Спасение рядового Пферценштоллера

Честно говоря, Филипп понятия не имел, откуда начинать поиски незадачливого охотника на драконов. Поэтому решил в этом деле положиться на удачу. Набрав высоту и покрутив головой по сторонам, он заметил небольшую аккуратненькую деревеньку и решил начать поиски оттуда. Снизившись заранее, он прогулялся по местным достопримечательностям в виде оврага и растущих в нем огромных лопухов, в которых можно было потеряться целому стаду коров, не то что отдельно взятому дракону:

Найти и потерять,
Когда бы я могла все в жизни знать!
Но я дарила свет,
И только боль я забрала в ответ.[1]

Раздвигая густые лопухи, Филипп нос к носу столкнулся с местным жителем. Одет опрятно, лицо умное, взгляд надменный и испуганный одновременно.

— А что, папаша, говорят, драконы у вас тут водятся? Просто в немереном количестве! Говорят, взад-вперед так и снуют, ‒ закончив тираду, от которой человек впал во вполне понятный ступор, дракон вперил в него испытующий взгляд, под которым тот попытался задвинуть ногой что-то, что пытался до этого спрятать. Филипп про себя хмыкнул и одарил селянина очередной улыбкой.

— А-а! Э-э! – смог в конце концов произнести человек. ‒ Guten Tag.

— Да, да! И вам не хворать, но меня очень интересует дракон!

— Драконов нет.

— Уже неплохо! А не пролетал ли часом какой-нибудь другой зверь? Поменьше дракона. Примерно настолько, ‒ Филипп развёл руки на всю ширину.

— Драконов нет. – Снова выдавил местный житель, всё еще пытаясь выйти из ступора.

— Да это-то я уже понял! Но этот гад украл у меня что-то очень ценное, и я хочу объявить награду нашедшему или хотя бы указавшему, куда улетел дракон.

— Драко… А какая награда?

— Один серебряный.

— Драконов нет.

— А по мне, так ты уже торгуешься, мой не совсем юный любитель секретов.

— Всяк зарабатывает, как может! – выдал находчивый селянин и коротко свистнул. Сквозь треск ломающихся ветвей раздалось чьё-то сопенье, и на прогалинку вышел самый здоровый из виденных драконом людей. – У этого чужака наши деньги, Феликс. Ату его!

Филипп радостно осклабился и размял кулаки, в это же время здоровяк издал рёв разъярённого буйвола и ринулся в атаку. Опасаясь быть растоптанным, дракон убрался в сторону, но в последний момент выставил ногу, об которую Феликс и споткнулся. С шумом и грохотом, которых хватило бы на целую роту ландскнехтов, он протаранил заросли лопухов, на время скрывшись из виду. Филипп улыбнулся краешком рта и шагнул вперёд, собираясь внимательно побеседовать с представителем местного электората. Но не прошёл он и двух шагов, как здоровяк вновь дал о себе знать топотом, трубным рёвом и сопением. Как только из лопухов показалось оскаленное лицо, сопроводившее явление этого ходячего диплодока[2], дракон от души запечатлел отпечаток своего кулака на этом божественном творении. Гора по имени Феликс хрюкнула от неожиданности, и тут же из его глаз хлынули самые настоящие крокодиловы слёзы. Видимо, самый умный в деревне попытался сбежать, но в два прыжка был пойман и подвергнут допросу.

Оказалось, что дракон пролетел над деревней за пару часов до описываемых событий. И с головы верещавшего рыцаря сорвался шлем с плюмажем, который находчивый крестьянин и пытался спрятать с целью последующей продажи. Забрав шлем и точно выяснив направление полёта, Филипп, не мешкая, обернулся драконом и хихикая от вида впавшего в полный ступор находчивого негодяя, полетел в сторону видневшейся горы.

Wait for me dragon, we’ll meet in the sky by fire and magic I am sworn
Hell is calling! We cannot be denied fly to the blackness of the storm
We must die to be reborn

I wear a sacred talisman, I make a secret sign
Now welcome me into this wicked wind
On the journey of a shaman a dragon I must ride
The gates of hell are open! Let me in! [3]

Где-то там жил еще один дракон, с которым он никогда не виделся. Хотя в мире было очень мало ему подобных, почти обо всех его семья знала и в той или иной степени поддерживала отношения. Но о драконе с этой горы Филипп услыхал впервые. Что, конечно же, добавляло значимости предстоящей встрече. Спасение рядового Пферценштоллера представало несколько в другом колоре, чем задумывалось изначально.

Издали гора виделась не такой уж и высокой, но при подлёте оказалась что твоя Джомолунгма. И не перелететь, и не объехать. «Придётся прочёсывать! – с унынием подумал дракон. – Что ж за невезуха такая?!»

Тут дал о себе знать совсем уж небывалый участник событий, а точнее сказать ‒ внутренний голос. Он уже некоторое время нашёптывал, но именно сейчас решил проявить себя должным образом, чтобы привлечь внимание. Он напомнил, что Анника родила и, если он не будет находиться неподалёку, дети вырастут без отца. Филиппу сразу взгрустнулось. Он сильней заработал крыльями в надежде быстрей добраться до точки и тут услышал далёкий, протяжный крик. Крик то стихал, то превращался в заунывную мессу, то становился домашним и уютным. Последнее раздражало больше всего!

Поиски могли затянуться надолго, если бы не драконье зрение. Спустя несколько минут он заметил пещеру, которая могла быть только входом в жилище дракона. Очень по канону! Усмехнувшись про себя, Филипп спустился и, обернувшись человеком, вошёл внутрь. Готовился он сразу ко всему на свете и увиденное оправдало его опасения. На огромной куче золота возлегал дракон, вернее сказать, драконица. Уж слишком плавными были все эти изгибы! Филипп задумался и на всякий случай пошарил взглядом по сторонам в поисках чего-нибудь эдакого, в смысле ‒ тяжёлого. Ничего не обнаружилось. Он пожал плечами и шагнул в круг света, который давали горящие факелы. В свете этих-то факелов он и обнаружил герра Родерика фон Пферценштоллера, привязанного верёвкой за ногу. Периодически он пытался сбежать, и тогда драконица лениво дёргала за свой край веревки, и рыцарь с громким звоном и лязгом падал навзничь. Периодично история повторялась.

Сил у рыцаря уже не оставалось, но он всё так же упрямо пытался удрать. Увы, всё так же он опрокидывался навзничь:

— Доброго вечеру, тётенька, ‒ учтиво поздоровался Филипп, припоминая все словарные обороты в данной местности и мамины уроки этикета. Вышло неказисто, зато от души. Драконица от неожиданности подскочила на всех четырёх лапах и звучно стукнулась головой о потолок. Как она не размозжила себе голову, осталось загадкой. Шипя, как спущенные меха в кузне, она опустилась обратно на сокровища, держась когтистой лапой за здоровущую шишку на голове:

— Тебя я съем на завтрак, ‒ пригрозила она. – Как есть, с сапогами и саблей. Чёрт, сабли нет! Всё одно ‒ съем!

Отшвырнув рыцаря со своего пути, драконица двинулась в поход против Филиппа. Подхватив с полу какой-то дрын, он замер в ожидании, а она кинулась в лобовую атаку, оглашая окрестные лес и горы устрашающим боевым кличем. Что-то типа «Хи-юп-юп-юп хи-ах!» Дракон решительно изобразил готовность встретить противника в честном бою, но в последний момент проскользнул у противницы меж лап и оказался в пещере. Взобравшись на гору золота, он по-хозяйски стал в ней рыться, выискивая наиболее ценные экземпляры, при этом полностью игнорируя хозяйку. Герр Родерик некоторое время вообще игнорировал всё на свете, крепко приложившись головой о золотой кувшин.

А вот хозяйка пещеры, слегка обалдев от такой наглости, снова бросилась в атаку. Решив схитрить, она ударила хвостом, но Филипп был знаком с этой техникой ведения боя. Она называлась «типа я самый умный дракон на свете и у меня есть хвост». Правда, рыцари всегда на него попадались, поэтому приём прижился.

Присев, пропуская свистнувший хвост над головой, дракон деланно зевнул и бросил в голову драконицы золотой чушкой. Та основательно задумалась, потирая ушибленное место. Думала она, правда, недолго. Исторгнув столб пламени, бросилась вперёд, желая, видимо, задавить массой. Филипп ждал именно этого момента и, обернувшись наконец-таки собой, задал ей хорошую трёпку. Дезориентированная столь быстрыми переменами в жизни, собственном жилище и количестве тумаков, хозяйка пещеры нерешительно капитулировала. Почему нерешительно? Оттого что не знала, как это делается. Пришлось Филиппу проводить весь процесс самому, заставив пленницу обернуться человеком.

— Итак, повторим! Я говорю: «Сдаешься ли ты…», кстати, зовут-то тебя как?!

— Махтилдис[4] меня зовут. Сдаюсь, сдаюсь!

— Ну вот и ладненько, ‒ счастливо потирая руки, пропел дракон. – А раз ты ‒ моя пленница и признала это без принуждения….

— Это как это ‒ без принуждения?! – повысила голос драконица. – А чушкой золотой мне кто по затылку съездил?! А кулаком в ухо кто угодил? А…?

— Достаточно! – мягко оборвал её Филипп. – Так вот, вернёмся к главному вопросу – что с тобой делать? Вопрос, с одной стороны, риторический. С другой ‒ решать его нужно. Как ни крути.

И тут после этих слов лицо дракона озарила счастливая улыбка.

— Придумал! Ты повезёшь письмо моим maman и papa. Вот они обрадуются! В общем, слушай сюда.

Пока Филипп объяснял, в какую сторону нужно лететь, наступил вечер. Как бы ему не хотелось оказаться рядом с Анникой, он понимал, что до ночи вернуться не успеет. А мысль ночевать в полях не очень вдохновляла. Ночные полёты были под запретом уже очень много лет. И хотя иногда ему казалось, что этим правилам следует только он один во всем свете, Филипп не собирался ничего менять.

Тем временем в чувство пришёл наш отважный рыцарь. С интересом осмотрев достопримечательности и уточнив, где в пещере расположены удобства, герр Родерик впал в меланхолию. Он сидел на пороге пещеры и впадал в неё всё глубже и глубже. На законный вопрос: «что произошло?» лишь вяло махнул рукой. Но от Филиппа так просто было не отмахнуться. И рыцарь поведал ему свою историю:

— С детства мне говорили ‒ ты должен истреблять зло! Дома, в церкви, в походах! И вот он я, и вот оно зло. Но оно как-то не истребляется! А периодически даёт сдачи и говорит с тобой насмешливо. Я хотел слыть победителем драконов, чтобы принцесса Эрмелинда обратила на меня свой взор.

— А мне показалось, что он и так на Вас обращён, герр рыцарь, — простодушно поддакнул Филипп, ткнув локтем драконицу.

— О, да-да! – бодро подключилась та к беседе. – Безусловно обращён. Несомненно, Вы заслуживаете пары взглядов. Да что там пары, целой подводы, герр… как там тебя?!

— Родерик! – прошипел дракон, ткнув её еще раз локтем. – Сложно, что ли, мне подыграть?!

— Герр Родерик, я и похитила тебя только из лютой зависти к тем взглядам, что бросала на Вас принцесса…

— Эрмелинда, — снова шепнул Филипп.

— Во – во. И она тоже. – беззастенчиво продолжала врать Махтилдис.

Дракон показал ей кулак и стал задумчиво взвешивать на ладони золотые слитки. Намёк был понят и принят во внимание.

— У меня тут где-то шнапс был, ‒ рассеянно протянула драконица. – Укра… Отбила в честном бою.

Новость была встречена на ура! Тем более, свежеиспеченный отец от волнения не знал, куда себя деть. А так вскорости все были при деле ‒ разожгли костёр, зажарили барана (опять-таки добытого Махтилдис в «честном» бою с великанами), выпили шнапс, запели песню:

Заводи поярче огонь!
Золотой ячмень, да хмель
Доливай ключевою водой!
Добрый поспей мой эль!

Пиво пенное все мысли бренные
Развеет без следа.
Питьё ладное, девка заглядная
Станет наградою ясеню хмеля![5]

К концу застолья герр Родерик, забыв о меланхолии, подпевал драконам, отбивая такт железной перчаткой. Все печали были забыты, утром их всех ждала новая жизнь! Так или иначе.

(Продолжение следует…)

[1] Слова песни «Найти и потерять» Севары.

[2] Диплодок — род ящеротазовых динозавров из группы зауропод. Первый окаменелый скелет был найден в 1877 году в Скалистых горах (Колорадо) палеонтологом Сэмюэлем Уилистоном. Позже были обнаружены и другие останки, все они датируются возрастом 150—147 миллионов лет. Диплодок в среднем достигал длины 27 метров, по мнению учёных размеры самых крупных особей могли достигать 35 метров. Из них большая часть приходилась на шею и хвост. Вес диплодока по одним оценкам составлял 10—20 тонн, а по другим — 20—80 тонн.

 

[3] Песня «Ride The Dragon» группы Manowar.

[4] Махтилдис — могущественная в сражении

[5] Текст песни Тролль Гнет Ель — Фольклорная-застольная

© Денис Пылев, 2017 год

Другие авторы  /   Сборник рассказов

Состояние Защиты DMCA.com

Смешные и добрые Дневники сказочных героев и другие произведения начинающих и именитых авторов. Конкурсы и подарки участникам.

^ Вверх