Паола. Книга 1. Глава 6

— Очень хорошо. – Сквозь зубы процедила вампирша, настроение которой с катастрофической скоростью портилось. Ввязываться в чужие авантюры она не считала нужным. А уж в дела камлока ввязываться не хотела и подавно. Но обстоятельства опять были не в её пользу. Так что выбирать не приходилось. Даже если бы мелкий прохвост потребовал от неё станцевать на главной площади, она бы согласилась. Но что-то подсказывало ей, что танцами она не отделается.

— Несколько дней назад, — начал между тем хозяин лавки, — в соседнем городе стража схватила моего партнера.

— И ты хочешь, чтобы я его освободила? – Уточнила Паола.

— В целом – да. Но есть небольшая загвоздка.

Вампирша прищелкнула пальцами:

— Всегда есть небольшая загвоздка, да, камлок?! Что еще?! Твоего партнера, будь он неладен, отправили в Сарепту? Ко двору императора?                 — Хуже. Его схватили в Арене.

— Ого. Тогда я тебе не завидую, дружок. Можешь заказать заупокойную по своему партнеру. Потому как сдается мне — он уже кормит червей.

— Он будет их кормить, если ты не поторопишься. Через три дня начинаются Игры. И никто сейчас не устраивает поединков.

— То есть, ты предлагаешь мне ворваться в город, заполненный убийцами всех мастей, и утащить у них из-под носа главное блюдо?! Я ничего не упустила?

— Ну-у, у тебя же есть стимул.

— Он еще не настолько велик, чтобы я рисковала своей драгоценной шкурой. А что знаешь ты, может знать и кто-нибудь другой. Так что, мой уважаемый торговец подержанным тряпьем, тебе нужно что-то более весомое, чтобы сподвигнуть меня на столь головокружительный подвиг. Иначе, можешь взять один из тех ржавых мечей, которые ты выдаешь за настоящие, и отправиться на выручку друга самостоятельно. Счастливого дня, — Паола развернулась и сделала шаг к двери лавки.

— Постой! Погоди, — Тарвин Висс, буквально бросился за ней. – Твоя взяла. Выручи Адлен, и я не поскуплюсь. Твой риск будет полностью окуплен.

— Уже что то, — хмыкнула Паола. – как выглядит твой…друг?

— Не знаю, — опустил плечи камлок. – Она в панике и могла прикинуться кем угодно. Но ей это не поможет. Мы можем перенять личину, фигуру, но не навыки и умения. К тому же она…она…

 

— Договаривай, мой новый друг. Что с ней еще не так?!

— Она беременна, — выдавил, наконец, Тарвин.

— Всё чудеснее и чудеснее! — всплеснула руками вампирша. – Да ты просто кладезь хороших новостей, дружок. Что еще?

— Я иду с тобой.

И тут вампирша расхохоталась в голос:

— Ты… ты, действительно весельчак, друг мой. А что ты будешь делать? Драться с охраной? Или выйдешь на Арену, пока я буду её похищать?

— Я буду тебе помогать.

Паола хотела уже открыть рот и послать камлока на все четыре стороны, но вовремя сдержалась.

— Хорошо. Надеюсь, лошади у тебя есть. Потому что пешком я никуда не двинусь.

— Конечно, есть, — деланно обиделся Тарвин. – За кого ты меня держишь?

— За маленького любителя секретов, которому я перережу глотку, если он не расскажет мне того, что меня интересует. Мне еще нужно забрать вещи из гостиницы, так что встретимся у городских ворот через час, — но тут Паола вспомнила про сапоги, находящиеся у мастера. – Через два часа.

Дорога назад показалась короче. Все её мысли были заняты происшедшим разговором. Слишком много ила со дна поднял маленький проходимец. Слишком много вопросов. Кто еще узнавал про Камень Ночи? С какой целью? Были ли они вампирами? Слишком много вопросов и ни одного ответа. Но, всё по порядку. Уже на подходе к гостинице она пришла к выводу решать проблемы по мере их поступления. А сейчас нужно было послать Фельдию к обувщику и упаковать вещи. Путь предстоял не близкий. Но все ближайшие планы полетели в тартарары, едва Паола переступила порог таверны.

Картина, открывшаяся ей, очень напоминала уже виденную ранее. С полдюжины головорезов-наемников во главе с прелатом. Забившиеся в угол служанки и в центре мастер Пренто, у горла которого держит нож один из верзил. На скрип двери все повернули головы. Одни с недовольством на лице, другие с надеждой. Вампирша отметила полное отсутствие посетителей, что было странно, но вполне объяснимо:

— Что здесь происходит, милсдари, — поелику равнодушно спросила она.

— Дело церкви Саретиса, — отчеканил сар Тарган. – Не вмешивайтесь.

— Охотно. Но у меня дела с этим господином и мне необходимы его услуги, как можно быстрее.

— Выбросьте наглую девку на улицу! – Рявкнул священник своим псам, и тут же двое отделились от общей массы, двигаясь довольно слаженно. Видно давно работают в паре. Но возиться со всей сворой у Паолы не было никакого желания, и она сделала шаг навстречу. Ближний к ней уже протягивал руку, чтобы сжать ей плечо и выволочь на улицу. Поэтому она левой рукой отвела протянутую лапищу и ткнула пальцами правой в глаза оппонента. Человек заорал и рухнул на пол, хватаясь за лицо. Его товарищ, выхватив нож, кинулся на неё слева. Паола, провернувшись на пятке, ушла с линии атаки и, подхватив забытый служанкой кувшин с пивом, разбивает его об голову наёмника. Опытный головорез упал, как подкошенный. Уши улавливают шорох извлекаемых из ножен мечей, и Паола бросается к тому, кто держит владельца таверны. Он не ожидает такой дерзкой атаки и теряется. Схватив руку с ножом, вампирша ломает её сразу в двух местах и добивает упавшего ударом ноги. Остаётся трое и Паола останавливается.

— Надеюсь, что вам достаточно платят, чтобы умереть на полу таверны или лишиться здоровья раз и навсегда? — Спросила она. – А я еще даже мечом не воспользовалась.

Как всегда, что касалось наемников – если они видят, что могут выйти из передряги живыми, то сразу идут на переговоры. Но всё испортил сар Тарган, выхвативший из-под своих длинных одежд изрядный кинжал:

— Она одна, негодяи! Вы что, испугались бабы, пускай и шустрой!

Несколько мгновений они колебались, и Паола уже решила, что удастся избежать драки, но, к несчастью, сар Тарган знал магическую фразу, и не преминул ею воспользоваться:

— По пять золотых сверху. Каждому.

Наёмники оживились и вновь двинулись вперёд, поигрывая мечами. Вампирша с сожалением покачала головой. У некоторых людей блеск золота отбивал весь без остатка инстинкт самосохранения. То, что трое уже выбыли из игры, их не останавливало. Неожиданно рядом с ней выросла тень мастера Пренто, сжимавшего в руке моргенштерн.

— Я был не готов, — словно оправдываясь, бросил он. – К тому же, девочки не успели спрятаться.

Не сговариваясь, Паола бросилась влево, а владелец таверны, занося своё оружие, вправо. Разминувшись с противно взвизгнувшей сталью, вампирша ударила проскочившего вперёд наёмника под колено. И когда грохоча, словно целая скобяная лавка, молодчик завалился, столкнувшись со столом, она с противным хрустом свернула ему шею. После этого Паола атаковала последнего стоящего на ногах слугу сар Таргана. Он сам в это время пытался сдержать натиск булавы мастера Пренто. Выходило не очень. Отвлёкшись на добровольного помощника, Паола едва не схлопотала пару дюймов стали в свой живот. Отпрыгнув от своего противника, она тут же толкнула тяжелый стул ему под ноги. Но наемник легко избежал объятий цепкой мебели, подпрыгнув вверх. Сгруппировавшись в воздухе, он обрушил на Паолу тяжелый, нисходящий удар. Так как руки её были всё еще пусты, она решилась на отчаянный маневр. Буквально полшага вперёд и в бок, и тяжёлый полуторник вонзается в доски пола и застревает. Вампирша изо всех сил бьёт молодчика головой в лицо. Кровь щедро орошает доски пола, человек кричит, забыв про меч, обоими руками держась за лицо. Паола бьет его ногой в живот, и наемник отлетает к стене. Тем временем Пренто загнал жреца Саретиса в угол, нанося удары моргенштерном, словно по наковальне. Тому еще удавалось отводить кинжалом некоторые удары, хотя всем было понятно, что это просто вопрос времени. Наконец, «утренняя звезда» со всей силы опускается на ключицу священника. Короткий хруст, крик и следующий удар заканчивает короткое сражение. На полу таверны остаются лужи крови, двое раненых всё еще стонут. Приходится добить их. Запах крови становится просто одуряющим, так что Паоле приходится прикладывать немалое усилие, чтобы не выпустить клыки.

— Что будете делать? — спросила она.

— Приберёмся, — пожал плечами хозяин таверны. – Мои девочки не из болтливых.

При последнем замечании вампирша закатила глаза, но решила не вмешиваться.

— Мне нужно срочно уехать, мастер Пренто. Пускай Фельдия заберет мои сапоги у обувщика. Да, и еще мне нужно еды на пару дней.

— Сделаем.

Пока внизу началась уборка, Паола взлетела на второй этаж, забрать свои небогатые пожитки. С сожалением посмотрела на ванну, еще раз оглядела себя в платье и, вздохнув, начала переодеваться. Уложив вещи и, наконец, ощутив на плечах знакомую тяжесть тьяги, вампирша почувствовала себя готовой к дороге. Хотя, наверное, она врала себе, потому как тоненький голосок, пробивавшийся сквозь её решимость, просил остаться. Просил надеть платье и хотя бы на день снова ощутить себя женщиной, побыть желанной и слабой. Но чувство долга вновь и вновь гнало её вперёд, к исполнению возложенной на неё миссии. Паола снова взглянула на платье, разложенное на постели и, выругавшись, вышла из комнаты.

Внизу её уже ждали сумки с едой и запыхавшаяся Фельдия. Тела уже таинственным образом исчезли, и служанки вовсю оттирали полы. Кивнув девушке, она кинула ей серебряную монетку:

— Припрячь моё платье до лучших времён. Я вернусь за ним через несколько дней.

Не прощаясь, Паола бодро зашагала к городским воротам, хмурясь от того, что день сопровождался какой-то нездоровой суетой с самого начала. Начинать ответственные дела с сумбура – плохой знак. Но, как и всегда, обстоятельства были не на её стороне. У городских ворот она увидела образовавшийся затор. Стража производила обыски и проверку всех, покидающих Хвандар. И делала это тщательно. Неподалёку от ворот, в небольшом проулке, она заметила сидевшего на коне всадника с незнакомым лицом, кутавшегося в одетый не по погоде длинный плащ и державшего в заводи еще одну лошадь. Стремительным шагом она направилась к нему, заметив, как его лицо расползается в улыбке:

— Неужели узнала?! – спросил незнакомец голосом Тарвина.

— Догадалась, — буркнула вампирша, всё еще недовольная чередой событий, следующей за ней по пятам с самого прибытия в этот городок. – Как мы минуем стражу?

— Нет ничего проще, — усмехнулся камлок, накидывая капюшон. И через пару мгновений из-под него на изумленную Паолу смотрело незнакомое женское лицо:

— Теперь я — сарина Шардо, любимая тётушка нашего градоначальника. Её здесь знают все. А кто не знает, слышал о её змеином характере, — камлок скинул капюшон и толкнул пятками лошадь:

— Не отставай!

Подъехав к воротам, минуя толпу горожан, купцов и прочего люда, сарина Шардо воззрилась на сержанта стражи, словно голодный волк на кусок мяса.

— Я отправляюсь за город со своей новой телохранительницей. И не потерплю задержек! Вам всё ясно, сержант?! – прошипела она, нагнувшись в седле.

— Предельно, сарина Шардо, — пролепетал несчастный служака и торопливо кивнул подчиненным. Те с поспешностью отволокли в сторону преграждавшую выезд рогатку. Паола с Тарвином, пришпорив лошадей, покинули Хвандар.

Многие места в государстве людей пользовались дурной славой и имели более чем угрожающую репутацию. Достойное место в их ряду занимала Арена. Город, основанный на руинах одного из вампирских форпостов, с одной единственной целью – развлечения и обогащения. Здесь сколачивались состояния и проигрывались в пух и прах. Подпольные азартные игры, гладиаторские бои привлекали ловцов удачи со всей Зидии. Только здесь можно было встретить и орков, и танов, и релкатов и других, не менее экзотичных жителей Айринской империи. Одни приходили сюда за славой, другие за возможностью быстро разбогатеть, третьи — испытать судьбу. И мало кого пугала возможность остаться в Арене навсегда. Часто проигравшие пари или бой, становились рабами, пожизненно или пока не выплатят игорный долг. И всё здесь пропиталось духом наживы и страданий, словно два голодных призрака, сопровождавших любого, кто задерживался в Арене.

Сам по себе город был небольшим. Казалось, что он специально был построен вокруг огромной бойцовой арены, давшей ему название. Здесь во время Игр с утра до ночи звенела сталь, раздавались крики бойцов и рёв трибун. Казалось, город никогда не засыпал. На обслуживание самой арены и бессчетного количества бойцовских ям использовалось огромное количество рабов. Настоящими хозяевами города были Теневые Владыки, о которых многие слышали, но никто не видел, потому что привлечь их внимание к своей особе означало только одно – смерть. И не всегда быструю. Потому как причинение мук возводилось в Арене в ранг искусства, у которого были свои почитатели и меценаты. Здесь практиковались все виды пороков и тайных страстей, которые могла вообразить больная человеческая фантазия. В своё время один из императоров чуть не разрушил город, но в последний момент его убедили советники, прозорливо предвидевшие последствия столь необдуманного поступка. Подобные арены могли возникнуть в различных городах империи. Что привело бы к неминуемому столкновению с церковью Саретиса и противниками центральной власти. А так, если людям не хватает остроты ощущений, то пусть выпускают пар вдалеке от цивилизации.

Уже пару дней спустя Паола с Тарвином проезжали под аркой, заменяющей Арене ворота. Повсюду висели знамена с восхвалениями скорых Игр, именами чемпионов и адресами мест, где принимались ставки.

— Нужно позаботиться о ночлеге, — сказала вампирша, с тревогой поглядывая по сторонам.

Карманники буквально жили на улицах города, так что ухо требовалось держать востро. Иначе можно было остаться без единого «коня» в городе, где обман и нажива буквально дышали вам в затылок. Проехав пару кварталов, на глаза им попалась вывеска, гласящая, что в заведении «Кот и метла» есть свободные места.

Трёхэтажное здание выглядело не очень новым. И вообще, по наблюдению вампирши, вся архитектура в Арене носила следы упадка и разложения, будто мысли и поступки существ, его населявших, отражались на вещах, их окружавших. Но выбирать особенно не приходилось, завтра начнутся Игры, и со всей империи слетелись желающие попытать счастья. Зайдя внутрь, Паола так же осталась недовольна внутренней обстановкой, но виду не подала. Заказав комнаты на двоих и горячую ванну, Паола едва не сцепилась с владельцем этой гостиницы после того, как он озвучил стоимость оплаты:

— Да ты совсем совесть потерял, душегуб! – возопила она. – Где это видано — по золотому за комнату! У тебя там королева Исилии убирается, что ли?! Спрячь свою мерзкую ухмылочку, проходимец!

Но владелец, низкорослый ллогн, только ухмылялся и продолжал разливать по бокалам тёмный эль группе наёмников со знаками свободных отрядов. Наконец, Паола выдохлась и посмотрела на Тарвина, всё это время стоящего рядом с вежливой улыбкой на лице.

— Если ты закончила, дорогая, — елейным голоском начал он, — то я расплачусь с этим господином, а ты пока иди, проверь номер. Вдруг там действительно клопы размером с леопарда.

— В «Коте и метле» не бывает клопов, господа, — неожиданно заговорил ллогн высоким голосом. – Я самолично плачу господину магу, и он раз в полгода выводит всех паразитов. Так что переживайте за то, как правильно вложить ваши денежки.

Поднявшись наверх и всё-таки проверив комнату на наличие насекомых, Паола решила озвучить родившийся во время дороги у неё план.

— Я сегодня выставлю свою кандидатуру на бои, а ты будешь крутиться неподалёку. Можешь даже деньги поставить. Завтра начнутся бои, так что я постараюсь управиться затемно. Ты же, как только услышишь сигнал, с лошадьми будь у арены.

— Что за сигнал? — в свою очередь поинтересовался камлок.

— Ты поймешь. Главное, со страха не забудь всё то, чем хочешь со мной поделиться, дружок, — глаза вампирши нехорошо блеснули.

— Неужели ты мне всё еще не веришь?! — изумился Тарвин, но как-то наигранно.

И Паола не сочла нужным скрывать это:

— Если вздумаешь меня обмануть, — еще раз напомнила она, — Поверь, я сдеру с тебя кожу и скормлю твоей подруге. И смогу после этого спокойно уснуть.

На этой оптимистичной ноте она оставила своего нежданного союзника в комнате, а сама отправилась к арене. Идти было не далеко и Паола сосредоточенно просчитывала свои действия. Предполагалось, что она выставит свою кандидатуру, и пока будет ожидать боёв, поищет пойманную подружку Тарвина. И смоется до того, как придётся серьезно вляпаться в очередные неприятности. План был прост, но, с учётом импровизации, нравился ей своей наглостью.

Арена занимала центральную часть города, возвышаясь над ним на десяток этажей. Величие внушало уважение своим исполнением. Некогда могучий оплот былого мира сегодня превращен в источник дохода за счет убийства себе подобных. Жестоко, несправедливо, но — такова жизнь. Рядом с ней находились общественные бани, публичные дома и конторы букмекеров, принимающих ставки на того или иного бойца.  А также контора, заключающая контракт с каждым, предполагающим, что может сражаться на арене. Вот туда и направила свои стопы Паола.

Отодвинув плечом немолодого верзилу, что исполнял роль и охранника, и зазывалы, она вошла в небольшое, полутёмное помещение, больше всего напоминающее таверну для одного человека. Стол, пара стульев и батарея бутылок с этикетками, указывающими на сорта местного пойла, в диком количестве производимого на частных винокурнях. Тип, сидевший за столом, вызвал у неё мгновенное желание вонзить клыки в его толстую шею. Одетый в давно не стиранную полосатую рубашку, выбившуюся из кожаных штанов, заляпанную жиром и Дарон еще знает, чем. Он, тем не менее, смотрел на вошедшую с видом герцога, увидевшего бездомного попрошайку у себя в сортире. Двойной подбородок, трясущиеся щёки и толстые волосатые пальцы, постоянно крутившие небольшой нож, дополняли портрет.

— Чего угодно, милсдарыня? — криво ухмыльнулся вербовщик. И морщины со шрамами сложились в подобие улыбки.

— Мне угодно поучаствовать в завтрашних играх.

— Ха-ха-ха! – во всё горло засмеялся неприятный субъект, и кулаки вампирши сжались. – Ты слышал, Кыст?! Кошка возомнила себя тигром!

В дверь заглянул зазывала, окинул Паолу взглядом, будто первый раз увидел её и пожал плечами:

— Коль жизнь не мила, то и мы ей не указ. Сказала, что хочет драться, так уважь её просьбу, а не смейся, как одержимый в полнолуние, — закончив свою речь, Кыст исчез.

— Ну, ладно, — жестом фокусника вербовщик достал лист бумаги. – Это стандартный договор на три дня. Выживешь, предложим полноценный контракт. Хотя, три дня Игр ни один новичок не пережил. Так что имей это в виду, девочка.

— Я тебе не….

— Знаю, знаю, — засмеялся он, — Ты уже взрослая и сама распоряжаешься своей жизнью. Так?

— Примерно, — «смутилась» вампирша.

— Тогда подписывай, и Кыст отведёт тебя в казарму.

— В какую еще казарму?! Я комнату сняла в городе! Без клопов!

— Новые правила, — спокойно ответил ей вербовщик. – Теперь все, подписавшие контракт на Игры, живут в казарме на территории арены. Никто не приходит, никто не уходит.

Паола продолжала ругаться – весь план шёл коту под хвост, причём с музыкой. Встретиться с Тарвином и не вызвать подозрений у Кыста не представлялось возможным. Она уже успела понять, что тупой громила – лишь маска, за которой скрывался опасный противник, недооценивать которого чревато неприятными последствиями. Уж слишком правильная речь, да и глаза выдавали опытного фехтовальщика, да и просто бывалого воина. А такие всегда опасны вдвойне.

Тем временем, зазывала Кыст вел её по, казалось, бесконечным лестницам и переходам, углубляясь, словно крот под землю. Заметив, что она недоумённо вертит головой, сжалился и стал объяснять:

— Мы сейчас, девочка, находимся на три уровня ниже пола арены. Здесь расположены казармы, на втором — зверинец, на первом — мастерские разные, мертвецкие. Куда ж без них! И так, всякое, — внезапно закончил он свои пояснения. – Сейчас придем, поставлю тебя на довольствие. Голодная уже, небось?!

— Есть такое дело, — напустила на себя самоуверенный вид молодой наёмницы Паола.

— Хочу дать совет. Бесплатно, — свёл он густые брови на исчерченном мелкими шрамами лбу. – Вздумаешь сбежать – станешь рабыней. И не факт, что на арене, а не в каком-нибудь борделе для зверья. Уж не знаю, что тебе в головушку твою бедовую втемяшилось, но дороги назад уже нет. Только драться. Выиграешь — уйдешь с золотом. Там, гляди, и работку непыльную предложат. А начнешь дурить…Даже говорить не буду.

— Я всё поняла! Показывай уже казармы твои, Кыст.

— Ну-ну, — покачал головой старый рубака. – Если завтра на арене ты покажешь, что не только говорить горазда, поставлю вечером на тебя. А вот, кстати, мы и пришли.

Отличить это помещение от только что пройденных, было невозможно. Всё тот же серый песчаник, лишь кое-где разбавленный пятнами висящих шкур, всё с той же арены, видимо. Факелы, устало чадившие, отбрасывали такие же ленивые тени. Тёплый воздух шевелил паутину, местами напоминавшую рыбацкие сети. И тишина. Лишь где-то вдали слышались удары кузнечного молота. Вопреки её ожиданиям, это оказался длинный коридор, по которому они и прошли в казарму.

Само помещение выглядело, как и подобные ему по всей Зидии. Ряды коек, частью пустовавших, по обе стороны от центрального коридора. У входа и выхода — стража, вооруженная тяжелыми круглыми щитами и короткими мечами, чтоб удобней биться в ограниченном пространстве. Глухие шлемы скрывали лица стражи, что было не столь понятно, но, по-видимому, это было связано с местными традициями. Увидев Кыста, стражи не пошевелились, что говорило о железной муштре, сделала вывод вампирша. Но Кыст не остановился и повёл её дальше. Факелов стало меньше, зато паутины больше. Паола слышала писк и возню крыс в щелях и норах. В букет запахов добавился запах сырости и застарелого пота. А еще – крови. Много, много крови, пролитой выше на арене. И, казалось, еще больше — в глубине этих мрачных подвалов. «Не всё так просто с этим милым местечком, — подумала вампирша, поглядывая на беспечно идущего перед ней зазывалу».

Неожиданно они вышли в большое круглое помещение, сплошь покрытое песком, ржавым на вид от запёкшейся крови. В центре этой импровизированной арены сходились двое – человек, это была женщина и релкат. Вооружённая странным оружием, напоминавшим то ли копьё со слишком коротким древком, то ли меч со слишком длинной рукоятью, она успешно отражала атаки противника. Релкаты были существами достаточно неприятными во всех отношениях. Высокие, иногда в полтора человеческих роста, они обладали развитой мускулатурой и рефлексами. Светло-синяя кожа, длинные уши, абсолютно гладкая кожа головы и зубы, как у щуки, делали их заметными в любом обществе. А если сюда добавить и каннибализм, то портрет заставлял обходить его владельца по широкой дуге. Многие искренне считали, что Саретис поступил не мудро, выпустив в мир этот народ. Радовало то, что релкаты были достаточно малочисленным народом и обитали лишь у истоков Нордара. Вооружён релкат был трезубцем и небольшим кулачным щитом, традиционным оружием их расы.

 

Пока Паола рассматривала сражающихся, женщина, закрутив свое оружие наподобие шеста, бросилась в атаку. Перехватив оружие за «пятку» одной рукой, она нанесла сильный круговой удар, но релкат принял его на щит и тут же попытался проткнуть её трезубцем. Его противница кувырком ушла из-под удара, не выпустив своего оружия. Неожиданно тишину разорвали крики и только сейчас Паола рассмотрела, что в стенах этой бойцовой ямы были вставлены решётки, за которыми сейчас бесновались другие наблюдатели. Здесь были, в основном, люди. Но острый глаз Паолы уже заметил сжавшегося в углу своей камеры баргача, заросшего густой шерстью по самые глаза. По соседству с ним бился о прутья кх’мис. Пара танов спокойно лицезрела представление, полируя свои жуткие топоры. И, конечно же, орки. Эти бы, наверное, дрались просто так, даже если б за это и не платили. Дальние клетки оставались в тени, но вампирша чувствовала, что они не пусты.

— Что это за зверинец?! – Повернула она горящее от гнева лицо к ухмыляющемуся Кысту. – Я не подписывалась драться с этими…  этими…

— Всё верно, — зазывала ощерил рот, в котором не доставало зубов, — ты подписывалась драться. А противника тебе выберем мы. Так что, всё честь по чести. Или ты уже передумала?!

— Не дождёшься! – Сплюнула Паола.

— Вот и чудненько. Эй, Эрдано, принимай еще одного кандидата, — рявкнул Кыст, подталкивая вампиршу к центру арены.

Из противоположного выхода, скрытый до этого в полумраке, вышел названный Эрдано, и Паола увидела самое удивительное существо – минотавра. О них рассказывали разные небылицы. И ни одна из них не была правдой. Потому что народ этот жил замкнуто на далёком острове в океане, куда не решался пристать ни один капитан. И вот, сейчас она впервые видела одного из них вживую. Высокий, одетый в длинную кольчугу, он был подпоясан широким поясом, на котором висел целый арсенал. На ногах были обуты тяжёлые сапоги, усиленные железными мысками. Но самым главным его оружием был лабрис. Видимо, многие века назад, орки скопировали с такого оружия свои знаменитые секиры. Но на мощной шее этого существа сидела отнюдь не человеческая голова. На Паолу уставились красные глаза чёрного быка.

— Хватит! – рыкнул он всё еще сражающейся паре. – Отдохните. И будь осторожней в следующий раз, Минерва. Синюшка может и попасть.

Релкат, ничуть не обидевшись на нелестное прозвище, широко улыбнулся и, закинув трезубец на плечо, проследовал в коридор, из которого, видимо, шли двери во все камеры. Женщина последовала за ним, бросив вопросительный взгляд на Паолу и Кыста. Кыст пожал плечами в ответ на её невысказанный вопрос и прислонился к арке, скрестив на груди мощные руки.

— Подойди ближе, девчонка! – проревел минотавр. – Хочу тебя рассмотреть. Вижу, этот мерзкий падальщик уже промышляет детьми для своих господ. Да, Кыст?! Что скажешь?

— Скажу, что мне плевать, Эрдано! Она сама пришла и подписала контракт на завтрашние Игры. Моя совесть чиста.

— Как скажешь, — было видно, что минотавр недоволен, но изменить ничего не мог. – Ладно. Смотрю, у тебя сабля, девчонка.

— Я не девчонка, а это не сабля.

— Да ну, а мне кажется, что это зубочистка. Одолжишь мне после ужина?

— Могу одолжить прямо сейчас, — с нескрываемым вызовом ответила Паола, вытаскивая из ножен тьягу.

— Вот и хорошо, — неожиданно улыбнулся минотавр, но его улыбка скорее напоминала оскал. – Мне как раз не нужно ломать голову над тем, кого из этих неумёх выпустить из клетки поразмяться.

Из-за решёток донесся гул недовольных голосов и резкий свист. Но он не обратил на него внимания и, лёгким движением вскинув лабрис на плечо, поманил вампиршу:

— Нападай, девчонка!

читайте далее >>>

©  Денис Пылев Сайт автора

Состояние Защиты DMCA.com

Смешные и добрые Дневники сказочных героев и другие произведения начинающих и именитых авторов. Конкурсы и подарки участникам.

^ Вверх