Глава 1

Паола. Книга 3. Багровый закат

Глава 1

Нежное, почти невесомое прикосновение чего-то шелковистого к щеке на миг вырвало Паолу из той дремы, в которой, казалось, находилась сотни, тысячи лет. Она словно мозаику собирала кусочки воспоминаний того, что произошло с ней, когда портал в Стимфалоре вновь заработал. Хотелось открыть глаза и взглянуть на место, в которое ее унесли ветра оккулюс мунди.

Кристалл!!!!!!!

С немым криком Паола схватилась за грудь и сразу же ощутила под рукой жесткие грани, скрытые под одеждой и кожей мешочка, что она повесила себе на шею перед тем, как отправиться с Дэрретом к неработающему порталу. События последних месяцев пронеслись перед ее внутренним взором и вампирша, собрав все силы, все-таки смогла разлепить невероятно тяжелые веки. Мрак, окутывающий ее, позволил понять лишь одно — она в каком-то невероятно старом, заброшенном строении, что могло быть и домом, и крепостной башней, и городским складом.

Камень не был холодным на ощупь, да и воздух был относительно свежим. Так подумала вампирша после того, как сделала глубокий вдох. А еще пахло мышиным пометом и ей даже показалось, будто она слышала тонкий писк этих мелких грызунов. А привела ее в чувство паутина, которой было здесь предостаточно. Огромная, словно корабельный парус, она колыхалась на легком, едва ощутимом сквозняке. Паолу передернуло при мысли о размерах паука, что сплел такую простыню.

Мгновения легкой дезориентации и растерянности прошли, и вампирша снова осмотрела помещение, в котором некогда был установлен портал. Закругленные стены и тяжелые ставни навели ее на мысль о сторожевой башне. Чтобы утвердиться в своем предположении, она заставила себя подняться и сделать несколько нетвердых шагов. Она отодвинула в сторону щеколду и, осторожно приоткрыв изрядно порченную временем и природными стихиями ставню, выглянула наружу. Снаружи была ночь, но звездного света оказалось достаточно, чтобы сразу выяснить, что ветры судьбы забросили ее в чащу дремучего леса. Привалившись к нагретой солнцем за день стене, Паола стала искать еще какие-нибудь знаки, что помогли бы сориентироваться и понять, куда ее зашвырнуло детище Саргор. Но все было тщетно.

На многие мили вокруг расстилался лес, а вокруг башни раскинулся давно заброшенный город, медленно поглощаемый зеленым царством. Покачав головой, вампирша вернулась к самому порталу, чтобы выяснить, каким образом она оказалась в эдакой передряге. Так как запускать оккулюс мунди она не умела, то получается, что портал сработал самопроизвольно. И теперь ей не вернуться. Но тут другая мысль, абсолютно крамольная по своей сути, пронзила ее сознание: а на что ей сдались отринувшие старый мир сородичи, никогда не державшие в руках оружие?! Принести и их жизни на алтарь победы?! Тогда ради чего она столько времени потратила на поиски других вампиров? Но здесь она уже могла противопоставить угрызениям совести голос холодного разума. Как найти Стимфалор — она знает, потребуется лишь время, чтобы вернуть вампиров на Занти.

Однако уже в следующую секунду ее лицо исказилось от ярости. Вновь она одна, посреди совершенно незнакомого ей места! Словно у судьбы на нее был план, включающий в себя вождение вампирши как диковинной зверушки по городам и весям. Она с силой сжала кулаки, так, что почти сразу на них заиграли отблески магического пламени. Когти будто почуяли ее настроение и пробудились. Но уже спустя мгновение дыхание вампирши выровнялось, а чувства взяты под контроль. Чего она хочет?! Отправляясь в путь тогда, несколько десятилетий назад, она и помыслить не могла, что добьется своего. Теперь же осталось немного — доставить Кристалл Владыке и спокойно передохнуть, наблюдая за тем, как мир, которого она не видела и не знала, вновь засияет огнями величия. Ради такой цели можно будет выдержать очень многое!

Паола опустилась на жалобно скрипнувший пол и, прислонившись к стене, некоторое время просто сидела, погрузившись в созерцание пыльных узоров на всем, что ее окружало. Тьяга сломалась, марипозарии так и остались в той комнате, что выделил ей Дэррет, так что из всего оружия при ней (впервые за столетия!) лишь когти и клыки. Она невесело усмехнулась, разглядывая собственные пальцы со сломанными ногтями и, казалось, навеки въевшейся грязью. Сможет ли она дойти до конца и не сломаться?! Не сдаться, не поддаться слабости? Она еще раз взглянула на ночное небо, бесцеремонно глядящее на нее сквозь оконный проем.

— Такое чувство, что тебе я тоже должна! — буркнула она, но скорее в силу характера, но не желания обвинять кого угодно в своих неудачах.

Но звезды с великолепным равнодушием пропустили этот выпад и, словно подтрунивая над ней, спрятались за пеленой облаков.

— Ну и бегите! — тихим голосом произнесла Паола, голова которой снопом соломы опустилась на руки, и вампирша вновь уснула.

Особенность такого сна в том, что можно не проснуться вовремя или от громкого шума, но стоит кому-то уронить иголку — и вот — сон долой! Наверное, сказалось нервное напряжение и практически молниеносная смена декораций, что само по себе выбивает из колеи, так что вампирша спала. Негромкий звук оказался сродни набату, ворвавшись в сонное сознание. Паола втянула ноздрями воздух, стараясь сделать вдох максимально незаметным, одновременно подтягивая ноги так, чтобы молниеносно вскочить и атаковать незваного гостя.

Настораживало лишь то, что она не учуяла запаха кого бы то ни было. Кто мог бы так тщательно скрыть свой запах и подобраться близко к спящей?! Предположений у нее не нашлось, поэтому пришлось открыть глаза. Наградой ей за прозорливость стала целая куча ничего. То есть, открыв глаза, она не обнаружила поблизости ни единой живой души. Зато теперь она услышала шуршание на самой грани слуха. Вампирского слуха. Где-то за стеной или подполом скреблась мышь. Паола покачала головой — мол, совсем уже нервы разболтались. Если так будет продолжаться, то от собственной тени шарахаться начнет. Позор, одним словом.

Заснуть ей больше не представлялось возможным, да и жажда начала давать о себе знать, так как никаких припасов у нее с собой не было и даже не предвиделось. Это как прийти на дуэль без клинка. Поэтому, взвесив все за и против, Паола решила покинуть башню и раздобыть воды. Порозовевший восток явно намекал на скорое пришествие утра, так что вскоре можно отправляться. Подойдя еще раз к оккулюс мунди, вампирша увидела то же, что и вчера — серый камень, бесстрастно смотревший в ответ на ее гневные взоры. Стукнув в сердцах по стене кулаком, она выругалась и отошла к окну. Посмотрела на море зелени и выругалась еще раз.

— Убила бы за ванну и зеркало! — произнесла она и отправилась в дальний угол башни, где по ее представлениям должна быть лестница, ведущая на нижние этажи.

И действительно, лестница была. Только обрывалась она огромным провалом в три человеческих роста. Но Паолу это уже не могло выбить из колеи. Она спрыгнула, гася скорость падения Когтями, вонзив их в камень стены. Вампирша не была уверена, что под ее весом лестница не рухнет, достигнув вместе с ней самой Бездны. Осторожно поставив ногу на последнюю целую ступень, она с облегчением перевела дух. Дерево выдержало, хотя по идее должно было осыпаться прахом. Что могло, конечно же, быть простым совпадением. А могло и не быть.

Преодолев несколько пролетов, Паола наблюдала лишь абсолютное запустение. Даже определить, кому принадлежала башня, не представлялось возможным. Внутренние помещения были подобны джунглям, стирающим любые признаки индивидуальности под слоем всепоглощающей жизни. Вампирша пожала плечами, оставаться здесь она не собиралась. Последний этаж возвышался на пять с лишним ее ростов над землей. Видимо, древняя приставная лестница сгнила, заперев на долгие годы все секреты оккулюса. Перед прыжком Паола еще раз осмотрела окрестности и, наметив направление пути, сделала шаг вперед. Мягкая, будто шелковая трава легко пружинила под ногами, а ей казалось, что она шагает по ковру с густым ворсом из шерсти какого-нибудь северного зверя.

Столь привычные звуки леса вновь вернулись, стоило лишь выйти за границу древнего замка. Словно все сверчки, цикады и птицы ждали торжественного выхода и обрушили на нее весь свой музыкальный потенциал. Вампирша шла в выбранном направлении, вновь гадая — сколько времени у нее уйдет на то, чтобы отыскать хоть какое-то живое существо и наконец-то спросить, где она очутилась и что нового слышно?! Хотя что-то эдакое в ее душе ворочалось, словно разбуженное узнаванием, пускай она и отказывалась верить в подобные совпадения.

Ей потребовалось всего два дня, чтобы услышать голоса. Невидимые пока еще собеседники о чем-то спорили. Язык говоривших Паола не узнала, но знание всех языков Зидии и не входило в перечень ее особых умений. Так что она решила испытать удачу и двинулась прямо на голоса. К счастью, привычка ожидать всегда худшего на этот раз себя оправдала. После непродолжительного внутреннего спора с самой собой, вампирша подкралась незаметно и из-за деревьев рассмотрела, кого ей послали Темные боги. А уж боги сегодня прямо расстарались!

Во-первых, на поляне стояли лагерем не один и не два, а пара дюжин существ, с идентификацией которых ей пришлось помучиться некоторое время. Больше всего они напоминали людей, но странно выглядевших даже для этой расы. Лица их были изрезаны до неузнаваемости. В узорах шрамов Паола с ужасом скорее почуяла, чем прочитала символы Бездны. Эти люди сами себе нанесли все эти увечья и, видимо, чтобы приблизиться к некоему идеалу, украсили брови и переносицы кольцами ржавого от постоянно текущей крови пирсинга. К слову, крови в лагере тоже было с переизбытком. Возникало ощущение, что ее здесь пролили если не море, то озеро точно. Как быстро выяснила вампирша, все в лагере подчинялись огромному детине, который, как видимо, исполнял роль командира, раздавая приказы низким рычащим голосом. Его волосы были заплетены в десятки косичек и собраны в пучок на затылке, чем сильно напоминали сид’дхские прически.

Однако с истинным предводителем этой шайки Паола смогла познакомиться ближе к вечеру, когда из командирской палатки, стоящей в центре импровизированного лагеря, раздалось заунывное пение, перемежающееся стонами и криками боли. Затем крики достигли своего апогея и смолкли. Видимо, существо, из которого их извлекали, умерло. А спустя мгновение из палатки донеслись звуки так хорошо известного Паоле наречия сид’дхов. Только тот, кто их произносил, сам сид’дхом не являлся. Тональность его голоса, больше напоминавшего скрежет одной железяки по другой, не оставляла сомнений в его злобной натуре.

Тем временем медленно наступал вечер, а Паола так и не поняла, что происходит и где, собственно говоря, она находится, но продолжила наблюдать за лагерем. Судя по тому, как оживились его обитатели, скоро должно произойти нечто важное. Из палатки на самой границе с лесом вытащили двух связанных, словно тушки баранов, людей, не оказывающих уже никакого сопротивления, несмотря на то, что готовилось явно не трогательное прощание. Присмотревшись, Паола поняла, что оба были избиты до полусмерти и передвигаться сами, без посторонней помощи, не могли. Их как тюки бросили около горящего костра в ожидании, когда из палатки выйдет предводитель.

И действительно, спустя несколько минут тот явил себя начавшей утробно ухать банде. Быстро отдав какие-то распоряжения, он с дьявольской усмешкой взглянул на пленников, и те в ужасе задергались. В отсветах костра он походил на тварь, чем на человека, которым некогда был. Не успела вампирша понять, что происходит, как вожак отдал короткую команду, сопровождавшуюся хохотом. И враз обезумевшая толпа бросилась на пленников. Несчастных в считанные мгновения буквально разорвали в клочья. Нанизывая на прутья куски мяса, каннибалы неторопливо принялись за свое жуткое пиршество.

За свою долгую жизнь Паола насмотрелась всякого. Она и сама с легкостью отнимала чужую жизнь. Но то, что сейчас происходило перед ее взором, вызывало лишь оторопь. Столь хладнокровное пожирание себе подобных не встречалось даже в самых мрачных местах Зидии. Тем не менее она продолжила смотреть, чтобы составить общую картину происходящего. Она уже насчитала восемнадцать каннибалов вместе с предводителем. Оставалось неясным, сколько пленников еще находилось в жуткой палатке и были ли они вообще. Но так как выяснить это традиционным способом не представлялось возможным, она решила действовать так, словно Падение произошло не далее как неделю назад.

Едва лишь пир завершился, и останки несчастных были сброшены в костер, вожак удалился к себе, попутно выставив часовых. Это было на руку вампирше, решившей начать вырезать этот сброд, как только все улягутся. Тем более что часовые относились к своей службе спустя рукава. Спутать карты Паоле могло только вмешательство высших сил. В ночном воздухе стоял невыносимый смрад жареной плоти, что также было удачей, так как не давало каннибалам учуять приближающееся возмездие.

Подобравшись на расстояние броска, вампирша швырнула в сторону загодя приготовленный камень. И едва взгляды часовых обратились в противоположную сторону, сократила дистанцию, атаковав первого из часовых ударом под колено. Как только ее жертва грузно опустилась на землю, свернула ему шею. Осторожно уложив первую из намеченных целей, Паола, крадучись, двинулась дальше по лагерю, осторожно обходя разбросанные повсюду кости. Спина второго часового уже замаячила перед ней, когда прямо на нее из палатки вылез один из каннибалов. Не медля, вампирша ударила его кулаком в горло, и как только он зашелся хрипом, ударом ноги затолкнула обратно в палатку, метнувшись следом. Хрипы и бормотание сонных нелюдей сменились звуками ударов и приглушенного рычания. Спустя пару минут полог палатки откинулся, и из нее выбралась изрядно перемазанная кровью Паола. Она спешно оглядывалась по сторонам. Часовой что-то почуял, так как двигался на нее и не мог не заметить. Едва губы мужчины раздвинулись, исторгая первые звуки тревоги, как темная фигура оказалась рядом с ним вплотную. Встретив взгляд ночного пришельца, каннибал понял, что смерть пришла за ним. Он неуклюже попытался ударить ее ножом, но руки его дрожали. Поэтому вампирша едва отступила и, перехватив руку с ножом, вонзила его в грудь жертвы. Но лагерь уже пробуждался, только Паола уже не собиралась прятаться. Она атаковала всех подряд, разрывая Когтями сонных нелюдей. И так могло продолжаться еще очень долгое время, если бы вдруг она не осталась один на один с их вожаком.

Днем он выглядел буквально пышущим здоровьем, но сейчас его будто бы перекосило, а могучее тело ссохлось. Но блеск глаз и уверенная речь подтверждали опасения вампирши, что ее битва может иметь непредсказуемые последствия. Стоявший перед ней каннибал дрожал всем телом, но не от страха, а от распирающей его изнутри силы. Только сила явно была недоброй, так как буквально на глазах перестраивала его тело. Кости вытягивались, разрывая кожу, мышцы и связки. Челюсти глупца вытягивались наподобие крокодильих, в то время как остальное тело продолжало с треском и хрустом суставов перестраиваться. Вожак прямо у нее на глазах вырос на две ладони и продолжал увеличиваться в размерах. Но то ли строительного материала не хватало, то ли что-то пошло не так, только ни о какой симметрии речи не шло. Руки с крупными кистями и непомерно широкие плечи при оставшейся неизмененной грудной клетке делали испытуемого непропорциональным.

Как бы сильно ни хотелось вампирше поскорее убить тварь, лишь в последний миг всплыла мысль, что оставить одного из каннибалов в живых было бы правильно. Но так как все его сородичи были мертвы, то для «задушевного разговора» подходил только он. Паола метнулась вперед, но несоразмерно большая кисть руки вдруг рванулась ей навстречу, прямо в полете обрастая плотью. Полностью уйти из-под удара она не смогла, в левое плечо стукнуло, будто таран ударил. Ее закрутило и отбросило в траву в нескольких шагах от вожака. Только то, что удар пришелся по касательной, спасло ее от непоправимого ранения и возможности вести дальнейший поединок. Внезапно ее осенило. Поднималась с земли вампирша так, словно плечо было сломано, а вместе с ним и все ребра.

Она поняла, что уловка сработала, когда, издав рев, бывший вожак бросился к ней, брызжа из пасти слюной. Когти, погаснув, исчезли, еще более убедив того атаковать поверженного противника. Несоразмерно огромный кулак устремился к ее голове, но за миг до соприкосновения колени вампирши подкосились, и она вновь рухнула на примятую траву. Озадаченный, каннибал остановился, глядя на обездвиженное тело. Протянув руку, он схватил вампиршу за шею, с легкостью приподнимая на вытянутой руке. Шипя, он что-то произнес на чужом языке. Паола готовилась уже начать исполнять задуманный ею план, когда произошла последняя трансформация, и глаза твари зажглись ядовитой зеленью, а из пасти полились слова на языке Бездны.

Биться над вопросом: «Что это такое?» вампирша решила не сейчас, а уютно устроившись в какой-нибудь гостинице с бокалом вина и прилично отмокнув в горячей ванне. А сейчас она перехватила руку твари из Бездны, в которую превратился вожак каннибалов. Паола выпустила Когти, тут же пустив их в дело, шинкуя противника. Странно, но даже с отрубленной рукой и пронзенной грудной клеткой ее враг не собирался умирать. Хрипя пробитыми легкими, он продолжал попытки дотянуться до нее. Говорить (и вообще как-либо изъясняться) он уже не мог, следовательно, как источник информации был не нужен. Взмах Когтями и голова чудовища, брызжа испорченной кровью, улетела за границу света костров.

Кое-как приведя себя в порядок и оттерев по возможности кровь с лица, Паола заглянула в палатку, в которой, по всей видимости, содержали пленников. Но никого там не обнаружила, что лишило ее последней возможности получить долгожданную информацию. Разозлившись, она подожгла весь лагерь и, сидя посреди полыхающих палаток, чувствовала одну только жажду. Перед тем, как выпустить красного дракона (так называли огонь представители некоторых народов Гал’риады), Паола собрала кое-какие припасы и сейчас, потягивая из кожаного меха вино, пыталась эту жажду заглушить. Когда запах паленой плоти стал невыносим, она поднялась и, еще раз обозрев труды своих рук, отошла к деревьям. Прислонившись к стволу паквулы, вампирша медленно сползла вниз, желая продолжить борьбу со сном, но, так и не сумев организовать достойную оборону, заснула.

Ей снились сны, прекрасные и обыденные своей фантасмагоричностью. Но (как и все сны) они растаяли из ее памяти, стоило ей только открыть глаза. Сколько ни пыталась Паола запомнить свои сны, ей это ни разу не удавалось. Она слушала чужие рассказы о пережитых приключениях или путешествиях во время сна, но всегда считала их высосанными из пальца историями, призванными произвести впечатление на окружающих. Правда, сейчас ей даже не пришлось открывать глаза, чтобы распрощаться со сном. Что-то коснулось ее спящего сознания, какой-то импульс, легкое давление, шорох на грани слуха. И вот она, уже не открывая глаз, восстанавливает дыхание, медленно напрягая мышцы, готовая броситься на любую угрозу.

Бросаться, правда, не пришлось. Маленький бурундук, привлеченный запахом еды из реквизированной ею сумки, смешно перебирая лапками, пытался разобраться с застежкой, чтобы добраться до источника. Но вампирша, столь бесцеремонно разбуженная, без всякого умиления прогнала мелкого воришку ленивым взмахом руки. Понаблюдав за дымящимися остатками лагеря, она прошлась вдоль кромки леса, потягиваясь и прикидывая маршрут, что приведет ее к надежному источнику информации. Над телами каннибалов уже кружили птицы, вились насекомые. Пройдет совсем немного времени, сюда пожалуют трупоеды посерьезнее и поопаснее. Поэтому в голове Паолы начал созревать новый план. Если это не банда разбойников, а часть чего-то большего, следовательно, их должны искать. А найдя их, найдут и ее, что наконец-то прольет свет на происходящее.

В любом случае столб дыма должен быть виден издалека. Он просто обязан был притянуть или любопытных, или глупых. Тем не менее Паола решила еще раз обойти лагерь, чтобы осмотреться уже при дневном свете. Прогулка разожгла лишь волчий аппетит. Чтобы заглушить его, вампирша решила заняться умственными изысканиями, отвечая на вопросы: «Как?», «Почему?» и «Зачем?!» То, что произошло с вожаком, было чудовищно, как и то, чем эта шайка занималась, но неужели соприкосновение с Бездной настолько заразно для людей?! Или, может, для всех существ, населяющих Зидию. Глядя на поднимающиеся клубы дыма, Паола неожиданно пришла в хорошее расположение духа. Будто раньше не было загадок! Она найдет ответы на них, в крайнем случае — решит вопрос радикально.

Одно дело, когда твари той стороны убивают без разбора всех подряд. И совсем другое, когда они полностью меняют облик существа, перестраивая своего носителя. На самом деле Паола слышала о таком впервые, поэтому ей хотелось спросить совета более знающего, чем она. Но таковых-то как раз рядом и не наблюдалось. А значит, придется решать самой. Следующие тридцать-сорок минут были посвящены именно этой проблеме. Вампирша взвесила все за и против и решила придерживаться первоначального плана. Дождаться первого пришедшего на столб дыма и допросить его с пристрастием.

Тут ей в голову пришла очередная «светлая идея». Когда-то исчадие, выпрыгнувшее из портала, спрыгнуло на преследуемых им людей с веток. И это было крайне эффектно. Обычно последыши головы вверх не задирали, как, впрочем, и многие другие народы и расы. Так что при везении она сможет устроить очередной сюрприз. Но, осмотрев деревья, растущие неподалеку от догорающего лагеря, вампирша скептически скривила губы и отказалась от этой идеи. В конце концов, она вновь оказалась у того же дерева, под которым уснула. Вот и сейчас она опустилась на довольно примятую траву и стала ждать.

Автор Денис Пылев

Смешные и добрые Дневники сказочных героев и другие произведения начинающих и именитых авторов. Конкурсы и подарки участникам.

^ Вверх