По следам сказок

По следам сказок

«Все страны живут по законам, а Россия – по пословицам и поговоркам.»
Александр II
___

— Юрка, очнись!
Кто-то настырно тряс его за плечо и, судя по голосу, это был не кто иной, как Мишка – его закадычный друг. Волей-неволей пришлось открывать глаза.
— Ну, чего разорался…
Дальше продолжить свою отповедь он оказался не в силах – уж слишком колоритный лежал вокруг пейзаж. Угольно-черный песок, лилово-грозные тучи на янтарном небе и жуткого вида два алых солнца за горизонтом.
— Ни фига себе, — только и смог вымолвить парнишка.
— Во-во.
— Где это мы?
— А я откуда знаю, — проворчал приятель, вытряхивая колючий песок из кроссовок. – Тебе виднее.
— Мне? – Округлил глаза Юра.
— Ну а кому еще? Это ты позвал нас…блин…Дэн…
Вскочив на ноги, он вскарабкался на вершину холма и замер.
— Иди сюда.
— Чего там?
— Иди сюда – говорю!
Делать нечего, пришлось уступить. Тяжело вздохнув, Юра начал взбираться наверх осыпавшейся дюны. Удовольствие еще то, должен я вам доложить. Ноги вязнут в песке. А тот так и норовит скинуть свою добычу вниз.
Впрочем, не разбив яйца, яичницу не сделаешь.
— Ну?
— Что «ну»? «Баранки гну». Сам смотри!
А поглядеть было на что. Выстроившись в три ряда, под сенью пышного некогда дуба стояли славные сыны земли русской. Стояли и не двигались с места.
— Тридцать три.
— Что?
— «Тридцать три богатыря в чешуе, как жар горя…»
— Это как в сказке что ли?
— Выходит, что так.
— Мда, вот так фортель…что делать-то будем?
— Будем налаживать контакт со сказочными персонажами.
Поправив бейсболку, Миша решительно направился к ним. Уделом Юры, на этот раз, стала второстепенная роль. Он послушно поплелся вслед за другом.
Разговаривать, правда, все равно как выяснилось было не с кем. На деле витязи оказались каменными истуканами, невесть откуда взявшимися в этой пустыне. Крона дуба облетела, а само исполинское дерево почернело от палящего жара.
— Смотри.
Сбоку от скопления статуй торчал блестящий терминал. По его темному экрану медленно ползла незатейливая надпись: «please, insert coin».
— У тебя есть мелочь?
— Вроде была, — Юрка порылся в карманах и нашел пятирублевую монету. – Только возьмет ли…
— А вот это мы сейчас и проверим. Вставляй.
Жетон провалился внутрь и тут же заработали шестеренки неизвестного механизма. Экран заморгал и полностью погас.
— Эх, пиндосовская техника, — Миха с досадой ударил по терминалу.
— Попрошу без рукоприкладства! – Ожили мертвые динамики. – Подгружаю языковую базу.
— Ты гляди, работает.
На экране загорелась змейка инсталляции и появилась цифра «1».
Прошло пять минут.
— Ну, давай, грузи, консервная банка.
Прогресс не улучшился ни на йоту.
— А может по ней садануть еще разочек? – Ухмыльнувшись, пробурчал Юрка. – Для ускорения, так сказать.
— База загружена, — тут же возвестил компьютер и выпростал из своих недр клавиатуру. – Каков будет Ваш запрос?
Почесав макушку, Миша принялся отстукивать задачу по поиску друга.
Enter.
В ответ на экране загорелась надпись: «Сам погибай, а…»
— Она что? Издевается? – Юра пнул терминал. – Что за ерунда такая?
— Не знаю. Знакомое вроде что-то. На языке вертится…
— Сейчас у меня эта железка оклемается, — он схватил булыжник, от чего терминал, казалось, даже вздрогнул.
— Погоди, есть у меня одна идейка. – Пальцы пробежались по клавишам, дополнив старую пословицу.
«Сам погибай, а товарища выручай!»
Тут же высветились две иконки: «ДА», «НЕТ».
— Молодец, Миха! Жми: «да»!
«Уверены?»
Переглянувшись, друзья одновременно кивнули головой и повторно подтвердили свой выбор. В это же мгновение из-за бархана выскочил стремительный торнадо и, подхватив мальчиков, рассыпался в воздухе миллионами острых песчинок.
На небе загорелась надпись: «Level 1 complete».
***
— Блин, неужели ошиблись, — сняв обувь, Юра старательно принялся вытряхивать оттуда черные колючки.
— С чего ты взял?
— Ну, оглядись, — подпрыгивая на одной ноге, он старался не свалиться. Рука с зажатой в ней кроссовкой сделала широкий замах. – Опять черте что.
Ядовито-яркая зелень поедала глаза. Лианы, кусты папоротника, бамбуковые стебли – плотная стена, сквозь которую едва пробивались робкие лучи голубого светила.
— Смена декораций, — пожал плечами Миха. – Помнишь? Пару месяцев назад мы ходили в театр всем классом?
— И?
— Что «и»?
— Ну, помню. И что дальше?
— Ааа… — Приятель махнул рукой. – В общем, ответили мы верно и перешли дальше.
— Куда дальше?
— Да я-то откуда знаю. Что ты пристал…я ж не Ванга.
— Эээ…
— Ааа…забей. Давай лучше думать, что делать теперь.
— Что-что. Дэна искать нужно.
— Да ты гений, я посмотрю – хмыкнул Миха. – Тут может на многие километры…
— Может и так, — оборвал его приятель, — но сидя на месте, мы точно ничего не добьемся.
— Тоже правильно. Пойдем…
— …туда.
Они показали пальцами в диаметрально противоположные стороны.
— Скинемся?
— Ага.
— Камень, ножницы, бумага. Цуефа…
— Я выиграл, — расплылся в улыбке Юра и направился в гущу огромных лопухов.
Через полчаса мытарств они наткнулись на заброшенный город. Сквозь мощеные камнем дороги пробивались жесткие пучки травы. Несколько домов осыпалось, а другие напротив остались стоять в назидание потомкам. Причем на каждой двери белел выведенный мелом крест.
— Забавно, — улыбнулся Юрка. – Мне это напоминает…
Протяжный рев не дал ему закончить мысль.
— Бежим, — гаркнул Миша уже на ходу.
Клекот и визг полетели с разных сторон. Мертвый город проснулся и теперь гнал своих непрошеных гостей прочь.
Споткнувшись об очередной корень, Юрка полетел кубарем и растянулся на земле.
— Вставай… — Гулко дыша в ухо, едва выдал приятель. – Быстрей…
— Погоди… — Тяжелый вздох. – Никого нет… — Вздох.
Друзей и вправду больше никто не преследовал. Звуки смолкли.
Стояла полная тишина…лишь тонкий хрип натруженных связок…
— Слышишь? – Миша затаил дыхание, чтобы разобрать.
— Что?
— Да погоди ты. Не мешай! – Он закрыл глаза и прислушался. – Там…
Гонка возобновилась. И на сей раз Юрка едва поспевал за своим другом. Тот летел как ополоумевший байкер по улицам ночного мегаполиса.
— Помогите… — Долетело уже более отчетливо.
Миша ускорился еще сильнее и оттого не успел вовремя притормозить. По инерции он преодолел несколько метров липкой жижи и оказался почти в эпицентре болотного пятна. Совсем рядом с Дэном, от которого осталась одна голова.
— Руку!
— Провалишься, — пробулькал найденный приятель. – Не надо…
Еще немного и он бы скрылся под зыбучей трясиной.
Не теряя времени, Миха схватил его за волосы и вытащил на несколько сантиметров. При этом сам он погрузился по пояс, и все же попытку вызволить друга не бросил.
— Руку дай…балбесина…
— Спасибо…
— Юрас, кинь что-нибудь.
От активных движений трясина пришла в движение и стала быстрее засасывать доставшийся гостинец. Не последнюю роль в этом сыграла и вдвое возросшая масса добычи.
— Скорей.
— Стараюсь, — донесся из-за кустов раздраженный голос.
— Лучше старайся.
— Угу. Тут, блин, на каждом углу валяются мотки веревки. Мечусь, не знаю какой выбрать.
Когда он, наконец, выскочил на берег, над болотом остались торчать лишь две перемазанные грязной жижей головы. Юрка наспех прикрепил к огромному баобабу лиану и кинул второй конец товарищам.
— Хватайтесь скорей.
Дважды упрашивать их не пришлось. Руки намертво вцепились в предоставленную помощь. Напрягшись, Миша принялся выкарабкиваться из трясины, и тут лиана лопнула, оставив в руках несчастных кусок длиной около метра.
Жадно чавкнув, трясина полностью поглотила свою добычу.
— Черт!
Времени на раздумья не осталось.
— Там же верная смерть!
«Сам погибай, а товарища выручай» — пронеслось в голове.
— Черт!!! — Схватившись за лиану, Юрка прыгнул в самый центр трясины.
Во что бы ни стало, нужно было вытащить друзей. Держась за самый край древесного каната, он принялся шарить свободной рукой под водой. К счастью, поиски почти сразу же увенчались успехом.
— Тьфу…
Отплевываясь, показались друзья.
— Не мог выбрать что попрочнее?
— Сам торопил меня.
— Да че вы бухтите на ровном месте? Че делать-то будем? А?
— Че-че…выбираться.
— А выдержит?
— Должна, — нахмурился Юрка и дернул лиану слегка на себя.
Раздался треск и та лопнула посередине.
— Мда, дела…
Больше ничего вымолвить он не успел, скрывшись в бездонных недрах болота.
Склизко. Холодно. Мокро…
Юрка постарался задержать дыхание, да только мощный толчок выбил из него дух, и он непроизвольно глотнул…затхлого воздуха.
— Чудеса в решете…
Протерев глаза, неудавшийся альпинист осмотрелся.
По бокам чадили факелы. Их неровный свет вырывал из сумрачной мглы целые куски ее царства. С потолка капала черная болотная жижа. Впрочем, своды пещеры зарастали прямо на глазах, образуя острые сталактиты.
— Ну что? Все живы-здоровы?
— Вроде того.
— Ребят, что случилось? – Подал голос Денис. – Где мы?
— Да бог его знает, — Миша вынул из железного гнезда факел. – Помню, Юрка нас к себе позвал. Сказал что-то про новую игру. А дальше…хоть убей, не помню. Очнулся я в черной пустыне рядом с ним уже.
— Что за игра?
— Да не было у меня никакой игры, — удивился Юра. – Я и вас-то сегодня не звал. Наказали меня за двойку по литературе.
— Интересные дела…
— В общем, это не суть. Выбираться отсюда надо.
— Это точно.
Миша сделал несколько шагов вглубь пещеры и едва не столкнулся с огромным кувшином.
— Ешки-матрешки. Интересно, что там внутри?
— Не трогай, — крикнул Юрка.
— Почему?
— Эээ…ну как тебе сказать…меня терзают смутные сомнения. Сколько их там?
— Погоди, посмотрю.
Глиняных кувшинов оказалось и вправду много.
— Попробую угадать, — предположил Дэн. – Ровно сорок?
— Ребят, откуда…
— Оттуда. Давайте поторапливаться, а то мне не по себе.
— Не тебе одному.
— Смотрите! Неужели это золото?
На толстом персидском ковре в углу пещеры поблескивали россыпи монет. Здесь же лежали тюки с дорогой одеждой и лари с драгоценными камнями. Юрка схватил динар и покрутил его в пальцах.
— Может и так. Кто его знает.
У Дениса загорелись глаза.
— Ух ты. Это ж сколько всего можно купить на это.
— Где?
— Что значит: «где»?
— То и значит. Выбраться сначала нужно, чтобы тратить что-то.
— Вот-вот.
— Эээх, никакой у вас коммерческой жилки нет, — проворчал Дэн, распихивая честно экспроприированное добро по карманам.
— У тебя зато через край. Пошли.
Через пятьдесят шагов они наткнулись на выход, но он был перегорожен огромным валуном.
— Ну, приехали…
— Да погоди нудеть. Сим-сим, откройся.
Камень с места ни на дюйм не сдвинулся. Зато сбоку открылась ниша, в которой поблескивала старая медная лампа.
— Это то, о чем я думаю?
— Видимо да.
Изумлению ребят не было предела. Юра взял в руки артефакт и принялся разглядывать.
— Потереть надо, — облизав губы, подсказал Денис. – Чего ты ждешь?
— Уверены? – Подал голос Миша.
— А что?
— А то, что джинны, они разные бывают. И злые в том числе.
— Ну, у нас выхода нет.
— Точняк. Семь бед — один ответ. Три.
Юра послушно потер правый бок лампы и осторожно поставил ту на пол. Изнутри повалил густой белый дым.
— Агрххх… — пророкотал чей-то голос. – Кто посмел разбудить меня?
Дым оформился в полупрозрачный контур демона, и тут же в воздухе повис явный запах серы. Мальчишки заткнули носы.
— Значит так, — вперед выступил Дэн. – У нас есть три желания и…
Джинн оглушающе расхохотался. В ответ с потолка посыпался песок.
— Три желания. Ой, не могу, — демон смахнул несуществующие слезы. – Ой, рассмешили. Сказок что ли начитались?
— А что?
— А ничего, — передразнил его джинн. – Убивать, пожалуй, я вас не стану. Порадовали как-никак вы меня. Однако помочь я могу только в одном – выпустить вас. И все.
— И все? – Разочарованно протянул Дэн.
— И все!
— Ну, тогда выпускай.
— Не все так просто. У страха глаза велики…
Повисла пауза. Первым не выдержал Денис.
— И?
— У страха глаза велики… — Терпеливо повторил джинн.
— Ну, велики, и что?
— Да это опять ребус такой, — догадался Миша. – Продолжить нужно, тогда он нас пропустит.
— Что продолжить?
— Поговорку.
— Так это все. В смысле полная она.
— У страха глаза велики…
Позади раздался шум и лязг железа.
— Кто это ковырялся в наших сокровищах? – Визжал противный тонкий голос. – Неужели снова Али-Баба?
— Быстрее парни, вспоминайте.
— У страха глаза велики…
— …да ничего не видят.
— Можете идти, — демон дунул на валун и тот стал прозрачным.
— Спасибо.
Недолго думая, друзья ринулись в созданный портал. А джин тем временем отправился спать в свою потертую медную лампу.
— Level two complete, — крикнул он на прощание в спину.
***
— Смена декораций, говоришь? – Стучал зубами Юрка, вылезая из ледяной воды. – Черт бы побрал такой театр. Посуше места не нашлось?
— Это ты о чем?
— Да так. Миха тут теорию вывел.
— Не требующую доказательств?
— Типа того.
Промокшие до нитки друзья сидели на берегу черной реки. На дворе стояла глухая ночь, так что разобрать, куда их занесло на этот раз, оказалось затруднительно. Вдобавок ко всему звезд на небе не оказалось. То ли плотный покров туч скрыл их, то ли они попросту отсутствовали на этой сцене.
Одним словом, темнота хоть глаз выколи.
— Хххолодно, — пожаловался Дэн.
— По…попрыгай…
— Ттточно…сссогреешься…
Шутки шутками, но это был единственный выход из сложившейся ситуации. И вот на пустынном берегу началась свободная программа художественной гимнастики. Кто во что горазд, что называется.
Более-менее согревшись, мальчишки двинулись вверх по склону.
— Лысая гора.
— Чего?
— Ну…Бломберг. Не слышал?
— Неа.
— В средние века считали, что на лысой горе встречались ведьмы и проводили свой праздник — шабаш. Место уж очень похожее.
Вместо травы и вправду землю укрывал тонкий слой пепла. Ни кустика, ни деревца. Словно кто-то специально выдрал их с корнем отсюда или, что более вероятно, сжег.
— Час от часу не легче.
— Ага. Из огня да в полымя.
— Это только сказки, — улыбнулся Миша.
— Может и так. Да только джинны – они тоже из сказок.
Повисла тишина.
— Смотрите. – Юрка вытянул руку. – Вон там.
Сквозь мрак проступила высокая гора. Совсем недалеко. Ее подножие утопало в туманных хлопьях, внутри которых мелькали пляшущие огоньки. Двигаясь в хаотичном танце, те принялись взбираться на вершину и тем самым опоясали ее своей гирляндой. Свист и хохот разорвали ночную идиллию, заставив мальчишек вжаться в землю.
— Туда мы не пойдем, — прошептал Юрка и потянул товарищей за собой назад. – Только не туда.
В этот момент, растолкав угольно-грозовые облака, наружу высунулась местная луна. Ее густой янтарный взгляд упал на мрачную чащобу леса, словно намекая: «Сюда. Идите сюда!»
И мальчишки поддались на уговоры.
Радужный хозяин встретил своих гостей угрюмой тишиной. Его полумертвые деревья переплелись корявыми кронами. А стволы изогнулись так, словно неведомый великан мял их в своих ручищах не один день.
Осторожно ступая, друзья стали пробираться вглубь чащобы. Острые шипы так и норовили ухватиться за одежду, чтобы вырвать хотя бы клочок из цепких лап.
— Жуткое место, — вынес свой вердикт Денис.
— Ага, — Мишка шарахнулся в сторону от спикировавшей на него летучей мыши. – И не говори.
— Ребят, гляньте. Вон мост.
На берегу ручья валялась груда камней. Когда-то давно, скорее всего еще в прошлой жизни, они вправду могли быть мостом. Но сейчас это были всего лишь развалины.
Юрка подошел к ним вплотную и коснулся старой кладки. В ответ откуда-то изнутри донесся злобный шепот.
— Сюда. Сюда, мой мальчик…
Сквозь темный сумрак на него смотрели лилово-красные глаза.
Юрка подошел к ним вплотную и коснулся старой кладки. В ответ откуда-то изнутри донесся злобный шепот.
— Сюда. Сюда, мой мальчик…
Сквозь темный сумрак на него смотрели лилово-красные глаза.
В одно мгновение Юрка отскочил на несколько метров назад.
— Тттам…
— Тролль, наверное, — буркнул Миша. – Я уже ничему не удивлюсь.
Вскоре показалась поляна, в центре которой стояла маленькая хибарка. Стены скособочились, крыша поползла. От печной трубы и вовсе ничего не осталось.
— Кто голодный? – Пошутил Дэн.
— Не думаю, что там кто-то еще живет.
— Ха. Ты не узнал? Это же пряничный домик.
Он подошел к стене и попытался отломить кусочек. Не получилось. Потянулся к съехавшей кровле. Но и там не удалось позаимствовать глазури. Решив не сдаваться, Денис обошел вокруг домика и подобрал валявшийся кусочек окна.
Карамель оказалась настолько твердой, что он, чуть было, не сломал об нее зубы. Да и вкус оказался не на высоте: прогорклый и острый.
— Наелся? – Подначил Мишка.
— Могу поделиться.
— Да уж не надо.
Дверь в дом скрипнула. И мальчишки бросились наутек.
Может, там никого и нет, да только береженого бог бережет.
— А что собственно мы ищем? – Задался вопросом Юрка.
— Эээ…
— То есть?
— Ну, смотрите, в прошлый раз мы искали Дениса. Спасли его и перешли на следующий уровень. Ключом кстати стала фраза: «сам погибай, а товарища выручай». Что мы и сделали. Правильно?
— Так, — кивнул головой Миша.
— А сейчас что мы ищем?
— Хм. «У страха глаза велики, да ничего не видят».
— Вот ты сказал, и все встало на свои места, — пришел черед подкалывать Дэна.
— Это ключ, а уж как мы им воспользуемся…
— Не время ругаться, парни. Нам сообща нужно действовать.
— Ну-ка гляньте. Свет? Или мне мерещится?
Промеж когтистых веток плясало робкое пламя.
— Семь бед, один ответ. Пошли туда.
В центре леса стояла исполинская башня. Как и зачем она попала сюда, осталось для всех загадкой. Более того входной дверцы предусмотрено не было. Юра пять раз обошел вокруг, пытаясь найти хотя бы скрытую лазейку. Тщетно. Лишь на высоте около десяти метров одиноко светилось маленькое окошко.
— Не к добру все это. Да и как вообще мы туда попадем?
— А зачем туда лезть? Шею ломать? Вдруг ведьма только того и ждет.
— Нужно всего лишь попросить.
— Попросить?
— Ну да. – Миша подошел к башне. – Рапунцель, Рапунцель, проснись. Спусти свои косоньки вниз.
Сверху кто-то раздосадовано крякнул и хриплым голосом пробасил.
— Ну, косы не косы, а лесенку скинуть могем. Майна.
Из окошка выпростали моток веревки, на деле оказавшийся лестницей.
— Кто первым полезет?
Друзья переглянулись.
— Инициатива наказуема…
— Да ладно-ладно, я пойду. – Мишка подергал веревку и обернулся. – Ну…
— Ни пуха, ни пера…
— К черту.
Узловатая лестница извивалась под ногами как змея. Она путалась и мешала спокойно подниматься вверх, но Миша не сдавался. «Еще чуть-чуть, еще немного» — уговаривал он себя. И вскоре его труды увенчались успехом.
Натруженные пальцы вцепились за выступающий парапет, и тут же крепкие мозолистые лапы схватили его и потянули внутрь башни.
Хозяйкой помещения оказалась вовсе не ведьма, и уж тем более не златовласая красавица. Подбоченившись, у окна стоял коренастый гном. Тельняшка на выпуск выдавала в нем моряка. Вместо правой ноги из залатанных штанин торчала деревяшка. По ней шла какая-то витиеватая надпись. В ухе серьга, и алая повязка через пол лица.
Мишка улыбнулся: для полной картины не хватало разве что попугая на плече.
«Пиастры, пиастры…» — почудилось ему в завывании ветра.
Прищурившись, гном смерил гостя недовольным взглядом и сплюнул.
— Не самое хорошее начало для знакомства, юнга. Ты опоздал.
— Простите…
Однако старый морской волк не слушал лепетания нерадивого, как он думал, слуги.
— Будь я по-прежнему капитаном на своем бриге, просто так ты не отделался бы. Десять ударов плетьми и пара дней без воды на палящем солнце привели бы тебя к порядку.
— Я…эээ…
— Что ты там мычишь себе под нос? Пойдем, я покажу твою каюту.
— Извините, но я не тот, кого Вы ждали! – Выпалил на одном дыхании Мишка.
— Что значит не тот? – Опешил гном и даже поперхнулся.
Его единственный глаз снова уперся в гостя, словно бы тот только-только появился на горизонте. Неудавшийся юнга поежился, и все же с честью выдержал тяжелый взгляд.
— Хм, — гном огладил свою густую бороду. – Значит, послал тебя не мастер Ренью?
— Нет, — отрицательно замахал головой Мишка.
— Вот каналья! – Бывший моряк ударил ладонью по своей коленке. — Тысяча чертей ему в глотку! Угораздило же меня связаться с этим пройдохой.
Внезапно среди ночной тишины раздались чарующие ноты флейты. Ее мягкие касания ласкали слух и обрастали мелодией несравнимой ни с чем.
— Проклятье! – Подпрыгнул на месте гном. – Все один к одному. Быстрее затаскивай лестницу.
— Зачем? – Удивился Мишка.
— Затем. – Отрезал морской волк. – Давай скорей, иначе поздно будет.
— Но там мои друзья…
— Друзья? – Гном подбежал к окну, вскочил на бочонок и выглянул наружу. – И вправду двое салаг. – Проворчал он себе под нос. – Лезьте сюда!
— Что ты сделал с Мишкой? – Проорал Юра.
— Ребят, я здесь. – В проем высунулась взлохмаченная голова и помахала рукой. – Дуйте сюда.
— Уверен? – Усомнился Дэн. – А вдруг тебя ведьма заколдовала? Мы наверх и она тут как тут. Нас в печку и…
— Даю пять секунд, — рявкнул гном.
Помимо звука флейты появился слабый писк и топот тысяч маленьких лапок. Шум начал стремительно нарастать.
— Лезь, давай, — в спину Дэна подтолкнул Юрка. – Не нравится мне все это.
Когда они преодолели половину пути, из леса на опушку выскочила первая крыса и замерла на месте. Ее агатовые бусинки глаз уставились на башню, а лапки нетерпеливо заскребли по земле.
Спустя секунду она ринулась вперед.
— Давай сыграем…давай еще одну партейку… — Бухтел сверху гном. – Ну, скоро вы?
За окном показалась макушка Дениса. Хозяин башни схватил того за шкирку и силком затащил внутрь.
Между тем на краю поляны засверкали тысячи и тысячи мелких бусинок. Тональность мелодии сменилась, и вся эта живая масса бросилась на приступ.
Первая крыса, подпрыгнув, ухватилась за размочаленный конец веревки и понеслась по ней вверх. Только чудо спасло Юрку. Непроизвольно дернув ногой, он скинул серую тушку вниз. Зубы клацнули уже в полете, и крыса шмякнулась об землю.
Поднявшись, та замотала головой и снова кинулась к своей жертве.
— Что это такое? – Очутившись внутри спасительной башни, спросил Юра.
— Гамельнский крысолов, — проворчал гном. – Будь он неладен.
Отправив в свободный полет парочку особо ретивых грызунов, гном смотал веревочную лестницу. После этого он оглядел ребят и протянул свою крепкую ладонь.
— Торвальд, сын Вольфанга из Хольмгарда.
— Юра Хомяков, — парнишка пожал руку и высунулся наружу.
Крысы и не думали сдаваться. Копошась и повизгивая, они норовили залезть наверх по головам сородичей, грызли камень и бесновались. Вся поляна была наводнена злобной сворой хвостатых грызунов.
— И что дальше?
— Ну, сюда им не добраться, — расплылся в улыбке гном. – Как всегда поклацают зубами и разбегутся.
— Как всегда?
— Ну да. Как проиграл в карты Крысолову, так житья от него не стало.
Из леса показалась тень человека.
— Где мои двадцать семь золотых, Торвальд? – Прошуршала тень и выступила вперед. Крысы расступились, завороженно наблюдая за своим вожаком. – Я жду.
— Отдам, когда собаки залают хвостами.
— Ну, держись тогда.
Высокая тень заиграла новую мелодию, и крысы тут же принялись вскарабкиваться друг на друга. Все новые и новые грызуны выбегали из леса, чтобы занять свое место в живой пирамиде.
Гном побледнел. Сцапав бочонок, он швырнул его в окно.
— Да нет у меня таких денег. Слышишь? Нету!
— Не моя забота, — откликнулась тень.
— Проклятие! – Торвальд присел на табурет в углу. – Что же делать?
Юрка схватил метлу с ведром и выкинул наружу. Инструменты потонули в море пищащих крыс. Он огляделся по сторонам в поиске того, чем еще можно было бы запульнуть в агрессоров. И тут на глаза ему попалась деревянная нога гнома.
— А что там написано?
— А?
— Что написано на Вашей…эээ…
— Не знаю, — отмахнулся гном. – Нашел время спрашивать.
— Интересно просто.
— Юрка, ну в самом-то деле, чего ты пристал к человеку?
— Не знаю. Интуиция.
— Грамоте не обучен, — огрызнулся Торвальд. На миг застыл. – Хотя помнится, что мастер сказал: мол, это когда-нибудь спасет мне жизнь.
Мишка присел на корточки и попробовал разобрать выжженные каракули.
— Не знаешь, где найдешь, где потеряешь.
— Угу, помогло, — подколол Дэн. – Полчища крыс в страхе разбежались.
Сунув руку в карман, он поменялся в лице.
— Ребят…- на вытянутой ладони сверкали золотые динары. – Гляньте, я и забыл о них.
Монет, как ни странно, оказалось ровно двадцать семь. Гном сгреб все это богатство и аккуратно разложил на подоконнике. В следующее мгновение туда взобралась одна из крыс и, схватив драгоценный кругляшек, понеслась к хозяину.
— Вот видишь, Торвальд, и собаки могут лаять хвостами, — Крысолов пересчитал монеты и спрятал их в кошель. – Теперь мы в расчете.
В разные стороны потекли серые ручейки помойных грызунов. Прошла минута, и поляна оказалась пуста.
— Карамба, — гном вытер пот со лба. – Еще бы чуть-чуть и…
Он провел пальцем по горлу.
— Теперь я ваш должник.
— Должник – это не плохо, — тяжело вздохнул Дэн, считая в уме потерянные барыши. – А может у Вас перекусить чем можно?
— Эх, старая моя башка, совсем забыл, что такое гостеприимство. Пойдемте со мной.
Этажом ниже оказалась маленькая кухня. В очаге горел огонь и лизал прокопченные бока огромного котла. Оттуда аппетитно что-то булькало. В углу стоял крепкий дубовый стол и длинная скамейка.
— Рассаживайтесь.
Перед каждым гостем появилась деревянная миска с луковой похлебкой, кусок хлеба и ложка. Не дожидаясь понукания, они принялись уплетать нехитрое яство за обе щеки.
Голод не тетка, пирожка не поднесет.
— Торвальд, а что Вы делаете в этой башне?
— В башне? – Переспросил гном и усмехнулся. – Это не просто башня, это маяк.
— Маяк посреди леса? – Изумился Мишка. – Зачем?
— Хм…вы закончили? Пойдемте тогда, покажу кое-что.
Взобравшись на верхний ярус маяка, мальчишки вышли на открытую площадку. По кругу стояли огромные зеркала, укрытые до поры до времени плотной тканью. А в центре на постаменте мерцала странная свеча. Не горела, а именно мерцала. Словно в ней заточили все звезды этого мира.
— Подсобите-ка мне, — Торвальд скинул один из чехлов и потянулся к следующему. Друзья с радостью помогли ему. И вот в ночи стали поблескивать двенадцать зеркал.
Достав из-за пазухи карманные часы на цепочке, гном удостоверился в чем-то и убрал их обратно.
— Пора…
Он бережно зажег свечу, и в тот же миг мир вокруг преобразился. Не осталось ни леса, ни гор. Один только маяк да бескрайнее море у его подножья. Каменную башню со всех сторон окружал густой туман.
Какое-то время ничего не происходило, как вдруг плотный полог разорвал узорчатый нос корабля. Трирема, расписанная на греческий манер, молча проплыла мимо и скрылась в темноте, а уж вслед за ней потянулась целая череда посудин всех мастей.
— Ну как?
— Это…
Договорить Мишка не успел. Одно из зеркал лопнуло и разлетелось в разные стороны мириадами осколков.
— Плохая примета.
— Да уж, хорошего мало, — проворчал гном. – В чуланчике одно запасное пылилось вроде. Еще от прошлой хозяйки досталось.
Кряхтя, он направился за ним.
На деле зеркало оказалось тщательно отполированным куском медного полотна с выбитым по краям орнаментом. Установив его на место, Торвальд обнаружил, что свет в нем не отражается.
— Мда… — Почесав свой подбородок, он крякнул с досады.
— Чем черт не шутит, — проворчал Юрка и подошел к зеркалу вплотную. – Свет мой, зеркальце, скажи, да всю правду доложи: я ль на свете всех милее, всех румяней и белее?
Медь вспыхнула и пошла рябью.
— Запрос не корректен. Прошу уточнить.
— Эээ… — От неожиданности гном аж присел. – Как это?
— Волшебное зеркало, — пожал плечами Юрка. – Обычное дело.
— Ну да, ты ж каждый день с ними сталкиваешься, — поддел его Дэн.
— А что? Google в помошь.
— Ребят, так это же просто-напросто очередной портал.
— Хм, а точно.
— Проложи маршрут домой.
— Запрос не корректен. Прошу уточнить.
— Ой, дурак… — Дэн пихнул Юрку в бок. – Проложи маршрут на планету Земля, город Москва, улица Маршала Захарова, дом 10.
— Запрос принят. Идет обработка.
— Грамотеи, блин. Учитесь, — самодовольно осклабился умник.
Внезапно башня сотряслась от сильного удара, и гном тут же сорвался с места. Ничего не обнаружив, он остановился перевести дух и едва не рухнул на колени от нового толчка. Тогда морской волк затушил свечу, и маяк снова оказался посреди леса. Правда теперь у основания башни толпилась разношерстная компания.
— Эй, Торвальд. Наконец-то я отыскал тебя, — черный нубиец почти сливался с ночной темнотой. – Ты кое-что забрал у верховного колдуна.
— Маршрут проложен, — отозвалось зеркало.
— Открывай портал. Скорее.
— «Дуракам закон не писан…»
— Блин, опять оно за свое.
— Торвальд, лучше сам отдай светоч жизни. Мы же доберемся до тебя, и тогда пощады не жди.
К открытому окну полетели абордажные крюки. Чуть в стороне по новой заряжали мортиру.
— Блин, не помню я такой поговорки. Юрка…
— «Дуракам закон не писан…»
— Да отдайте Вы им эту свечку. И все дела.
— Нельзя, — одной рукой гном схватил оплывший огарок, а другой вытянул саблю. – Они такого наворотят тогда…
— Да что на ней свет клином сошелся?
— Вы не понимаете. Это светоч жизни. Бегите, а я их задержу.
Он сунул остаток свечи в руку Юрки и заковылял к лестнице.
— «Дуракам закон не писан…»
— Хомяков!
— Да сейчас! Думаю я. Думаю!
— «Дуракам закон не писан…»
Раздался скрежет стали и боевые выкрики пиратов. На миг его оглушило.
— Хомяков!
«На языке вертится…ну же!» Юрка зажмурился. Кто-то тряхнул его за плечо. «Дуракам закон не писан…»
— Хомяков!
— …если писан — то не читан, если читан – то не понят, если понят — то не так.
Юрка открыл глаза…

…и обомлел. Он стоял рядом с партой в своей родной школе. Шел урок литературы.
— Это, конечно, хорошо, Хомяков, что ты знаешь русские пословицы и поговорки. Однако тема у нас на сегодня в корне другая.
Юрка глянул на доску. Каллиграфическим подчерком на ней было выведено: «Роль сказок в мировом искусстве». А чуть ниже шел перечень того, что обсуждалось: «Руслан и Людмила», «Али Баба и сорок разбойников», «Гензель и Гретель», «Остров сокровищ» и многое другое.
— «Два», Хомяков. Садись.
— Ну, Варвара Степановна. Это же не честно.
— Это и вправду не честно, Варвара Степановна. Уж по сказкам-то Хомяков и вправду мастер, — сбоку хихикнули.
— Во-во и по басням тоже.
В коридоре прозвенел звонок.
— Так. Куда это вы засобирались. Звонок дается для учителей. Записывайте домашнее задание…
Юрка послушно сел за стол и раскрыл тетрадь. Учительница что-то диктовала, но он не слышал ее.
«Неужели сон?» Он огляделся по сторонам. «Ну конечно, а ты что удумал? Сказки наяву? Параллельная реальность? Бред!»
Успокоившись, Юрка схватил рюкзак и вышел из класса. Денис с Мишкой уже ждали его там.
— Ну что? Выспался? – Подначил его Дэн и вымучил улыбку.
— Ага, — хмуро кивнул Юрка и запустил руку в карман. – Эээ…
На ладони блестел золотой динар и переливался звездными огнями огарок свечи. Сквозь пальцы на пол сыпался черный как уголь песок.
— Так это не сон, — протянули друзья в один голос.
Level three complete…
…or no?

© Дмитрий Ермолин


Смешные и добрые Дневники сказочных героев и другие произведения начинающих и именитых авторов. Конкурсы и подарки участникам.

^ Вверх