Дракон и Кот

Дракон и Кот

Отделавшись от принцессы, как и обещал, дракон вернулся к вдове Клауса-башмачника, Аннике. Потому, как драконы держат слово, а еще любят кровяночку. Про эту часть драконьего существования мало кто знает. Поэтому все эти сказочки, что дракона нельзя приручить, придуманы самими драконами, чтобы зловредные маги, любящие заставлять себя катать, не доставали их. Деревенские обыватели восприняли его возвращение стоически. Хотя после приснопамятной сцены с принцессой, последствия драконьего плевка тушили всем селом. Но сараюшка и пара стогов заготовленного сена уже никому не пожалуются.

  Каково же было их удивление, когда тёмная точка в небе, постепенно увеличиваясь в объёмах, начала пикировать прямо на их деревеньку.

— Клятый дракон! – Взвыл не своим голосом староста и, не смотря на весьма почтенный возраст, практически без разбега взял высокий забор, который не смог преодолеть в молодости, бегая к соседке Адалинде. Зацепившись портками, будущий староста провисел тогда на заборе до самых петухов. И был снят под улюлюканье всей деревни и презрительное хмыканье Адалинды, напрасно прождавшей его всю ночь.

Остальные сельчане последовали примеру своего старосты, с похвальной сноровкой прячась, кто в доме, кто в погребе, кто в лопухах. Самые везучие сиганули в крапиву, трезво рассудив, что дракон в неё не полезет. О том, что ящер плевком сожжет и крапиву и дома, думать никто не хотел. Так оно как-то спокойнее, что ли.

Свист рассекаемого крыльями воздуха нарастал. Учёные уже тогда подозревали, что с аэродинамикой у драконов порядок. И проболтались об этом магам. С той поры и начались все эти истории и необъяснимая тяга людей к полётам, за которой крылась обычная зависть, о чём, в свою очередь, догадывались драконы. Поэтому на все предложения провести пару анализов или тесты, отвечали огненным дыханием и всяческим отсутствием манер. Помогало, но не всегда. Маги подбили на это дело рыцарство, придумав байку о золотых приисках, которыми владели все без исключения драконы, и об их патологической тяге к принцессам. Драконы в свою очередь пытались объяснить зарвавшимся людишкам, что приисков у них нет. А принцессы, если их и интересуют, то сугубо в научном или же гастрономическом плане. Но маги оказались убедительней.

Дракон же, видя достигаемый его полётом эффект, решил показать местным пару фигур высшего пилотажа. На всякий случай. Начал он с «петли Нестерова». Когда многотонная туша пролетела над крышами домов, едва не задевая их хвостом, подняв при этом целую бурю, оставшиеся некрещёнными язычники выстроились перед церковью в очередь. Но оказалось, что проклятая зверюга просто разогревается.

Далее последовали «восходящая спираль», «восьмёрка», «штопор» и, наконец, «боевой разворот». На выходе из «боевого разворота» дракон спалил все стога на поле. Крестьяне впечатлились. Дети подумали основать фан-клуб. Те, кто постарше —  кружок ДОСААФ, но выбравшиеся из крапивы и лопухов взрослые разом объяснили недорослям политику деревни, ака — старосты. Однако дракон уже собирался садиться и, будучи существом с вертикальным взлётом и посадкой, рухнул прямо перед уже смирившимися крестьянами. Когда пыль рассеялась, и из воронки размером чуть поменьше Змеиного оврага выбрался человек, чихающие и отплёвывающиеся деревенские впали в ступор.

— Кровянка где? – Умильным полушёпотом спросил вновь прибывший. Но руки деревенских уже нащупывали кто топор, кто оглоблю, а кто под шумок и соседку. Разбираться, куда делся дракон и откуда взялся этот молодчик, сельчане не стали, сходу бросились все гуртом. Вновь поднялось облако пыли, из которого доносилось молодецкое хаканье, глухие звуки ударов и звонких пощёчин. Затем из этого облака один за другим стали вылетать местные драчуны и просто сочувствующие. С разной степенью повреждений и неполным комплектом зубов их укладывали вдоль стены дома старосты. Женщины и дети с интересом ждали окончания дармового представления, с энтузиазмом делая ставки на то, что закончится раньше – мужики в деревне или силы у пришельца. Выиграли первые.

Появившийся последним из облака дракон (а это был именно он) обвёл присутствующих взглядом, и под аплодисменты женской половины деревни Нижние Подсолнухи был препровождён к дому Анники. Хозяйка, которая за время траура проронила ровно восемь слезинок, накрыла на стол и уселась напротив, присматриваясь. Попросив вилку и нож, дракон помолился, чем вызвал довольное ворчание пастора, только что вернувшегося с крестин вновь обращенных, и принялся за еду. Кровянка чудесным образом исчезала во рту то ли дракона, то ли человека. Деревенские, окружив дом весёлой вдовы, с замиранием смотрели на это чудо. До тех пор, пока со всех сторон не раздалось урчание голодных животов, сопровождаемое подбиранием тягучей  слюны. Вскоре перед домом опустело.

Тем временем колбаски заканчивались. Квас, правда, оставался, но выпив четвёртый кувшин, дракон осоловел и, обведя дом вдовы благочестивым взглядом, выпустил облачко золы из ноздрей:

— Сейчас спою, — бодро заявил он и, видя одобрение в глазах собеседницы, взял первую ноту:

Bittida en morgon innan solen upprann

Innan foglarna började sjunga

Bergatroliet friade till fager ungersven

Hon hade en falskeliger tunga

Herr Mannelig herr Mannelig trolofven i mig

För det jag bjuder så gerna

I kunnen väl svara endast ja eller nej

Om i viljen eller ej

Eder vill jag gifva de gångare tolf

Som gå uti rosendelunde

Aldrig har det varit någon sadel uppå dem

Ej heller betsel uti munnen

Herr Mannelig herr Mannelig trolofven i mig

För det jag bjuder så gerna

I kunnen väl svara endast ja eller nej

Om i viljen eller ej

Sådana gåfvor toge jag väl emot

Om du vore en kristelig qvinna

Men nu så är du det värsta bergatroll

Af Neckens och djävulens stämma

Herr Mannelig herr Mannelig trolofven i mig

För det jag bjuder så gerna

I kunnen väl svara endast ja eller nej

Om i viljen eller ej

Bergatrollet ut på dörren sprang

Hon rister och jämrar sig svåra

Hade jag fått den fager ungersven

Så hade jag mistat min plåga

Herr Mannelig herr Mannelig trolofven i mig

För det jag bjuder så gerna

I kunnen väl svara endast ja eller nej

Om i viljen eller ej

Herr Mannelig herr Mannelig trolofven i mig

För det jag bjuder så gerna

I kunnen väl svara endast ja eller nej

Om i viljen eller ej

Herr Mannelig herr Mannelig trolofven i mig

För det jag bjuder så gerna

I kunnen väl svara endast ja eller nej

Om i viljen eller ej

Herr Mannelig herr Mannelig trolofven i mig

För det jag bjuder så gerna

I kunnen väl svara endast ja eller nej

Om i viljen eller ej [1]

К концу песни вдова заливалась слезами, изводя на платки второе полотенце.  Слышавшие песню во всех концах деревни жители плакали навзрыд. Распевающий ящер только что заработал несколько очков в свою пользу. Тем временем, собравшись выйти из-за столь гостеприимного стола, он столкнулся взглядом с хозяйкиным котом. Ободранная рыжая бестия имела обрубок хвоста, половину уха и склочный характер. К тому же был жутким собственником, и по совсем уж случайному стечению обстоятельств, самозабвенно влюблённым в хозяйкину кровянку, запасы которой на его глазах уничтожил заезжий фраер.

Первоначальное бездействие кота объяснялось ступором, но теперь он собрался взять реванш. Не сводя жёлтых глаз с гостя, котяра издал низкий протяжный мяв, в котором слышалось «верни кровянку, гад». Теперь опешил дракон. Так как размеры кота, а особенно, его когти, приближались к рысьим, он задумался. Превратиться обратно в ящера  – остаться в дальнейшем без кровянки. Сцепиться с котом – свои же засмеют, когда узнают. А родственнички всегда всё узнают.

Не отводя глаз от приготовившегося к атаке котомонстра, дракон нащупал сковороду, на которой Анника приносила ему последнюю порцию кровянки. Уверенности сразу прибавилось. Теперь неизбежную битву можно было свести к ничьей. Видимо в голову кота пришла та же мысль, так как интенсивность размахивания обрубком хвоста стала спадать, да и в глазах появилась неуверенность. Видимо с этим оружием котяра уже сталкивался. И знал его поражающие факторы не понаслышке. Хозяйка тем временем приоткрыла глаза, зажмуренные ею перед лицом неизбежного апокалипсиса, и спешно осенила себя крестным знамением.

В это время в голову дракона пришла светлая мысль. Он щелкнул пальцами и, отложив сковороду, показал коту пустые ладони. Кот задумался.

— Пару минут, — произнес он, пятясь к выходу. – Я мигом.

Кот, подумав, уступил, и когда дракон выскочил за двери, перевел тяжелый взгляд на хозяйку: « Ну и кого ты привела в дом» — говорилось в нём. Анника только вздохнула, перспектива вырисовывалась заманчивая. Она взглянула на себя в зеркало. Хороша! Но выбирать между котом и драконом не собиралась.

Снаружи под восторженные крики детворы раздалось хлопанье крыльев, и спустя минуту в дверь постучали. Анника вышла на крыльцо вместе с котом и обомлела. На траве перед домом лежал самый огромный сом, виденный ею в жизни. У кота, кажется, случился удар. Он не сводил взгляда с этой горы мяса, всё еще раздувающего жабры и пытающегося напугать окружающих размером пасти. Дракон, снова обратившийся человеком, сделал приглашающий жест. Повторять не пришлось.

Уже вечером Анника всё-таки задала интересующий её вопрос, где будет ночевать сэр дракон. И получив лишь лёгкое пожатие плеч и кивок в сторону леса, тут же предложила комнату в своем доме. Дракон подумал и согласился, достав из кармана пару золотых, молча протянул их хозяйке:

— За постой, — произнес он.

Тем временем со двора подтянулся кот, разъевшийся до размеров носорога и, упав на сапог дракона, тут же захрапел. Вечерело.

ПРИМЕЧАНИЕ:

Перевод средневековой скандинавской народной баллады «Герр Маннелиг»:

Герр Маннелиг

Однажды ранним утром в предрассветный час,

Когда гомон птичий не слышен,

Раздался девы-тролля тихий нежный глас,

Сладко рыцарю так говоривший:

«Герр Маннелиг,  герр Маннелиг, супругом будь моим,

Одарю тебя всем, что желаешь!

Что только сердцу любо, получишь в сей же миг,

Лишь ответь мне —  да иль нет?»

«Дарую тебе дюжину прекрасных кобылиц,

Что пасутся средь рощи тенистой.

Они седла не знали, не ведали узды,

Горячи и как ветер быстры».

«Твоими станут мельницы от Тилло до Терно,

Жернова их из меди червленой,

Колеса их —  не сыщешь чище серебро,

Только сжалься над девой влюбленной!»

«Прими мой дар чудесный  — сей острый светлый меч,

Он пятнадцать колец злата стоит.

Дарует он победу в любой из ярых сеч,

Им стяжаешь ты славу героя!»

«Я дам тебе рубаху, коей краше нет,

Что не сшита из ниток иглою.

Не видан тут доселе столь чистый белый цвет —

Шелк тот вязан умелой рукою».

Но рыцарь рек надменно: «Ступай с дарами прочь —

Ты не носишь святое распятье!

Тебе не искусить меня, дьяволова дочь,

Мой ответ тебе — божье проклятье!»

И горько зарыдала дева — горный тролль,

Прочь ушла, безутешно стеная:

«Зачем ты, гордый рыцарь, отверг мою любовь…

Почему ты так жесток?»

____________________________________________

[1] Песня группы IN EXTREMO – Herr Mannelig (прим. автора)

(Продолжение следует…)

© Денис Пылев, 2016 год

Книга Хроники Дракона в Нижних Подсолнухах ISBN 978-5-9909471-6-0

Смешные и добрые Дневники сказочных героев и другие произведения начинающих и именитых авторов. Конкурсы и подарки участникам.

^ Вверх