Как Ася валяла дурака

  1. Как Ася валяла дурака

Ася проснулась в той же растерянности, что и уснула. Она вспомнила, что в любой непонятной ситуации нужно немного повалять дурака или, в крайнем случае, побить баклуши. Ася знала, что оба эти занятия удивительно прочищают мозги.

В сумочке нашлись кусочки шерсти и иглы для валяния, которые хранились там именно для таких случаев.

– Валенки решила спроворить? – заинтересовался Пегас. – Оно и правильно. Как говорится, готовь валенки летом, в крайнем случае, осенью.

– Это я дурака валяю, – призналась Ася, продолжая ловко орудовать иглой.

– Егор Алексеевич нам принес «Летописи Смородинска», только не знаю, чем они могут помочь. Я их уже прочел от корки до корки, но, кроме известных тебе легенды и пророчества, по нашей теме там ничего нет. После завтрака нужно идти в мэрию, узнавать, где и как хранилась реликвия, и кто имел возможность ее похитить.

Ася еще немного поваляла дурака. Затем принесли завтрак, и дурака пришлось отложить. Завтрак состоял из яичницы с ветчиной, кофе, булочек с кремом и, конечно, овса.

 

Мэрия размещалась в ни чем не примечательном здании. Ася поговорила с Егором Алексеевичем и узнала, что Хранитель реликвии был единственным, кто имел к ней свободный доступ. Мэр клялся, что это был человек кристальной честности, тем более, что прослужил он на своем месте больше двадцати лет.

Ася попробовала зайти с другой стороны. «Ищи, кому выгодно», – вспомнила она фразу из какого-то детектива.

– Нет ли у Вас мыслей, Егор Алексеевич, о том, кому было бы выгодно похитить эту реликвию?

– Разве что Безумному Бот-Анику.

– Бот-Анику? А где его можно найти?

– Кто же его знает? – ответил мэр. – Лично я его никогда не видел. Кажется, о нем написано в «Байках Многомерного леса». Вы почитайте, может что-то и наведет на след. Все смородинские библиотеки в вашем распоряжении.

 

Не солоно хлебавши (ведь у мэра они пили чай с сахаром), друзья вернулись в место своего временного проживания. Ася вновь принялась за валяние, а Пегас стал читать вслух «Байки Многомерного леса».

– «История о том, как Сиреневая Белка ходила к Оракулу», – начал он.

– Но в названии ни слова о Безумном Бот-Анике, – возразила Ася.

– Ну, и что? Зато здесь упоминается какой-то Оракул. Вдруг он нам пригодится?

– Убедил, – согласилась Ася.

– «Что мне следует сказать Крысе, спрятавшейся под пальмой из пластилина?» – спросила Сиреневая Белка у Гиппопотама. – «Позвольте, милочка, – перебил ее Лесной Кот. – Но я раньше Вас занял очередь к нашему Оракулу». – «Пофигу», – ответила Белка, а Гиппопотам, который оказался Оракулом, произнес: «Скажи ей то же самое». – «Не поняла?» – уточнила Белка.

«Пофигу, – сказал Оракул и повернулся к Лесному Коту, а Сиреневая Белка серьезно задумалась. Она никак не могла решить, что имел в виду Оракул. То ли он хотел сказать, что ему пофигу, что Белка чего-то не поняла; то ли хотел донести до нее, что именно эти слова она должна сказать Крысе, спрятавшейся под пластилиновой пальмой. Белка думала так долго, что у нее разболелась голова и тогда она приняла свою любимую пилюлю, что помогала от всех болезней и решала любые проблемы. «А пофигу», – сказала Белка самой себе».

– Мутная какая-то байка, – заметила Ася.

– Зато теперь мы знаем, что Оракул живет в Многомерном лесу, – ответил Пегас.

– Уж не Многогранный ли это лес, в котором мы гуляли с тобой однажды? – спросила Ася.

– Нет, это  совсем другой лес: в нем растут деревья с ветками-линейками, кустарники с веерами транспортиров и папоротники с побегами в виде чертежных угольников. А еще там есть множество проходов в другие измерения.

– Забавно, – сказала Ася. – Видимо, завтра нам придется туда отправиться, чтобы узнать, где искать Безумного Бот-Аника.

 

Плотно пообедав ухой, бараньей грудинкой под сметанным соусом и гурьевской кашей, друзья продолжили заниматься прежними делами: Ася валяла дурака до тех пор, пока не сваляла его полностью,  а Пегас читал «Байки Многомерного леса», изредка заливаясь веселым смехом.

Вечером Мария Николаевна снова накормила Асю и Пегаса, как на убой. Ужин в этом доме был основным приемом пищи, потому что Егор Алексеевич возвращался домой только вечером.

На первое подали рассольник с почками. А потом настала нескончаемая круговерть блюд, сменяющих одно другое, а другое – третье. Тут тебе и пельмени сибирские, и пельмени, запеченные в омлете, и вареники старорусские, и колдуны с фаршем из телятины и сельди. Дальше появились голубцы из осетрины и треска, запеченная с картофелем и молоком, затем – утка, фаршированная груздями и холодное из глухаря. После этого Ася не смогла не то что съесть, а даже понюхать и уж, тем более запомнить, все многообразие яств, которые все появлялись на столе, словно на скатерти-самобранке.

– Вы уж не подведите нас, Арсения, – смачно причмокивая, повторял Егор Алексеевич. –  Разыщите Благо-дарующую Ветвь – смородинскую священную реликвию.

– Хорошо, прямо с утра и полечу на поиски, – ответила Ася, и, слегка пошатываясь, моргая осоловевшими глазами, ушла в спальню, чтобы попытаться выспаться и утром отправиться на поиски Оракула.

 

Под утро Асе приснился сон.

–  Уважаемый Слон, откуда у Вас на ногах этот странный рисунок в фиолетовую бабочку? –  спросила Ася, которая отчего-то была не девушкой, а змеей в очках.

–  Ах, это? Вы, наверное, вместо очков надели крышки от консервных  банок. Это не бабочки, а экзотические цветы орхидеи, которые мне завтра набил носорог-татуировщик по имени Зюзя.

– Но ведь завтра еще не наступило?

– И снова Вы ошибаетесь, уважаемый Червь! Завтра наступило не менее, чем сегодня или вчера, – сказал Слон.

– Но я вовсе не червь! – возмутилась змея Ася.

– Как скажете, – согласился Слон. – Но тогда кто же?

– Змея!

– Скажите, пожалуйста, а я ведь думал, что змеи – это просто большие черви. – Простите, если обидел, – сказал Слон и, взмахнув ушами, взлетел в облака. При этом фиолетовые бабочки-орхидеи на его ногах затрепетали.

– Какой невоспитанный Слон! – во сне подумала  Ася и посмотрела влево, туда, где розовела нержавеющая липа. Под липой неспешно прогуливалась пара жучков.

Змея Ася посмотрела вправо и увидела хрустального морского ежа.

– Уважаемый Морской Еж! – позвала она.

– Это Вы мне? Но я вовсе не еж, – откликнулся он.

«Престранная путаница происходит со мной сегодня. Может мне и впрямь нужны другие очки?» – подумала Ася, а вслух спросила:

– Тогда кто же Вы?

– Я – обычный хрусталик, – представился Асе собеседник и, вживившись ей в глаз, стал устраиваться там поудобнее. – Ну как, уже лучше?

– Согласна, – ответила Ася, заметив, что картинка стала удивительно яркой и четкой, – так гораздо лучше.

 

 

Автор Мари Лепс. Повесть в жанре абсурда.

 

Другие авторы  /   Сборник рассказов


Состояние Защиты DMCA.com

Смешные и добрые Дневники сказочных героев и другие произведения начинающих и именитых авторов. Конкурсы и подарки участникам.

^ Вверх