Паола. Книга 2. Сияние 4

Паола тоже осторожно выглянула и тут же дернулась всем телом, еле успев спрятаться. В деревянную ставню с противным стуком воткнулись две стрелы с раскрашенным оперением.

— Я так понимаю: живым ты им не нужен! – прокомментировала своё наблюдение вампирша, обернувшись к пирату.

— Ничего не могу сказать, милашка, с уверенностью, но этих парней я вижу впервые. И среди них кентавры. А с этими никто не воюет в трезвом уме и ясном рассудке. У них же в доме.

После этих слов, Паоле пришлось пересмотреть свой взгляд на ситуацию.

— Кто-то болтлив! – зло обронила она, глядя на Джову. – Или это не случайная встреча?! Отвечай!

Но Джова вместо ответа оскалил по-звериному зубы и вдруг атаковал её, рассчитывая, видимо, на внезапность. Вампирша, с лёгкостью отразив его неуклюжую атаку, сразу же контратаковала, собираясь прижать к стене и вытрясти из морского бородавочника всю правду, если, конечно, раньше сюда не сунутся его подельники. Тогда мерзавца придётся убить.

Спустя еще минуту возни, Паола проткнула пирату плечо, и не успела еще щедро плеснувшая кровь смешаться с грязью на полу трактира, подсекла ноги.

Джова грузно упал, тонко вскрикнув. Кровь с удивительной скоростью заливала всё вокруг.

— Что вам от меня надо?! Я не торговка, у меня нет денег, а биться я буду до последнего.

— Я-я, я не знаю! Мне приказали идти, я и пошёл.

— Ну ты еще заплачь! Что ты должен был сделать? Коротко и по существу.

— Расположить тебя к себе, позвать на корабль, напоить и … всё!

— Ты обычный торговец людьми, так что ли выходит?! Заприметил новую жертву и рад?!

— Пощадите меня, госпожа, — прохныкал Джова. – Я ни в чём не виноват.

— Посмотрим, — прорычала вампирша, отворачиваясь от неудавшегося похитителя. Следовало принять решение о дальнейшей тактике. Оставаться внутри «гостеприимного» заведения больше не имело смысла. Как только те на улице поймут, что Джова провалил задание, они вломятся через входную дверь и через крышу, на которой обязательно есть пара окон. В таком случае ей придётся драться до последнего, а это не входило в ближайшие её планы. Уйти следовало самой и тайком пробраться на корабль, идущий на Острова.

Осталось определиться со способом. У неё было два варианта на подобные случаи: тихо и громко. Но в данном случае ей самой хотелось уйти по-тихому. Паола еще раз тайком выглянула в окно и попыталась подсчитать врагов. Количество впечатляло. Кроме кентавров здесь была еще пара дюжин городских стражей. Как противники они ничего не стоили по отдельности, но как крепко спаянная боевая единица могли причинить массу хлопот. Она обратила внимание, что заправляет всеми шаман, а это могло означать только одно – её инкогнито раскрыто. Но кем?! И когда?

Она решила исходить из худшего сценария развития событий – они пришли за ней как за вампиром, то есть постараются взять живой. А это исключало всякую возможность ближнего боя. Скорее всего в ход пойдёт магия. Хотя, конечно, относительно молодые маги лошадников многому учились у эльфов, но и собственные самородки сильно продвинули магическую науку в Степи. Паола усмехнулась мысли о старых добрых деньках, когда и небо было синее, и соль солёнее. Но размышляла она над этим, уже взбегая по ступеням наверх. В это же время снизу раздались тяжёлые удары в дверь. Штурм начался!

Ей пришлось ускориться. Аккуратно приоткрыв слуховое оконце, она протиснулась в него и сразу же распласталась по крыше. Внизу стоял пикет лошадников и городской Стражи. Три кентавра и с десяток людей. Достаточная сила, с которой ей придётся считаться. В их задачу входило скорее замедление её как ценного трофея, а не реальное противостояние. Внутри раздались крики, и она начала действовать. Подобранный по пути кусок черепицы полетел в дальний угол, моментально приковав к себе внимание всех присутствующих. Тем временем вампирша уже вонзала тьягу в спину первому из кентавров и, пока он, хрипя, пытался из последних сил сбросить её со своего крупа, перепрыгнула на спину второму, фактически снеся ему голову первым же ударом. Но дальше всё пошло наперекосяк. Хрипы и возня разом привлекли внимание стражников, и пространство наполнилось криками. Довольными, испуганными и воинственными. Но Паола уже мчалась по лабиринту переулков и улочек, не разбирая дороги.

Мелькнула мысль: «Сколько можно убегать?!», но вампирша лишь улыбнулась, не разжимая губ, и вновь сменила направление движения. Краем глаза она пыталась отмечать запоминающиеся места, но таких практически не было. По всей видимости, она бежала сквозь трущобы, где не было ни уборщиков, ни канализации. И весь свой мусор люди выбрасывали прямо на улицу, изредка предупреждая криком о несущемся проклятии.  Ей попадались лишь люди, что было странно для города лошадников. Бытовало мнение, что кентавры вообще никого не пускают в свои жилища, а под таковыми подразумевались все города. Очередной миф был развенчан. Правда, не в такой форме, какой бы хотелось вампирше, но чёрточку в зачет можно было поставить.

Острый слух спас её, заранее предупредив о бегущей в её сторону толпе стражников. Прижавшись к стене дома и пытаясь слиться с ней, Паола лихорадочно соображала, как ей найти дорогу к порту. Нужен был проводник. И тут она вспомнила, что не рассчиталась ни с хозяином трактира, ни с лже-капитаном. Эта мысль привела её в прекрасное расположение духа, и вампирша, наконец заметив то, что искала, тихо, насколько это было возможно, вломилась в приоткрытую дверь, сменив тьягу на кинжал для работы в замкнутых пространствах. В небольшой захламлённой комнатушке сбились в кучу несколько детей, по всем признакам, человеческих, так как только у этой породы на всей Зидии нет остроконечных ушей. Приложив палец к губам, она призвала их к молчанию. Сама же плавно и медленно спрятала кинжал.

Из-под драного одеяла на неё смотрели пять пар испуганных глаз. Человеческих глаз. Две девочки постарше обнимали трёх малышей трёх-четырёх лет, чумазых и неопрятных.

— Мне нужно попасть в порт. Вы знаете, в какой он стороне?!

Дети от первых звуков её речи сжались, но стоило ей повторить вопрос, как одна из старших девочек робко кивнула.

— Показывай!

Выползшая под неверный свет, пытающийся прорваться внутрь через промасленную бумагу, девочка — подросток отличалась нескладной фигурой и одеждой явно с чужого плеча. Она подошла почти вплотную к вампирше, осторожно протягивая руку. Сначала Паола хотела отшатнуться, затем, подумав, что так напугает её еще больше, осталась на месте, не шелохнувшись. Но когда руки девочки запорхали над её одеждой, вещами и оружием, до неё наконец дошло, что девчонка слепа. Она стоически перенесла знакомство, и только тогда девочка заговорила. Она странно растягивала слова, что говорило о том, что всеобщий для неё не родной.

— По нашей улице вниз до перекрёстка с виселицей. Оттуда направо и, никуда не сворачивая, доберетесь прямиком в порт.

Паола осторожно вложила в её ладонь, оказавшуюся сухой и горячей, несколько монет; она собиралась уже уйти, но движение слепой остановило её. Та безошибочно схватила её за рукав:

— Не ходи! Тебя еще ловят. Поймают – убьют!

— Такой исход маловероятен, а за предупреждение спасибо.

— Сестра просит остаться с нами, — в тон первой девочке заговорила вторая. – За дверью смерть!

Вампирша почувствовала неуютную, неясную тревогу. Такое случалось крайне редко. Теперь уже все девочки, осмелев, подошли поближе, самые маленькие, насупившись, рассматривали её вблизи, старшие, прильнув вплотную, шептали слова тревоги.

— Кто вы такие?! Где ваши родители?

И вновь ей ответила слепая:

— Мы – инуи-гарра. Когда-то мы были почти такими же, как ты, но это время прошло. Сейчас всё, что у нас осталось — наш храм, и ты в него вошла. Ты принесла подношение, и Саргор предсказала твоё будущее. Мы видим твою цель, она изменит этот мир, как и твоя неудача. Поэтому сейчас ты останешься с нами, а под покровом ночи уйдёшь. Мы поможем тебе еще один раз, иначе шаманы кентавров учуют нашу волшбу.

Паола заколебалась. Принять предложение странных детей или нет. Хотя до последнего она ожидала какого-нибудь подвоха. Про себя она в очередной раз удивилась многообразию мира, ведь прожив шесть сотен лет, она никогда не слышала об этих странных существах – инуи-гарра. Кто они такие? Вопрос, видимо, был написан на её сосредоточенном лице, иначе по-другому она не могла объяснить следующий диалог:

— Когда-то наш мир был молод, и в нем резвились только духи стихий. Но великие силы посчитали, что так продолжаться не может, и наш мир должен стать обитаемым. Так в него пришли молодые духи, олицетворяющие торжество природы и жизни. Затем великие силы стали приводить на Зидию созданных ими существ. Многие из них прижились, многие нет, а еще были те, кто со временем сами стали духами, богами или демонами, перейдя серебряную черту. Наш народ был одним из тех, кто рискнул и стал вершить свою судьбу сам. Но, — тут её голос дрогнул, и на миг Паола забыла, что перед ней сидят дети, на её лице сменились тысячи масок за один взмах ресниц, — наше время ушло, а мы, мы нет. Бессмертие сыграло с нами дурную шутку. Мы хотели бы отправиться обратно, но путь закрыт силами, которых уже нет, а законы, ими установленные, нерушимы до сих пор.

— Так кем вы были? – задала мучающий её вопрос вампирша.

— Музами-вдохновительницами. Мы помогали творцам восхвалять красоту этого и иных миров. Дарили смертным видение красоты в простых вещах.

— Очень полезное свойство, — фыркнула, не удержавшись Паола. – лучше бы вы прививали им любовь к своим соседям.

— Не смейся, — серьёзно оборвала её самая маленькая из них. – Красота так же важна для этого мира, как сила и жестокость.

Вампирша обнажила клыки: «Тут я с вами полностью согласна девочки! – произнесла она про себя, чтобы утвердиться в своей догадке. – Некоторым просто не обойтись без насилия и причинения боли ближним своим. И это я не о себе!»

«Мы понимаем тебя, сестра! Понимаем и не обижаемся. Нас создавали разными и в разные эпохи, но ты, как и мы, уже прошлое этого мира».

— А вот с этим я не согласна! – Паола криво усмехнулась. – Я готова еще сражаться, чтобы мой народ выполз из тех нор, в которые его загнали последыши. И жил под светом солнца, оберегаемый Кристаллом Ночи.

— Мы ясно видим твою цель, сестра. И готовы помочь в твоих поисках.

— Просто так, из чистого альтруизма?!

— Нет. У нас есть условие, — вампирша вдруг поняла, что разговаривает со всеми ими сразу, а голос принадлежит одному существу. По коже внезапно пробежал холодок, Паола неосознанно потянулась за тьягой, но её опередил голос:

— Не бойся, дитя ночи и солнца, я не причиню тебе вреда. Мне тоже нужна помощь.

— О какой помощи ты говоришь, кем бы ты ни была?!

— Опасную работу я предлагаю тебе выполнить, но в обмен за оказанную услугу_ я подскажу тебе, где искать осколок вашего бесценного кристалла.

— Пф, я и так знаю! Островной Союз…

— Ха-ха, — рассмеялась её невидимая собеседница. – И ты собираешься на коленях облазить все острова?! Ты, видимо, плохо себе представляешь, вампирша, что значит найти иголку в песке, иначе не отказывалась бы от помощи столь поспешно. Сколько лет ты искала первый осколок, что горит сейчас возле твоей груди?! Сто? Двести?

— Почти угадала! – окрысилась Паола. – Чего ты хочешь?

— Там, куда ты так стремишься, есть покинутый храм, когда-то посвящённый мне. Сейчас от него ничего не осталось. На поверхности, — добавил голос. – Но под обрушившимся сводом есть тайник, в нём стоит алтарь, посвящённый мне. Зажги в нём огонь, и я верну себе часть сил, чтобы снова освещать тьму. В обмен на эту услугу я скажу тебе, где лежит и эта, и последняя часть Кристалла Ночи.

— Соблазнительно, — Паола взволнованно мерила шагами комнату. – Но я не вижу смысла. Старый алтарь, огонь и … всё?! В чём подвох, вдохновительница?

— Развалины облюбовали странные твари, и многие мои последователи окончили жизнь в их желудках.

— А мной, значит, можно пожертвовать?! Мне не нравится наш временный союз, дорогая.

— Ты можешь их убить. Ты воин, я же вдохновляла поэтов, художников, музыкантов…

— Которых с регулярностью, очевидно, пожирали окопавшиеся в твоей резиденции неведомые твари.

— Это твои дальние родичи, за прошедшие века, переродившиеся в тупых кровожадных монстров. И кому с ними справиться, как не тебе?! Ты же не хочешь строить своё королевство, опираясь на слухи о монстрах, что жрут население ближайших деревень.

— Если ты не в курсе последних событий, то людей в Империи сейчас жрут исчадия. Тысячами! Но ты права, мне нет до людей дела, однако возродить славу своего народа я хочу без обезумевших от крови тварей. Хорошо! – Паола порывисто встала, — я подписываюсь на это, но предупреждаю сразу, если что-то пойдёт не так… я уйду и больше никогда не вернусь в этот занюханный городишко.

— Хорошо, — тихо прошелестело в ответ. – Маленькие сёстры дадут тебе свечу, которой ты должна осветить мрак подземелья и водрузить её на алтарь.

— А потом?!

— Потом увидишь. А сейчас отдохни.

— Мне кажется, ты что-то забыла! – вампирша вызывающе уставилась в невидящие детские глаза.

— Богиня ничего не забывает, — голос прозвучал устало. – Я вложила в твою голову знание о том, где следует искать. Как только ты высадишься на Ортанх, твоя память освободится от сдерживающих уз, и ты сможешь приступить к поискам.

— Я слишком доверчива, и это выйдет мне когда-нибудь боком, — проворчала Паола, взглядом отыскав место, куда можно присесть, и устало опустилась на кушетку.

— Спи! – раздалось в её сознании.

***

Она проснулась резко, будто выныривая из глубины на поверхность водной глади. В комнате было темно. Дети всё так же сидели под одеялом, сверля её любопытными взглядами. Перед ними горела свеча, от которой исходили волны жара, как от огромного костра. Дети завороженно переводили взгляды с пламени на неё и обратно. Потянувшись и размяв затёкшую шею, Паола поднялась и сделала пару шагов к окну. Непроглядная темень говорила о том, что она проспала весь день.

— Ты нуждалась в отдыхе больше, чем тебе казалось, вампирша. – Произнёс голос неизвестной богини, – к тому же ночью тебе будет проще передвигаться по городу. Сейчас патрули городской стражи усилены четырёхногими. Кентавров ты очень разозлила, раз они выпустили в город всех своих шаманов. Но пока ты в моём доме, они тебя не увидят и не учуют, но, как только ты покинешь эти стены, останешься сама по себе. Возьми свечу, что сейчас перед тобой. «Не бойся, она не обжигает», — произнесла богиня, видя колебания вампирши, – храни её. Зажигай, чтобы осветить себе путь и согреться, но водрузи на мой алтарь, и наша сделка будет считаться исполненной.

— Звучит несложно. Но мне еще нужно добраться до порта и найти корабль.

— Подойди, – слепая девочка вылезла из-под одеяла и встала перед свечой под внимательными взглядами своих сестёр. Вампирша, опасаясь очередного подвоха, осторожно приблизилась, готовая в любой момент отпрыгнуть. Но девчонка стояла, не шелохнувшись, и она опустилась перед ней на колени. Детский пальчик коснулся её лба, оказавшись на удивление холодным. И сразу же сознание Паолы так наполнили картинки города, как если бы она смотрела глазами ночной птицы. Оказалось, что до порта всего несколько кварталов, которые преодолевать придётся где по крышам, где ползком.

«Когда ты окажешься на острове, — вновь раздался голос богини прямо в её голове, — ты поймёшь, где искать мой храм. А до того времени и тебе будет спокойней, что никто не вытянет эти сведения из твоего сознания. Удачи, длиннозубая!»

От последних слов Паолу бросило в жар. Гнев вскипел, в один миг превратив до того спокойную вампиршу в вулкан извергающейся ярости:

— Да как ты смеешь копаться в моей голове?! Ты ничего не знаешь, глупая ты гусыня! Что стоит мне сейчас вскрыть глотки твоим миньонам и осушить их до последней капли? Или ты сейчас прикроешься его именем?! Тогда ты еще глупее, и связываться с тобой я не стану. Сама отыщешь свои развалины!

С этими словами она выскочила на улицу и бросилась по пустым улицам в сторону портового района. Паола была не в восторге от людских городов, считая их слишком грязными и перенаселёнными, но Сартарино переплюнул их по всем статьям. Улицы были забиты мусором и нечистотами, по которым сновали крысы и еще какие-то непонятные сущности. Фонари, если и были где-то подвешены, не работали, погружая улицы человеческого района в преисподнюю. Паолу на миг посетило чувство утраты всяческой безопасности. Разумное существо не может опускаться до подобного состояния, потому что обладает разумом, но видимо разум и играет с нами в игры, проводя опыты над живыми людьми и нелюдями. Возвышая одних и свергая других в бездны отчаяния, разум словно говорит: «Смотрите, на что я способен. Такого не может повторить ничто живое в этом мире!»

Задумавшись, Паола едва не врезалась в парочку головорезов, перекрывших узкую улочку, по которой она бежала. Какие-то полукровки, чьи матери сами не смогли бы назвать народ, к которому принадлежали их отцы, с жуткими ножами, величиной с руку взрослого человека, были среди них. Впереди стоял, видимо, вожак этой милой компашки. Невысокий, черноволосый, с крысиным лицом, на котором двумя озёрами чистой ярости выделялись глаза. В руках он вертел два лезвия, которые, как было видно, торопился пустить в ход, поэтому Паола решила не останавливаться. Едва чернявый открыл рот, чтобы выдать какую-то банальность, вампирша прыгнула вперёд и впечатала сапог ему в причинное место. Заводила распахнул глаза так широко, что на миг Паола подумала, что они выскочат. Но затем он охнул, глаза закатились, и бедняга потерял сознание.

Не останавливаясь, вампирша продолжила атаку, выхватывая тьягу на бегу. Второго она ударила в солнечное сплетение навершием рукояти, и едва он согнулся, добавила коленом в лицо. Не оборачиваясь, чтобы проверить результат, она атаковала последнего преграждающего путь, уже ощущая ветерок опасности, подувший холодком ей в спину. Сзади набегали подельники грабителей, готовые вонзить ей в спину свои жуткие клинки.

Видя оскаленное лицо несущейся на него смерти, грабитель выронил свой нож и сполз по стеночке, закрыв лицо руками. Паола же, не останавливаясь, продолжила бег к берегу моря. пытаясь на бегу придумать план действий, чтобы сесть на корабль, идущий на Островной Союз, а не к Волчьим островам. Как сделать это ночью, она не представляла, решившись довериться удаче.

Тем временем улицы стали шире, кое-где стали появляться фонари, а вместе с ними и патрули стражи. Следовало предположить, что порт и городские ворота лошадники перекроют в первую очередь. Паола решила сменить тактику. Свернув в какой-то закоулок, она в два счёта залезла по ужасно скрипящей трубе на крышу, чтобы оттуда проанализировать оперативную обстановку в порту. Но движение по крышам сильно замедлило её. Черепица по большей части находилась в плачевном состоянии, и малейшее давление приводило к треску и шуму, схожему с грозой. Однако время было потрачено с пользой. Подобравшись к домам, от которых уже начинались портовые пакгаузы, вампирша заметила и первое серьёзное препятствие в виде патруля кентавров, которые сопровождали шамана в череполикой маске, выполненной с удивительным натурализмом. Плечи шамана покрывал короткий плащ из перьев экзотических птиц, в руках он сжимал посох, в навершии которого ярко горел какой-то минерал. Кентавры сидели кружком на небольшой площади _вокруг горящего костра, в который шаман посматривал, бросая щепотки какого-то порошка из кошеля на поясе. После этого вверх устремлялись мириады весёлых огоньков, глядя на которые шаман производил расчёты, догадаться о которых было не сложно. Они ждали её.

Паола сначала решила прорываться с боем, но отказалась от этой идеи. Шесть кентавров плюс шаман- не тот расклад, при котором стоит лезть в драку без туза в рукаве.

«Я помогу! — раздался в голове голос повелительницы муз».

«Спасибо! – тут же огрызнулась вампирша. – Вдохновишь их нарисовать свои портреты углём?! Или стишок прочитать?»

«Зря ёрничаешь, — раздалось в ответ. – Смотри!»

Паола, прильнув к крыше, наблюдала за разворачивающимся действом. А посмотреть оказалось было на что. На площадь вступила одна из девчонок из дома богини, та, что постарше. Она что-то крикнула и бросила в кентавров камнем. Она оказалась отличным метателем, эта безымянная девочка. Камень по высокой дуге пролетел разделяющие их пятнадцать футов и рухнул точно в костёр. В первые секунды ничего не происходило, кроме как из костра выпали несколько поленьев, но едва вспыльчивые кентавры бросились в погоню за маленькой нахалкой, из костра во все стороны выстрелили щупальца зелёного дыма. Те, чьих ноздрей он коснулся, сразу впадали в оцепенение. Шаман попытался ворожить, но прилетевший из темноты второй камень стукнул его прямо в незащищённое маской темя, и он рухнул, как подкошенный.

— Сейчас! – раздалось в её голове, и Паола, спрыгнув с крыши дома, бросилась бежать через площадь, вложив в этот рывок все силы. Когда спящий патруль остался позади, вампирша перешла на шаг и спустя несколько минут вышла к пирсам, у которых были пришвартованы корабли почти всех стран, торгующих с лошадниками.

«Найди «Хризопраз». Он завтра отправляется на Острова с грузом специй. Дальше ты сама, здесь моя власть ничего не значит. Я не смогу за тобой присматривать».

«Ты не представляешь, как мне сейчас полегчало, – буркнула вампирша. – Но всё равно спасибо. Наше соглашение в силе.»

«Удачи! – прошелестело в ответ».

«Хризопраз» оказался торговым двухмачтовым коггом. В одном из окон горел свет. Рассудив, что каюта с лампой может принадлежат лишь капитану, Паола неторопливо обошла вокруг корабля, рассмотрев моряка на палубе, который тщательно всматривался в ночь. Видимо, нёс службу, но делал это спустя рукава. Прошмыгнуть мимо него ничего не стоило, но она уже избрала другой путь. Разбежавшись, как следует, вампирша взвилась в высоком прыжке и приземлилась на край борта прямо над каютой капитана. Перегнувшись и убедившись, что окно не закрыто, Паола раскачалась, ухватившись за свисающую с мачты веревку, и ногами влетела в окно.

— Добрый вечер!

Сидящий за столом с картами человек невозмутимо продолжал дымить трубкой, рассматривая её с хитрым прищуром:

— Неплохо! Совсем неплохо. Для женщины! Но денег я тебе всё равно не отдам, так и передай своему хозяину. Вернувшись из рейса, я расплачусь с ним сполна. А сейчас прошу покинуть моё судно во избежание, так сказать, ненужных эксцессов.

— Э-э, не знаю, о чём вы, но я пришла вас не грабить.

— Вы меня заинтриговали. Раскройте же мне цель вашего визита, юная леди.

— Мне нужно добраться до Островного Союза и сделать это инкогнито.

— Понимаю. Дочка богатых родителей сбежала от женишка, выбранного ими же?!

Хотя Паолу и повеселило его предположение, она напустила на себя суровый вид:

— Мои родители давно мертвы, и я сама распоряжаюсь своей судьбой, капитан. Срочные дела требуют моего присутствия на островах и, как я и сказала ранее, инкогнито.

— Вы слишком напористы для такого старого морского волка, как я, юная леди. Поэтому десять флоринов и каюта ваша. Плюс питание. Боюсь, рацион не порадует разнообразием, но голодной вы не останетесь.

— Двадцать и отчаливаем тотчас.

— К чему такая спешка?! До утра осталось всего несколько часов, и с утренним приливом мы отчалим.

— К утреннему приливу, капитан, здесь будет не протолкнуться от кентавров, а вы и я прекрасно знаем, как они обходятся с нарушителями своих законов. Верёвка будет для вас меньшей из проблем.

— Хм, что же мне помешает перерезать вам горло, выбросить за борт и уйти по-тихому. К тому времени, как вас найдут, крабы объедят вашу плоть, а чайки выклюют глаза.

— Ничто. Кроме этого, — вампирша молниеносно выхватила тьягу, и прежде чем капитан успел среагировать, отрубила мундштук трубки у самых его губ.  От лица мужчины мгновенно

отхлынула кровь, оставив только бледность на его лице:

— Так бы сразу и сказали, что торопитесь, юная леди, зачем же трубку портить, к тому же мою любимую.

— Куплю вам другую, капитан. При случае. А сейчас можно мне увидеть мою каюту.

— Не раньше, чем я увижу деньги.

Усмехнувшись, Паола отсчитала нужную сумму и вложила в широкую, будто весло, ладонь капитана.

— Всё верно?!

— Абсолютно! – И высунувшись в коридор, заорал:

— Амбросиус, поднимай команду! Отплываем!

© Денис Пылев, 2017

Паола Книга 1   /    Паола Книга 2

Мифы Древней Греции на новый лад


Состояние Защиты DMCA.com

Смешные и добрые Дневники сказочных героев и другие произведения начинающих и именитых авторов. Конкурсы и подарки участникам.

^ Вверх