Паола. Книга 1. Глава 18

Паола хотела покинуть Высхольд немедленно, но тут воспротивился Хоук. Проделанный путь потребовал от него сил и выносливости в гораздо больших объемах, чем он сам мог предположить.

— У нас нет нужного количества монет, чтобы снимать номер в гостинице, мальчик! – отрезала Паола, чьё приподнятое настроение быстро портилось, стоило ей подумать о ночёвке.

— А мы не могли бы что-нибудь продать из той лавки?

— Что ты имеешь в виду, маленький негодник?! – повысила голос вампирша, уже понимая, куда клонит человек.

— Ну-у, пока ты разговаривала со своими соплеменниками, я прошёлся по лавке и… вот, в общем, — юноша протянул руку, в которой был сжат мешочек, приятно позвякивавший при каждом движении.

— Что внутри? – как можно более безразличным тоном спросила вампирша, перед внутренним взором которой промелькнула ванна и туалетный столик с ароматическими маслами.

— Еще не смотрел.

— Святая простота! – возопила Паола, хватая Хоука за рукав куртки и оттаскивая к стене дома. – Человек, из тебя выйдет толк! Если ты не умрёшь раньше, — добавила она чуть тише. Нетерпеливо выхватив у юноши заветный мешочек денег, она по весу определила примерную общую сумму. Выходило что-то около двадцати монет, в зависимости от достоинства. Развязав шнурок, она высыпала себе на ладонь несколько монет. Это оказались полновесные имперские марки. Среди них, правда, затесалась парочка исилийских, но общей ситуации это не меняло.

— Поделим поровну, — безапелляционно заявила она. – И ты заслужил сегодня отдых, человек, — грозно произнесла она. Но видя, что Хоук не понимает шутки, махнула рукой. Первый встречный прохожий указал на самый лучший в Высхольде трактир. Назывался он непритязательно – «Свинья у дуба». Что намекало на обилие блюд из хрюшек. Хоук тут же почуял сильный голод, словно не ел уже три дня.

Ворвавшись, словно летняя буря, в трактир, Паола громким голосом потребовала себе ванну. Хозяин тут же радостно залебезил перед ней, пытаясь в уме сосчитать сумму, которую он сдерёт с неё утром при расчёте. Один номер стоил три серебряных, что говорило о безусловном престиже заведения. Соответственно, и публика должна была подобраться взыскательная. В целом, внутри трактира было довольно уютно. Огонь в большом очаге не столько грел, сколько умиротворял. Хотелось сесть и задуматься о том, что же мы всё-таки делаем, куда движемся?

Комнаты сняли две, но смежные. После плотного ужина вампирша решила спуститься вниз в общую залу, уже отмытая от грязи последних недель и готовая сеять панику в мужских сердцах. Хоук, зевавший в кулак весь ужин, сразу ушёл спать, но Паолу уже было не остановить. Планов у неё было до небес, но едва под восхищённые взгляды постояльцев и завсегдатаев она опустилась в кресло у камина, сон коварным убийцей подкрался и нанёс свой удар. Глаза её слипались и сил бороться с Морфеем оказалось не так уж и много. Выпив бокал вина, вампирша, ругаясь под нос, вернулась к себе в номер. Едва скинув сапоги она, спотыкаясь, добрела до постели, радушно распахнувшей ей свои объятия. Мелькнула мысль о сонном зелье, но она отогнала её и устремилась с попутным ветром в страну снов.

Утром Паола первым делом занялась своим туалетом, сделав заказ на завтрак для себя и Хоука. От вчерашней неги не осталось и следа. Сегодня она как никогда за последние месяцы рвалась в бой. В стотысячный раз Паола нащупала в потаённом кармашке осколок Кристалла и, словно черпая от его присутствия силы, она готова была встретиться со всеми армиями сид’дхов! Но начать решила всё-таки с лавки Гаррича. То, что они ушли вчера столь быстро, было ею сделано специально. Всё-таки обычные вампиры были консервативны и не любили стремительных перемен. А вопросы к ним у Паолы остались. Собравшись и расплатившись с трактирщиком, она вышла на улицу, вдыхая прохладный утренний воздух. Минимум вещей и верная тьяга, всё что нужно для приключений. Паола радостно засмеялась, уверенная в своих силах справиться с большинством проблем и неприятностей.

Дверь в лавку оказалась незапертой, и Паола почуяла неладное, но решила не останавливаться. На секунду она пожалела, что не взяла с собой мальчишку, но рассудила, что лишние минуты отдыха были ему нужнее, чем ранняя прогулка по городку. Обернувшись, она проследила взглядом за несколькими спешащими по делам подмастерьями и торговцами, спешащими в сторону рынка, после чего одним движением проскользнула внутрь. Запах крови она почуяла сразу же. Гаррич сидел на том же стуле, так же связанный. Только в шее у него торчал тонкий стилет, больше напоминавший заколку для волос. Почти вся кровь, вытекшая из раны, собралась в огромную лужу у него под ногами.

— Ах, Сильвер, Сильвер! – промурлыкала Паола. — Недооценила я тебя, маленькая дрянь! Но, клянусь, такого больше не повторится.

Никто не мог подумать, что она убьёт своего подельника. Вот только с осколком накладка вышла, но и так и так, решила Паола, Гарричу недолго оставалось, и его внезапное вчерашнее прозрение дорого ему обошлось. Загадочный Повелитель сделал ход, в очередной раз оказавшись ближе, чем они могли предположить. Паола прикрыла входную дверь и, ведомая каким-то наитием, двинулась вглубь лавки антиквара. Тьяга, тихо прошелестев, покинула ножны, а вампирша столь же тихо призвала Когти на левой руке. Лёгкий, почти невесомый сквозняк коснулся её щеки, словно приглашая её спуститься в подвал, где, как она предположила вчера, могло быть их убежище.

Но едва наступив на лестницу, ведущую в подвал, Паола выругалась – скрип неимоверных своей высотой нот расколол тишину. Все глухие в этой части города теперь могли рассказать слепым, что сейчас произошло. Поэтому она ускорилась, ногой выбив дверь, за которой начинался подвал и, словно в воды моря, она погрузилась в растекающийся оттуда мрак. Ей сразу же стало не по себе, хотя именно в таких местах прошла значительная часть её жизни. Но в этом месте темнота таила угрозу, и она решила ответить на этот вызов. Когти осветили короткий коридор, ведущий куда-то дальше, в другое помещение. Паола подумала и убрала тьягу, призвав Когти на правой руке тоже. Фиолетовое свечение выхватило из мрака зловещего вида каменную статую какого-то сверхъестественного существа, которому, видимо, здесь поклонялись. А запах застарелой крови ясно давал понять, что эта богиня не покровительница урожая. Эти слабовольные идиоты нашли себе новых богов и весьма кровожадных, как на её вкус. Паола решила пройти до конца коридора, чтобы наверняка убедиться в отсутствии там Сильвер, когда на неё из бокового коридора, который она не сразу заметила, бросилось какое-то существо, размахивая руками. Длинные спутанные волосы не давали рассмотреть его лица, но вампирша не сомневалась, что оно принадлежит какой-нибудь её знакомой и решила действовать по-своему.

Одним движением она «сбросила» Когти и встретила напавшего ударом прямо в спутанные волосы, туда, где по идее у людей нос. Неприятный хруст сопровождал короткий полёт существа к стене, но не успело оно отвалиться от стенки, как вампирша уже оседлала оппонента и нанесла еще парочку ударов. После чего активное сопротивление сошло на нет. Паола сразу же пожалела, что не взяла с собой факел, мысленно дав себе подзатыльник, и дав себе зарок в следующий раз не импровизировать. Решив проверить всё же свою теорию, она склонилась над странным существом, отбрасывая спутанные волосы с лица. Вопреки ожиданиям это была не Сильвер. Неизвестная женская особь, предположительно, человек с крайней степенью истощения. Удивительно, что она вообще двигалась, да к тому же с такой энергией.

Обострённый слух подсказал, что в коридоре кто-то или что-то движется. Паола, еще раз взглянув на поверженную, выглянула в коридор. Тьма, сродни изначальной, рассеивалась в глубине коридора призрачным зеленоватым свечением, живо напомнившим недавние события. Вампирша прошипела проклятия, но всё равно двинулась в ту сторону. Она обратила внимание, что в коридоре практически нет пыли, что говорит о его частом использовании. Паола достала один из ножей, решив повременить с Когтями, чтобы не выдавать себя раньше времени. Хотя какая-то её частица настойчиво твердила, что о ней уже знают и просто заманивают в ловушку. Тем не менее, решила она, посмотрим, выдержит ли ваша паутина такую муху.

Свечение постепенно сходило на нет, что говорило о том, что его источник отдаляется, либо слабеет. Подкравшись ближе, Паола поняла, что в самом конце коридора есть проход, из которого и идёт это свечение. Она решилась на отчаянный трюк. Сделав несколько быстрых шагов, она подпрыгивает и отталкивается одной ногой от стены, совершая кувырок в помещение. Почти сразу над её головой что-то вжикнуло и с дребезгом отскочило от стены. Скорее всего — метательный нож, но чем Дарон не шутит.

Оглядевшись по сторонам, Паола насторожилась еще больше. Сейчас она находилась в широком коридорчике, стены которого были выложены светло-серым мрамором. В двух шагах от неё стояли фигуры в плащах до пола и масках, изображающих чудовищ. Из коридора вела одна-единственная дверь, сколоченная из тёмного потрескавшегося дерева. А вот на её пороге и стояла Сильвер. В плаще, но без маски, она напоминала жрицу какого-то бога. Когда же, увидев Паолу, она вскрикнула, неосознанно прижав руки к лицу, плащ разошелся, явив прекрасное платье. Паола решительно игнорировала сей факт, пристально вглядываясь в стоящие неподвижно фигуры. Под широкими плащами можно было спрятать всё что угодно. Развязка едва не наступила через несколько ударов сердца, когда руки обеих «масок», как про себя их определила вампирша, взметнулись вверх, и мимо лица Паолы прошелестела пара ножей. Её ответ не заставил себя ждать. В первую очередь, уйдя с линии возможной следующей атаки, она бросилась на метателя, но в последний миг сменив направление движения, обрушилась на его напарника. Когти, полыхнувшие своим неповторимым светом, ударили прямо под капюшон. Визг, резанувший слух, быстро сошёл на нет, а самой Паоле пришлось уворачиваться от атаки длинным клинком, на лезвии которого виднелась засохшая корочка яда, действие которого ей не хотелось испытывать.

Тем временем Сильвер скрылась за деревянной дверью, оставив Паолу разбираться с «препятствием». Не видя, что скрывалось под капюшонами, ей пришлось выкладываться полностью, чтобы не быть порезанной на части. Мало кто из известных ей существ мог посоперничать с ней в скорости, но оставшейся «маске» это вполне удавалось. Паола едва не пропустила быстрый укол в область шеи, и лишь невероятным усилием она отвела длинный тонкий меч в сторону. Но открывшись на миг, она пропустила удар ногой под коленный сгиб и рухнула на пол. «Маска» развернулась, чтобы добить, и Паола увидела блеск ярко-красных глаз под капюшоном. Обратным кувырком она разорвала дистанцию и, вскочив на ноги, тут-же бросилась в атаку.

«Когти» столкнулись с мечом и сталь впервые подвела своего владельца. В тот миг, когда осколки клинка едва отделились от лезвия, вторая пара когтей уже погрузились в грудь неизвестного существа. Не зная, с кем она имеет дело, Паола на всякий случай еще несколько раз погрузила в грудь «маски» свои когти. Едва противник перестал хрипеть и дёргаться, вампирша уже повернулась в сторону двери, за которой скрылась Сильвер, но решила всё-таки уступить своему любопытству. Присев на корточки, она стянула капюшон с головы противника и удивлённо присвистнула. На неё смотрела точная копия Сильвер, только искажённая предсмертной агонией. Поставив мысленную зарубку вернуться к этому вопросу, Паола направилась в нужную сторону, но снова остановилась. Повернувшись, она подошла к первой убитой «маске» и так же стянула с неё капюшон. Теперь уже она нахмурилась, так как снова на неё смотрели невидящие глаза Сильвер.

— Ну, допустим, они были тройняшками. – Буркнула она, доставая тьягу и направляясь в сторону заветной двери.

Убегая от неё, Сильвер не озаботилась её закрыть, либо это было сделано нарочно, чтобы увлечь её вглубь ловушки. Пожав плечами, Паола толкнула дверь и, выставив перед собой клинок, шагнула внутрь. Как оказалось, её никто не ждал, а коридор с низким потолком убегал в неизвестность. Через равные промежутки в стене были вставлены факелы, дававшие достаточно света, чтобы не натыкаться на стены. Кое-где на стенах виднелась паутина, но её было так мало, что можно было сказать, что этим ходом пользовались регулярно. По прикидке, она уже находилась на десяток метров ниже горизонта, а коридор продолжал уводить её еще ниже. «Ну, куда-то ж ты должна была забиться», — начиная злиться, подумала она. Но едва сделав с десяток шагов, она наступила на каменную плитку, и только обострённый слух спас её. Где-то за стенкой сработал механизм, и из правой стены ударили арбалетный болты, выбив искры и каменную крошку. Будь она обычным человеком или другим существом, лежала бы сейчас, истыканная стрелами, как ёж иглами.

Злость на Сильвер стала расти, как на дрожжах, но дальнейшее продвижение замедлилось из-за опасения попасть в новую ловушку. Паола обходила все подозрительные места, стараясь не попасть в следующий капкан, из которого могла уже и не выбраться. Спустя некоторое время коридор изогнулся, и перед вампиршей возникла небольшая круглая комната. Вдоль стен стояли скамьи и какие-то древние, судя по виду, сундуки, грудами глиняных осколков отмечены были места с приношениями. В центре располагался невысокий каменный постамент, на котором возвышался богато украшенный саркофаг. Сильвер в комнате не было. Едва Паола вступила внутрь, нарушив некую невидимую границу, температура в склепе (а то, что это была чья-то усыпальница, она уже не сомневалась) упала на несколько градусов. Следом раздался треск и саркофаг разлетелся мелким крошевом. В пыли и обломках возникла фигура, замотанная в толстый слой бинтов. Ростом она превосходила вампиршу самое меньшее — на фут. На голове сияла золотом диадема с драгоценным камнем в центре, что говорило о принадлежности мертвеца к высшей аристократии, а может даже и наличию в иссохших венах пары капель королевской крови.

Все эти размышления пронеслись и растаяли предрассветным туманом, так как в этот миг мумия обнаружила постороннего в своих владениях и устремилась к нарушителю, бодро перебирая практически негнущимися ногами. Несмотря на то, что лицо неизвестного существа было плотно забинтовано, оно не испытывало затруднений с ориентацией в пространстве.

— Да что ж такое! – выругалась под нос вампирша, разом забыв о тьяге и призывая Когти. В своё время она слышала о мумиях, но никогда не видела их вживую. Старшие ит’хор рассказывали о древних гробницах, которые иногда находили при строительстве или в горах, что были обставлены подобным образом. Но кто оставил после себя своих мумифицированных мёртвых, для них оставалось загадкой.

Раздался треск ткани и бинты на руках мумии прорвали мерзкие когти, словно принадлежащие полуразложившемуся покойнику. Отвратительный вонючий гной струился по ним, с шипением капая на пол. И там, куда он попадал, вверх подымался дымок, словно плавился сам камень.

— А ты опасней, чем кажешься, приятель, — проворчала Паола, сосредоточившись на грядущей схватке. Быть проткнутой подобным оружием не сулило лёгкой смерти даже такой, как она. Так как отступление было невозможно из-за коридора с ловушками, ей пришлось прыгнуть вперёд и в сторону, уходя от рвущихся к живому когтей, чтобы иметь место для маневра. Развернувшись с невероятной скоростью, мумия снова выбросила руку, пытаясь достать нарушителя. Паола уклонилась и от этого выпада, всё еще сомневаясь в необходимости драться. Возможен же был другой выход?! Или нет?!

Тем временем бинты, стягивающие лицо мумии, стали быстро набухать влагой, проявляя местоположение глаз, носа и рта. По всему покрытому бинтами телу стали проступать загадочные символы давно мёртвого языка. Мумия пробормотала что-то угрожающее, и Паола ощутила исходящую от этих слов реальную опасность. Воздух слева и справа от мумии замерцал, и на этих местах появились две здоровые пустынные гиены. Вид у них, правда, был не очень здоровый, зато челюсти были просто огромными. Не сказать, что это были мумии, но то, что их жизненный путь прервался очень давно, сомнений не вызывало. Шкуры не хватало, и во многих местах проглядывали сгнившие внутренние органы и белели кости. Тем не менее их повелитель вытянул в сторону Паолы длинный жуткий палец и прохрипел несколько слов на своём языке. Гиены словно всю жизнь ждали этих слов и бросились вперёд с завидным азартом.

Паола тем временем бросилась вперёд, но в последний момент, оттолкнувшись от земли, она перелетела через головы оживших гиен. Оказавшись в «мёртвой зоне», вампирша одним резким взмахом отсекла у ближайшей бестии задние ноги. Скрип, вой, зубовный скрежет, но встать зверюга уже не смогла, а наоборот, стала довольно быстро истаивать, оседая на пол неаппетитно выглядящей кучей гнилья. Оставшаяся гиена так же молниеносно атаковала, никак не среагировав на участь своей товарки. Увлёкшись игрой с «питомцами», вампирша едва не прозевала их хозяина. Мумия почти неслышно подкралась к ней, увлечённо шинкующей оставшуюся тварь, и в этот раз она едва не выполнила своё предназначение. Лишь в последний из возможных мигов Паола ногой отбросила гиену и скрестила когти с мумией. Силы у высохшего куска плоти, как обозвала её вампирша, было хоть отбавляй, и вскоре Паола стала отступать, шаг за шагом. Неожиданно нога её поскользнулась на быстроразлагающихся остатках одной из гиен, и самым позорным образом вампирша шлёпнулась на пятую точку. Мумия что-то пробулькала, вытягивая в её сторону одну из своих дланей, и Паоле нечего не осталось делать, как поспешно откатываться в сторону через озёра разложившегося древнего мяса. Липкая, вонючая субстанция облепила её с ног до головы. О запахе вообще не стоило говорить. Он был ужасен!

Вскочила на ноги уже порядком разъярённой фурией. Издав приглушённое рычание, она со всех ног бросилась в атаку. Скрестив пару раз когти с мумией, вампирша внезапно ушла в низкую стойку и отрубила ей правую ногу. Не найдя точку опоры, забинтованный ужас рухнул на пол, и его тут же накрыла тень вампирши, которая в доли секунды отсекла все конечности, оставив голову напоследок. Усевшись сверху на поверженного противника, она задумчиво рассматривала диадему и в конце концов не выдержала и убрала её в один из карманов куртки, чувствуя при этом небывалый душевный подъём. Оказывается, разграбление могил очень прибыльное занятие. Правда, не в тех случаях, когда сам владелец оживает и стремится полакомиться грабителями.

Выход обнаружился очень быстро. Одна из стен оказалась ложной, и за ней открылся еще один крысиный лаз и, как надеялась Паола, последний. Способность Сильвер, или как там её звали на самом деле, избегать смерти вызывала невольное восхищение. Если бы она не чувствовала здесь руку кого-то более могущественного и расчётливого. Главный кукловод еще не объявлялся, и это было основной проблемой. Тот ли это таинственный Повелитель, о котором она столько слышала за минувшие годы, или еще одна безвольная марионетка в руках таинственных манипуляторов. Тем временем ход закончился, и Паола оказалась в чьём-то доме, судя по всему, достаточно обжитом, так как на неё уставились десятки глаз. Красных глаз. Владельцев скрывала до поры до времени темнота, но быстрый осмотр не порадовал. Судя по всему, здесь собралось около дюжины существ, видовую принадлежность которых было не определить. Она же была как на ладони.

Тянуться за тьягой было бессмысленно, эти твари сразу же атаковали бы её. И если они этого до сих пор не сделали, значит, для этого была причина. И весьма серьёзная.

— Добро пожаловать, моя дорогая! – раздался сильный голос уверенного в своих силах существа. – Здесь тебе не понадобится оружие. Здесь ты будешь, как дома. Мы рады приветствовать у своего очага одну из Семи Великих кланов. И мы говорим тебе – здравствуй, сестра из клана Ит’хор.

— Кто вы? На мой взгляд, невежливо для хозяев скрывать своё лицо от гостя.

— О-о, простите мне мою оплошность, — вновь произнёс голос и в помещении, куда попала вампирша, разом вспыхнули десятки свечей. На мгновение Паола была ослеплена и в этот миг её можно было брать голыми руками, но, видимо, её не хотели брать в плен. Или просто здесь собрались дилетанты. Что снова было ей на руку. Когда зрение к ней вернулось, она медленно осмотрелась по сторонам, и на миг её сознание отказалось подтверждать увиденное. Здесь были вампиры, множество вампиров. В основном не из Кланов, хотя она заметила одного из рез’згат. Правда, без его копья, что было так же немыслимо, как и она без Когтей.

Она стояла так, оглядываясь долгую минуту, вглядываясь в лица, что взирали на неё, как на диковину. Никто ничего не говорил, словно все были немы, а голосом владел лишь один из них. Она видела древних существ и пару молодых лиц, но всех их объединяло некое сходство. Нет, не клановое, что-то лежащее не так глубоко, но пока она не смогла это понять.

— Что это за сборище?! – произнесла она громко. – И почему вы спрятались в этой норе?

— Это разве не очевидно, — произнёс всё тот-же голос. – Мы все собрались здесь, потому что грядёт новый век. Век, когда наш народ сможет вернуть себе часть утраченного величия. Мы отомстим людишкам и всем, кто был с ними заодно.

— Да ну! – скептицизм Паолы можно было резать ножом. – Боюсь, я уже догадываюсь, КАК вы собираетесь вернуть утраченное. Глупыш Гаррич рассказал мне, а его труп наверху в лавке — лишнее тому доказательство.

— Ложь! – прогремел голос, и вперёд вышел его владелец. Внешне он ничем не отличался от обычных людей, если бы не мощь его голоса. Он словно заставлял повиноваться его обладателю, пригибал к земле, заставлял чувствовать себя ничтожеством. Но Паола чувствовала порченность этого дара, это как плесень, что покрывает свежие на вид продукты. – Гаррич умер потому, что был слаб и недостаточно верен нашим идеалам.

— Гаррич работал на сид’дха! – процедила она, еще раз оборачиваясь и вглядываясь в лица собравшихся. — Вы все работаете с врагами своего собственного народа! Все вы! – Паола выхватила тьягу наведя её острие на говорившего от имени всех собравшихся вампиров. – Я называю тебя лжецом и предателем! Волей Тёмных Богов я требую поединка чести. Хотя откуда честь у таких отбросов, как вы! Если подобные вам выжили, то мне стыдно за мой народ!

— Боги отвернулись от нас! – голос главаря срывался от бешенства. Он, брызжа слюной вырвался вперёд из-за спин своей паствы. – Они бросили нас в час величайшей нужды. Я не верю в богов. Но так и быть, поединок ты получишь. Ты слишком зашорена, чтобы видеть истину. Поэтому умрёшь. Халгаш’шар, убей её!

— Как скажешь, предводитель! – раздалось низкое ворчание и в круг вышел кто-то, закутанный в плащ, что поглощал собой любой свет. Паола сразу же услышала стук его шагов, когда он шёл к ней, и её взгляд первым делом упёрся на его ноги. Но вместо ног она увидела копыта, выглядывающие из-под плаща.

— Это исчадие! Вы куча законченных идиотов, это же исчадие! Вы совсем лишились рассудка?! Если…, — она замолчала так резко, словно вокруг неё кончился весь воздух. Безвольно опущенные руки, пустые лица и только глаза… Глаза горели огнём, каким никогда не горели глаза вампиров ни до, ни после Падения. Страшная истина раскалённой иглой вошла в сознание Паолы. Они были одержимы потусторонними сущностями, духами исчадий и были, по сути, теми марионетками. Безвольными проводниками воли сид’дхов, что выпустили на свободу запертых за гранью Бездны исчадий. Несчастный Гаррич, видимо, не был одержим и стал догадываться, что к чему, но тут появилась она и всё пошло прахом.

— Несчастные глупцы! – проворчала она под нос, призывая Когти. Фиолетовый отблеск подействовал умиротворяюще. Её магия с ней и умрёт с ней, а не даст какой-нибудь древней твари управлять её телом. Тем временем исчадие сбросило плащ и оказалось на голову выше неё. Бугрящееся мышцами тело было покрыто язвами и открытыми ранами, что, однако, никак не влияло на его бойцовские качества. Двигался он с грацией хищника, многоопытного, злого и голодного. В каждой руке он держал по мясницкому топору, вращая ими, словно они не весели ровным счётом ничего. Неприятного вида слизь сочилась из его пор и стекала на топоры. Рот был растянут от уха до уха и усеян двумя рядами мелких акульих зубов.

— Ты умрёшь здесь! – прохрипел он. – И твоя тайна умрёт с тобой. Но прежде верни осколок кристалла, и я убью тебя легко. Иначе…

— Иначе я тебя разделаю, как праздничного барана, — бросила в ответ Паола и ринулась в атаку, позабыв об усталости. Когти мелькали с устрашающей скоростью, высекая искры во время столкновения с оружием исчадия. Её натиск продолжался, и она видела, что достаёт противника. И там, где её когти доставали врага, его плоть обугливалась, вызывая на лице оскал боли и ярости. Но время уходило, и она решила заканчивать бой. Раскрывшись, она подпустила его очень близко с большой долей вероятности, что он сможет нанести решающий удар. И вот топоры падают вниз, стремительно приближаясь к телу, но в последний миг Паола буквально бросается в «объятия» противника, оказываясь вплотную к нему. Она еще успевает заметить изумление в его глазах с вертикальными зрачками, когда её Когти погружаются в его тело, вспарывая его от паха до грудины.

Стряхнув разом обмякшего противника, она шагает вперёд, ища взглядом главного. Но в зале царит паника и суета. Никому не приходит в голову мысль напасть, хотя кажется, что её собьёт с ног даже порыв ветра. Мелькнуло лицо Сильвер, и Паола устремилась за ней. Пробираясь к выходу, она видела ответвления коридора, уходящие в неизвестность.  Из некоторых несло падалью и гниющей плотью, слово там были места питания стаи хищников. Вампиры не ели человеческую плоть, значит, это сделали исчадия, вселившиеся в их тела. Бедные глупцы! Быть обманутыми собственным вождём и проданными чужим в угоду его амбициям. Эту тварь следовало прикончить, тем более он мог знать об остальных осколках Кристалла.

Под городом оказался настоящий лабиринт. Паола уже мечтала выбраться на поверхность, если бы знала в какую дверь выйти. Она преследовала Сильвер, не теряя её из виду, хотя уже понимала, что скорее всего это лишь одно из исчадий. Хотя еще один вопрос занимал её последние несколько минут погони, почему эта группа сидела тихо, хотя империя уже начала погружаться в пучину ужаса и необъявленной войны. В конце концов преследуемая скрылась за поворотом, и стоило Паоле повернуть следом, как ей в глаза ударил дневной свет, который она встретила едва ли не с радостью. Распахнутые ставни на большом окне придерживала Сильвер, ожидая, по-видимому, что её преследователь сейчас весело рассыплется пеплом. Но Паола задержалась лишь на мгновение, после чего поприветствовала свою добычу ударом ноги. С удивлённым вскриком Сильвер рухнула на пол, где её сразу же оседлала вампирша. Тьяга придавила шею беглянки к полу, прочертив тонкую кровавую полосу:

— Говори! – прошипела Паола, сжав ладонь что есть силы. Сильвер вскрикнула, дёрнулась и кровь побежала весёлым ручейком.

— Ч-что ты хоч-чешь уз-знать? – с трудом проталкивая слова через придавленное горло спросила она.

— Ты одна из нас или уже эта тварь?

— Я всё еще вампир. Но я не понимаю, почему солнце на тебя не подействовало?

— Не твоё дело, предательница. Скажи мне, что я хочу знать, и солнце не получит тебя. Щедрое предложение, в отличие от вашего. Но ты не отвлекайся. Говори, говори.

— Несколько лет назад, — начала Сильвер. – В нашу лавку зашёл господин, в котором мы сразу почуяли древнюю и благородную кровь. Он представился Ильеш гар’Варруном. Благородная кровь. Древняя кровь. Он говорил нам о былом величии нашей Империи, о том, что время пришло выйти из того угла, в который нас загнали людишки со своими союзниками. Гар’Варрун сказал, что нашёл новых союзников, силы которых неисчислимы. Мы поверили ему, как не верили никому до этого. Он нашёл дорожку к нашим сердцам, вдохнув в них надежду. Он… когда мы увидели воочию наших «союзников», для большинства из нас было уже поздно. Он приводил всё новых и новых исчадий, и они захватывали наши тела. Мы с Гарричем приводили людей, и они питались ими в этих катакомбах, словно дикие звери. Рвали на части, обгладывали кости, ковырялись во внутренностях жертв.

— Ты могла уйти. Сбежать, — прервала её Паола.

— Не могла, — опустила голову Сильвер. – Ты не понимаешь, ит’хор. От них не сбежать, они находят нас по какому-то запаху или чувству, я не знаю. Это как-то связано с их магией, их особенностью. Они могут найти даже иголку в стоге сена, а на нас солнце действует всё так же смертельно.

— Если бы ты действительно захотела, — Паола сделала паузу. – Им было бы тебя не остановить.

— Не у всех из нас есть силы и способности, как у одной из Кланов, ит’хор. Не забывай этого. Большинство из нас ничем не отличались от тех же людей.

— Ну, прибедняться не надо, — голос Паолы стал твёрже. – Твои силы несоизмеримы с людскими. Кстати, моя дорогая, что это за сёстры тройняшки были в том странном коридоре?!

— О чём ты?! – Сильвер изобразила недоумение.

— Те «маски», которые прикрывали твоё бегство из коридора, были твоей точной копией. Словно две капли воды, как говорят люди. Ничего не хочешь мне сказать?

— Мне нечего сказать тебе, ит’хор, — голос Сильвер резко стал ниже, срываясь на хрип, тело стало меняться, течь, будто восковая свеча. Но Паоле было неинтересно, в какую тварь способна превратиться та, что когда-то была ей соотечественницей. Взмах Когтей, и голова перерождающейся твари отлетела прочь, тут же начав разлагаться.

Покинула она эти переходы через какой-то пакгауз, стоящий на отшибе в центре пустыря. Настроение было паршивым. Чтобы переловить эту свору, потребовались бы силы клана, а не одиночки, пускай и с иммунитетом к свету. Один Хоук не сильно бы исправил положение. И Паола решила идти в магистрат, хотя и понимала, что ей могут и не поверить, а доказать всё это она не сможет. Убитые исчадия сразу же разлагались, так что доказательств никаких она бы не предоставила, а валить всё на вампиров в высшей степени безответственно. Поэтому она решила покинуть город как можно скорее. Паола приняла решение поставить власти города в известность о творящемся у них под носом только после того, как выйдут за городские стены. Хоук встретил её словами укора, но она отмахнулась от них, сразу перейдя к сути происходящего. Мальчишка слушал не перебивая, а затем так же молча стал собирать вещи.

— Когда мы выходим? – спросил он, наконец-то взглянув ей в глаза.

Ей хотелось сказать, что сразу, но тут она наконец увидела, что мальчишка едва сдерживается, чтобы не рассмеяться.

— Что?!

— Ванна. Я думал, ты не уйдёшь без того, чтобы не поваляться в мыльной воде, Паола. От тебя, честно говоря, попахивает. И не скажу, что это розы из сада наставника.

— Мелкий паршивец, — беззлобно бросила она, но вещи, бывшие на ней, нуждались даже не в стирке, а уже в замене точно. Двигаться дальше в них она бы не смогла, наверное, и под страхом смерти. Пришлось задержаться еще на час, да еще потратиться на новую одежду. К счастью, в последний момент Паола вспомнила о диадеме мертвеца в одном из своих карманов и спешно переложила её в свой мешок. Чисто из желания попозже отыграться перед Хоуком.

За всеми хлопотами она не заметила, как солнце миновало зенит и стало тяжело, по-трудовому клониться к закату. Самое время нанести визит вежливости в городскую магистратуру. Разузнав все интересующие её подробности, она отправилась на приём в городскую ратушу. Пройдя без приключений полгорода, она на центральной площади едва не сцепилась с торговцем цветами из-за цены за букетик огненных ирисов. И оставив последнее слово за собой, с гордо поднятой головой вошла к магистрату. Градоначальник Торкал Грец ей понравился сразу. Простой, основательный, он выслушал её, ни разу не перебив. А когда уточнил адрес и имена владельцев, градоначальник позвонил в колокольчик, и в дверь вошёл высокий кряжистый воин в побитых, но добротных доспехах. Отдав ему указания подготовить людей, он предложил ей вина и сам налил в два высоких бокала.

— Кое-что в Вашей истории мне непонятно, но Вы, я думаю, не откажетесь прогуляться с нами. Чем Саретис не шутит, кстати, — он резко сменил тему. — Вы не против, если к нам присоединится жрец?

— А должна?

В ответ Грец улыбнулся и пожал плечами, пригубив вина:

— Не многим они нравятся, — он дёрнул щекой. – Но польза от них тоже есть.

— Вам видней, — Паола выпила вина и удивлённо вздёрнула брови, — недурственно! Весьма недурственно!

— Из личных запасов, — в этот момент в дверь втиснулся воин и кивнул головой. – Ну что ж, пойдёмте, испытаем судьбу, — невпопад сказал он, опоясавшись мечом. Судя по слегка стеснённым движениям, под камзолом была одета кольчуга. Выйдя во двор, она увидела отряд нерегулярной стражи, как обычно называют наёмников, числом дюжину.

Возле антикварной лавки Гаррича всё так же было безлюдно, словно люди чуяли исходящую от этого места угрозу. Неподалёку от лавки маячил Хоук, сразу же подбежавший к ней.

— Я смотрю, Вы тоже не одна, — Грец оценивающим взглядом окинул юношу, и тот сразу насупился. – Предусмотрительно.

Тем временем на их группу стали оглядываться, но в это время на улице перед лавкой появился жрец Саретиса. Немолодой, грузный, двигался он, однако, довольно легко, словно ни годы, ни лишние фунты не тяготили его. Жреческие одеяния ярко-жёлтого цвета не смогли скрыть бравое прошлое человека, а судя по шрамам на лице, было оно бурным.

— Приветствую Вас, тэйра…

— Не тэйра, — милостиво улыбнулась вампирша, — госпожа Аэдаль Тинори. А это мой спутник, Хоук тэйр Радчич.

— Очень приятно, — неожиданно жрец протянул руку и едва прикасаясь пальцами к кисти Паолы, запечатлел на ней поцелуй. – Встретить такую красоту вдали от столицы. Сар Гдан к Вашим услугам. А Вы, молодой человек, из Академии Мунин? Далековато забрались и сразу столько событий, а?!

Паола разом напряглась. Слишком проницательно для провинциального святоши. То же самое, видимо, понял и Хоук, так как крепче сжал рукоять двуручника:

— Не могу сказать, многоуважаемый сар. Вся империя в огне, поэтому в событиях недостатка не наблюдается.

— Не спорю, — склонил голову сар Гдан. – Просто в нашей дыре, не обижайтесь господин Грец, за событие сходит пьяная драка, а тут — целая куча предателей. И только что прибывшие в город путешественники раскрывают жуткий заговор. Шито белыми нитками, как по мне. Но от столь обворожительной госпожи я готов стерпеть и большее.

В конце концов было решено, что внутрь пойдёт градоначальник, сар Гдан и семеро наёмников. Остальные будут ждать команды, либо окажут помощь в случае крайней нужды. Хоук, которому не по нраву была мысль снова отпускать Паолу одну, хмурился и зло зыркал по сторонам, прекрасно осознавая, что может ждать внизу людей. То, что их поприветствует мёртвый Гаррич, так же не вдохновляло. Но то, что сразу никто из поисковой команды не вышел означало, что они, невзирая ни на что, идут дальше.

Не разговаривая со стражниками, юноша ходил из стороны в сторону, словно тигр в клетке, прислушиваясь к малейшему шуму. А минуты тем временем медленно перетекали в полчаса, час, и когда в конец измаявшийся юноша хотел идти уже сам, из лавки ощутимо запахло дымом. Ругаясь, на чём свет стоит, оттуда стали выбегать изрядно потрёпанные стражи, сар Гдан и градоначальник. Вид у них был такой, что вопрос о том, чем они занимались, был бы неуместен. Многие были ранены, некоторые тяжело, но среди всех, Хоук не заметил Паолу:

— А где госпожа Аэдаль?

— Сейчас подоспеет, — откашливаясь произнёс сар Гдан. – Ну и рубится твоя госпожа, малец! Одно загляденье! Жаль только, никак не могу понять, где ж её так обучали. Очень необычная техника владения саблей.

Хоук в ответ лишь пожал плечами, обеспокоенно вглядываясь в дверь лавки. Наконец, она распахнулась еще раз, и на улицу буквально выпала Паола. Тьяга по самую рукоять была залита бурой жидкостью:

— Ох-хо-хо! – простонала она, довольно улыбаясь. – А Вы совсем неплохи для своих лет, сар Гдан, — засмеялась она. – Жаль, я не встретила Вас лет эдак сорок назад. Было бы неплохо позвенеть с Вами клинками.

— Всегда к Вашим услугам, госпожа Тинори. Особенно после сегодняшнего дня. Весь город у Вас в неоплатном долгу.

— Вы слышали это, господин Грац?! Прошу заметить, не я начала этот разговор. Я думаю, город сможет оплатить мне номер с ванной? – лукаво улыбаясь, промолвила Паола.

— А где Вы остановились, госпожа?

— В «Свинье у дуба»

— Неплохой выбор, — крякнул градоначальник.

Через некоторое время, когда страсти поулеглись, и все стали расходиться по своим делам, Хоук, не выдержав, полез к вампирше за объяснениями. Вопреки ожиданиям, она скупо обрисовала ситуацию:

— Спустились и попали в засаду каких-то тварюшек, — она пожала плечами. – Я так и не смогла понять, кто они. Но бились они отчаянно. Кроме них там были еще свежеобращённые, некоторые с оружием. В общем, — резко подвела она итог, — мы победили! На некоторое время хватит, чтобы держать их в узде. А пока градоначальник отпишется в столицу. Глядишь, и выйдет что. Пойдём, малыш, — устало произнесла она. – Нам всем необходим отдых. Всем нам.

все части >>>

©  Денис Пылев Сайт автора


Состояние Защиты DMCA.com

Смешные и добрые Дневники сказочных героев и другие произведения начинающих и именитых авторов. Конкурсы и подарки участникам.

^ Вверх