Дракон и месть Принцессы

Как говорят умные люди – всё хорошее  когда-нибудь заканчивается. Так могло случиться и с кровянкой, и с урожаем, да и со спокойствием в самой деревне. Да мало ли с чем! Но беда пришла, откуда не ждали. Избавившись от принцессы, деревенские и думать о ней забыли. И напрасно. Она-то как раз думать о них не забывала. И думы эти приобретали форму сугубо карательную.  Ну, там, сжечь деревню, сжечь дракона. Хотя в этом вопросе принцесса предпочитала не торопиться. Дракона сперва надо было помучить. А потом сжечь. Причем дважды, чтоб снова помучился. Как  провернуть это в реальной жизни принцесса не знала, поэтому только по этой причине рыцари не брали деревню штурмом. Но тесто уже, как говориться,  подходило.

  Поговорив с придворным магом и звездочётом, она выяснила, что связываться с драконом себе дороже. А после беседы с королевским учёным узнала три новых слова – антинаучно, сингулярность и бозон Хиггса. Правда как это можно было связать с драконом, она не поняла, но ушла приободрившись. Принцесса на поверку оказалась натурой деятельной.  Ну и что, что готовить не умеет. Не для этого её, собственно говоря, растили. А эта рептилия.… Тут обычно принцесса впадала в ярость, и домашние старались тихонечко смыться подальше. Мало ли,  блажь какая в её голову ударит.

Так шли дни за днями, и лето, собственно, стало клониться к осени, а у принцессы, наконец, вызрел план действий. Главнокомандующий барон фон Клаус как-то обронил, что в прямом бою одолеть дракона нет никакой человеческой мощи, но вот если зловредную зверюгу опоить, то тут уж рыцари не оплошают. Эге-гей, только держись, чудище трёхголовое! В общем, старик так вошёл в раж, описывая последующую сцену, что пришлось отливать водой. А ну как приступ сердечный случится?! А главнокомандующий старенький. Так что, немного остыв, и уже нормальным тоном фон Клаус подтвердил – как только дракон уснёт, рыцари ему покажут. А заодно и всей деревне.

Осталось придумать, как вырубить дракона с одного удара. Ядром издалека – шумно, да и не точно. Молнией – чудище держит магический удар, не хуже пенальти. Плеснуть снотворного в стакан с квасом – опасно, мало ли как пойдёт. Вдруг дозировка не подойдёт. Да и на роль камикадзе желающих не нашлось. Но тут, как говорится, нашла коса на камень. Принцесса распорядилась доставить ко дворцу бочку с квасом, а магу наколдовать снотворного. «Только бы формулы не  перепутал, — думала принцесса, наблюдая за тем, как ведро снотворного вливают в квас».

Не то, чтобы она не доверяла придворному магу. Просто такое уже раньше случалось. Когда один рыцарь попросил  у него мазь от бородавок и после первого применения обратился в жабу. Насилу расколдовали. Таким образом, проверив лично, что бочка не превратилась в лошадь и не ускакала под игривое ржание, принцесса распорядилась сбросить её в реку. А всем рыцарям засесть в засаде около деревни. План был прост в своей гениальности:  деревенские вылавливают бочку с квасом, выпивают и засыпают. Тут трубит горн, и конница на всех рысях врывается в деревню, вяжет ошалевшего дракона и приводит в исполнение весь аттракцион мук для пакостной рептилии.  Занавес!

Тем временем деревенские,  не подозревая о готовящейся диверсии, спокойно занимались своими делами. Диссонанс в сыгранный оркестр повседневности вносил, естественно, дракон. Оказалось, что зверюга, большую часть времени пребывающая в человеческом состоянии, деревню покидать не собирается. К радости Анники с котом и печали деревенских драчунов. По первости оные мечтали о реванше, ибо, где ж это видано, чтоб вдесятером с одним не управиться. Но второй урок оказался болезненнее первого. И дракона оставили в покое. Он быстро сошёлся с кузнецом, помогая раздувать печь огненным дыханием. И, как не странно, с рыбаками. Однажды после кровянки с квасом дракон, под контролирующим взглядом кота, показал деревенским фокус.

Взмыв в небо, он выплюнул огненный шар в мирно текшую речку. Взрыв был такой, что детвора, сидевшая до этого рядком на заборе, тем же рядком оказалась на крыше соседского дома. А наблюдающих за действом рыбаков раскидало по кустам. Когда же под ругань и церковные проклятия рыбаки во главе с пастором (оказавшимся первым рыбаком в округе) глянули на воду, то крики, не снижая децибел, сменили тональность. Рыбы, оглушённой столь непочтительным образом, плавало видимо-невидимо. Рыбный день – четверг, растянулся на неделю.

— Воистину, чудны дела твои, Господи! – Произнёс тогда пастор и прочно ввёл дракона в число тварей Божьих.

Спустя пару дней плавания, на фарватере деревни была замечена бочка. О чём тут же было доложено старосте, решившему лично проинспектировать эдакое диво. Бочка мирно себе проплывала мимо, когда острый глаз старосты прочёл название содержимого – «КВАС». «Опаньки! — подумал про себя староста. – Вот уж свезло, так свезло».

Под счастливые крики бочка была извлечена и изучена. Внутри булькало и пахло соответственно. Осторожно выбили затычку и в первую же кружку потёк дивный пенный напиток. Старосте, как старшему, поднесли первому. Подкрутив усы, старый ворчун одним махом осушил посудину.

— Хоро…. —  и захрапел. Стоя. Как пшеница в поле. Деревенские попятились. Староста храпел, паника нарастала. Решили послать за драконом. Прибывший постоялец Анники осмотрел бочку, старосту и почему то небо. Последнее местные списали на драконьи причуды. Снова осмотрев бочку, дракон почему-то улыбнулся, и посоветовал вылить квас в реку.

— Пить его всё равно нельзя, — резонно заметил он. – А старосту вы всё же в дом перенесите. Не всю ж ночь бедолаге пугалом работать.

Тем временем в деревню уже влетала рыцарская конница. Что тут началось! Бабы причитали, дети кричали за компанию. Мужики не кричали, но гудели так, словно улей растревоженный. И все посматривали на дракона. Но он всех успокаивал и просил подождать окончание этого, как его…  шапито!  А потом пропал.

Въезжавшие на всех рысях рыцари вдруг заметили, что из всех деревенских спит один старик и стали притормаживать, озираясь по сторонам. Следом за ними в деревню въехала сама затейница:

— Помните меня, бандиты?! – Сходу заявила она, и местные пригорюнились. Принцессу узнали все.

— Где эта рептилия болотная?! – рявкнула она следом так, что галки,  испуганные таким рыком, порскнули с насиженных ветвей. – Куда делась эта жаба надувная?!

Далее последовало перечисление личных качеств, недостатков и родословной дракона. Местные заслушались, очарованно ловя каждое новое слово. Грамотные пытались записывать, чтобы позднее просветить остальных. Принцесса не умолкала, а заметив внимание публики и, пока еще жидкие, аплодисменты, уже не могла остановиться. Таких благодарных слушателей во дворце у неё не было.

Её, несомненно, выдающаяся, оратория была внезапно прервана чьим-то отчаянно сдерживаемым иканием. Но стоило ей остановиться, как и икота прекращалась. Деревенские стали что-то подозревать и поглядывать по сторонам. Принцесса тоже. Рыцари, вообще не поняв, что происходит, стояли по стойке «смирно».

— А ну-ка, выходи, жаба треугольная!

— Ик!

Взгляды всех стали сходиться на середине толпы.

— Чурбан неотёсанный!

— Ик!

— Самовлюблённый павиан! – прямо в точку. Последний ик выдал негодника с головой! Принцесса замерла, рыцари, наоборот, оживились, деревенские отшатнулись. В центре толпы стоял мальчишка с вихрастой, но гордо поднятой головой.

— Фы не могли бы пофедленней, я запифыфаю, — вдруг выдал он и окинул всех виноватым взглядом.

Принцесса, набравшая воздуха для продолжения словоизлияния, внезапно поперхнулась и заметно смутилась. Рядом с ней оказался фон Клаус:

— А где дракон, Ваше Высочество?! Неужто удрал?

— Так вот же он! – Принцесса указала на него рыцарям. – Вяжите его скорей!

Рыцари смутились. Еще больше смутился фон Клаус.

— Э – э, Ваше Высочество, так это ж человек?!

— Это дракон, болван! – Не сдержалась она. – Ты в глаза его наглые погляди.

Рыцари стали переглядываться. Малец же с трудом, но преодолел словарные перипетии:

— А дфакон уфетел.

— Когда?!  Куда?!

— Так фчева и уфетел. До уфына.

Фон Клаус молча повернул коня. Следом за ним потянулись и остальные рыцари, втихаря сплёвывая в дорожную пыль. Ошарашенная принцесса еще с минуту озиралась по сторонам, затем в сердцах плюнула и поехала за конницей. Деревенские тем временем окружили мальчишку:

— Мальчик, а ты, чей будешь? — стали присматриваться женщины, как более ответственные.

— Чей, чей! Свой собственный, — буркнул сорванец, оборачиваясь драконом.

(Продолжение следует…)

© Денис Пылев, 2016 год

Книга Хроники Дракона в Нижних Подсолнухах ISBN 978-5-9909471-6-0

Смешные и добрые Дневники сказочных героев и другие произведения начинающих и именитых авторов. Конкурсы и подарки участникам.

^ Вверх