В пути

Спустя пару дней после прибытия родственников, дракон решил всё-таки не изменять устоявшейся традиции и отправиться в путешествие. Отношения с матерью улучшились благодаря ударным порциям кровянки. Она даже на Аннику теперь поглядывала так, словно сама научила её готовить колбасу и вести хозяйство. Быстро найдя общие точки соприкосновения, женщины весело щебетали за чаем, в то время как Филипп с дядей Фелибертом гуляли по деревне. Местный клуб рыболовов зазвал их на соревнования по рыбной ловле. Председательствовал пастор.

На заре все рыбаки собрались на берегу реки, закинули снасти и … оторопели. Два дракона на полной скорости вонзились в водную гладь, подняв локальный цунами. Огромная масса воды рухнула на берег, оставив бесчисленное количество рыбы и пару обалдевших русалок. Водные девы расширенными глазами смотрели на местных, местные, отвесив челюсти — на русалок. Пока мужики собирались с силами, а пастор благодарил Господа, рыбохвостые на руках добрались до воды. И тут столкнулись с выходящими из воды драконами, принявшими человеческий облик. Дядя Фелиберт от избытка чувств галантно подал им руку. Нырнувшие в воду русалки еще долго строили ему глазки.

— Это лучшая рыбалка, племянник! – воскликнул он, не замечая прищуренных взглядов рыбаков. — Обязательно расскажу о твоём методе друзьям. И какой тут клёв! Они просто обзавидуются.

Нужно добавить, что местные не уловили в невинном замечании надвигающейся беды. А зря. Но об этом совсем другая история.

Тем временем Анника собирала вещи в путешествие под пристальным взглядом свекрови. Матушка-дракониха, оценив характер невестки, прониклась к ней невольным уважением.

— И вот маленький Филипп приходит и говорит: «Мама я не могу выйти в сад, там пчёлы!». А лицо у него уже пошло буграми от укусов пчёл и глаза узкие, как у эскимосов. Оказывается, пока мы отвлеклись,  он полез в улей. Сперва веточкой поковырял леток, затем пальчиком, затем…  В общем, пчёлы, не долго думая, вылетели и устроили нашему непоседе настоящую войну.

— Мама! – Воскликнул дракон,  входя в дом. – Ты опять рассказываешь эту историю?! Сколько можно.

В ответ Свенджа[1], как звали матушку дракона, выпустила клуб дыма из ноздрей и засмеялась: — Пока не надоест, милый мой! Вы отправляетесь сегодня? – резко сменила она тему разговора.

— Да. Хотели. А что?

— Хотела сказать, чтобы ты берег Аннику. А мы, пока вы отсутствуете, присмотрим за вашим гнездышком.

— Хорошо, — неуверенность сквозила в каждом слоге. – И вы собираетесь остаться у нас?

— А-а, так ты хочешь побыстрее  нас выпроводить, Филипп?! Неужели семья тебе противна? Или ты стыдишься нас? О, жестокий, жестокий мир!

— Мама! – воскликнул дракон. – Ты переигрываешь!

— Неужели?! Фелиберт, хоть ты скажи мне правду.

— Разве что чуточку, сестра.

— Что ж, действительно, мы хотели дождаться вашего возвращения, а потом сообщить твоему отцу радостную весть.

При этих словах  дракон с несчастным видом посмотрел на Аннику. Но та переносила вторжение родственников стоически. Скосив глаза, она незаметно указала Филиппу на две сумки и дверь. Затем возвела очи горе. Дракон намёк вроде понял.  Осторожно забросив сумки на плечо, он бочком двинулся к двери. Анника двигалась в противоположном направлении, по всем правилам военного искусства. Маневр удался! Дело осталось за малым – покинуть свой гостеприимный дом.

— Я тут за кровянкой схожу, — бодро отрапортовала Анника и двинулась к дверям,  набирая скорость. – Может,  когда кончится колбаса,  они сами уедут? – спросила она у дракона, запрыгивая ему на спину. Обернувшись ящером, он терпеливо ждал, когда она устроится. И не успели родные удивиться, как молодые взмыли в небеса…

— Куда мы летим?! – прокричала Анника, проваливаясь в густое облако, когда дракон попал в облачность.

— К морю! – откликнулся Филипп. Тем временем внизу проносился замок принцессы и супруги, не сговариваясь, решили оставить о себе память. Приземлившись на крышу самой высокой башни, дракон когтем нацарапал «Филипп и Анника были здесь!» метровыми буквами. Пока стража не засекла хулиганов, они продолжили полёт. Когда внизу затемнел Ведьмин лес, дракон стал снижаться. Навстречу стали попадаться вороны, галки и небезызвестная бабка в ступе. Бабка была боевой, потому как обложила дракона непонятной руганью и долго грозила вслед деревянной клюкой.

Анника, большую часть дороги визжавшая, как баньши[2], притомилась,  и только молча наблюдала за проносящимся внизу пейзажем. Вот странная девочка в красной шапочке, весело подкидывая коленки, бежит по лесной тропе, сжимая в руках корзинку. Анника помахала, и девочка ответила ей широкой белозубой улыбкой. Спустя еще некоторое время внизу промелькнул пряничный домик. Весёлая, благообразная старушка обмазывала его патокой. Анника захотела приземлиться, но дракон странно посмотрел на неё и покачал головой.

Посреди небольшого лесного озерца на камне сидела печальная, не выспавшаяся молодая женщина. «Эта-то как здесь очутилась? – удивился Филипп, хорошо помня сказки народов мира. Он даже вспомнил её имя – Альёнущка. И…

Внезапно мимо крыла пролетела стая жужжащих разъярённых пчёл. Лишь присмотревшись, дракон опознал в них стрелы. Одного взгляда назад хватило, чтобы понять, кто увязался за ними по пятам. Впереди отряда рыцарей скакала принцесса, профессионально натягивая лук. «Прочитала!» — мелькнула шальная мысль. Теперь не отвяжется. Медовый месяц на миг показался ему в опасности. Но вот перед лошадьми стала непролазная чаща леса, вынуждая всадников притормаживать. И дракон облегчённо перевел дух. «Прорвались!» — счастливо промолвил он. Анника с удивлением посмотрела на мужа. Она присутствия принцессы даже не заметила.

В воздухе периодически стал чувствоваться запах морского бриза, но дракон продолжал прокладывать маршрут, не отвлекаясь на мелочи. Вскоре на горизонте заблестела лента моря, и дракон пошёл на снижение. Еще полчаса и они приземлились на широкой полосе морского песка. У расторопного распорядителя они сняли «домик с закатами» — номер для новобрачных. Но едва дверь в домик на берегу закрылась, как в неё сразу же кто-то бухнул кулаком.

— Войдите! – крикнул Филипп. Дверь распахнулась и на пороге немым укором возникла Свенджа в драконьем обличье. Выплюнув под ноги сыну хвостик от колбасы, она обернулась человеком:

— Кровянка кончилась, сынок. Я лечу за папой!

Дракону словно подрубили ноги.  Он осел на огромную кровать в виде сердечка. Взгляд его застыл на месте:

— Это – конец! – шепотом произнес он, кладя голову на колени Анники.

____________________________________________________________________________________________

[1] Свенджа – со старонемецкого  — лебедь.

[2] Баньши, бэнши — В ирландском фольклоре известны так же как Боб Сидхи («женщина насыпей»). Являются духами, которые безумно вопя, предвещают смерть. Мало кто видел Баньши. Она не столько существо, имеющее облик, сколько зловещий вой, наполняющий ужасом ночи Ирландии и (согласно «Демонологии и колдовству» сэра Вальтера Скотта)

(Продолжение следует…)

Книга Хроники Дракона в Нижних Подсолнухах ISBN 978-5-9909471-6-0

© Денис Пылев, 2016 год

Другие авторы  /   Сборник рассказов

Состояние Защиты DMCA.com

Смешные и добрые Дневники сказочных героев и другие произведения начинающих и именитых авторов. Конкурсы и подарки участникам.

^ Вверх