд вышла, неся бутылку виски местного разлива и два бокала. Поставив бутылку и бокалы на невысокий журнальный столик, она плеснула в оба бокала, в два глотка осушила свой и обмякла в кресле, исподлобья наблюдая за Торином.
Подвинув еще одно кресло, Келл только сейчас почувствовал усталость, с благодарностью взяв наполненный бокал и так же, как и Мардж, осушил его в два глотка. Виски оказался неплох, но не более, чувствовалось, что делали его где-то здесь, в трюмах, но ситуация не позволяла капризничать и привередничать. Он налил себе еще и, отпив глоток, принялся анализировать сложившуюся обстановку, полностью сосредоточившись на этом процессе.
Некоторое время оба молчали, думая каждый о своем. Наемник сидел, положив «Пайрекс» на колени, расположившись таким образом, чтобы выстрелить, не вставая, в сторону непредвиденного вторжения. Вдруг эти твари могут проходить через двери и стены? Успокаивая себя таким образом, он не заметил, как уснул. Спал он едва ли более нескольких минут, но проснулся неожиданно быстро, практически мгновенно перейдя из царства Морфея в реальность.
Ему и до этого снились плохие сны, но сегодняшний кошмар переплюнул их все. Те ужасы, что происходили с ним во сне, были настолько реальны, что он несколько секунд рассматривал себя, чтобы убедиться в своей целости и неповрежденности.
— Кошмары? — тут же подала голос сидящая напротив механик. — От них ничего не помогает. Стоит уснуть и они тут как тут, лезут сквозь малейшую щель в твоей обороне. Это первое, что стало происходить после того, как эти твари заявили о себе. Я уже не обращаю на них внимания, просыпаюсь и засыпаю вновь. Во второй раз они не приходят. Не знаю почему, может, за сверхурочные у них не платят, — неуклюже пошутила она.
Наемник хмыкнул, но шутку не поддержал. Он проверил боезапас, подумывая о том, чтобы наведаться в арсенал службы безопасности. Затем в голове у него всплыл вопрос, который он тут же озвучил своей новой знакомой:
— А сколько всего находилось на станции людей?!
— Около тысячи или чуть более. Точнее тебе никто бы не сказал, по причине большой проходимости всевозможных старателей, матросов, рабочих с приисков и тому подобной швали. Кто-то оставался здесь на пару часов, кто-то — чуть подольше. А были и такие, кто уже никуда не уходил…
— То есть мертвые?
— Д-да, по-дурацки звучит теперь…
— Это я к тому, либо все эвакуировались столь оперативно, что можно было бы медали вручать, либо…
— Ты думаешь, их всех съели?! — в глазах Марджери плеснулось море страха, но она усилием воли взяла себя в руки.
— Тогда это было бы самое эффективное пожирание, не оставляющее ни следов, ни крови, — хмыкнул Келл. — Хотя мне ни в коем разе не хочется искать возможность спрашивать у потерянных, где они прятались, пока их близких и друзей высасывали монстры.
Вновь на некоторое время наступила тишина. Однако Торину уже не сиделось, он отправился изучать сам центр. Обставлено все было достаточно казенно, без явно бросающейся в глаза индивидуальности. Металлические переборки, никак не прикрытые, шкафы, столы — все было из базового комплектующего набора времен Федерации. Бегло осмотрев мониторы с продолжающей поступать теперь уже никому не нужной информацией, наемник сделал вывод, что большая часть персонала успела эвакуироваться.
— Станция «Бетаквин», ответьте. Это специальный агент Томази, концерн Ганза. Я прибыл…
Внезапно заработавший и столь же внезапно прекративший передачу сигнала микрофон прибавил Торину седых волос на голове. Но то, что помощь прибыла столь споро, говорило о большой ценности станции для корпорации, а значит, ему лучше убраться отсюда до того, как его найдут и призовут к ответу. Главное, чтобы свое корыто они сажали не в одном с ним ангаре.
— Они не знают про ангелов! — подала голос молчавшая все это время техник. — Их сожрут, как и всех остальных.
— Успокойся, женщина! — хмыкнул наемник. — Ты слышала, он представился специальным агентом, а знаешь, что это значит?! Нет? Так я и думал! Тогда послушай. Это превосходно обученный профессионал, скорее всего еще старой закалки, у которого в подчинении находится с десяток головорезов, менее профессиональных, зато куда более агрессивных. И да — вооруженных до зубов! Так что пускай корпорация теперь со всем этим разбирается, а я собираюсь покинуть это негостеприимное местечко. Что и тебе советую.
Возражать на это Мардж не стала, чем вызвала немалое уважение наемника. С минуту она усиленно над чем-то размышляла, затем кинулась в кабинет начальника станции. Через секунду оттуда донесся звук отодвигаемых дверей. Келл не выдержал и двинулся следом, чтобы самому посмотреть на результат внезапного помешательства.
— Когда-то мы с Джеритом были близки, и в одну из наших встреч он показал мне сейф, в котором я смогу найти нечто ценное. Что это такое, он так и не сказал, а после наши пути, так сказать, разошлись. И меня все это время мучал вопрос, что там?!
— Ты говоришь о начальнике станции?
— О нем, конечно, это ведь его кабинет. Помню, как-то раз…
— Стоп, стоп! Не желаю слушать о том, как вы предавались утехам на этом самом столе.
— Как хочешь, — пожала плечами механик. — Хотя рассказать я собиралась совсем не об этом. Ага, вот оно!
Марджери вылезла из-за стола, держа в руках какую-то коробку из дерева.
— Представь, он даже код не сменил. Славный был парень!
— Парень?!
— Ну, мужчина. Вы все до сорока ведете себя, словно дети, — развела руками Мардж. Она раскрыла коробку и вытащила оттуда автопистолет флотской модели, разработанный специально для возможности стрелять на космическом корабле без опасения пробить внешнюю оболочку. Владеть подобным оружием гражданским лицам было запрещено, но на черном рынке его можно было приобрести за кругленькую сумму в империалах.
Также в коробке обнаружилась пара запасных обойм, несколько персональных карт и планшет данных. Пока Марджери с сомнением рассматривала карты и планшет, Келл молча сгреб все в карман и, сунув в руки нежданной спутнице пистолет, увлек ее к выходу:
— У нас нет больше времени предаваться праздным воспоминаниям, нужно двигаться. Что-то подсказывает мне, что активность спецагента привлечет внимание «ангелов». А мне совершенно не хочется быть втянутым в эту разборку, тем более мне за нее не платят.
За то время, что Торин провел на борту станции, он передумал кучу разных вариантов последствий отказа от дальнейших поисков Инкогнито и, в конце концов, пришел к выводу, что достаточно молод, чтобы восстановить репутацию в случае, если его визави оказался жив и не получил свой товар. Ведь связь до сих пор не работала, и даже Да’нуур не смогла побеспокоить его своей способностью говорить телепатически.
Нахмурившись, наемник проследовал в комнату управления, где на устаревших мониторах как на ладони была видна вся станция. Переключая то и дело камеры, он, в конце концов, нашел искомое. Примерно дюжина экипированных бойцов двигалась по одному из коридоров. В центре группы возвышалась фигура, как видимо, спецагента, судя по выпяченному подбородку и надменному взгляду.
— Полюбуйся, — позвал он Мардж, что безвольно сидела в кресле, крепко сжимая в руках бокал виски. — Вот о чем я тебе говорил.
Но стоило женщине подойти к мониторам, как картинка зарябила, а затем и вовсе пропала.
— Что это, черт побери, такое! — возмутился было Келл, но в этот миг мониторы вновь мигнули, и изображение вернулось. Только теперь в коридоре валялись изломанные куклы, отдаленно напоминавшие людей. Торин сходу насчитал пять тел.
— Проклятье! — взвыл он. — «Ангелы» все-таки нашли их первыми.
— Вот о чем я тебе и втолковывала! — хмуро обронила Мардж и ушла обратно к креслу. — Нам не вырваться отсюда.
— Их застали врасплох, — парировал наемник. — С нами такой фокус уже не пройдет. Будем палить во все, что светится и навевает любовь ко всем ближним.
Он обернулся к женщине:
— Думаю, мне понадобится твоя помощь, Марджери. Ты со мной?
Колебания женщины в сером комбинезоне службы техподдержки были столь явственны, что казалось, их можно осязать, стоило подойти к ней поближе. Но спустя минуту она все-таки кивнула и вытащила из кармана свой лазерный пистолет.
— Назову его «Бельчонок».
— Звучит как-то по девчачьи, — усмехнулся Келл. — Да и слово какое-то редкое. Что оно значит?! Хотя нет, молчи! По дороге расскажешь. А сейчас давай выдвигаться.
Подняв «Пайрекс», наемник двинулся к выходу из центра, успев заметить, как Марджери забирает бутылку с собой. Определенно, эта женщина нравилась ему все больше. Вслух, однако, он этого не произнес, сосредоточившись на движении. Выпустив их, дверь вновь автоматически заблокировалась, и в наступившей тишине Торин явственно услышал звук стрельбы. Приблизительно определив направление источника шума, он двинулся в противоположную сторону, увлекая за собой и Мардж.
Спустя несколько минут движения он почувствовал тепло и указал на это своей вынужденной спутнице. В ответ та просто пожала плечами, сложив молитвенно руки. Покачав головой, Келл, осторожно ступая, двинулся вдоль жилого сектора, в котором, скорее всего, жил технический персонал станции, старательно обходя двери, за которыми могла скрываться угроза. Они очень быстро преодолели открытое пространство и вновь приготовились погрузиться в хитросплетение переходов космической станции.
— В каком ангаре ты приземлился?! — спустя некоторое время спросила Марджери.
— А? Что? — Келл поднял взгляд от экрана коммуникатора, который странным образом вновь заработал. В данный момент он пытался проложить маршрут через реакторный цех станции, ее, так сказать, плазменное сердце. Для этого потребуется спуститься в лабиринт технических колодцев, тоннелей и невесть чего еще. — В четвертом.
— Я тут подумала, что если мы пройдем сквозь реакторную, то нам останется преодолеть метров сто по центральному коридору.
Торин усмехнулся:
— Не поверишь, я занят сейчас именно этим!
— Просто я это к тому, что мне известен более короткий путь. Но двигаться придется очень быстро.
— Пробежки я не боюсь, — хмыкнул наемник. — Предлагай.
Женщина взяла его за руку и, уверенно нажимая кнопки на клавиатуре, проложила новый маршрут, сделав это намного быстрее Келла.
— Вот, смотри, — она показала на карте реакторный цех. — Если пойдем сквозь него, потеряем время, но если мы свернем в этом коридоре, то сможем попасть в «холодильник», небольшой зал с морозильными установками. За ним будет небольшой технический колодец, который выходит чуть выше центрального коридора, в двадцати метрах от четвертого ангара.
Наемник думал пару мгновений, затем поменял хват на «Пайрексе» и усмехнулся:
— Веди.
Внезапно тишину пустынного коридора расколола канонада легкого ручного оружия, и из-за угла выкатилась куча мала из спутников спецагента, поливающих невидимого противника валом нескорректированного огня. Но, несмотря на паническую пальбу, на стоявшего ближе всех бойца налетели какие-то бледные одеяла, все в подпалинах от пуль, и его крик ударил по ушам с силой выстрела. Тело незнакомого человека изогнулось, во все стороны брызнула кровь, раздался едва слышный хруст шейных позвонков и человек застыл. Его подельники не прекращали стрелять, изрешетив тело несчастного в фарш.
Келл ладонью зажал рвущийся из груди Мардж крик ужаса и буквально силой запихнул ее в дверь ближайшего жилого отсека.
— Двигаем, пока они не очухались!
— Которые из них?! — огрызнулась женщина, но стала быстрее перебирать ногами, а через десяток метров побежала, да так, что наемник едва за ней поспевал.
Бежать по техническим коридорам при мерцающем освещении оказалось тем еще удовольствием, и Келл пару раз был в паре сантиметров от того, чтобы раскроить себе голову о выступающие углы и прочие прелести. Спасала его быстрота реакции и обычное везение, хотя по поводу последнего фактора он бы поспорил. Спустя десять минут сумасшедшего слалома они выскочили как раз в точке, указанной Мардж. И тут случилось то, чего ни один из них не ожидал.
Лампа освещения, расположенная в трех шагах от переводящих дыхание людей, внезапно мигнула. И в тот же миг в конце коридора Торин заметил высокую нескладную фигуру, отдаленно напоминающую человеческую. Насколько она отличается от ему подобных, наемник рассмотрел спустя два удара сердца, когда лампа замерцала чуть ярче обычного, а затем с громким хлопком перегорела. За этот краткий миг он (да и Мардж, судя по вскинутым ко рту рукам) успел как следует рассмотреть визитера. Женщина вмиг забыла об оружии в руках, но его так просто с толку сбить было нельзя. «Пайрекс» что было сил дернулся в руках, посылая навстречу незнакомцу увеличенный заряд картечи. Перезарядка и еще один выстрел, благо узость коридора делала все попытки избежать попадания тщетными, о чем и сообщил необычайно тонкий визг раненого существа, которое, отброшенное роем жалящих осколков, рухнуло на пол. Вскочив на ноги, оно получило в грудь еще один залп, к которому присоединились и выстрелы «Бельчонка».
Несмотря на это, невиданная доныне тварь попыталась подняться, но получив еще один залп, полностью пришедшийся в район груди и шеи, рухнуло навзничь и, дернувшись несколько раз, испустило дух.
Повернувшись к Мардж, наемник приложил к губам палец, призывая сохранять тишину и, крадучись, двинулся в сторону странного существа. Подойдя вплотную, он несколько раз потыкал его тупоносым стволом дробовика, готовый всадить еще столько же зарядов, но вероятный противник уже не шевелился.
Мардж, бледная, стояла, сжимая пистолет, забыв, кажется, даже о дыхании.
— Кем бы он ни был, ему конец! — бодро отрапортовал наемник и принялся снаряжать опустевший магазин дробовика. — И много у вас тут таких тварей бегает?!
Но Мардж промолчала, во все глаза рассматривая поверженного противника:
— Ты только посмотри на эти когти! — наконец смогла произнести женщина, с трудом оторвавшись от созерцания орудий убийства, покрытых потеками застывшей крови. — Я теперь догадываюсь, кто бесчинствовал на станции, пока не прибыли «ангелы». Эта тварь готовила для них почву.
— Я бы назвал его «загонщиком», — покачал головой Келл. — Он все сделал как опытный охотник. Навел панику своими убийствами, сгоняя людей в нужном ему направлении, туда, где лжеангелы начнут ими питаться.
В этот миг тварь дернула лапой, видимо, сработал какой-то запоздалый рефлекс, но этого было достаточно, чтобы Мардж, визжа, начала всаживать в и так уже порядком измочаленное тело заряд за зарядом. Так могло продолжаться весьма долго, если бы Торин не остановил ее, попросту отобрав пистолет.
— Побереги патроны! — бросил он и вернулся к созерцанию убитого им существа. — Проклятая тварь сдохла окончательно. Нам нужно продолжать путь, иначе вскоре мы попадемся кому-нибудь на глаза.
Но едва беглецы направились по выбранному Мардж коридору, как их окатила волна тепла, идущего откуда-то из глубины души. Келла моментально пробил пот, он заскрипел зубами от усилия остаться на месте, а не нестись как дурачок навстречу судьбе. Он дернул женщину за рукав, что было сил возвращая в суровую реальность, и буквально продолжил тащить ее в противоположную сторону. Задача по спасению только что перестала существовать. Требовался план Б. Невольная спутница, словно прочитав его мысли, без разговоров повела его в сторону реакторной.
Не дойдя всего несколько десятков метров до сердца корабля, Торин почуял странный запах, который был ему хорошо знаком еще со времен службы. Запах мертвечины. Устойчивый, всепроникающий. Одновременно с ним запах почуяла и его нечаянная спутница:
— Что это такое?! — спросила она, зажимая нос. — Чем это так смердит?!
— Смертью, — просто ответил он, даже не пытаясь над ней подшутить. — Сколько входов есть в реакторный отсек?
— Три. А что?
— Просто прикидываю, стоит ли нам туда соваться или следует поискать новый путь.
— В любом случае путь назад, скорее всего, перекрыт этими тварями. Все, что нам остается — это идти вперед.
— Пока не свалимся со скалы.
— Что?
— Ничего! Просто мысли вслух. Ладно, давай попытаем удачу еще раз, вдруг это всего лишь мое разыгравшееся воображение.
Преодолев последние метры коридора, они остановились перед закрытым шлюзом, и здесь уже вперед выступила Мардж. Кодовый замок принял пароль, введенный дрожащей рукой. Келл не подал виду, что механику известен код к самому сердцу станции, но поставил себе зарубку вернуться к этому вопросу. С шипением тяжеленая дверь скользнула вбок, и в лица беглецам ударил еще более тяжелый запах. Мардж вырвало, но едва Торин двинулся поддержать ее, она остановила его недвусмысленным жестом.
— Я в порядке, просто надо быстрее уйти отсюда!
Молча кивнув, Келл шагнул внутрь, предварительно осмотрев прилегающий отрезок пути. Выйдя в основной реакторный зал, наемник остановился, пораженный и напуганный одновременно. Подобное могло присниться в кошмарном сне, но Торину никак не верилось, что такое возможно в реальной жизни. Колонна реактора, возносившаяся на высоту пятиэтажного дома, была практически погребена под начавшими разлагаться телами. Нечто удерживало их, будто какой-нибудь плющ, обвивающий стены в самом аду. То тут, то там виднелись лица несчастных, открытые в немом крике. Беглый осмотр показал одну особенность, но дальше пришлось прерваться, так как в зал вошла Мардж и первое, что она стала делать, это опорожнять желудок, озвучивая это на удивление громко. К несчастью, то, что наемник сперва принял за лохмотья одежды или чего-то подобного, стало отлетать от колонны, на ходу оборачиваясь лжеангелами.
Твари мягко планировали на палубу, где оборачивались прекрасными созданиями, излучающими ауру любви и обожания. Сначала перед выжившими оказалось трое, затем пятеро вампиров. И тут в голове Торина наконец-то сработал инстинкт самосохранения — он выстрелил в приветливо улыбающихся тварей из дробовика и, схватив замершую в ужасе Мардж, бросился к дальнему выходу из отсека, который он рассмотрел во время краткой немой сцены. Им предстояло преодолеть метров сто — сто пятьдесят, но все новые и новые твари отвлекались от своего пиршества.
Сначала механик переставляла ноги механически, будто следовала давно заложенной в ней программе, но спустя несколько секунд и пару десятков шагов — словно очнулась, и так припустила к спасительному проему, что оставила Келла позади. Шум двигателей и грохот шагов скрыли приближение еще одного действующего лица. Когда до дверей, ведущих к финальной точке их забега, оставалось всего ничего, из них вышел специальный агент с каким-то незнакомым оружием в руках:
— Поднажмите! Сейчас здесь станет жарче, чем в аду! — прогрохотал он.
И точно! Едва они поравнялись с ним, как за их спинами расцвела шипящая стена огня. Войсковой огнемет (оружие давно минувших войн, что использовался до сих пор только на отсталых планетах или как в конкретном случае — незаконно) явил свою ужасающую мощь. Струя горючей смеси ринулась навстречу чужакам, поглощая, расщепляя, уничтожая на своем пути всех, кто оказался на пути. Тем временем спецагент сделал несколько шагов вперед и повел стволом огнемета. Визг, что раздался в ответ, нельзя было сравнить ни с чем.
Келл несся, как никогда до этого не бегал даже во время службы. Но его снова обогнала Мардж, с глазами, в которых плескался ужас. Келлу на миг показалось, что он слышит сердцебиение женщины, настолько она была напугана. Добежав до так своевременно возникшего из небытия спецагента Томази, оба замедлили бег, но кивка в сторону выхода было достаточно, чтобы они наконец-то оставили царство кошмаров позади. В коридоре, увидев тело одного из сопровождавших прибывшего представителя Ганзы, женщина раскрыла было рот, но вовремя рассмотрела, что мужчина уже мертв. Видимо, оставшиеся в живых искали путь к спасению и тоже решили сократить дорожку через реакторную.
Грохот захлопнувшейся двери оторвал Торина от размышлений:
— Спецагент Томази…
— Да, да, концерн Ганза! — оборвал его Торин. — Мы слышали ваше приветствие, просто не могли ни ответить, ни предупредить.
— Хорошо, — тут же спокойно согласился Томази, что говорило о крайне устойчивой психике и наемнику, которого до сих пор передергивало при воспоминании об увиденном, стало чуть не по себе. — Кто вы такие?
— Меня зовут Марджери Фоллз, начальник техслужбы ретрансляторов.
— А вы? — агент чуть повернул голову, чтобы взглянуть в глаза Келла.
— Вольный торговец Келл.
— Значит, это ваш корабль висит на высокой орбите Мираза?
— Да, а что? Документы у меня в порядке!
— Ни на секунду не сомневался, стало просто интересно, что на станции, объявленной зараженной, бегают штатские.
Покинув кобуру, пистолет Келла молниеносно прикоснулся к виску спецагента:
— Дернешься и схлопочешь пулю. Я доступно объясняю?!
— Предельно, — ответил Томази с ледяным спокойствием. — Есть причина для агрессии?
— Пока нет! — отчеканил наемник. — И хочется, чтобы ее так и не оказалось. Мы пытаемся выбраться со станции, зараженной чужими, а твой тон слишком рационален, чтобы не начать нервничать. Надеюсь, между нами не возникнет недопонимания?
— Абсолютно никаких, гражданин. Теперь давайте поговорим.
— Почему бы и нет? Обожаю интересные беседы с умными людьми, — Торин сделал шаг в сторону, не опуская пистолета. — Предлагаю обсуждать происшедшее по дороге к ангарам, пока наши друзья не нашли обходной путь.
Из короткой, но информативной беседы Келл вынес несколько ключевых моментов: во-первых, власти знать не знали о подобном явлении на периферии человеческих территорий, во-вторых, Томази прибыл сюда по вызову директора станции, а не был послан для внеплановой проверки и по «счастливой» случайности услышал сигнал о бедствии. Ни на миг не снижая бдительности, он следовал чуть позади спецагента. Тот сам предложил такой порядок движения, объяснив, что не желает отвлекаться на постоянно оборачивающегося «свободного торговца». То, что в легенду Торина он не поверил, не было никаких сомнений, видимо, скорость выхватывания личного оружия не вязалась с профессией торговца. Так же ясно было и то, что как только они выберутся за пределы станции, кто-нибудь попытается прощупать почву на предмет границ допустимого.
На самом деле пустить оружие в ход немедленно ему не давало присутствие Мардж, хотя, дойди дело до перестрелки, ее уж точно никто спрашивать не будет. Его напряженные размышления прервал шепот Томази. Почему спецагент шипит, словно песчаная змея, стало ясно мгновение спустя, когда на Торина стала накатывать благодать. Тряхнув головой, будто это могло бы помочь, он сменил оружие на «Пайрекс» и приблизился к ведущему.
— Мы почти на месте, но ангар, кажется, несвободен.
— Я думал, спецагенты не испытывают эмоций?! — не удержался от шпильки наемник.
— Только на работе, — парировал Томази, белозубо улыбаясь. Только улыбка эта была далека от искренности и напоминала крокодилью. Если бы они не нуждались в ещё одной паре рук и единице оружия, Торин уже давно бы выстрелил.
Дверь, ведущая в ангары, приоткрылась на полметра и только после совместных усилий трех беглецов. Видимо, неизвестные протоколы безопасности сработали, отключив питание. Первым в неизвестность шагнул спецагент и сразу же начал стрелять. Секундой спустя к нему присоединился Келл. Первый ангар был почти пуст, не считая одинокого грузового шаттла, видимо, неисправного, раз остался здесь после всеобщей эвакуации. На его крыше и расположился ложный ангел. Видимо, инстинкты охотника привели его в место, куда добыча сама пришла бы в поисках спасения. И находила смерть.
Пули Томази наверняка причиняли недостаточно боли, раз «ангел» медленно, будто нехотя, спланировал на развевающихся одеждах. Но тут из-за спины спецагента с «Пайрексом» вышел наемник, и первый же выстрел отбросил существо на пару шагов назад. А второй и третий разорвали в клочья.
— Правильный выбор оружия! — усмехнулся Томази.
— Скорее — интуиция.
— Служил?
— Не твое дело! — тут же огрызнулся Келл. — Ты ведь все еще хочешь покинуть «гостеприимную» станцию? Не так ли?!
— Не заводись, — поднял руки в примирительном жесте Томази, — Нам нечего делить.
— Это пока, — угрюмо обронил наемник.
— И не поспоришь. Но сейчас мы нужны друг другу, и я предлагаю не обострять ненужные противоречия.
— Хорошо. Но предупреждаю, что как только в моем кильватере окажутся акулы из Ганзы, я без предупреждения открою огонь.
Марджери следила за этой перепалкой с чувством полного непонимания:
— Что за разборки?! Да нас чуть не схарчили мерзкие пришельцы, а вы все причиндалами меряетесь! Прекратите!
— Но он первым начал! — гнусавым голосом произнес спецагент, и даже на суровом лице Келла промелькнула улыбка. Он огляделся, рассмотрел на полу цифру 8 и взгрустнул:
— Нам нужно в четвертый ангар.
— Значит, нам придется до него дойти! Другого пути у нас нет.
К счастью, двери между ангарами не были закрыты и Мардж, сжимая оружие двумя руками, повела бросающих друг на друга подозрительные взгляды мужчин через анфиладу технических помещений. Далеко, правда, они не ушли. Бросив взгляд уже на цифру 6, все почувствовали, как стала накатывать благодать.
— Твою ж…, — не сдержался Келл. — Ну и что мы будем делать?!
— Что и в первый раз, — пожал плечами Томази. — Использовать живца.
— Живца?!
— Первый раз?!
Спецагент оглядел их со снисходительной улыбкой:
— Ну что вы, в самом деле, как дети! Никто не пострадает, я гарантирую.
— Потому что никто не согласится!
— А вот тут без вариантов! Кто-то должен пойти, чтобы привлечь внимание этих тварей.
— Почему не ты?
— Потому что кто-то будет стрелять. И боюсь, одной твоей «глушилки» будет недостаточно.
— То есть идти мне? — тихо спросила Мардж.
— Из нашей веселой троицы лишь ты достаточно шустрая, чтобы не дать себя поймать на ровном месте. Твой напарник тяжеловат на поворотах, к тому же, не уверен, что он добровольно отдаст свое оружие.
— И не надейся! — тут же окрысился наемник.
Томази развел руками, как бы подтверждая свои слова.
— Ты самая быстрая из всех, кого я видел по голопроектору, Марджери Керас. Если и есть шанс выжить, то только у тебя. Что скажешь?!
Торин по-новому взглянул на свою спутницу:
— У меня на стене висел плакат с тобой!
— Надеюсь, приличный?! — с улыбкой спросила Мардж.
— О, да! Финальная игра. Подожди, я…
— Можно потом? — прервал Келла спецагент. — Время идет.
Шестой ангар ничем не отличался от всех остальных, за небольшим исключением: здесь почему-то было полным-полно летающих вампиров. Нет, не как в реакторной, но тоже достаточно. К тому же, здесь они словно гроздья странных ягод облепили стены. Время от времени кто-то из них отцеплялся от стены и, спрыгнув вниз, долго планировал, прежде чем вновь зависнуть на гладкой вертикальной поверхности.
Марджери вдохнула полной грудью переработанный воздух станции и, кивнув самой себе, бросилась бежать, петляя, словно ископаемый заяц, выкрикивая при этом ругательства ничуть не хуже, чем докеры в зоне погрузки. Сначала ее забег оставил большую часть вампиров совершенно незаинтересованными, но стоило обратить внимание одному, как все улыбающиеся лица повернулись в сторону дармового угощения. Одна из тварей (самая нетерпеливая, по-видимому) спланировала, стараясь окутать беглянку словно одеялом. Но, схлопотав пулю, резко передумала. Тем временем вдоль переборки ангара крались, словно воры, Келл и спецагент Томази. Они то замирали, то делали перекаты или короткие рывки, приближаясь к заветной цели.
Дверь маячила уже метрах в семи, когда перед Томази, имевшем, казалось, глаза на затылке, вдруг вырос «ангел» совершенно необъяснимым образом. Однако «Пайрекс» Торина не дремал, и выстрел из дробовика напугал бы вампиров до смерти, если бы они могли пугаться. Лохмотья снесло будто порывом ветра, но маскировка была нарушена и прятаться смысла не оставалось.
— Бегом, мисс Керас! — завопил Келл, бросившись к дверям. На счастье, они тоже не были закрыты и, заняв позиции для стрельбы, вынужденные напарники открыли огонь, одновременно криками подбадривая вновь несущуюся, как в тот день игры, Мардж. Видимо, «ангелы» были поражены куда сильнее, чем казалось, потому что через несколько секунд Мардж стояла рядом, а тяжелая сталепластиковая дверь молниеносно закрыла выход. Из специальных пазов выскочили стальные перегородки, что, столкнувшись, вызвали только сноп искр.
— Уф! — выдохнул шумно Келл. — Мы справились!
— Здесь на удивление пусто, — как бы между прочим отметил Томази.
— Будем надеяться, что и в моем ангаре такая же пустота.
Гулко топая магнитными подошвами по плитам пола, вся троица пересекла опустевший ангар и приблизилась к заветной двери. Еще на полдороги Торин попытался вызвать Сабрину, но связь все так же оставалась недоступной. Покачав головой, наемник двинулся дальше, поймав на себе внимательный взгляд Томази.
— Что?!
— Ничего. Просто смотрю.
— Тогда ладно, — но внутри он весь подобрался. Их совместный путь подходил к завершению, а в такие моменты многие и получали заряд из бластера в спину. Краем глаза наемник отслеживал движения спецагента, до последнего ожидая подлянки. В честность и порядочность «ганзейцев» он не верил. Думалось, что, скорее всего, перед стыковкой «Ахерон» был просканирован и опознан. Здравый смысл подсказывал закончить все одним выстрелом в спину, но какая-то частица его души просила не торопиться.
Толкнув дверь, которая, как и предыдущая, оказалась незаблокированной, Келл пропустил вперед Мардж и Томази, а сам украдкой осмотрел ангар. В принципе, ничего не изменилось. Главное, что лжеангелов здесь не было, а остальное уже воспринималось не так и плохо. «Орел вакуума» все так же стоял в центре, готовый отправляться немедленно.
— Прошу всех на борт! — не удержался он от театральщины, пропуская вперед Марджери. Томази уговаривать дважды не было нужды, он поднялся, с неподдельным интересом осматривая катер. Заняв кресло пилота, Келл включил связь, и сразу же в кабине зазвучал голос Сабрины:
— Капитан, я…
— У нас гости на борту, — бесцеремонно оборвал ее наемник. — Двое! Я по прилету все расскажу, — уточнил он, подумав. Теперь ИИ знала о спецагенте и в случае непредвиденных сложностей сумеет воспользоваться этой информацией. Одновременно с отключением связи он почувствовал легкое прикосновение к щеке и едва слышное пожелание удачи. Торин решил, что ему это даже нравится. Но возможности насладиться столь новым для него ощущением ему не дали, так как в кабину протиснулась Мардж:
— Что думаешь обо всем этом?!
— Честно?
— Было бы неплохо.
— Я думаю, что как только мы оторвались от палубы, наш нечаянный попутчик связался со своими хозяевами и получил четкий приказ. Ведь так, спецагент Томази?!
— Почти, мессир Келл! — широко улыбаясь, ответил тот. — Не хватало вам только узнать истинную цель моего появления на «Бетаквин».
Рука Торина метнулась к кобуре, но спецагент не закончил и с улыбкой покачал головой:
— Не стоит так нервничать. Мой работодатель просил забрать какую-то траву, которая ему нужна. Очень нужна, если быть честным.
— Nocte ventriloquist?
— ??
— Это название травы.
— Не знал. Да и плевать я хотел на ее название. Никто не посылает спецагента корпорации за растением.
— Просто не повезло, — поддакнул Келл. — Но чертов куст у меня.
— Вот и чудесно, я опишу наше взаимодействие с вами как плодотворное.
— С ваших слов, уважаемый спецагент, получается, будто у вашего нанимателя на меня целая папка?! — неприятно удивился собственным выводам наемник.
— И не только на вас.
— А что будет со станцией?! — встряла в разговор Мардж.
— Очистят и перезапустят, — буднично ответил Томази. — Но, по правде говоря, не сразу. Управление заинтересовано в изучении этих тварей. Пока мы с вами болтаем, на «Бетаквин» уже направляется научно-исследовательская экспедиция.
— Другими словами, сюда я больше не вернусь, — подытожила женщина и, отвернувшись к небольшому иллюминатору, стала отстраненно наблюдать за уменьшающейся станцией.
Томази пожал плечами. Его это не интересовало. По правде говоря, ему приходилось все свое самообладание тратить на общение со своими попутчиками. С самого начала его бесило, что его, профессионала, заставили сыграть роль посредника, да еще положить лучшую команду с тем, чтобы просто привезти украденный где-то куст инопланетной зелени. Да еще и этот наемник, что с бешеной скоростью выхватывает оружие, раздражал все сильнее. Но в чем парня не упрекнешь, так это в скорости реакции и развитом чувстве опасности. Рефлексирование, правда, быстро надоело спецагенту и он принялся рассматривать мигающие кнопки на приборной панели управления.
Приказ пришел с самого верха корпорации, а такие приказы стоило выполнять быстро и буквально. Поэтому он уже планировал комплектацию новой ударной команды и ни на что другое внимания не обращал.
— Сабрина, прими управление, — негромко произнес Келл и, откинувшись в кресле, посмотрел на Марджери:
— Надо же, живая легенда сидит у меня в катере! Знаешь, несколько часов назад я бы рассмеялся в лицо любому, кто высказал бы эту идею, но сейчас… Даже не знаю!
— Да, да, да! Я настоящая звезда, видишь, прямо-таки свечусь в свете софитов и голопроекторов. А этот засаленный комбинезон — просто реквизит для нового рекламного ролика.
— Что тут скажешь, жизнь полна сюрпризов.
— Вот уж точно! — усмехнулась женщина.
Тем временем катер произвел посадку и Келл, выбравшись из кресла пилота, первым вышел на посадочную палубу и обратился к Томази:
— Я провожу вас в кают-компанию, куда и принесу ваше растение, сразу же предупреждаю — зрелище малоаппетитное.
— После этого кошмара? Я думаю, переживу.
— Я говорил больше для нее, — он кивнул в сторону Мардж, что стояла, обняв себя за плечи, потерянно озираясь по сторонам.
— Тогда веди.
Они пошли непривычно пустыми коридорами, что сразу же бросилось в глаза спецагенту, который с интересом осматривался по сторонам.
— Очень необычно.
— Всяк строит дом по своим вкусам и предпочтениям.
— Согласен, — Томази усмехнулся. — Просто я ожидал чего-то другого.
— Толпы наемников, толкущихся в коридорах, каютах и ангаре?! Прости, волки вроде меня любят уединение. А как ты собираешься улететь с моего корабля?! — Торин искоса взглянул на спецагента.
— Не переживай, за мной уже летят.
На этом разговор замер и, входя в кают-компанию, Торин просто махнул в сторону пары кресел, что стояли у небольшого столика:
— Устраивайтесь, я через минуту вернусь.
— Сабрина, доклад! — произнес он, едва покинув помещение.
— Все системы работают в штатном режиме, — тут же откликнулся ИИ.
— Присмотри за нашими гостями, пожалуйста.
— За всеми или только за кем-то особенным?
— За всеми, мужчина — посланник Инкогнито, спецагент корпорации Ганза. Прояви бдительность и учтивость.
— Я буду сама вежливость.
— Как наша первая гостья?
— Я думаю, что она не покидала оранжерею с самого твоего отлета, следуя твоей же просьбе, — последнее слово ИИ выделил особо, но Торин не желал поддерживать беседу на эту тему сейчас, когда на борту был посторонний, кому совать нос в такие дела было положено уставом.
— Пусть все так пока и остается.
При этих словах в его голове раздался голос Да’нуур:
«Я рада, что ты жив, Торин Келл. Люди в каюте, кто они?!»
— Мужчина опасен, к тому же представляет заказчика. Постарайся на время исчезнуть со всех радаров.
«А женщина?»
— Случайный свидетель, Агамуа.
«Ты запомнил мое имя?»
— Да. А теперь не отвлекай меня. Пожалуйста, — добавил наемник, чуть помедлив.
Из его головы исчезло ощущение присутствия столь же внезапно, как и появилось, и он со вздохом перенес короткий приступ боли, и сразу же закрыл ладонью нос, но крови на удивление не было. Nocte ventriloquist он обнаружил там же, где его и оставил, а вместе с ним был и зловонный запах. Торин уложил растение в пластиковый короб для транспортировки и отправился в обратный путь. Когда он поставил заказ прямо перед Томази, лицо того перекосилось от отвращения, но стоило взглянуть на цветок поближе и на губах его заиграла холодная улыбка.
— Хищник. Он мне уже нравится.
Спецагент достал из нагрудного кармана тонкую стальную карточку и протянул Торину:
— Здесь все, что причитается тебе, а я готов распрощаться с вами, друзья мои. Мой корабль уже прибыл и мне не терпится покинуть это гостеприимное место.
— А?! — Келл указал на Марджери.
— Это не моя проблема, наемник, — Томази усмехнулся. — Можешь хоть в открытый космос выбросить, никто не узнает. Здесь будет введен карантин менее чем через час, тогда вообще никто не улетит. До особых, так сказать, распоряжений.
«Приближается пассажирский челнок, запрашивает посадку».
— Дай ему разрешение.
— Что ж, — Келл развел руками, но спецагент развернулся на пятках и двинулся в сторону посадочного ангара, помахав над головой рукой в прощальном салюте.
Забиравший Томази шаттл был нестандартной конструкции, а все, что, по мнению наемника, выбивалось из привычных норм и стандартов, могло быть потенциально опасным.
— Сабрина?!
— Да, капитан?
— Где корабль-носитель? На чем он прилетел?!
— Я не могу засечь ни одного сигнала, сэр. И это странно.
— Я могу! — раздался из динамиков голос Да’нуур. — Они заряжают орудия, готовятся стрелять.
— Уводи нас, Сабрина немедленно! — во все горло заорал Келл, хотя особой нужды в крике уже не было. Корабль резко накренился, коридор тут же залил аварийный красный свет, металл заскрипел, словно протестуя против подобного самоуправства.
— В кого они целятся?! — задал вопрос в пустоту наемник. — Скажите, что не в нас!
— Не в нас, Торин Келл. Но твой корабль может пострадать от осколков.
— Но Томази сказал…, — начала было говорить Марджери, но махнула рукой и, спрятав лицо в ладонях, заплакала. За переборкой в холоде космоса на миг расцвел огненный цветок, который еще недавно был ее домом — станция «Бетаквин». Корабль ощутимо тряхнуло, но Мардж будто не почувствовала толчка, продолжая плакать. Что за злой рок преследовал ее с той самой ночи?!
Забыв о своей спутнице, наемник тем временем бежал на мостик, предчувствуя спор между чужой и Сабриной, но был безжалостно посрамлен слаженной работой этой парочки.
— Капитан, входящий вызов!
— Я догадываюсь, от кого…
— Вывести на экран?!
— Выводи!
— Торин Келл, — раздался из динамиков голос Инкогнито. — Вы прекрасно справились с заданием и моя благодарность воистину безмерна. Поэтому я не прощаюсь, а говорю: «До свидания».

© Денис Пылев — короткие рассказы, малая проза


Смешные и добрые Дневники сказочных героев и другие произведения начинающих и именитых авторов. Конкурсы и подарки участникам.

^ Вверх