Паола. Книга 1. Глава 5.3

Пробуждение не было добрым. Первоначально она даже решила, что ей снится сон. Но первое же движение дало понять – нужно продолжать лежать. По телу словно топталась толпа пигмеев, всё время нанося тумаки. Но больше всего выводил из себя запах миндаля, временами становясь просто невыносимым. Значило это только одно – исчадия рядом. А она, связанная как праздничный баран, ждала своей незавидной участи. После этого желание открыть глаза резко поуменьшилось.

Тем не менее ей пришлось это сделать. Приглушённый свет, тёмные очертания предметов и лязг железа навеял неприятные ассоциации. Больше всего место напоминало импровизированную пыточную.

— Очнулась?! – раздался из-за спины голос с характерным шипением. Раздались шаги и перед Паолой появился высокий сид’дх, сжимавший в руке железный прут, кончик которого был раскалён до белизны. – Это радует. Ты интересный экземпляр, кровососка. До меня дошёл слух о необычной вампирше. Но я даже не думал, что наши пути пересекутся.

— Где я? — просипела Паола, пересохшим ртом.

— У меня в гостях, вампирша. Дом правда мне достался не самый лучший, но для наших нужд сойдет.

— И что это за нужды, предатель?

— А ты всё еще дуешься из-за нашего маленького гамбита?! Как вы там это называете? Падение. Очень трагично. Я бы даже сказал поэтично. Впрочем ваша раса всегда отличалась тягой к поэзии. И к трагедии, — прошипел сид’дх, наклоняясь над ней. Прут неожиданно оказался у её живота, и с лёгкостью прорвав одежду, коснулся тела. Боль ударила по нервам. И крик сорвался с её уст против воли, отражаясь эхом от нависающих стен.

— Ублюдок! – выплюнула она, когда смогла говорить, а не шипеть от боли. – Проклятый садист. Говори что тебе надо и закончим этот фарс.

— О нет, моя дорогая! Я только начал, к тому же мои друзья очень рассержены твоим поступком и жаждут, как я думаю, реванша. Так что на твоём месте я бы подольше оставался на моём столе, нежели разделил их участь.

Тут только до Паолы дошло, что в подвале она одна. Где Хоук и тэйра Мишара, можно только гадать. О сопровождающих имперского дознавателя рыцарях она тоже вспомнила, но успокоения ей это не принесло. Молчаливую парочку скорее всего скормили исчадиям, чтобы удержать их в узде. Союзники они там или нет, но плату человеческой плотью брать должны регулярно.

— Где мои спутники, сид’дх?

— Спутники? – деланно изогнул тот бровь.

— Ты понял о чём я, не стоит ломать комедию.

— Конечно, конечно. Они здесь же, чуть дальше по коридору. Впрочем, ты скоро сама услышишь их голоса. Когда исчадия начнут объедать с них еще живых плоть. О, ты услышишь это обязательно, потому что будешь вопить так же громко. Из вас вышел бы отличный хор.

— Больной живодёр.

Сид’дх изобразил шутовской поклон. И в это момент в подвал вошло исчадие. Паола вывернула шею, чтобы взглянуть на потустороннюю сущность. Больше всего оно напоминало тёмную эльфийку. Цвет кожи сущности отливал синевой. Из под длинных распущенных волос виднелись два тонких, изящных рога, украшенных затейливой резьбой. Черты лица портило выражение порока и сдерживаемого гнева. В глазах как будто бились озёра раскалённой лавы, готовые сжечь дотла любого, взглянувшего в них. Она была практически обнажена, не считая кожаной перевязи, к которой крепились многочисленные лезвия. Из-за плеча исчадия выглядывала рукоять кнута.

Паола успела заметить промелькнувшее раздражение на лице сид’дха, тут же правда, спрятанного за маской вежливости.

— Ил’зар’рая.

— Кангор ун-Дашшез. Я наслышана была о твоих пленниках, — слегка коверкая слова произнесло исчадие.

— Да? Исключительно непримечательные личности, Ил’зар’рая. Тебе не будет интересно.

— Позволь мне посудить об этом. Я ни разу не встречала в вашем мире вампира. Может меня это развлечёт.

— Как скажешь, — недовольство сид’дха бросалось в глаза. Но вошедшая, с великолепным равнодушием игнорировала его раздражение. Она прошла и присела возле связанной вампирши, глядя на неё как на диковинного жука. Затем коснулась её лица, волос, провела рукой по груди.

— Как удивительно похожа ты на людей. Кто ты, ненавидящая нас? Что движет тобой, раз ты сопротивляешься воли моего хозяина.

— Твоего хозяина?! – прикинулась глухой Паола. Но, незваная гостья схватила её за волосы, запрокидывая голову так, что Паола зашипела от боли. На второй руке стремительно отрастали омерзительные когти. Да и весь облик исчадия стремительно менялся, выдавая её сущность. Запах проклятого миндаля забил ноздри и вскоре перед вампиршей оказалась не утончённая «эльфийка», а обитательница потустороннего мира. Дикая, неудержимая и голодная. Невольно, Паола сравнила себя с исчадием. Если бы не встреча с Тираэлем, она могла бы стать такой. Лет через двести. Или не стать.

Впрочем, её измышления оборвал удар когтями. Новый всплеск боли погрузил её в пучину отчаяния. Она чувствовала, что при столь неблагоприятном раскладе, шансы выжить стремительно скатываются к нулю. Паола не сводила с исчадия глаз, чувствуя, что стремительно теряет драгоценную влагу. Удар когтями располосовал её тело от ключицы до груди. Второй удар она не увидела. Но еще один фонтан боли отбросил её сознание во мрак.

В этот раз она выкарабкивалась к свету сознания с трудом. Силы словно покинули её. Она застонала, но скорее почувствовала, чем услышала собственный стон. Перед глазами плавали разноцветные круги. И вдруг сквозь калейдоскоп боли, она различила осторожную поступь Голода. Её собственная природа собиралась бросить ей вызов. В тот миг, когда бороться с ним её сил не хватит. Будто издалека она услышала какую-то возню, крики, звон оружия. Быстро правда оборвавшийся. В лицо ей плеснуло чем-то горячим и до безумия соблазнительным. Она слизнула горячие капли и глаза её распахнулись. Кто-то звал её по имени, хлестал по щекам. Она хотела сказать, чтоб её оставили в покое, но только невнятно прошипела какую-то абракадабру и вновь уплыла по реке беспамятства.

Сознание вернулось внезапно. Словно фокусник, извлекающий кролика из шляпы. Её куда-то несли перекинув через плечо. Плечо было железным и больно впивалось ей в живот. Пришлось протолкнуть распухшим от жажды языком изо рта некое подобие слов:

— Опуфти мня.

— Чего?! – раздался откуда-то справа голос Хоука.

— Говорю, опусти меня, — собравшись с силами ответила она.

— Поставь её на ноги, Джоуш, — достиг её слуха голос Мишары. Земля с небом тут же поменялись местами. Паола наконец достаточно пришла в себя, чтобы различить стоящих вокруг неё людей. Кроме Хоука и тэйры Мишары, в живых остался один из двух имперских рыцарей, который был когда-то вооружен булавой. Его броня была пробита в нескольких местах и оплавлена так, словно в него били молнии. Рыцарь что-то проворчал и отошёл в сторону. Булавы при нём больше не было. Он в бессилии сжимал и разжимал огромные кулаки, обводя тяжёлым взглядом окружающее пространство. Паола бросила взгляд по сторонам, но тяжёлая поступь приближающегося Голода заглушала все остальные чувства.

— Мы всё еще в Квесали, госпожа Тинори, — произнесла леди Мишара. Вид у неё был потрёпанный. Тёмно-рыжие вьющиеся волосы с правой стороны слиплись от крови. На левой щеке наливался синевой огромный кровоподтёк. Плаща на ней не было, и только теперь любопытство Паолы было бы удовлетворено, если бы она понимала суть происходящего. Но жажда крови брала своё. Она зарычала и потянулась к ближайшему источнику спасительной жидкости.

— Она не в себе! – воскликнула имперский дознаватель отскакивая в сторону. В её руках появилось по длинному изогнутому в виде змеи клинку. Истекающий с лезвий колдовской дымок не оставлял сомнений в волшебных свойствах оружия. Но между ней и Паолой неожиданно вклинился Хоук:

— С ней всё в порядке, тэйра Мишара! Ей просто нужно отдохнуть. Оставьте нас вот в том доме и через полчаса мы сможем двигаться дальше.

— Я не думаю, что…

— Всё будет хорошо, не волнуйтесь, — голос мальчишки звучал так, словно между ними было пол континента. Он взял свою спутницу за локоть и буквально втолкнул в ближайшие двери покинутого дома. Видя, что её еще шатает, юноша осторожно опустил её на пол, присев рядом.

— Тебе ведь нужна кровь? Я прав?!

Отпираться было глупо. Собравшись с силами, Паола кивнула и расширила глаза видя, как мальчишка без раздумий закатывает рукав куртки, обнажая сильное предплечье, покрытое тонкими давно зажившими шрамами.

— Пей!

Паола хотела сначала отмахнуться, но сдержала этот порыв и обхватив руку юноши стала кормиться. Скоро Хоук застонал и попытался выдернуть руку. Это едва не стоило ему вывихнутого плеча, но привело в чувство Паолу. Она резко села, отрываясь от животворящего родника.

— Хоук?!

— Я в порядке. Главное, чтобы эти твари не нашли нас раньше, чем мы отдохнём. Я потому что и не встану. Не то, чтобы драться, — он улыбнулся и потерял сознание.

— Хоук?! – снова воскликнула вампирша, схватив его за плечо. Но юноша нуждался в отдыхе и полноценном питании, а не в очередной гонке по лесам. Это бы убило его быстрее, чем эльфийские стрелы. Выругавшись, Паола осмотрелась и перенесла юношу на скамью. Сама же скользнула к дверям и нос к носу столкнулась с входящей тэйрой Мишарой.

— Куда вы, Аэдаль? – сразу же спросила она подбоченясь.

— Обратно. Мальчишка спас мне жизнь и меньшее, чем я смогу его отблагодарить, это вернуть ему мечи.

— Придержи-ка коней, дорогуша! — моментально ощетинилась дознаватель. – Ты только что едва не померла, а на твои ожоги… Стоп! А где…

— На мне всё быстро заживает, госпожа Мишара.

— Здесь что-то кроется, я правильно понимаю. И я хочу знать ответ, — тут её взгляд наткнулся на руку юноши. На закатанный рукав и след от укуса, начавший уже затягиваться. Если бы в Мишару ударила молния, эффект и то был бы меньшим:

— Ты…Ты…

— Я та, кем меня сотворили мои ушедшие боги.

— Но, ведь…

— Солнце?

— Угу.

— Я с ним договорилась. Кстати, у меня тоже вопрос. Как вы выбрались?

— О, это как оказалось, наоборот просто. Нас охраняло двое этих, черноволосых…

— Сид’дхов.

— Наверное. В общем один из них отвлёкся, а второго я быстро взяла в оборот.

Паола изогнула бровь, демонстрируя своё отношения к словам дознавателя. Но та фыркнула и внезапно из её руки вылетела маленькая молния, воткнувшись в стену рядом с лицом Паолы.

— Как то так, — криво улыбнулась она, не сводя пристального взгляда с вампирши. Та не оставалась в долгу, пристально сверля внезапную соперницу взглядом. Спустя минуту игры в гляделки, женщины чуть отступили друг от друга. Паола не спускала глаз с рук Мишары, ожидая подвоха.

— Вас же не осталось! – наконец воскликнула тэйра. – Мы всех вас истребили.

— Прости! Не хотела портить тебе жизнь, своей несмертью.

— Я обязана буду доложить властям, что видела тебя. Тебе и твоему ковену не скрыться! Мы ис…

Что собиралась сказать тэйра Мишара было понятно и без слов. Но в миг страстной речи, когда мышцы дознавателя свело в гнева, Паола бросилась на неё. Рывок получился знатным. Одна рука Мишары оказалась придавленной весом вампирши, другая попала в когти и держалась на месте только благодаря острию лезвий. Дёрни Паола рукой, дознаватель останется без руки. Это она понимала очень ясно.

— Нас наверное ищут, — попробовала сменить тему женщина, но у вампирши уже была намечена цель.

— Я иду назад. Вы ждёте меня в этом доме. Мальчишка скоро придёт в себя. Ему нужна еда и много питья. Если я вернусь и не найду вас, пойму. А сейчас – прочь с дороги, дознаватель, — Паола показала клыки.

— Ты же не знаешь, где нас держали. Как ты найдёшь дорогу?

— Не смеши меня, женщина, — сказала вампирша, вставая с распростертой тэйры Мишары. – Дайте мне немного времени.

Выскочив на улицу, Паола сразу взяла направление, ориентируясь по остаточному запаху миндаля, который и привёл её к двухэтажному особняку, выходящему окнами на площадь. Дверь в дом висела на одной петле, одно из окон первого этажа было выбито. Осколки дорогостоящего стекла усеяли мостовую. Признаков сид’дхов не было видно, но их умение появляться в самый неожиданный момент не давало расслабиться. Крадучись, Паола преодолела последние метры и, находясь у стены, прыгнула в выбитое окно. Это оказалась прихожая, в которой миндаль едва не цвёл. Сид’дхи ушли, оставив сюрприз в виде исчадия. Вампирша шла по дому, заглядывая в двери, но что-то неудержимо влекло её вниз. По хрупкой на вид спиральной лестнице она спустилась на подвальный этаж дома. Темноту здесь разгоняли едва чадящие факела. Она сразу нашла снаряжение своих спутников. Булаву и меч Хоука она перетянула остатками плаща Мишары, мстительно при этом скалясь. Своей тьяги она не обнаружила и продолжила поиск.

Внезапно её инстинкты взвыли дурными голосами, требуя убраться из этого места. Но, поздно… Вспышка зеленого света на миг ослепила её. А когда перед глазами перестали отплясывать безумные огоньки, в коридоре оказалась тройка сид’дхов. Воины молниеносно обнажили свои шипастые мечи. Паола, ощерившись, призвала Когти и в этот миг за спиной раздался тихий смех. Словно кто-то водил по стеклу острыми когтями. Не выпуская из виду сид’дхов, вампирша бросила взгляд за спину и выругалась сквозь зубы. Путь назад преградила исчадие, оставившее на ней следы своих когтей. Выпустив когти, Паола сделала приглашающий жест. Но сид’дхи не двинулись с места, глядя на свою союзницу:

— А ты просто нахалка, раз решила вернуться, — проворковала та. – Жаль, только поздно. Судьба твоего мира решена. И вскоре легионы моих собратьев будут маршировать по костям краткоживущих.

— Много говоришь, — буркнула вампирша бросаясь на противника. Словно сорвавшиеся с цепи псы, сид’дхи бросились на неё со спины. Когти Ит’хор впервые с начала событий сошлись с достойным противником. Но по всем законам воинского искусства схватка завершилась бы в кратчайшие сроки, если бы не…

— Аэдаль!

В схватку врубился еще один участник, сразу же обрушив тяжёлый клинок на спину ближайшего бледнолицего воина. Оставшиеся сид’дхи моментально оценили угрозу, переориентировавшись на нового бойца. Паола осталась один на один с Ил’зар’райей. И здесь, ей впервые противостоял соперник, почти что равных возможностей. Предплечья исчадия покрылись тонкой плёнкой жидкого металла, что успешно противостояла натиску Когтей. Приняв новые условия боя, она сменила тактику, стараясь атаковать торс и ноги противницы. Исчадие шипела и бормотала на своём языке, но Паола всё время атаковала, не давая ей сосредоточиться. Она сразу почувствовала наличие магических способностей у демоницы. Что привело бы к печальным последствиям, пусти она в ход свою нечестивую магию.

В этот миг сзади раздалась ругань и проклятия, и в схватку буквально свалилась тэйра Мишара со своим спутником. Рыцарь ударами кулаков сбил сид’дха на пол, и в него тут же воткнулись клинки дознавателя. Крик смертной, невыносимой боли ударил по ушам. Паола лишь на миг сбилась с шага и тут же пропустила удар по голове, отбросивший её в сторону. Ил’зар’рая, воздев руки к потолку, прошипела словоформулу, очертившую вокруг неё призрачный круг. Вспышка магического света и на месте, где стояла демоница, остался лишь почерневший круг обугленного камня.

— Уф, — выдохнула тэйра Мишара подходя к вампирше. – Твой паренёк, придя в себя, первым делом спросил где ты, а затем как одержимый бросился следом. Ты на всех мужиков так действуешь? Или только на юнцов? Может советик какой дашь?

— Может и дам, если не будешь стоять у меня на пути.

— Нас больше, — неуверенно произнесла дознаватель, оглядываясь на Джоуша. Но огромный рыцарь сам нуждался в отдыхе, а не в очередном бое. Но услышав опасные нотки в голосе своей начальницы, с трудом побрёл к ней.

— Я не желаю вам зла. Тем более тебе, Джоуш, — Паола выразительно взглянула на свои Когти и мысленной командой спрятала их. – Я нашла твою булаву, рыцарь. И ты тащил меня на себе из этого … этого притона. Я не хочу с тобой драться.

— У меня нет выбора, госпожа…, — впервые с начала их встречи заговорил здоровяк. – Я связан священной клятвой.

Паола взглянула в глаза тэйры Мишары. Та не отводила взгляда и пикировка затянулась. Но тут в разговор вступил Хоук:

— Госпожа Тинори нам не враг. Она столько раз выручала меня, что я в неоплатном долгу перед ней. Она нам не враг.

— Кто враг, а кто нет, решать мне, юноша, — прошипела дознаватель. – Это дело имперской важности. Ты ничего не понимаешь.

— Я знаю, что такое честь и благодарность, тэйра Мишара. Это то, чему меня учили в Академии. Это то, что помогло мне выиграть турнир Меча, на котором вы присутствовали.

— Дурак! – Не сдержалась женщина. – Ты хоть на миг представляешь, кто перед тобой?! Это же вампир! Мы думали, что стёрли их проклятую расу с лица Зидии, а они оказывается прекрасно себя чувствуют. Ты же едва очухался после того как она тобой питалась!

— Мне кажется, что одна вампирша не главная ваша проблема, госпожа, — упрямо нагнув голову, произнёс юноша. – Скоро под нашими ногами будет гореть земля и виной тому не одна из полузабытого племени. Время против нас. Нужно предупредить императора. А кому это сделать как не имперскому дознавателю.

Во время краткой, но пылкой речи лицо юноши буквально светилось. Глаза горели огнём веры в свои слова. Он сжал кулаки, обводя взглядом тэйру Мишару и рыцаря Джоуша.

— Юный мечник прав, — прогудел рыцарь, и Паола удивлённо раскрыла глаза. – Нам нужно спешить. Вопрос с вампирами не имеет значения. Приоритет — вторжение демонов и сид’дхов.

Тэйра Мишара так сжала зубы, что желваки ходуном заходили под её тонкой кожей:

— Мы еще вернемся к нашему разговору, проклятая кровопийца, — хлестнула она напоследок. – А ты, юный глупец, — она испепелила Хоука взглядом, — вряд ли сможешь получить рекомендации в Академии. И в столице тебе лучше не появляться.

Развернувшись на каблуках, дознаватель двинулась к дальним воротам, не тем, через которые входила вампирша с Хоуком. Рыцарь задержался, бросил внимательный взгляд на Паолу и тихо произнес:

— Я благодарен тебе, госпожа Тинори, кем бы ты ни была. Если окажешься в столице, найди дом Джоуша тин Валларди. Тебе будут рады. И, — он усмехнулся, забрасывая булаву на плечо, — присмотри за мальчишкой. Сдаётся мне, если он выживет в этом переплёте из него выйдет великий мечник. Прощай.

И, не оборачиваясь, рыцарь отправился за своей госпожой. Паола от изумления проглотившая язык, смогла только покачать головой:

— Я думала день не принесет сюрпризов. А вот поди ж ты! Ну что, мой юный оруженосец, раз ты со мной, двигаем в твою Тай-Валенту.

(продолжение следует…)

© Денис Пылев


Смешные и добрые Дневники сказочных героев и другие произведения начинающих и именитых авторов. Конкурсы и подарки участникам.

^ Вверх