Паола Книга 2. Сияние. Глава 10

Всю первую половину следующего дня Паола провалялась в постели, разглядывая потолок и улыбаясь своим мыслям. А мысли были исключительно положительные, так как она вновь могла спокойно распоряжаться своим временем и не нестись, словно загнанная лошадь, управляемая безумным всадником. Вечерняя работа совсем не беспокоила, о чем и поведала Паола зашедшему после завтрака профессору. В полдень вампирша выскользнула из липких объятий перин и, наскоро собравшись, отправилась по указанному Джироламо адресу. Там располагалась оружейная лавка, хозяин которой, по слухам, был не особо чист на руку. Паола решила обзавестись кое-каким оружием для вечернего мероприятия, не желая задействовать т’ягу, которая, как ни крути, была довольно примечательным клинком.

Эту часть города вряд ли можно было назвать фешенебельной, но своеобразный ореол преступной романтики здесь определенно присутствовал, в чем Паола убедилась спустя ровно десять минут движения по одной из многочисленных улочек: ее попытались ограбить парой ударов, она разорвала горло самому медлительному из них, рассудив, что лучше утолить Голод сейчас, чем думать о нем вечером, когда вокруг будет много напрашивающихся на это последышей.

Еще через пять минут из-за  грязной подворотни, как Паола атаковала их первой и, не дав им одуматься, убила двух бандитов. Догнав третьего, она нежно схватила его сзади за шею и, приложив об стену, спросила, как ей пройти по нужному адресу. Уличный бандит недолго сопротивлялся и сразу же указал направление, а чуть позже вызвался и сам проводить ее до места. Идти пришлось достаточно долго, и, когда уже местные «красоты» стали вызывать у Паолы приступ несварения, проходимец ткнул в сторону совершенно непримечательного трехэтажного домишки. Стены его были заляпаны грязью и другими субстанциями, о происхождении которых вампирша старалась не задумываться. Но дверь и, главное, ручка выглядела чистыми, насколько вообще это было возможно в подобной ситуации. Отпустив везучего головореза, она осторожно толкнула дверь и сразу же услышала переливы колокольчика.

Светом здесь явно не злоупотребляли. Однако расчет был на простых людей, а не вампиров, поэтому Паола с легкостью прокралась внутрь лавки и  рассмотрела и ступеньку, предательски притаившуюся и небольшой табурет, словно нарочно забытый занятым хозяином. Человека, притаившегося за тяжелой портьерой, она почуяла мгновение спустя и, подхватив с пола табурет, вполсилы кинула им в «охотника». Сначала портьера ойкнула, затем выругалась и начала отчаянно потирать ушибленное место:

— Так что ли встречают покупателей в Алманнажаре?! – рыкнула Паола, старательно делая вид, что сердится и собирается уйти. – Если так, то поищу другую лавку, где мне продадут требуемое.

— Не стоит так торопиться, молодая госпожа! – раздался надтреснутый старческий голос, и в помещении зажглись сразу несколько ламп. – Внук занимается моей охраной и относится иногда излишне серьезно. Хотя время сейчас неспокойное, так что когда-нибудь его усилия могут и окупиться.

— Если доживет, конечно.

— Если доживет, — согласно кивнул вышедший к прилавку невысокий тщедушный торговец. Волосы его, наверняка когда-то густые, сейчас свисали несколькими сальными прядями с почти полностью лысого черепа, исполосованного шрамами. При ходьбе он слегка подволакивал ногу, но человеку менее наблюдательному эта деталь вообще не бросилась бы в глаза. – Рад вас приветствовать в лавке старого Гвидо, где вы можете приобрести все, что можно считать оружием. Я так понимаю, что вас интересуют не украшения и вышивка, моя дорогая?

— Приятно иметь дело с опытным человеком, — с легким поклоном произнесла Паола, одновременно осматриваясь. – Все, как вы и сказали. Мне нужно оружие для одного очень ответственного дела.

— Намечается резня?! – с совершенно серьезным видом спросил старик.

— О нет, что вы! – вампирша помахала руками совершенно человеческим жестом. – Сопровождение клиента в опасный район.

— Вы совершенно правильно поступили, придя в лавку к Гвидо! Клянусь, небо рухнет в море, если вы уйдете недовольной. Какого рода оружие предпочитает госпожа?!

— Парные кинжалы и что-нибудь эдакое.

— Эдакое! – лавочник сделал вид, что задумался. – Нужно посмотреть на складе, госпожа. Обождите пару минут. Эй, Винтри, принеси нашей посетительнице того клермосского вина! Только налей в чистый бокал.

— Я смотрю, он не очень разговорчив?!

— Стесняется! А вот пообвыкнет — и не заткнуть.

— Бывает. – Пожала плечами Паола.

Старик пошаркал куда-то в глубину своей лавки, мальчишка умчался за вином, и вампирша, подняв брошенный ею табурет, села, осматриваясь по сторонам в ожидании обещанного вина и оружия. К слову, самого оружия в лавке видно не было, что разительно отличало ее от всех уже виденных. Обычно мастера и продавцы старались привлечь покупателей разнообразием ассортимента, но, видимо, только не здесь. Предстоял очень непростой торг, ибо денег у нее было мало. Идя  сюда, она рассчитывала на оплату своего труда загадочным багладом сверх того, что они обсуждали у боно Ч‘рета. Ну… или придется импровизировать.

Спустя некоторое время пришел мальчишка, все еще исподлобья глядевший на нее, бокал в его руке выглядел подозрительно чистым, но брала его Паола все равно с опаской.

— Я ничего не кидал и не плевал, — угрюмо сообщил пацан.

— Твоя честность не может не радовать, так что скажу, что не хотела причинять тебе вред специально. Так вышло.

Мальчишка еще раз глянул на нее взглядом, который скорее всего должен был вселить в нее благоговейный страх. Паола свела брови, и Винтри как ветром сдуло. Тем временем вернулся старик, неся перед грудью небольшой сверток из промасленной бумаги. Опустив его на прилавок, он выдохнул и, нацепив очки, выуженные из нагрудного кармана, произнес:

— Ну-с, начнем.

Развернув ткань, торговец продемонстрировал полный набор колюще-режущего инструмента, который Паола тут же обозвала садовым инструментом и, взъярившись не на шутку, чуть не хлопнула дверью. Старику пришлось бежать за ней, размахивая при этом руками так, словно он бежал под горку.

— Стойте! Ну стойте же, госпожа. Нельзя же так реагировать на безобидную шутку!

— Шутки будешь на кладбище шутить, старый! – прорычала вампирша, впервые за долгое время почувствовавшая себя обманутой. Но, по-видимому, торговец очень хорошо разбирался в людях и нелюдях, раз в ответ на ее угрожающий рык лишь улыбнулся:

— Обычная проверка госпожа. Ко мне иногда такие личности заходят, что не знаешь, за сердце хвататься или за нож. Так что мы сэкономили себе время.

— Вернее, ты сэкономил, старый прохвост, — буркнула, но уже совершенно беззлобно, Паола и вернулась к прилавку. Она снова поворошила кучу железа и, скрестив руки на груди, уставилась на торговца немигающим взглядом. Но, как оказалось, такие вещи на старого проходимца не действовали. Он, не моргнув глазом, выдержал направленный на себя взор и, улыбнувшись, вытащил из-за спины еще один сверток размерами с половину предплечья вампирши. Развернув его, он отошел в сторону, давая возможность оценить товар. Паола присвистнула, а затем внимательно присмотрелась к предложенному товару. Через мгновение ее настроение вновь изменилось и, судя по всему, сейчас это было по-настоящему страшно.

— Где… Ты… Это… Взял? – с расстановкой произнесла она.

Атмосфера в лавке разом накалилась, но Гвидо безбоязненно смотрел на собеседницу.

— Эта вещь попала ко мне очень давно. Я, если честно, уже забыл о ней, так как мои покупатели, в основном, заказывают оружие совсем другого рода. А чтобы владеть этими малютками, нужны специальные навыки, которыми, по счастью, не обладал ни один из покупателей. Так что, если сойдемся в цене, эти кинжалы ваши. А судя по реакции госпожи, эта вещь ей хорошо знакома.

Паола ничего не ответила, продолжая, как завороженная, рассматривать еще один осколок прошлого. Под обычной тканью оказался еще один слой, нет, не сукна, а самого настоящего бархата, что для такой дыры было просто невероятно. На кроваво красном полотнище лежала пара ножей-бабочек. От этой вещи прямо-таки веяло древностью, а ведь так оно и было. Марипозарии, или кинжалы-бабочки, как их называл ее наставник Феодосий, были оружием убийц и дуэлянтов. На самом деле, они больше напоминали кастеты с вытянутыми краями, к тому же заточенными до крайней степени остроты. Там, где сталь закрывала кулак, были еще пять острых шипов, так что этим оружием можно было наносить ужасающие повреждения.

— Сколько? – холодно спросила Паола, понимая, что сейчас прозвучит баснословная сумма.

— Для вас, госпожа, это будет стоить, скажем, всего лишь десять золотых.

Вампирша чуть не полезла в кармашек за кошельком, но вовремя одумалась. Сумма, действительно, для одних была пустячной и достаточной, чтобы зеваки не тратили время продавца на всякую ерунду. Но сейчас это было равносильно тому, что отдать даром. Паола усилием воли остановила руку и посмотрела в глаза торговцу:

— Эта вещь не может стоить так дешево, или ты знаешь что-то, чего не знаю я?

Произнесла она это достаточно недвусмысленно, и любой менее опытный человек уже задумался бы о бегстве, но не старик Гвидо. Он посмотрел на вампиршу неожиданно теплым, отеческим взглядом:

— С самой юности я мечтал увидеть тех, кого называли вампирами. Ушедших владык Империи Ночи. Нам говорили, что всех кровососов истребили, и мы никогда больше не будем вашими рабами…

— Вы и не были, — оборвала его Паола.

— Но я верил, что когда-нибудь эта встреча состоится.

— Глупый старик, — тихо произнесла вампирша. – Я родилась после Падения, когда твой народ истреблял мой, выкуривая из тех щелей, в которых мы пытались прятаться. Вы убили моих родителей! Ты думаешь, встреча с кем-нибудь из уцелевших доставила бы тебе радость?! Тогда ты еще больший глупец! Тебя бы оставили в придорожной канаве обескровленным, с разорванным горлом. У моего народа не осталось теплых чувств к другим существам.

— Кроме тебя.

— Осторожней, дед, — прорычала Паола, сжимая кулак. – Ты ничего про меня не знаешь!

— Верно. Но с возрастом я стал понимать, что не все, что говорят наши вожди, правда. А многое так и вовсе совершеннейшая ложь. Я хотел бы увидеть и услышать все сам, без посредников.

Паола задумалась. Старик отдавал настоящее сокровище, а в обмен просил только десять золотых и разговор. Что ж…

— Я согласна, только при одном условии, старик. Сначала мне нужно закончить свое дело, и я уделю тебе некоторое время.

— Идет, — Гвидо осторожно завернул кинжалы в ткань и передал вампирше. – Я буду ждать.

 

В довесок к марипозариям торговец предложил ей две магические безделушки, совершенно непонятным образом оказавшиеся в его ассортименте. Больше всего они напоминали засохшие плоды груши, но, по словам старика, стоило про себя пожелать их активировать и, сжав в руке, бросить, они давали вспышку ярче солнца. Стоили они, правда, недешево, но старик, расчувствовавшись, отдал ей их даром.  Паола не стала отказываться. Всю обратную дорогу она прикасалась к свертку с кинжалами, словно боялась, что они испарятся у нее из-под носа.

Вернулась она в гостиницу в совершенно приподнятом настроении и, перекусив, стала ждать посланника от Уорвика. Спустя час, под ее окнами раздался свист. Выглянув в окно, Паола увидела небольшую, но богато украшенную карету. На месте кучера сидел один из вчерашних охранников баглада. Синяки украшали половину лица, да и правой рукой парень действовал не так споро, как хотел бы, но, в целом, с ролью кучера он справлялся.

Выйдя на улицу, Паола поймала насмешливый взгляд помятого охранника:

— Что-то не так? – спросила она.

— Нет, госпожа. Давно меня так никто не уделывал! Да к тому ж еще и баба! Но хозяин сказал, что мы еще легко отделались.

— Ну извини, дружок!

— Ни к чему, — охранник-кучер снова усмехнулся. – Баглад заплатил нам премиальные.

Вампирша заглянула в карету через открытую дверь. Внутри сидел только Уорвик. Паола сразу же забралась и села напротив своего нанимателя. Карета сразу тронулась с места и мягко покатила по улице.

— Прекрасно выглядишь, — произнес ее попутчик и оскалился, как  тигр своей добыче.

Паола склонила голову и уставилась в ответ немигающим взглядом:

— Каков план действий?

Баглад задумался. Стало понятно, что раскрывать все детали предстоящей «деловой встречи» он не хочет, но и держать телохранителя в неведении тоже нельзя, так как от этого напрямую зависит успешность исполнения взятых на себя обязательств.

— Некоторое время назад на меня вышли одни очень предприимчивые, скажем так, люди. Зная, что я обладаю неким влиянием в регионе, предложили встречу, на которой обещали предложить нечто, что сделает меня не только богатым, но и влиятельным.

— Что ж в этом плохого? – сыграла в простофилю вампирша, но баглада это не убедило.

— Плохого?! То, что они предлагают теневым владыкам реальную власть. А это может значить лишь одно – глобальные изменения в системе управления всеми королевствами, царствами и империями. До меня стали доходить пугающие слухи о происходящем в Айринской империи. Надеюсь, что это просто слухи, вызванные глупостью одних и невежеством других. Но…

— Всегда есть «но».

— Точно. Так вот есть шанс, что слухи окажутся правдой, и это означает, что мир, в котором я вырос и живу, претерпит такие изменения, которые скажутся на всех сторонах жизни.

— Или попросту сгорит.

— Может, и так! В общем, я согласился на встречу, чтобы прояснить для себя, кто решил поиграть в государственные игры.

— Разумно. Но, мой дорогой баглад, а вы не рассматривали тот вариант, что это банальная ловушка?!

— Поэтому ты и со мной, моя дорогая. В этом платье ты выглядишь как моя спутница, наложница, любовница, но никак не машина для убийств. С тобой я чувствую себя в безопасности, а ребята, в случае осложнений, прикроют наш отход.

— Прольется много крови.

— Много, — не стал отпираться баглад.

Через полчаса неторопливой езды делегация наконец прибыла к воротам богатого особняка, который стоял на самой границе престижного района, словно бросая вызов и бедным, и богатым жителям города. Забор, высотой в два человеческих роста, делал намеренное или случайное проникновение достаточно затруднительным. Когда карета въезжала во внутренний двор, Паола оценила и толщину ворот, которая могла потягаться с крепостными. Людей во дворе было много, и все выглядели, как сущие головорезы, которым без разницы, кому пускать кровь.

— Ваши приятели? – кольнула Уорвика вампирша, но баглад в ответ только отмахнулся:

— Похоже, они наняли какой-то из кланов наемных убийц, — тихо произнес он, будто боялся быть услышанным. – А, может, и не один.

— А, по-моему, просто пускают пыль в глаза, — пожала плечами Паола.

— Отчасти ты права, дорогая. Но это значит, что при непредвиденном исходе переговоров так просто уйти нам не дадут.

— Посмотрим, — уверенным тоном ответила вампирша, и в ее руке внезапно появился кинжал-бабочка. И так же внезапно исчез.

Уорвик покачал головой, впечатленный, и криво усмехнулся:

— Ну что ж, наш выход, дорогая!

Он первым выбрался из кареты и галантно подал руку. Паола, изображая верную спутницу могущественного человека, вышла, окатив ледяным презрением крутившихся во дворе наймитов неизвестного посланника. К ним тут же подкатился невысокий толстый человечек в ливрее совершенно невозможной расцветки и, блестя лысиной, затараторил:

— Уважаемый Уорвик, мой хозяин благодарит вас за принятое приглашение и просит пройти внутрь для столь долгожданного знакомства.

— Что ж, мы прибыли и неплохо было бы увидеть столь влиятельную личность вживую.

— Конечно, конечно, мой господин. В большой зале накрыт стол, и хозяин уже ожидает вас, — с этими словами коротыш развернулся, смешно перебирая короткими ножками, и направился к дому, ежесекундно оборачиваясь, будто боялся, что его гости куда-то исчезнут.

— Скажи-ка, — не утерпела Паола, — а зачем столько охраны?!

— Времена нынче неспокойные, моя госпожа. Вот и приходится кормить этих дармоедов. Не то, что раньше, — он вздохнул, словно предлагал своим гостям пофилософствовать на тему «а вот раньше было лучше».

Вампирша вежливо улыбнулась, следуя по этикету на полшага позади баглада, что сразу выдавало ее статус не законной супруги, а спутницы деловой или увеселительной направленности.

Внутри особняка царила прохлада, и в отличие от двора, охранников внутри не было. Либо они не попадались на глаза до поры до времени, либо их действительно не было в стенах дома.  Что в свою очередь говорило о важности грядущего разговора. Вампирша с багладом неторопливо шли за слугой, осматриваясь. Посмотреть было на что. Стены коридора были увешаны картинами. Некоторые по виду были старыми, можно сказать, даже древними, это значит, что стоили они целое состояние. И свободных мест на стенах не было. Полы были устланы султанатскими коврами, что Паола сразу же отметила, так как все звуки шагов они великолепно скрадывали, и здесь требовался отменный слух, чтобы не попасть впросак.

Наконец толстяк остановился перед высокими дверьми и, выдохнув, толкнул одну из створок на великолепно смазанных петлях, которая сразу беззвучно открылась. Гостей на мгновение ослепил яркий свет, льющийся со всех сторон. Но вот кто-то властный произнес несколько слов на незнакомом языке, и свечение стихло сначала до терпимого, а затем и до приемлемого.

— Прошу вас, проходите, — склонился в поклоне толстяк, и баглад первым шагнул внутрь помещения. Отставая на шаг, за ним продолжала двигаться Паола, потупив взор, но в то же время впитывая информацию об окружающей обстановке. В центре комнаты стоял стол, на котором горкой высились самые экзотические фрукты, а вокруг них, словно почетная стража около полководца, высились бокалы из горного хрусталя. Стены комнаты были сокрыты под шкафами с книгами, которые возвышались до самого потолка.

В кожаных креслах с высокими спинками сидели двое: мужчина и женщина. Неожиданно внутреннее предчувствие Паолы взвыло об опасности, и она на шаг приблизилась к своему подопечному. А тем временем хозяин дома поднялся гостям навстречу, улыбаясь и широко распахивая объятия.

— Здравствуйте, здравствуйте, мой дорогой Кеннер. Мое имя Вермен Тинд. А это мой деловой партнер Эсцилия Гарраджа. Я очень много о вас слышал от своих друзей. И вот наконец-то вы здесь, в нашей глуши.

— У меня нет друзей, — ледяным тоном произнес баглад. – А то имя, что вы назвали, мой уважаемый друг, для меня не значит ничего. Мне сказали, что у вас интересное предложение, способное перевернуть весь, скажем так, ночной мир. Это правда? Если нет, то мы сейчас же разворачиваемся и покидаем ваш гостеприимный особняк!

— Давайте не будем торопиться и нервничать, — наконец подала голос женщина, разом завладев вниманием всех присутствующих. – Мой коллега немного торопит события, но сути нашего предложения это не меняет.

Теперь Паола убедилась, что это не очередная разряженная кукла, которых так любят заводить богатеи вроде этого Тинда, а полноправный участник переговоров, а может и кто-то более высокого полета. Она присмотрелась к ней внимательней, и тут прозвенел еще один звоночек: в женщине, стоящей перед ней, была какая-то неправильность. Нет, она без всяких преувеличений, была прекрасна. Высокая, с длинными, цвета ржавчины волосами, забранными в сложную прическу, и правильными чертами лица. Полные чувственные губы, скрывали перламутр зубов. Зеленое платье с глубоким декольте только подчеркивало достоинства ее фигуры и было призвано сеять зависть одних и желание обладать у других. Но стоило ей приблизиться, как сквозь аромат духов ноздрей вампирши достиг еще один запах. Запах миндаля.

Паола, не до конца понимая сути происходящего, тут же уяснила, кто в этой комнате главный. Это откровение не ускользнуло от госпожи Эсцилии:

— Что с тобой, милочка? У тебя такой вид, будто ты привидение увидела!

— Нет-нет, ничего особенного, просто голова закружилась, — сквозь зубы произнесла вампирша, для наглядности поднеся руку ко лбу. – Но уже все прошло! Еще раз спасибо за беспокойство.

— Давайте же присядем за стол, друзья! – провозгласил Тинд, и когда все расселись, он позвонил в золотой колокольчик, и в комнату стали вплывать слуги с подносами, на которых лежали всевозможные яства. Паола взяла высокий бокал с вином и снова незаметно посмотрела на женщину. Запах миндаля никуда не делся, но последыши его словно не чуяли, продолжая беседовать. Уорвик внимательно слушал то, что говорил ему с улыбкой Тинд, но морщины, пересекающие его лоб, указывали на то, что «товар» ему не по душе.

— Пока эти мужчины болтают о всякой дребедени, мы с тобой поболтаем по-свойски, голубушка, как там тебя зовут?!

— Аэдаль.

— Ну надо же, какое красивое имя у обычной шлюшки, — прошипела ей на ухо госпожа Эсцилия, продолжая обворожительно улыбаться. Но Паола уже приняла решение и, посмотрев прямо в глаза исчадию, с улыбкой произнесла: — Вы не покажите мне дом, милейшая?

— Почему бы и нет, — громогласно воскликнул Тинд, услышав последнее предложение. – Мы пока обсудим еще один вопрос, а там уже подадут десерт.

— Очень своевременно, — улыбнулась Эсцилия, — сюда, милочка!

Шелестя платьями, дамы покинули уютную библиотеку через небольшую дверь и оказались в еще одной комнату. Здесь тоже были книги, но теперь они были навалены кучами и покрыты слоем пыли.

— Давненько сюда никто не заглядывал, — хмыкнула вампирша. – Вам нужна хорошая прислуга, голубушка.

В ответ на эту шпильку исчадие, выдававшее себя за человека, наконец сбросило маску и бросилось на Паолу. Но вампирша была готова к такому повороту, и как только демон оказался достаточно близко, призвала Когти, и на секунду позволила себе позлорадствовать над изменившимся выражением лица предполагаемой охотницы, когда та поняла, что сама стала жертвой. Издав полный отчаяния вой, исчадие принялось менять форму. Зрелище, надо сказать, было неприятнейшее. Плоть, некогда принадлежавшая живому существу, текла, словно жидкая грязь, освобождая поселившуюся в ней сущность. Бедняжка наверняка умерла не самой простой смертью в свое время. Но думала об этом Паола отстраненно, готовясь встретить противника, ставшего уже привычным за столь короткое время.

Не успел стихнуть вой, как вампирша уже вонзила в исчадие свои Когти и начала кромсать противницу. Мерзкий ихор хлестал в разные стороны, сопровождаемый хлюпаньем и треском костей. Последним ударом Паола снесла исчадию часть черепа, заставив, наконец, замолчать. Из будто разом вынули все кости, и оно рухнуло на пол столь же мерзко выглядевшей пузырящейся массой. Только сейчас в комнату ворвался Тинд, рядом с которым, словно чертик из табакерки, появился баглад с тонким кинжалом в руках.

— Что здесь происходит?! – тонким голосом воскликнул он. – Госпожа Эсцилия?! Что с ней?!

— Не знаю, о чем вы тут бормочете, — прохрипела вампирша, изо всех сил стараясь изобразить страх и облегчение. – Но это чудовище бросилось на меня, едва мы вышли. Я насилу отбилась от этой твари.

Уорвик моментально сориентировался в ситуации и тут же приставил кинжал к горлу Тинда:

— Кто вы, раздери вас акула?! Что это за фокусы? Ты решил меня подставить, мерзкий слизняк! – Он чуть надавил, и по шее хозяина особняка потекла кровь. Тот испугался не на шутку за свою жизнь и заблажил:

— Не убивайте меня! Я не знал, что она одна из них!

— Кого это «них»? Говори!

— Мой господин, Ривус ун-Дазаррио свел меня с этой женщиной и назвал ваше имя.

— Для чего?! – теперь уже в допрос вступила и Паола.

— Подкупить. Переманить на свою сторону.

— Все равно не понимаю зачем.

— Чтобы помочь расшатать трон. Когда в государстве начнутся беспорядки, очень сложно отбиваться от внешней угрозы. Они захватят одно государство за другим, и лишь приближенным позволено будет жить.

— А ты быстро сориентировался, червь. Присмотрел себе удобную конуру, в которой пересидишь истребление своей расы?!

— Откуда вы прибыли? – спросил баглад, продолжая поигрывать ножом у самого горла господина Тинда.

— Из Хазарра.

— Не ври! – страшным голосом произнес Уорвик.

— Из Сарепты.

— Твою ж …

— Значит слухи верны.

— По всей видимости, да. Империя доживает свои дни, и когда она падет, волна этих тварей хлынет во все соседние страны. Что будешь делать, Уорвик?!

— Сначала давай выберемся из этого чокнутого дома, — произнес баглад, перерезая горло безмерно удивленному господину Тинду.

То, что в доме отсутствовала охрана, сыграло на руку двум беглецам, так как серьезное сопротивление им оказали только во внутреннем дворе. Но стоило только Уорвику свистнуть, как во двор стали проникать его бойцы, и бой закончился, так толком и не успев начаться. Уже в карете он посмотрел в глаза Паоле и спросил:

— А ты тоже девочка с секретом, но мне нет до этого дела. Я рад, что мы с тобой на одной стороне. По крайней мере, пока. После всего увиденного и услышанного проблемы твоего друга кажутся смешными.

— Но только не для него, — парировала вампирша. – Он ждет от тебя слова, бумаги, печати? Что мне нужно ему передать, чтобы он не падал в обморок при одном твоем виде?

— Моего слова будет достаточно. Но позволь спросить, что он для тебя сделал, что ты ввязалась в эту авантюру? Нет, я конечно не против, потому что, если бы не ты, та тварь могла закусить и мной. Но все-таки?

Паола с секунду подумала и решила, что вреда никакого не будет.

— Я ищу старый храм. Знаю точно, что он на острове, но дело давнее, и найти его просто нереально сложно. Вот Джироламо мне и помогает.

— И это все?!

— Да.

— Женщины! – усмехнулся баглад.

Остаток пути они проделали молча. Когда карета, наконец, остановилась и Паола вышла из нее на улицу, оказалось, что на Алманнажар уже опустились сумерки. Паола, крайне уставшая, но довольная, уже шагнула в сторону крыльца, ее окликнул Уорвик:

— Эй, лови! – он бросил ей тяжелый мешочек, но вампирша с легкостью его поймала. – Если судьба занесет тебя на Вальдонне, назови мое имя в какой-нибудь дыре, и тебя доставят ко мне.

— Договорились, баглад Уорвик, — отсалютовала Паола и побрела в «Бараний бок». Она видела Милицу, наливающую пиво в кружки, и ее бессменную прислугу, но вяло помахав всем рукой, прошла к себе, заперла комнату на ключ, упала на кровать и уснула.

© Денис Пылев


Смешные и добрые Дневники сказочных героев и другие произведения начинающих и именитых авторов. Конкурсы и подарки участникам.

^ Вверх