Паола. Книга 1. Глава 5.2

Выбравшись из города, Паола сразу задала высокий темп. Нужно было уйти подальше от места, наводнённого сид’дхами, и не попасться на глаза людям. Чтобы никому в голову не пришло связать спешащих юношу и женщину с бойней в Квесали. Дороги отпали сразу и, подумав, она решила вести мальчишку в убежище клана. Благо, юноше, несущему немалый вес, было не до разговоров. Он послушно следовал за ней, механически переставляя ноги. И всё-таки она переживала, как бы у человека от увиденного не съехала крыша. Но рыдать и биться в истерике Хоук не собирался. Что крайне обнадёживало.
Пользуясь выпавшей передышкой, Паола обдумывала происходящее. Принесённое в жертву население города, служило платой за вызов. Тварь, что стремилась прорваться сквозь Пелену Мрака , была исчадием. И не рядовым. Правда люди предпочитали другое слово – демоны. Но сути это не меняло. Эти существа были опасней самых страшных противников на земле Зидии. Но тем страннее было желание сид’дхов вызвать их в этот мир. Ведь ясно же, что потом здесь останется только одно пепелище. Да и смогут ли вызвавшие контролировать своих «друзей»? Или это какой-то дьявольский план?
В конце концов у Паолы разболелась голова, и она перестала строить минарет догадок, обратившись к делам насущным. С одной стороны требовалось предупредить власти, но сделать это так, чтобы отвести от себя все подозрения. А потом свернуть в Иль’хашшар и поговорить с Владыкой. Спустя некоторое время, они вышли на имперскую дорогу, по которой шло оживлённое движение. Часть пути придётся проделать по ней.
Спустя некоторое время, Паола почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд. Стараясь не выдавать себя резкими движениями, она сделала вид, что поправляет завязки на сумке Хоука, и огляделась. Люди спешили по своим делам, не замечая бредущую пару. Мало ли каких путешественников встретишь на дороге. Не голые, и слава Саретису. Впрочем ощущение взгляда скоро пропало, и она перестала о нём думать.
К середине дня, небо внезапно заволокло тучами, пошёл мелкий противный дождь. Мальчишка ругался сквозь зубы, но упрямо шёл вперёд. Немногие, кого в дороге застала непогода, продолжали свой путь. Большинство же старались укрыться в придорожных харчевнях и постоялых дворах. Когда вампирше надоело отряхиваться от надоедливых капель, она решительным шагом направилась к первому же постоялому двору.
Поднявшись по расшатанным ступеням, они оказались в общей трапезной. На втором этаже были отдельные кабинеты, что говорило о определённом достатке. Под потолком висела большая люстра, уставленная недавно обновленными свечами. Само помещение насчитывало с десяток столов разного размера и несколько общих лавок. Впрочем, сейчас зал был почти пустым: несколько путников, пара бродяг, укрывшихся от непогоды, и странный господин в одежде имперского курьера. На сумке, лежащей рядом с ним, был отчётливо виден знак голубя. Особая почтовая служба Его императорского Величества.
Вид у курьера был помятый. То ли недавно подрался, то ли напился. А может и то, и другое. Впрочем, курьер пил пиво и ни на кого не обращал внимания. Паола заняла столик подальше от бродяг. К ней тут же подскочил услужливый зальный, который и принял заказ. Пока еда готовилась, Паола снова принялась рассматривать своего нежданного попутчика. Спокоен, выдержан, устал, но виду не подаёт. Неплохо, совсем не плохо. А тот факт, что сумел остаться в живых, значительно повышает его статус, как воина. Впрочем, оборвала она саму себя, гораздо более опытные умудряются совершать ошибки.
Когда подали еду, в зал вошли еще несколько посетителей, точно так же ищущие укрытия от непогоды. Юноша набросился на еду с такой скоростью, что и Паоле пришлось пошевеливаться, чтобы не остаться совсем уж голодной. В перерывах между поглощением пищи, она слышала раскаты грома, а вскоре блеснули первая молния. За окном потемнело, и служанки принялись зажигать свечи. Их мягкий свет создавал иллюзию покоя и уюта. Чего так не хватает беглецам и путешественникам.
Тем временем, природа разошлась не на шутку. Молнии сверкали каждые пару секунд, а удары грома сотрясали всё здание, до самого основания. Люди инстинктивно жались поближе к очагу и друг другу. Огонь сближал людей с древности.
Паола лениво потягивало какое-то местное вино, оказавшееся весьма недурным, когда за дверью раздались тяжёлые шаги. Чья-то сильная рука рванула ручку так, что едва не сорвала её с петель. Помещение сразу наполнилось сыростью и запахом грозы. Внутрь зашёл закованный с ног до головы в доспехи имперский рыцарь. Публика замерла. Все знали, что рыцари, этот элитный отряд, выполнял только личные указания императора, сопровождали его на войну и так далее. Не многие, правда знали, что рыцари также выполняли разные щекотливые поручения монарха.
Обведя зал пристальным взглядом, рыцарь вышел наружу, и вскоре по лестнице процокали женские каблучки. На постоялый двор заглянула важная птица, то есть знатная дама. Паола сразу же отметила величественную посадку головы и обилие драгоценностей. Бледная, буквально прозрачная кожа, говорила о принадлежности к высшей знати в стране. Поэтому, следом за первым рыцарем внутрь вошёл второй, вооружённый огромной булавой. Вампирша заинтересованно прищурилась. Это следовало изучить более внимательно. Редко кто в стране удостаивался подобного изъявления расположенности со стороны императора.
Тем временем, кланяясь, подбежал хозяин заведения, на бегу вытирая руки о передник. На его поклон последовал благосклонный кивок, и дама скинула капюшон полностью. Копна густых рыжих волос наконец-то вырвалась наружу, вызвав восхищённые шепотки. Сказав еще несколько слов хозяину двора, дама проследовала за своими телохранителями на верх.
— Удивительно, не находишь? – повернулась вампирша к своему спутнику. Но Хоук вряд ли её слышал. Он буквально впился глазами в проходящую мимо незнакомку, так что топающий следом гигант недовольно заворчал. Внезапно, юноша вскочил и бросился следом за ней:
— Тэйра Мишара! Это я, Хоук тэйр Радчич. Вы посещали нашу Академию, и меня вам представляли!
Рыцари одновременно повернулись на источник угрозы. Меч и булава взлетели в боевое положение. Но неизвестная тэйра остановила их одним движением брови:
— Да, я помню вас юноша, — она улыбнулась. – Вы произвели на меня впечатление. Что привело вас в такую даль от стен Академии?
Хоук смутился и виновато глянул на Паолу. Та хмыкнула и тоже поднялась, хотя и не собиралась:
— Мой юный спутник, излишне взволнован событием, в котором выступил невольным свидетелем, тэйра, — Хоук кивнул и вновь впился глазами в благородную даму. Насколько она будет благородной предстояло узнать в ближайшее время. Хотя про себя вампирша обругала мальчишку последними словами за несдержанность. Кем была эта женщина, скорее не знал и Хоук. Уж очень не понравился Паоле её взгляд. Слишком проницательный для разодетой куклы. Но, по её кивку Хоук отправился с ней, глядя на вампиршу щенячьими глазами.
Ожидая паренька, Паола почти допила вино, но не чувствовала опьянения. Что он говорит ей. Как она воспримет его слова? И главное – что за этим всем последует. Вампиршу стала раздражать необходимость изображать простую наемницу. Особенно, когда неподалёку плавают ТАКИЕ акулы! Время тянулось до невозможности медленно, когда наконец Хоук спустился в общий зал. Вид у него был выжатый:
— Присядь, малыш. Чем порадуешь на этот раз? Надеюсь, не какой-нибудь ерундой?!
— Тэйра Мишара…
— Да, да – вырвалась у Паолы, — Я уже поняла, что она произвела на тебя впечатление. Ближе к делу, малыш!
— Она сейчас спуститься и всё расскажет.
Паола нахмурилась. Такого поворота она не ожидала. События вновь стали выходить из под иллюзии хоть какого-то контроля. Ей следовало избавиться от мальчишки и спешить в убежище. Злость накатила внезапным, горячим приливом. Она скомкала ни в чём не повинную салфетку. Нужно было уйти сразу! Но вслух она произнесла совсем другое:
— Хорошо. Я послушаю, что скажет твоя подруга.
— Она имперский дознаватель, — отпарировал Хоук.
А вот это снова меняло всё дело. Имперская сыскная служба была грозной силой, с которой необходимо было считаться. Паола с тоской посмотрела на дверь. Дождь только набрал обороты и не собирался их сбавлять. Её уход вызовет подозрения, но на всякий случай она подтащила поближе перевязь с тьягой.
Спустя несколько минут, по лестнице вновь процокали каблучки, и в зал спустилась тэйра Мишара, но без своего сопровождения. Вампирша расценила это как добрый знак.
— Разрешите присесть, — вопрос был сопровождён улыбкой, от которой у мужчин в зале рассыпались позвоночники и они превратились в бесхребетных созданий.
— А я могу отказать? — буркнула Паола, окидывая собеседницу оценивающим взглядом.
— Можете. Но я так же могу пригласить к нашей беседе двух моих помощников.
— Я не боюсь.
— Вижу. Поэтому и спрашиваю, тэйра…
— Аэдаль Тинори. Не тэйра.
— Хоук рассказал мне страшную историю, госпожа Тинори. Но я хочу услышать ваше мнение. Если мне придётся ударить в набат, я должна сделать это, владея всей информацией.
Вампирша хмыкнула, вертя в руках полупустой бокал:
— Не думаю, что мальчик, — тут Хоук собрался взбрыкнуть, но дознаватель осадила его одним взглядом, — что-то напутал. Всё так и было.
— Сейчас мои спутники мчат к Квесали. Если всё сказанное вами подтвердиться, это означает войну.
— Войну?! Вы представляете войну с демонами, тэйра Мишара? Или с вашими дружками сид’дхами. Я думаю, нужно садиться на корабль и плыть за океан. Куда-нибудь в Нихонгу. Или дальше.
— Я думаю, пока не стоит преувеличивать опасность, госпожа Тинори. Сид’дхи носу не казали из-за своих гор почти тысячелетие. После того как …
— Я в курсе нашей истории, тэйра Мишара, — довольно грубо оборвала её вампирша. – Если я наёмница, это не значит, что я безграмотна.
Та в ответ согласно наклонила голову, признавая позицию собеседницы:
— Да и не так уж их много, чтобы угрожать целой империи.
— А если они не одни, — не сдавалась Паола, — если за вашей спиной уже занесен кинжал?!
— Странно, что вы всё время говорите «вашей», словно это чужая для вас страна, госпожа Тинори. Вы иностранка?
— Можно сказать и так, — буркнула вампирша, досадуя на себя за такой прокол.
— Тогда не покажется излишней дерзостью с моей стороны спросить откуда вы?
— Покажется, — не отводя взгляда произнесла Паола. – У нас не принято расспрашивать людей, откуда они приходят в отряд.
— Тогда прошу прощения, — неожиданно легко отступилась имперский дознаватель. – Я просто от природы любопытна и часто забываю, что людям это не нравится.
— Приятно слышать. Думаю тому, кому не понравился ваш интерес, вы сломали пару костей?
— У вас превратное мнение о нашей службе. Сталкивались с кем-нибудь из моих коллег?
— Судьба за мной присматривает, хвала Саретису. Нет.
— Хорошо.
Хоук на протяжении всего разговора молчал, словно боялся, что сейчас любое слово способно сорвать такое хрупкое равновесие. Женщины прожигали друг друга глазами, словно волчицы у туши загнанного оленя.
Дождь за стенами постоялого двора будто сошёл с ума, барабаня что есть сил по крыше и ставням. Словно просил и его впустить внутрь, поближе к очагу. Молнии пронзали воздух с частотой, мягко говоря, пугающей. Паола ни разу не видела такой грозы в этом местности. Мелькнула трусливая мыслишка, что эта гроза не естественного происхождения. Мелькнула и ушла. А она прислушалась к шагам за дверью. Словно кто-то тяжёлый поднимался по стонущим ступеням. Она повернула голову к источнику шума и в это время из конюшни раздалось истошное лошадиное ржание, завыл пёс на цепи за домом. Затем все звуки стихли и в дверь словно ударили тараном. В буре щепы и капель в зал ворвалось нечто, что сперва вампирша приняла за медведя. Порыв холодного воздуха задул большую часть свечей, а в неверном свете оставшихся темнел силуэт незваного гостя.
Первые секунды ничего не происходило. Люди словно окаменели, напуганные внезапностью вторжения. Затем визитёр сделал шаг вперёд и помещение наполнилось криком. Откуда взялась подобная тварь, Паоле не нужно было даже угадывать. Запах миндаля следовал по пятам за своим хозяином.
— Это исчадие! – крикнула она, вскакивая из-за стола. – Берегитесь!
Но сидевшим в зале это уже не помогло. Тварь, пришедшая из Бездны, ринулась на людей, размахивая лапами. Мгновенно проявилась её сущность. Тело исчадия словно лишили кожи, и оно двигалось постоянно роняя тяжёлые капли ихора, который, дымясь, испарялся с деревянных половиц. Тонкие руки обладали чудовищной силой. Первых двух оно буквально разорвало надвое, урча от удовольствия. А затем ринулось на остальных, плотоядно облизываясь. На человеческом лице застыла маска злобы и жажды убийства. Ноги, оканчивающиеся копытами, оставляли обгоревшие следы, словно земля отказывалась нести подобное создание. Тэйра Мишара оказалось той из немногих, что выхватив спрятанное до поры оружие, собирались дать отпор. Меч заезжего странника ранил исчадие, но оно не обратило внимания, походя оторвав бедолаге голову.
Хоуку, с его двуручником, в помещении нечего было делать, и обороной занялись женщины. Мишара вооружилась двумя кинжалами, которые выхватила из-за спины. Паоле ничего не оставалось, как вытащить тьягу. Она знала, что сталь способна нанести фатальный ущерб исчадиям, хотя Когти сильно упростили бы эту задачу. В общей сутолоке чудовище убило еще несколько человек, прежде чем добралось до угла, где стояла вся троица. И тут Хоук, которого женщины по молчаливому согласию не приняли в расчет, вырвался из-за их спин и воткнул клинок в спину твари. Взревев, исчадие развернулось, вырвав меч из его рук. Но начало было положено. Паола и тэйра Мишара атаковали с двух сторон. Поднырнув под лапу, дознаватель воткнула под лопатку один из своих кинжалов, и новый рёв боли огласил стены постоялого двора. Вампирша, оценив ситуацию, не стала уклоняться от столкновения и первым же ударом отсекла левую лапу исчадия. Ихор лился на пол дождём не меньшим, чем шёл сейчас на улице, но чудовище всё не умирало. Словно было слишком безмозглым, чтобы осознать это.
В конце концов его изрубили в мелкий салат. И как только оно перестало дёргаться, запах миндаля сменился вонью разложения. Тело исчадия принялось таять, словно желе на солнце. И вскоре о нём напоминали лишь мёртвые и покалеченные люди, и разнесённая в щепки дверь.
Хоук подобрал свой меч и, опустившись на скамью, счищал с него остатки крови демона. Выжившие помогали друг другу.
— Хотела б я знать, — отдуваясь произнесла тэйра Мишара, — какого тёмного здесь произошло?!
— Подтверждение наших слов, я полагаю, — парировала вампирша, пряча тьягу в ножны. – Теперь вы осознаете размер опасности.
— О да! Уж поверьте мне Аэдаль, больше меня ни в чём убеждать не понадобиться. Мне интересно, выжили ли мои спутники? Или сначала тварь прикончила их.
— Сейчас никто вам ничего не скажет, — усмехнулась Паола. – Молитесь Саретису, что остались живы. Иначе лежали бы сейчас во-от там.
— Мне нужно будет скорей предупредить императора. Мы должны дать достойный ответ этим тварям, — она сдула выбившийся локон и оправила свой дорожный костюм. Паола обратила внимание, что дознаватель так и не сняла плаща. Ни во время отдыха, ни во время боя.
— Для этого вам нужно добраться до столицы, моя дорогая, — усмехнулась вампирша. – Сдаётся мне, что ваши спутники живы, просто нелегко по такой погоде скакать по размытой дороге. Вот увидите они скоро вернуться. К тому же, такой дождь лучше переждать под крышей.
Тем временем, люди убрали в подвал тела, а хозяин двора кое-как прикрыл дверной проём. Посреди творившегося беспорядка слышались стоны раненых, тихий плач женщин и разговоры шёпотом. Словно бы люди боялись быть услышанными. Паола подошла к стойке и, не говоря ни слова, взяла бутылку вина. Хозяин, видя такое самоуправство, ни слова не сказал, видимо понимая, кому он обязан жизнью. Сломав залитую сургучом пробку, вампирша разлила вино по бокалам:
— За столь плодотворное сотрудничество! – Произнесла она шутливый тост и одним махом выпила весь бокал. Обведя зал тяжёлым взглядом, она рассмеялась неприятным, злым смехом и, не сказав ни слова, вышла под дождь. Хоук недоумённо переглянулся с тэйрой Мишарой, она пожала плечами.
— У всех есть свои скелеты в шкафу, юный тэйр Радчич. Доживите до нашего возраста, и у вас они тоже появятся. А сейчас, давайте поможем чем сможем бедным людям.
В душе Паолы царила дикая вьюга горького разочарования, злости, обиды. История повторяется! Сначала они, а теперь последыши. И она вляпалась в это, как муха в мёд, всеми лапами сразу. Не помоги она сейчас людям, кто знает, что произойдёт, если исчадия вырвутся из сид’дхских порталов. Как ей нужно поговорить с Владыкой! Получить совет, наставление, одобрение. Хотелось всё бросить и рвануть в дебри Иль’хашшара, но что-то удерживало её. Она не чувствовала холодных капель дождя, с радостью принявшихся пятнать её потрёпанную одежду. Но сразу почувствовала, когда на крыльцо вышла тэйра Мишара.
— Чего вам? – довольно неприветливо буркнула она. Но видимо ту показной грубостью не проймёшь. Она просто кивнула и, скрестив руки на груди, смотрела сквозь пелену дождя.
— Мальчишка успел к тебе привязаться, Аэдаль.
— Я никого не держу рядом с собой против его воли. Он может уйти в любой момент с тобой.
— Не уйдёт. Я вижу это по его глазам. С той минуты, что ты вышла проветриться, он глаз от двери не отводит. Боится, что ты уйдёшь.
— Смешно.
— Согласна. Мужики — они слишком примитивны. Даже лучшие из них, всего лишь мужчины, и управляются своими собственными страстями. Иначе бы Хоук уже рассмотрел цвет твоих глаз, скорость и силу. Но, он всего лишь мужчина, поэтому вопрос задам я. Кто ты такая?! Почему ты здесь? И не делай недоумённое лицо. Не забывай, я – имперский дознаватель. Копаться в секретах, моя работа.
— Тогда, может проще убить тебя прямо здесь.
— Ты вольна поступить и так. Я тебе не соперник. Я, конечно, могу сунуть под ребро нож, но не более. Ты же способна располовинить быка, столько в тебе силы. Так что я спрошу еще раз – кто ты?
— Время ответов еще не настало, тэйра Мишара. Если ты не готова смириться с этой истиной, мы распрощаемся. Ты сможешь поохотиться на этих тварей, а я забьюсь в самую тёмную дыру и пересижу светопреставление. Тебе решать.
Женщины замерли, некоторое время испепеляя друг друга пылающими взглядами. Но так как уступать никто не собирался, первой сдалась тэйра-дознаватель.
— Саретис с тобой.
— Ему нет до меня никакого дела. Впрочем, как и мне до него.
Дознаватель бросила еще один странный взгляд, но промолчала и ушла внутрь, оставив Паолу еще какое-то время слушать дождь. Что с ней делать, она решит позже. Пока ей будут полезны связи и влияние Мишары. «Ловко она ввернула про мальчишку, — размышляла она, — простейшая манипуляция, и нас начнут переполнять мнимые чувства. Только со мной этот номер не пройдёт».

Странный каприз природы сделал своё дело – дороги размокли и стали труднопроходимыми. Так что движение, в том числе и почтовое, сильно замедлялось. Благодаря вынужденной остановке, Хоук поднабрался сил и не упал бы сейчас от встречного ветра. После разговора с Мишарой, Паола не знала как себя вести. Из-за этого возникло несколько неловких ситуаций, которые лучше всего разрешала дознаватель. На кратком военном совете, состоявшемся как только рыцари вернулись, приняли решение выдвигаться сразу как кончится непогода. Они в красках описали увиденное, и в тэйру словно вселился бес. Она требовала отправляться сразу. Фонтан её кипучей энергии ударил в сам потолок. Она была абсолютно повсюду. Помогла с телами одной женщине, которая сильно плакала не переставая, дала какого-то порошка, и та заснула. Она болтала, смеялась, шутила, но от Паолы не укрылись набрякшие мешки под глазами. Всё-таки не такая бесчувственная, какой хотела показаться в первый день, решила про себя вампирша.
В конце концов, дождь перестал лить, и их маленький отряд выдвинулся в сторону Квесали. Хоук чувствовал напряженность между женщинами и благоразумно помалкивал. Оба рыцаря так же оказались жуткими молчунами. Говорили редко и только если к ним обращались. Поэтому к Квесали, городу-могильнику, добрались в полной тишине. Та же тишина была сродни могильной, стоило им пересечь невидимую черту, навеки отделившую Квесали от мира живых. Теперь это царство призраков.
Хоук вёл отряд по улицам, демонстрируя отличную зрительную память. Выживших так и не нашлось. Площадь, на которой разыгралась трагедия, была такой же пустынной. Пентаграмма исчезла, остались лишь тела горожан. Убитых и сожжённых. Паоле на миг показалось, что она слышит гневные крики не упокоенных душ. Но прислушавшись, она поняла, что звуки идут со стороны алтаря, который некому было забрать. Отряд невольных союзников обнажил оружие, следуя примеру вампирши. Обходя с двух сторон мерзкий камень, она первой заметила девочку в некогда белом платьице. Дитя беззаботно сидело, болтая на своём языке, прислонившись спиной к камню. Паола помнила предсмертные усилия взрослых мужчин, пытавшихся освободиться от смертельно-липких объятий алтаря. И их итог.
Она почувствовала едва ощутимое движение воздуха, и в этот миг ребёнок повернул к ней лицо. Паоле захотелось завизжать от страха, но она быстро взяла себя в руки. Глаза девочки вытекли, превратившись в мерзкие разводы на щеках. Губы отсутствовали, обнажая совершенно не человеческие зубы, которые буквально распирали рот. Но у неё не возникло мысли, что сидящая перед ней тварь её не видит. Праздничные бантики смотрелись дико, придавая облику ту жуть, на которую, видимо, и рассчитывал создатель.
— Вернулась?! – прохрипел оживший кошмар.
— Не понимаю о чём ты! – огрызнулась она в ответ.
— Ваше время прошло. Теперь настал их черед. Уйди с дороги, не мешай. Всё закончится быстро. Вы снова будете свободны. Ты разве не хочешь вонзить клыки в шею этой заносчивой стервы. Признайся. С того самого момента, как она вошла в ту таверну, ты сдерживаешь себя. Зачем?! Выпусти то прекрасное существо, что томится в глубинах твоей души. Стань свободной! Без ограничений и правил. Затем наступит очередь мальчишки и закованных в железо болванов. А потом мы пойдём на охоту…
— Мы?!
— Ну да. Ты и я. Ты ведь не бросишь меня….
Удар по щеке вывел её из состояния прострации. В котором, как оказалось, она пребывала последние пять минут. Открыв слезящиеся глаза, она увидела испуганные лица своих спутников. Все смотрели на неё, как на выходца из могилы.
— Что?!
— Ты словно спала и говорила во сне. – подтвердил Хоук, виновато отводя глаза. – Извини за щёку.
— Ничего, малыш. Оплеуха пришлась как нельзя кстати. Главное не смотреть в лицо этой мерзкой кукле.
— О чём ты?! Здесь никого нет. Город уничтожен!
Паола тряхнула головой, словно собиралась как следует размять шею:
— Что значит нет? Вы разве не видите тело ребёнка. Девочки.
— Здесь никого нет. И лучше пускай так и будет, — вступила в беседу тэйра Мишара. – На тебя навели морок. Только мне не понять, почему поддалась именно ты.
— Просто стояла ближе, — вновь огрызнулась вампирша. Всё еще не отошедшая от пережитого шока. Дышалось тяжело, перед глазами всё еще стояло обезображенное лицо ребёнка.
— Нужно разрушить эту штуку, — она ткнула на камень рыцарям.
Тот, который был вооружён булавой, сделал шаг вперед и, раскрутив оружие как следует, приложился о булыжник. Но как только он треснул, в голове Паолы разом завопил женский ансамбль. Теперь это услышали все! Воины, схватившись за головы, снопами повалились на землю. Паола решительно шагнула вперёд и потеряла сознание. Последняя мысль успевшая проскользнуть перед тем, как полог тьмы окутал сознание была: «Ловушка!».

© Денис Пылев, 2016 год

Другие авторы  /   Сборник рассказов


Смешные и добрые Дневники сказочных героев и другие произведения начинающих и именитых авторов. Конкурсы и подарки участникам.

^ Вверх