Лифт: Паранормальный рассказ

Лифт: Паранормальный рассказ. Уже в продаже. Голосуй за творчество рублем!

В офисе нового высотного здания происходит убийство генерального директора, мошенника с большой буквы, Михаила Поклонского. В лифте застревают несколько сотрудников. У каждого был мотив убить. И пока между ними идут разборки и выяснение отношений, за стенками лифта творится чертовщина. Неизвестные существа убьют всех или кто-то останется в живых неизвестно до конца рассказа. Вам понравилось произведение? Вы поклонник творчества автора? Тогда голосуй рублем!

От автора:
Рассказ родился спонтанно и был написал за 1,5 дня. Выхожу из лифта и тут меня осеняет мысль, прикольно будет, если ты такой выходишь из лифта на своем этаже, а твоя дверь в квартиру другая и жильцы другие. И вообще, это параллельный мир. Но потом, «Остапа» понесло в другую сторону, хорошо хоть лифт в истории остался.

– Сукин сын, – Николай с отвращением смотрел на сидящего перед ним генерального директора строительной фирмы МОНОЛИТ. – Наворовал денег, а теперь строит из себя бедненького. Ну, я то, с него бабки стрясу.
Он разглядывал лоснящееся от удовольствия лицо Михаила Поклонского, которого до этого видел только по телевизору. Тот, не обращая внимания на него, уткнулся в газету.
– Кхм – кхм, – вежливо откашлялся Николай, привлекая к себе внимание.
Поклонский поднял на него глаза и деланно удивился.
–  Вы уже здесь, – он свернул газету и убрал ее в стол.
– У меня назначено, – Николай, преодолевая отвращение, протянул Поклонскому прозрачный файл. – Вот, почитайте.
– Что это? – Поклонский откинулся в кресле, не притрагиваясь к файлу.
– А вы почитайте, – упрямо повторил Николай. – Это коллективный иск обманутых дольщиков к вам. Вы взяли с нас деньги и обещали квартиры.
– Ну, раз обещал, значит будут, – ухмыльнулся Поклонский. – Как только, так сразу.
– Мы ждем уже 5 лет, – возмутился Николай. – Отдали последнее.
– Ну, а я что могу поделать, – развел руками Михаил. – В стране кризис, не только у вас проблемы.
– Верните деньги или квартиры, – с угрозой в голосе произнес Николай.
Под столом у Поклонского послышался шорох.
– Вы мне угрожаете? – он положил руку на тревожную кнопку.
– Да я тебя убью, на хрен, – мужчина вскочил на ноги. Распахнулась дверь и на пороге появился огромных размеров охранник.
– Проблемы? – его маленькие глаза остановились на посетителе.
– Да, выведи его отсюда, – Поклонский кивнул на Николая, который сразу как–то обмяк.
– Будь ты проклят, – в сердцах крикнул он. – Эти деньги не принесут тебе счастья.
– Да, да, – он махнул Николаю рукой. – Увидимся в суде.
Охранник положил тяжелую руку на плечо посетителю и потащил в коридор..
– Проводи на лифте по первого этажа, – крикнул Поклонский охраннику вдогонку.
– Есть босс, – тяжелые челюсти охранника раздавили во рту жвачку и дверь закрылась.
– Господи, скорей бы день закончился, – он стал разглядывал небо за большим, во всю стену, обманчиво хрупким окном. Лучший вид из Москвы, как и должно быть. Заходящее солнце окрасило темные тучи на небе в необычный розовый цвет, который проник в комнату.
– Хорошо то как, – выдохнул он и сладко потянувшись, закинул руки за темную кудрявую голову.
Все беды остались позади. Кинутые дольщики, обманутые клиенты,  не возвращенные кредиты. Все в прошлом. Официально  стал банкротом. Все имущество переписано на жену, которая уже отдыхает за границей и ждет, когда он присоединится. Билет на ночной рейс уже лежал в кармане, а сто тысяч долларов в сейфе, были приятным бонусом. Михаил погладил гладкий стол без единой пылинки и вздохнул. Жалко, конечно, бросать это место, но не даром поговорку придумали, что жадность фраера сгубила, а если у тебя больше миллиарда долларов на счету, то второй, точно уже не сделает тебя счастливее.
Поклонский опустил глаза вниз и посмотрел на секретаршу Зою, стоящую под столом на коленях. Ее аккуратная белая головка во всю трудилась над его расстегнутой ширинкой. Михаила накрыла волна удовольствия и он громко застонал. Секретарша подняла на него влюбленный взгляд и протянула руку за салфеткой.
– Ты точно разведешься с женой? – спросила она, вытирая влажные губы.
– Не сомневайся, милая, – ответил Поклонский, застегивая ширинку на брюках. – Как только, так сразу. А теперь, иди домой.
Зоя встала и одернула на коленях юбку.
– Я беременна, – произнесла она и внимательно посмотрела на Михаила, ожидая его реакции.
– Плевать, – подумал он,но хорошее настроение стало улетучиваться. – Сегодня ночью меня здесь уже нее будет..
– Это здорово, – ответил он вслух. – Мальчик или девочка?
– Еще рано об этом говорить, у меня задержка два месяца. Надо сходит к врачу, – она выжидательно уставилась на него.
Поклонский вздохнул и нагнувшись, ввел код на сейфе, встроенном в столе. Щелкнула металлическая дверь и он вытащил из пачки тысячу долларов.
– Ни в чем себе не оказывай, милая. – улыбнулся он, протягивая Зои деньги. – Витаминчиков купи, фруктов.
Секретарша взяла деньги, но осталась стоять на месте.
– Что–нибудь еще? – вопросительно спросил он.
– Если ты меня обманешь, я тебя убью, – то ли в шутку, то ли всерьез произнесла она. – Меня не обманешь как своих клиентов.
Поклонский раздраженно махнул ей рукой.
– Не порть мне настроение, иди домой.
Неожиданно в дверь постучали.
– Можно? – не дождавшись ответа дверь кабинета распахнулась и появилась дородная женщина, одетая в брючный бежевый костюм. Высокая прическа придавала ее лицу изысканности и элегантности, словно она была королевских кровей.
– А вот и наш бухгалтер, – удивленно протянул Поклонский. – Машенька заходи.
Женщина сделал пару шагов вперед и остановилась. Ее взгляд упал на маленькое белое пятнышко на воротнике блузки секретарши и она ухмыльнулась. Втянув носом воздух, она уловила запах секса.
– Для кого–то Машенька, а для кого–то Мария Павловна, – она  махнула секретарше рукой. – Брысь отсюда.
Зоя хотела что–то сказать в ответ, но потом передумала и стиснув губы выскочила в коридор. Словно вымещая злость, она громко хлопнула дверь.
– Кончил? – бухгалтерша невозмутимо спросила Михаила и села на ближайший стул.
– Не без этого, – хохотнул Поклонский. – Для чего еще нужны секретарши? Не тебя же трахать,Машуля.
– Это точно, – бухгалтерша достала из папки документы. – Я тебе для другого нужна.
– Что это? – Михаил склонился над бумагами.
– Это копии проводок, как мы выводил деньги на зарубежные счета. Неужели ты думал, что кинешь и меня, Мишенька?
Поклонский откинулся в кресле. Старая стерва, не могла сутки подождать.
– Даже не думал, Мария, – улыбнулся он ей. – Мы же одна команда, не так ли?
Бухгалтерша протянула к лицу Михаила руку и потерла большим и указательным пальцем.
– Где мои деньги, я хочу свою долю, немедленно,  раз мы одна команда.
– Не дави на меня, Машуля, – усмехнулся Поклонский. – Я банкрот и ты это прекрасно знаешь. Пусть все устаканится, а через год получишь свои деньги.
– Хочешь и меня кинуть? – женщина нахмурилась. – Думаешь, я не знаю, что ты сегодня улетаешь?
– Ну и что, – Поклонский бросил взгляд на часы, висевшие над дверью. – Связь все равно будем поддерживать.
– Это твое последнее слово, – женщина встала. – Деньги ты мне сегодня не отдашь?
– Я гол как сокол, дорогая, – умоляюще посмотрел на нее Поклонский. – Как только так сразу.
Бухгалтерша усмехнулась.
– Эти слова я уже слышала минут пятнадцать назад. Ты женишься на это секретарше?
– Что я дурак что ли, – удивленно сказал Михаил. – Если я буду выполнять все, что обещаю…
– Вот ты и ответил на мой вопрос, вернешь ли ты мне деньги, – Мария взялась за ручку двери и обернувшись, внимательно посмотрела на Поклонского, словно запоминая.
– Ты еще пожалеешь, Миша, – дверь тихонько захлопнулась за ней.
– Чертова баба, – чертыхнулся сквозь зубы Поклонский. – Денег захотела по легком срубить с меня. Трахнуть бы тебя и посмотреть как ты орешь. Все высокомерие с лица слетит в один миг, – он нагнулся к отрытому сейфу, но тут же дернулся обратно, когда услышал тихий стук в дверь.
– Кого еще тут нелегкая принесла, – раздраженно крикнул он, увидев молодого человека, одетого в серый костюм, ладно сидевший на спортивной фигуре.
– Михаил Поклонский? – вопросительно уточнил он, расстегивая пуговицы на пиджаке.
– Да, это я, а ты кто такой? – недоуменно уставился на него Михаил. – Я тебя не знаю.
Молодой человек улыбнулся уголками губ.
– Меня мало кто знает и при моей профессии, это очень хорошо, – он вытащил фотокарточку и протянул ее Поклонскому. – Узнаете?
– А ты сука, – догадка молнием пронзила его голову. – Сколько тебе заплатили, я дам в два раза больше, – он нагнулся к сейфу, доставая деньги, но его взгляд встретился с глушителем, на конце длинного ствола пистолета.
– Заказчик очень хотел, чтобы ты увидел его перед своей смертью, – пистолет тихо выплюнул пулю и в правом глазу Поклонского расцвела алая роза, по цвету так напоминающая вечерний закат.
Голова Михаила дернулась и его тело обмякло в кресле.
Молодой человек обошел стол и нагнувшись, вытащил деньги из сейфа. Тихо насвистывая какую–то мелодию под нос, он подошел к большому окну. Заходящее солнце в последний раз вспыхнуло на небосклоне и комната погрузилась в сумрак. Засунув пистолет за пояс, молодой человек  посмотрел на часы, потом на наступившую ночь за окном и промурлыкал: «Идеально».
Открыв дверь офиса, он выглянул наружу. Перед ним был длинный коридор пустых офисных помещений, освещенных тусклыми огоньками. Последние сотрудники уже собирались у лифта, который медленно поднимался на 75 этаж.

Максим заглушил машину и осмотрелся. Он стоял на платной парковке строительной компании МОНОЛИТ, чье высотное здание шпилем разрезало темные облака. Он вздохнул и взял сумку с пиццей. Попытка не пытка. Из–за пробок, он не смог вовремя привести заказ, но желание заработать заставило его отработать заказ до конца.
Хлопнув дверью, он быстро направился ко входу к зданию.
– Может успею, – перед тем как войти, он поднял глаза к небу. Последний луч заходящего солнца окрасил  небо в розовый цвет и улица погрузилась в сумрак.
– Нет, не успею, – он замедлил шаг и остановился перед стеклянной дверью–вертушкой, за которой виднелась стойка ресепшен и стоящего около нее охранника.
– Ты к кому? – охранник увидел его, стоящего в нерешительности у дверей.
– Доставка пиццы, – ответил Максим и грустно вздохнул. – Я наверно опоздал.
– Господи,  мы тебя уже два часа ждем. Генка наверху, наверно, уже с голоду помирает, – охранник махнул ему рукой. – Давай заходи, как раз последний лифт отправляем наверх.
Максим радостно заскочил в дверь и оказался в холле здания.
– Только первый лифт уже отключен, а на втором, одного я не могу тебя отправить, – охранник поискал глазами пустынный зал. – Наргиз, – обрадовался он, увидев уборщицу. – Отвези парня наверх.
Пожилая уборщица разогнула спину, отрываясь от ведра с водой.
– Опять нарушаешь инструкцию, Семен, – проворчала она, вытирая об халат руки.
– Так получилось, – виновато развел руками охранник. – Вторая смена еще не подошла, а первая уже переодевается.
– Ладно, все равно мне потом там пол мыть, помою сейчас, – уборщица подхватила ведро с водой и швабру, и направилась к лифту.
– Что застыл как истукан? – бросила она Максиму. – Итак лифт задерживаем, наверху, поди, народу скопилось уже.
Максим бросился следом за ней.
– Бабка–зверь, – услышал я смешок охранника за спиной. – Ее даже генеральный боится.
Наргиз грозно погрозила Семену кулаком, приложила магнитный ключ к панели и нажала кнопку 75. Двери лифта плавно закрылись и  кабина, сперва медленно, а потом разогнавшись, устремилась вверх.
От неожиданности Максиму заложило уши и закружилась голова. Он прислонился к стенке и увидел, напротив в зеркале, бледное лицо.
– Первый раз что ли, –  хмыкнула бабка. – Ох и слабая в наше время пошла молодежь.
– В первый, – Максим откашлялся, когда слабость прошла. – А почему только один лифт на 75 этаж?
– Второй лифт останавливается по всем этажам. А это скоростной, лично для генерального. Барин любит роскошь, – уборщица презрительно сплюнула в ведро с водой. – Грабит народ, а потом в офшоры выводит.
Максим с изумлением посмотрел на бабку.
– Что зенки вылупил, сынок. Поработай с мое тут, такого наслушаешься.
Лифт стал замедляться и через несколько секунд остановился.
– Приехали сынок, выходим, – Наргиз легко подхватила ведро с водой и повернулась к дверям.

У лифта толпился народ. Максим посторонился, пропуская вперед уборщицу и следом вышел сам. Огромный охранник затащил в лифт вяло сопротивляющегося мужчину в очках.
– Вы за это заплатите, закричал он. – Я вас всех засужу.
– Окей, – его маленькие глазки уставились на Максима и огромные челюсти застыли на месте.
– Ты кто такой?  Тут оставаться не положено.
– Доставка пиццы, – Максим хлопнул рукой по сумке. – Мне к Геннадию.
– Я Гена, – буркнул охранник, отпуская мужчину в очках. – Ты опоздал на два часа, моя смена закончилась.
– Пробки, – виновато промолвил Максим. – Я не нарочно.
– За полцены возьму или забирай обратно.
Максим обреченно вздохнул.
– Согласен.
– Тогда поехали обратно, тут тебе делать нечего. Отправлю этого гаврика на улицу и рассчитаюсь.
– Меня зовут Николай, а не гаврик.– Я обманутый дольщик, я засужу вас и вашу компанию.
– Окей, – безразлично ответил Гена. – А теперь заткнись, пока я тебе все зубы не вышиб.
Николай испуганно замолк и отодвинулся от него.
Максим снова вошел в лифт и встал у стенке с зеркалом, где уже стояла симпатичная блондинка. Разглядывая себя в зеркале, она усиленно пыталась оттереть какое–то белое пятнышко на воротнике.
–Чего уставился? – буркнула она ему. – Красивых девушек не видел так близко.
– Шлюх он не видел так близко, –  в лифт вошла женщина в деловом бежевом костюме. Высокая прическа и поджатые губы, придавали ее лицу высокомерный вид.
– От шлюхи слышу, Мария Павловна, – блондинка с вызовом уставилась на женщину в костюме. – Миша и вас решил кинуть?
– Откуда ты знаешь, стерва? – рявкнула та в ответ.
– Я секретарша, я все должна знать, – злорадно улыбнулась блондинка. – Его завтра уже тут не будет, так я с него напоследок штуку баксов поимела.
– Затнись дура, тебя могут услышать, – женщина неожиданно схватила руками  шею блондинки и стала душить. – Я все равно с него свое поимею.
– Эй, эй, дамочки – охранник бросился растаскивать их. – Мария Павловна, вы же главный бухгалтер, как вам не стыдно.
Мария Павловна отпустила хватку и блондинка, кашляя, сползла на пол.
– Зойка моя,  еще раз откроешь рот без моего ведома, я тебе все кости переломаю, – приторно–сладким голосом добавила она.
Мужчина в очках боязливо посмотрел на нее и прижимая в руках прозрачный файлик, отодвинулся в самый угол лифта, подальше от нее и охранника.
– Теперь можно войти? – послышался приятный мужской голос. В дверях лифта стоял молодой мужчина спортивного телосложения.
– А ты кто такой? – удивленно спросил Гена. – Я тебя тут не видел.
– Обычный посетитель, – улыбнулся уголками губ молодой человек. – И если вас не затруднит, то мы  можем поехать вниз, я немного тороплюсь.
Охранник посторонился, пропуская его в лифт. Потом достал магнитный ключ и прислонил к панели. Нажав кнопку с номером один, Гена повернулся ко мне и подмигнул.
– Скоро перекусим.
– Стойте, – неожиданно раздался крик в конце коридора и из комнаты генерального выскочила уборщица. – Стойте.
Двери плавно стали закрываться.
– Момент, – охранник выставил ногу в тяжелом ботинке в проем.
– Я очень спешу, – раздался недовольный голос молодого человека. – Уберите ногу.
Охранник заколебался.
– Стойте, – уборщица медленно приближалась к лифту. – Там, там…– задыхаясь она махнула рукой назад.
Сильный удар по ноге, заставил Гену обернутся.
– Ногу убрал, быстро, –  в глаза охраннику смотрел черный глушитель на длинной стволе пистолета.
Гена сглотнул и дернул ногу.
– Не могу, она застряла, – прошептал он, бледнея на глазах. – Не убивай меня.
– Спасибо, спасибо, – уборщица приблизилась к лифту и сильными руками раздвинула двери. Гена дернул ногу,  вырывая подошву ботинка, застрявшую между двойными дверями лифта. Уборщица протиснулась мимо него и прижалась к стене.
– Что случилось, Наргиз, – бухгалтерша наклонилась вперед. – Что ты там увидела?
Уборщица победно оглядела всех присутствующих в лифте.
– Барина наконец–то убили. Интересно, кто?
Гена, со скучающим видом, отвернулся  в противоположную сторону от молодого человека.
– Ой, – уборщица всплеснула руками, увидев у него в руках пистолет. – Спасибо тебе, родненький. Свечку за тебя в церкви поставлю. Как звать тебя, спаситель?
– Борис, – улыбнулся уголками губ молодой человек и повел дулом пистолета. – У стеночки встаньте, бабушка, не загораживайте обзор.
Двери лифта закрылись и он стал плавно набирать ход. Максиму снова стало плохо и он присел на корточки рядом с блондинкой. .
Неожиданно для всех, Гена бросился на Бориса, прижимая того своей массой к стене. От сильного толчка лифт дернулся и кабина накренилась вбок. За стенами, в шахте, послышался скрежет тормозных колодок и кабина затряслась как на колдобинах.
– Прекратите, – завизжала блондинка, обхватив руками голову. – Мы все погибнем.
Охранник пытался вырвать пистолет из рук Бориса, стараясь увернуться от глушителя, нацеленного в его лицо. Бухгалтерша, с побледневшим лицом, вцепилась в поручень у зеркала и стиснув зубы, наблюдала за дракой. Глаза ее вспыхнули злостью, когда она увидела, что Гена почти вырвал пистолет из рук Бориса и размахнувшись, ударила охранника острым носком туфли по яйцам. Гена выпустил пистолет из рук и скорчившись от боли упал на пол, громко воя. Падающий лифт дернулся в последний раз и остановился. Свет в кабине погас и следом раздался выстрел. Женские крики и вой охранника сразу оборвались. Наступила тишина.

Секунд через десять над дверью вспыхнула аварийная лампочка и лифт осветилась тусклым красным светом.
Борис, водя пистолетом по сторонам, осмотрел кабину. Под ногами стонал охранник, держась руками за пах.
Борис пнул его ногой и Гена, подвывая,  стал отползать от него подальше.
– Кретин, – Борис сплюнул ему вслед и попробовал нажать кнопку первого этажа. Лифт не шелохнулся, лишь где–то в за стенами раздался противный скрип.
– Не стОит, – у зеркала, на него смотрела бледная бухгалтерша. Высокая прическа растрепалась, внешний вид потерял лоск и сейчас перед ним стояла обычная испуганная женщина, потерявшая в себе уверенность.
– Лучше вызвать охранника с ресепшена на первом этаже. Он вызовет ремонтников.
Борис продолжал разглядывать ее.
– Ты почему мне помогла? – спросил он.
Она улыбнулась.
– У нас еще будет время для разговора, а сейчас надо выбираться.
Он согласно кивнул и нажал кнопку вызова.
– Кто–нибудь меня слышит?
Сперва было тихо, потом послышалось шипение, треск  и все стихло.
– Не работает, – Борис отодвинулся от панели. – Попробуй ты.
Бухгалтерша осторожно перешагнула охранника и держась за стенку руками, приблизилась к дверям.
– Это Мария Павловна, главный бухгалтер с 75 этажа, мы застряли в лифте, ответьте.
В ответ снова послышалось шипение и треск.
– Не работает, – она пожала плечами. – Придется подождать, когда на ресепшене догадаются сами, что лифт сломался.
На полу раздался стон.
– Заткнись, – Борис пнул ногой охранника. – Не то еще одну пулю получишь.
– Это не я, – Гена приподнял голову. – Это очкарик. Ты грохнул очкарика.
Борис пригляделся. В углу держась за плечо стонал Николай.
– Я вас всех засужу, – произнес он, когда увидел, что Борис смотрит на него. – Вы все заплатите за это.
– Перевяжи ему руку, – Борис кивнул блондинке, сидящей на полу.
– Я, – изумилась она. – Чем? Я не умею.
– Дура, – выругнулась вслух бухгалтерша. – Выросла до тридцати лет, а кроме минета ничего не научилась делать.
– Мне 28, – возразила блондинка. – Я моложе вас почти в два раза.
– Держи ее на мушке, – бухгалтерша подошла к секретарше. – Снимай блузку.
– Что? Я не буду этого делать, Мария Павловна, – завизжала Зоя, но осеклась, когда увидела как Борис повел перед ее лицом пистолетом. Смирившись, она скинула белую блузку, оставшись в кружевном лифчике.
Разорвал блузку на длинные полосы, бухгалтер подошла к Николаю.
– Протяни руку, – она присела перед ним. – И хватит стонать, а то зубы выбью.
Николай испуганно затих.
Закончив обматывать руку, Мария встала с колен.
– Ничего страшного, – она повернулась к Борису. – Пуля прошла на вылет, кости не задеты, жить будет.
– Откуда вы все это знаете, – изумленно произнесла секретарща. Я думала, вы только бухгалтер.
– Так и есть,Зоя, – кивнула Мария Павловна, пытаясь восстановить прическу. – Просто до Поклонского, я работала с другими людьми, а там приходилось выполнять разную работу.
Максим, сидевший рядом с блондинкой, почувствовал как она дрожит от холода.
– Хочешь? – он снял с себя куртку и протянул секретарше. Зоя благодарно кивнула парню и укуталась в нее.
– Действительно, что–то стало холодать, – лежащий на полу Гена стал приподниматься.
– Вау,вау,вау, – он поднял руки вверх. – Я больше не агрессивный.
Борис настороженно повел пистолетом в сторону двери.
– Попробуй ты вызови своих.
Гена приблизился к панели и нажал кнопку вызова.
– Сема, ответь, это Гена, прием.
Динамик продолжал шипеть и хрипеть.
– Вероятно динамики повреждены, – предположил Максим. – Может стоит покричать?
– Эй, выпустите нас, – заорала Зоя. – Я хочу выйти.
Борис поморщился от крика.
– Заткнись, – кроме нас тут тебя никто не слышит. Нужно придумать другой план, – он посмотрел на уборщицу, все это время молчащую в углу. – Есть идеи, бабуля?
– Ну слова богу, вспомнил наконец про старую Наргиз, сынок, – проворчала уборщица. – Чтобы тебя не поймали полицейские, надо выбираться сейчас. За убийство барина тебя по головке не погладят, хоть и плохой он был человек. Но у власти тоже сидят нехорошие люди, поэтому и страдает народ. Вот были бы все такие как ты, Борис, сразу бы навели порядок в стране.
– Ближе к делу, бабуль, – улыбнулся Борис. – Хватит на сегодня политинформации.
– У меня ключ, который открывает внутренние двери лифта, чтобы протирать изнутри двери, – Наргиз вытащила магнитный ключ. – Остается за малым, открыть внешние двери и выбраться наружу.
Блондинка отрицательно замотала головой.
– Я не полезу. Я такое в кино видела. Только полезешь, а тебя лифт пополам хрясь. Вы идите, а я тут посижу.
– Я тоже, – подал голос из угла Николай. – Я раненный, причем вами, – почему то злорадно добавил он.
– Я пойду, – Максим встал с пола.
– Я тоже, – охранник набычился, увидев направленный ствол пистолета в его сторону. – Я помогу держат двери, я сильный.
Борис и бухгалтерша переглянулись.
– Резонно, – Борис повернулся к уборщице. – Давай, бабуля, открывай двери.
Наргиз подошла к панели и приложила магнитный ключ.
Лифт вздрогнул и заскрипел как дряхлый старик. Двери дернулись и остались на месте.
– Черт, не работают, – разочарованно произнес Борис.
– Дайте я, – Гена отодвинул плечом Бориса и напряг руки, пытаясь разжать двери. Лифт снова заскрипел, где–то под кабиной закрутились вхолостую какие то шестеренки и одна половинка двери медленно стала отъезжать в сторону.
– Есть, – вены на шее охранника вздулись от напряжения. Вторая створка двери хрустнула и застопорилась.
Из шахты, в кабину, пахнуло мертвецким холодом. Максим поежился и растер плечи руками, пытаясь согреться.
– Все, – выдохнул Гена, выпуская клубочек теплого пара из рта. Отойдя в сторону, он полюбовался своей работой. – Давно мечтал что–нибудь сломать, – он повернулся к бухгалтерше, ожидая похвалы.
– Кретин, – восстановив свою прическу, Мария Павловна восстановила и свою уверенность. Она подошла к открытой створке двери и выглянула наружу. – Пятьдесят первый этаж, – увидела она цифру на стенке шахты. – Лифт остановился  немного выше пола  на этаже.
– Отлично, – Борис засунул пистолет за ремень брюк. – Остается открыть внешние двери и спрыгнуть на этаж, – он окинул взглядом Гену. – И без шуток, если хочешь оставить свои яйца целыми.
Огромный охранник посмотрел на бухгалтершу, которая едва доставала головой ему до плеча и покачал головой.
– После смерти моего босса, она главная в этой фирме, так что проблем не будет.
– Хороший мальчик, – наконец похвалила его Мария Павловна. – Выберем отсюда, повышу должность и оклад.
Гена расправил плечи.
– А ну отойдите в сторону, – он с трудом протиснулся в открытую створку двери и протянул руки, разжимая внешние двери и спрыгивая на этаж.
– Все чисто, – почему–то по военном крикнул он. – Вылазьте.

Максим спрыгнул на этаж, обернулся и посмотрел на уборщицу.
– Вы будете вылезать? – он протянул ей руки. – Прыгайте, я подстрахую.
Наргиз с сомнением посмотрела на него.
– Я бы тут осталась, пока вы сходите за помощью, но с этим двумя нытиками мне еще страшнее оставаться. Так что, пацан отойди в сторону, пусть Гена меня ловит.
Охранник крякнул, когда уборщика спрыгнула ему на руки.
– Давно меня так крепко не сжимали сильные мужские руки, – уборщица посмотрела на лыбящегося Гену и рявкнула. – Чего застыл как пень, отпускай давай, иж чего удумал, бабку старую тискать.
Она легко спрыгнула на пол и повернулась к лифту.
– Зойка, быстро передай мне швабру и ведро, это инвентарь фирмы, я за него головой отвечаю.
Из открытой дверь появилась деревянная швабра, на которой висело ведро.
– Возвращайтесь скорее, – в дверях мелькнула белая голова секретарши. – Мне страшно.
– Было бы страшно, вылезла, – Мария Павловна оглядела перед собой пустынный коридор офисного этажа. – Лестница на противоположной стороне. Идем Гена, – скомандовала она охраннику, почувствовав власть на ним.
Борис снова вытащил пистолет и осторожно шагнул следом за ними.
Максим открыл  сумку с пиццей и достал коробку.
– Будете? – он протянул кусок уборщице.
Наргиз отрицательно качнула головой.
– Не приучена я к такой еде, желудок болит. Вот попробуй наш плов, сразу перестанешь любить эту дрянь.
– Эй, эй, – охранник обернулся на разговор. – Ты что делаешь, парень? Ты ешь мою пиццу?
– Я передумал продавать, – Максим с жадностью откусил большой кусок и чавкая проглотил. – Будешь?
Гена  замешкался.
– Бесплатно?
– Да, – Максим протянул ему еще один кусок. – Нам идти 50 этажей вниз, надо подкрепиться.
– Сколько стоит пицца? – спросила бухгалтерша, роясь в карманах.
– Семсот рублей, – Максим протянул ей кусок пиццы. – Попробуйте, вкусная..
– Держи, – Мария Павловна протянула ему тысячу рублей. – Сдачи не надо.
Гена урча набросился на холодную пиццу.
– Значит, вы теперь будете нашим боссом? – проговорил он с набитым ртом.
– Поклонский был дураком, думая, что если я помогла ему перевести деньги на счет его жены, то не подстрахуюсь. Я оставила лазейку, чтоб вернуть деньги обратно в фирму. Так что, МОНОЛИТ будет существовать и дальше.
– Значит и дальше будете обманывать народ? – уборщица насупилась.
– Наргиз, занимайся тем, что ты больше всего умеешь. Мой полы и не лезть не в свое дело.
– Значит барыней захотела стать? – задумчиво протянула уборщица. – Послушай сынок, сколько стоит у тебя заказ?
Борис улыбнулся уголками губ.
– Для вас бабушка, один заказ бесплатно.
– Я подумаю, сынок, – Наргиз торжествующее посмотрела на бухгалтершу и шагнула вперед. – Пойду, погляжу, может телефон на столе у кого–то работают.
– Он по другому улыбаться не умеет, – Максим исподтишка разглядывал Бориса. – Боже, – до него только что дошло. – Он киллер, настоящий киллер как в кино.
Борис, словно почувствовав на себе его взгляд, посмотрел на парня. Максим отвел глаза в сторону, уставившись в окно. Что–то привлекло его внимание.
– Идем, – Мария Павловна доела пиццу, вытерла руки салфеткой с ближайшего стола и цокая каблуками, пошла по темному проходу, между офисными столами, заполнившие помещение как пчелиные соты. Свет тусклых лампочек на потолке отбросил от бухгалтерши зловещую тень, которая последовала за ней. Далеко впереди, виднелась белая дверь и горящие над ней зеленые буквы, ВЫХОД
– Идем, – повторил Борис, увидев, как Максим застыл у окна, пытаясь что–то разглядеть.
– Сейчас, – Максим рукой протер стекло и снова прислонился лбом. – Ничего не понимаю.
– Что не так, – Борис сделал шаг к нему, как впереди послышался звук хлопающей двери и крик Наргиз.
Борис вскинул пистолет и развернувшись, бросился на крик.
Максим остался на месте. Взял офисный стул, он размахнулся и бросил его в большое панорамное окно, идущее во всю стену. Стекло треснуло и покрылось большими трещинами. Через них, в помещение, вместе  с холодом, стал просачиваться черный туман. Медленно, словно жирная муха ползущая по стеклу, туман стал заполнять помещение, подбираясь к ногам парня. Максим протянул руку вперед и коснулся его. Руку обжег страшный холод, пронзивший его насквозь. Он попятился, споткнулся об лежащий на полу стул и с грохотом повалил, стоящий за ним, стол. Из тумана вылетела черная тень и зависла над ним. Расплывчатая форма стала приобретать человеческие черты. Через мгновение, на Максима, сверху, смотрело черное существо. Его красные глаза, казалось, с любопытством, изучали его.
– Черт, нет, – Максим махнул рукой, которая прошла сквозь тень, висевшую над ним. Вскочив на ноги, он бросился назад к лифту. Позади раздался протяжный вой, который подхватили другие тени, вылетавшие из тумана. Летая под потолком, они кружились над Максимом, обдавая того холодом.
Навстречу бежала бухгалтерша. Над ее головой, издавая пронзительный звук, металась большая тень. Увидев Максима, она махнула ему рукой.
– Беги, – крикнула она ему. – Их там полно.
Следом появился Борис. Сделав пару выстрелов в тени под потолком, он с сожалением убрал пистолет.
– Это не работает, – увернувшись от очередной тени, он обогнал Марию Павловну.
– Где остальные? – Максим запрыгнул в лифт и помог забраться бухгалтерше.
– Там, там, – она пыталась отдышаться. – На лестнице, туман, твари, много тварей.
– А ну пошли прочь, – раздался крик уборщицы. В коридоре появилась Наргиз, которую тащил за собой охранник. Она размахивала шваброй и пыталась сбить летающую  тварь над ней. Существо завыло и скрылось в тумане, который медленно полз следом за ними.
– Руку, – Борис подхватил бабку и втянул в кабину.
– Запрыгивай, – он протянул руку Гене.
Охранник на секунду замешкался и схватил ее. Его большое тело стало протискиваться сквозь сломанную створку дверей и в это время лифт дернулся. Маленькие глаза Гены наполнились ужасом и он умоляюще посмотрел на Бориса.
– Давай, шевелись, – Борис уперся ногами в пол и потянул на себя охранника. Гена рванулся вперед, вены на лице вздулись от напряжение, когда лифт тронулся вниз. Что–то позади него хрустнуло и Борис, потеряв равновесие, упал на пол, втаскивая за собой охранника.
– Я так и знала, так и знала, – завопила секретарша, бросаясь от них угол. Лифт дернулся и рухнул вниз. Пролетев с десяток этажей, он снова обо что–то ударился и остановился.
Борис скинул с себя охранника, который хрипел и пускал кровавые пузыри. Ниже пояса у него ничего не было. Кишки вывалились на пол и от них стал подниматься в воздух белый пар. Визг блондинки достиг наивысшей точки и оборвался. Закатила глаза, Зоя  рухнула на Николая, который заорал от боли в раненом плече.
Гена протянул руку вперед и коснулся лакированной туфли бухгалтерши. Мария Павловна отодвинулась от него и посмотрела на Бориса. Тот молча достал пистолет и приставил к голове охранника.
– Пыф, – совсем тихо прозвучал выстрел и Гена уронил голову на пол. Потом, так же молча, убрал пистолет за пояс и оглядел присутствующих.
– Кто–нибудь может объяснить, что тут происходит?

– Я знаю, что это, – Николай поправил очки. – Это конец света. Мы все умрем в геенне огненной. Там внизу, чистилище, которое огнем смоет наши грехи.
– Заткнись, придурок, – уборщица ткнула концом швабры в живот очкарику. – В аду огонь, а у нас тут холод собачий, – она выдохнула из рта теплое облачко пара. – Мы все находимся в одной лодке, на хрена ее раскачивать, козел?
Николай не унимался.
– Мы уже мертвы, как вы не понимаете.
Неожиданно, за обшивкой лифта послышался гул и включился свет.
– Эй, там есть кто живой? – из динамика, сквозь треск, послышался мужской голос.
– Это я, – Максим нагнулся к динамику. – Вы слышите меня?
– Боже, парень, ты живой. Это Семен, с первого этажа. С тобой все в порядке, другие живы? – в динамике снова послышался громкий треск.
– Помогите, – крикнула секретарша и замычала. Максим обернулся. Борис засунул в рот блондинке ствол пистолета и прижал палец к губам. Зоя, обхватив пухлыми красными губками глушитель, испуганно закивала головой.
– Эй, парень, – сквозь треск снова прорвался голос охранника. – Ты что–то сказал?
Максим бросил взгляд на мертвого охранника.
– Нет, остальные, кажется, мертвы.
– Боже, парень, держись, помощь уже в пути, – динамик хрипнул еще раз и замолк.
Борис показал парню большой палец вверх и вытащил ствол пистолета из рта секретарши.
– Не знаю как вы, а я постараюсь выбраться отсюда живым, – он посмотрел на потолок, где виднелась крышка люка.
– Не надо, – бледная бухгалтерша казалось постарела на десять лет. – Ты видел, что там нас ждет.
– Что нас там ждет? – секретарша посмотрела Марию Павловну.
– Тебе лучше не знать, девочка, – она кивнула на обрубок мертвого охранника. – Ему, считай, повезло.
– Что может быть хуже этого? – Зоя готовилась снова упасть в обморок.
В шахте, за стенами лифта, раздался жуткий вой.
– Вот это, – лицо бухгалтерши посерело от страха и она неожиданно перекрестилась. – Господи, не дай умереть мне жуткой смертью.
Максим посмотрел в зеркало напротив и остолбенел. Он стоял в лифте, по щиколотку в крови. Вокруг него лежали одни трупы. Секретарша, бухгалтерша, уборщица. Их тела были сломаны пополам, кости и ребра торчали из живота, а на лице застыл панический ужас.
– Что, что ты увидел? – Борис обратил внимание на застывшего, перед своим отражением, Максима. Зеркало неожиданно стало набухать и пошло пузырями.
Максим закрыл руками глаза и отшатнулся. Его отражение вздулось и с грохотом лопнуло на тысячи осколков. Лифт заскрипел и по стенам кабины, от ударов извне, пошли трещины. Слишком близко, снова послышался вой. Сквозь трещины, в кабину,  стал проникать черный туман, а вместе с ним и  холод. Угол кабины, где сидел Николай и Зоя, треснул и смялся в лепешку.
В открытую дыру медленно вполз туман, из которого вылетела черная тень, с горящим красными глазами. Зависнув на Николаем, тень стала приобретать человеческие формы. Приблизившись к его лицу, существо открыло рот и издало пронзительный вой. Николай в ужаса заорал в ответ. Коснувшись его ноги, существо стало исчезать в дыре, утаскивая за собой очкарика.
– Нет, – заорал Николай, отчаянно цепляясь пальцами за гладкий пол лифта. – Я обманутый дольщик, вы не имеете права, я буду на вас жаловаться.
На его лице, объятым страхом, застыл крик. На очках появился иней и стекла лопнули с громким треском. Голубые ледышки глаз молча уставились в никуда, и потом его тело медленно уползло в темноту шахты под громкий вой тварей. Лифт дернулся и снова рухнул вниз. Пролетев несколько этажей, он снова остановился, жалобно скрипя, готовый развалится на части. В наступившей тишине, послышался шорох. Наргиз отлипла от стены и стала шваброй вытирать красное пятно крови, оставшееся после Николая.
– Мошенник ты, Коля, а не обманутый дольщик.
Закончив вытирать пол, она нагнулась и достала из ведра, заполненного тряпками, пачку бумаг.
– Настало время откровений, Мария Павловна. Все равно живыми мы отсюда не выйдем.

– Я не знаю, кто заказал Барина, но у нас с ней план созрел давно, – Наргиз кивнула в сторону секретарши. Блондинка поджала губы и с ненавистью посмотрела на уборщицу.
– Пока вы обманывали дольщиков, воровали счета клиентов, Зоя копировала все документы и передавала мне. Коля должен был шантажировать вас и получить кругленькую сумму.
Бухгалтерша с изумление посмотрела на уборщицу.
– Что? –  без тени смущения ответила ей Наргиз. – Бабушка просто хотела немного заработать на пенсию.
– А я просто хотела быть счастливой, – Зоя всхлипнула. – А он обманул меня.
– Дуреха, – ласково посмотрела на секретаршу уборщица. – Ты когда–нибудь видела, чтобы директора женились на своих секретаршах?
Блондинка упрямо поджала красивые губки.
– Я ему верила, а он обманул.
Наргиз подошла к дыре, в углу лифта и посмотрела на бумаги в руке.
– А теперь, они не нужны, – она разжала пальцы и пачка документов, шелестя, стали падать в темноту шахты.
– Нет, – секретарша вскочила на ноги  бросилась к уборщице, хватая ее за руки. – Мы можешь получить бабки с нее, – Зоя бросила испепеляющий взгляд на бухгалтершу.
– Поздно девочка, отсюда нет выхода, – уборщица грустно посмотрела на секретаршу. – Давай, сделай то, что хочешь.
– Чертова старуха, – Зоя помедлила секунду и толкнула уборщицу в грудь. – Отправляйся в ад, старая карга, а я еще побарахтаюсь.
Охнув, Наргиз беззвучно исчезла в шахте.
– Что ты наделала? – крикнула ей бухгалтерша. – Ты ее убила!
– А разве мы уже не мертвы? – оскалилась блондинка. – Я вас всех переживу и буду счастлива.
Она подняла руки к потолку и повернула ручку люка.
– Поможешь? – она повернулась к Борису.
– Вообще то, это был мой план, – задумчиво произнес он, глядя на почти обнаженную грудь секретарши.
– Получишь все это, если мы выберемся отсюда.
Борис посмотрел на безумный блеск в глазах блондинки.
– А почему бы и нет, – он подставил руки и подкинул Зою к открытому люку.
Исчезнув, она затопала по потолку каблучками.
– Ну что там? – крикнул Борис.
– В шахте лестница, ведет вниз, – крикнула секретарша. – Я спускаюсь, а вы можете оставаться и ждать, когда вас сожрут твари.
– Я бы на твоем месте не была бы такой самоуверенной, девочка, – бухгалтерша прислушалась. – Если мои предположения верны… – лифт снова дернулся и рухнул вниз. Сверху послышался восторженный вой тварей и крик ужаса. В открытом люке появилось бледное лицо блондинки.
– Помоги мне спуститься, – она протянула руку Борису.
Тот протянул ей руку и моментально отдернул обратно. За спиной секретарши сверкнули красные глаза существа. В кабину хлынул холод. Черный туман окутал голову Зои и ее глаза застекленели, покрывшись голубым инеем..
– Черт, черт, черт, – бухгалтерша забилась в противоположный угол кабины. – Только не меня, только не меня.
Борис заворожено наблюдал как голова Зои медленно уползает наверх. В этом было что–то неестественно жуткое, словно питон, не спеша поглощающий свою жертву.
Он почувствовал запах дыма и обернулся. Мария Павловна дрожащими руками пыталась попасть в рот зажженной сигаретой.
– Ты это серьезно? – изумился Борис.
– У меня нервы ни к черту, – она наконец попала сигаретой в рот и глубоко затянулась. – Держись, сейчас лифт опять рухнет.
– Откуда ты зна.. – кабина вздрогнула и камнем полетела вниз. Пролетев немного, она снова остановилась, шипя искрами от тормозных колодок.
– Откуда ты знаешь? – повторил вопрос Борис.
– Когда кто–то погибает, лифт падает вниз, – бухгалтерша снова сделала глубокую затяжку. – Максим, посмотри какой этаж?
– Двадцатый, – Максим осторожно выглянул через сломанную дверь лифта. – И что это может означать?
– Нас трое, – нервно хихикнула она. – Чтобы лифт доехал до первого этажа, должны погибнуть еще двое.
Борис посмотрел на бухгалтершу, потом на Максима и вытащил пистолет.
– Да, убей его, Борис, – сказала Мария Павловна, – и мы опустимся еще немного, а потом будем решать дальше нашу проблему.
Холод стал снова проникать в лифт, вместе черным туманом. Медленно обтекая горящую сигарету, туман заполнил всю кабину.
– Убей его, – истерично крикнула бухгалтерша, – пока это существо само не выбрало из нас троих, кого первым убивать.
Борис повернулся на звук. Сквозь черную мглу, он с трудом различал горящий кончик сигареты в руках бухгалтерши. Почему то тумана около огонька не было. Бориса пронзила мысль.
– Брось мне зажигалку, – крикнул он ей. Голос прозвучал глухо, словно он был под водой.
– Что? – голос бухгалтерши с трудом донесся до него.
– Зажигалку, – заорал он, выхватывая пистолет и расстреливая обойму в красные глаза существа, плавающего над ним.
Тварь завыла, когда пули прошли сквозь нее и стала приобретать человеческие черты.
Борис почувствовал как красные глаза прожигают его душу насквозь. Холод сковал его тело, когда существо приблизилось к нему. Из тумана вытянулась бесформенная длинная рука и схватила его за шею. Борис понял, что наконец умирает.
Вдруг, хватка ослабла и тварь завыла, отлетела от него. Сквозь темную мглу появился огонек, рассеивающий черный туман. Чья–то теплая рука схватила Бориса и перед ним появилось лицо Максима. Он размахивал перед собой зажигалкой, отгоняя от себя мелькающие тени. Туман отступил и воздух стал светлеть. Борис закашлял, пытаясь растереть руками замершее горло и наконец сделал большой вздох.
– Где бухгалтерша? – прохрипел он Максиму. Тот повернул зажигалку в угол, где сидела Мария Павловна, но ее там не было. На полу лежала потухшая недокуренная сигарета.
– Помогите мне, – послышался ее шепот. Максим повернулся на звук и увидел застрявшую, наполовину, в дырке пола, бухгалтершу. – Я не чувствую ног, – ее глаза начали угасать и стекленеть.
Максим поднес зажигалку к ее лицу и огонь вернул блеск ее глазам.
Борис направил на нее пистолет.
– Подожди, – прошептала она. – У меня есть для тебя сюрприз, – ее глаза злорадно сверкнули.
Борис заинтересованно опустил пистолет.
– Если ты останешься в живых, тебя будут ждать внизу, – она закашляла на пол кровавыми ошметками.
– Кто ты, черт побери?
– Я твой заказчик, – устало усмехнулась она. – Через своих знакомых, я наняла киллера, чтобы убрать Поклонского.
– Чем докажешь?
– По условиям, твой гонорар был в столе, сто тысяч долларов.
– Девяносто девять, – поправил ее Борис. – Ты ошиблась.
– Тысяча была у этой белобрысой сучки, – бухгалтерша снова закашляла кровью. – И этот гонорар заберет тот, кто убьет тебя.
– Теперь, ты знаешь, что тоже умрешь, так что убей меня,. – Мария Павловна выжидающе уставилась на Бориса. – Убей меня.
– Ну уж нет, – Борис забрал у Максима зажигалку. – Собаке собачья смерть.
Бухгалтерша завыла от бессильной ярости и выбросила вперед руку, пытаясь достать Бориса. Черная мгла, обрадованная отсутствие огня, стала быстро окутывать тело женщины. Отчаянный крик боли и ярости взлетел под потолок лифта и оборвался. Глаза потухли и бухгалтерша опустила голову на грудь. Ее тело стало медленно проваливаться в шахту.
Вой существ стал стихать и лифт, вздрогнув, снова  рухнул вниз.

Максим с Борисом сидели на полу, напротив друг друга. Вокруг них плавал черный туман, в котором, истошно крича, мелькали тени с красными глазами. Единственным островком спасения оставался маленький огонек зажигалки, который постепенно становился все меньше и меньше.
– Из этой бухгалтерши железные гвозди можно делать, – рассмеялся Борис. Он посмотрел на Максима и усмехнулся.
– Есть предположения, что это за место?
Максим пожал плечами.
– Ты видел как я стоял у окна и пытался что–то увидеть?
Борис выжидательно промолчал.
– Там не было ничего, – сказал Максим. – Я ничего не увидел.
– Так ночь была, что ты хотел увидеть?
– Огни домов, освещенные улицы, луну в конце концов. Но за окном ничего не было, только одна черная тьма.
– И что это может означать, Макс?
Максим снова пожал плечами.
– Да что угодно, например зомби апокалипсиис, падение метеорита, нападение инопланетян.
– Третье, хоть что–то объясняет, – Борис посмотрел на Максима. – Хочешь узнать как я стал киллером? – Не дожидаясь ответа, он добавил, – только не жди откровения, типа, у меня было трудное детство. Или, что у меня есть принципы, я не убиваю собак, детей и женщин. Хотя, да, этот пункт у меня в договоре с заказчиками есть, – Борис посмотрел долгим задумчивым взглядом, на трепыхающийся перед ним, маленький желтый огонек зажигалки.
– Слышал когда–нибудь о группе Белая Стрела, которая отстреливала бандитов?
Максим кивнул головой.
– Смотрел кино.
– Это не кино. Мой отец служил в этой группе, но когда пошла волна гласности и перестройки, группу решили расформировать и законсервировать. Но время от времени, иногда поступали заказы, которые отец выполнял. Я, к тому времени, уже отслужил и вернулся домой, когда отец умер. На работу еще не устроился и когда поступил заказ, я взялся за него вместо отца. Вот так все просто, Максим. Деньги. Я стал киллером за деньги. В оправдание могу сказать, что убивал только плохих. Бандитов, воров, маньяков.
– Но не тебе решать, кому жить, а кому умирать, – возразил Максим.
– Расскажи об этом матерям, погибших от рук маньяков, детей, – грустно усмехнулся Борис. – Но ты прав, кто решает судить,  должен сам быть готовым к суду. Этот крест я выбрал сам и буду нести его до конца, – он вытащил толстую пачку денег и протянул Максиму. – Возьми, мне они уже не пригодятся.
– Но, – Максим удивленно посмотрел на Бориса. – Что ты собираешься делать?
Борис посмотрел на еле пылающий огонек зажигалки и неожиданно подмигнул ему.
– Немного почищу свою карму напоследок.
Потом развернулся и неожиданно для Максима спрыгнул в дыру пола.
– Нет, – Максим бросился к дыре и задел ногой зажигалку. Огонек погас и черный туман окутал его. Твари набросились на него, словно это была их кровная добыча и Максим почувствовал  как леденеет его тело. Лифт дернулся и плавно поехал вниз. Красные глаза одного из существ проникли в его голову и тварь завыла от восторга. Он почувствовал как его тело становится легким, растворяется в тумане и вот он сам становится одним  из них. Бесплотной черной тенью, рыскающей в ночи, в поисках грешной души.

– Очнись, очнись, – назойливый шепот лез в уши как настырная муха. Максим, словно вынырнул из тяжелого сна и с трудом открыл глаза. Перед ним, высокой стеной, клубился черный туман, из которого то и дело вылетали бесплотные тени. Завывая, они кружились над его головой и ныряли обратно в тьму.
Максим протянул руку и коснулся стены. Черная мгла тепло обволокла его руку и легонько потащила к себе. Он испуганно выдернул руку и попятился. Из тумана послышался шелестящийся смех.
– Боишься? – прямо напротив него вспыхнули прожекторами огромные красные глаза.
– Да, боюсь, – ответил он. – Где я?
Туман впереди него заколыхался и в нем стали проступать очертания какой–то фигуры. Через мгновение, из тумана, перед ним выпрыгнул огромный зверь. В нем сложно было узнать какое либо животное. Зверь покачал головой, с огромными рогами, словно отряхивая от воды и медленно подошел к Максиму.
Красные глаза внимательно изучали его.
– Я в аду? – переспросил Максим зверя.
Снова послышался тихий шелестящий смех. Фигура существа расплылась в туман и потом снова собралась в зверя.
– У каждого человека свой ад, – зверь втянул огромными ноздрями воздух перед Максимом. –Тебя здесь не должно быть. Отправляйся назад.
Максим обернулся. Позади него, стоял лифт, из которого к нему шла тоненькая дорожка света, бившая из кабины.
Он медленно попятился от зверя, который нетерпеливо переступил копытами.
– Или можешь остаться тут, – прошелестел смешок, – со своими друзьями.
Пространство вокруг него, внезапно, озарилось багровым светом и Максим увидел как из черного тумана начали вырываться огненные языки пламени. Зверь открыл пасть и тяжело задышал, высуну длинный красный язык.
– Смотри, – он кивнул рогатой головой  в сторону. Максим обернулся и увидел, как полупрозрачные человеческие фигуры, висящие  воздухе, сгорают и возрождаются в языках пламени. Он увидел знакомое лицо. Обнаженная секретарша Зоя протягивала к нему руки, на которых пузырилась лопающая кожа. Когда–то красивое лицо, сейчас было искажено болью и страхом. Пламя охватила целиком ее фигуру, кожа клочьями стала сползать с нее, обнажая мясо и кости. Через секунду, Зоя снова протягивала  к нему свои руки, которые начинал ласкать огонь.
– Нет ничего страшнее чем умирать и воскрешаться одновременно, чувствую ту болью, которую они причинили на земле.
Рядом с Зоей появилась бухгалтерша. Мария Павловна, стиснув губы, чтоб не кричать, молча глядела на Максима. Ее лицо исказилось страданием, когда пламя поглотило ее фигуру и снова выплеснуло наружу, целой и невредимой.
– Удивительное создание человек,  – зверь подошел к Максиму. – Живи, радуйся, что появился на свет. Так нет, надо быстрее причинить другому боль.
– Не все такие, – тихо произнес Максим, глазами ища Бориса. Встретившись с его глазами, Борис подмигнул и его лицо исказила маска боли, когда он вспыхнул как факел и сгорая, снова возродился как феникс.
– Куда мне идти? – Максим повернулся к зверю и  дотронулся до его тела. Фигура зверя снова расплылась перед ним  и потом приобрела очертания зверя.
– Отправляйся наверх, может тебя там возьмут, – зверь, несильно, боднул рогом в плечо Максима и повторил. – Тебя здесь не должно быть.
– Ты дьявол? – Максим посмотрел в огромные, как блюдца, красные глаза зверя.
– Я то, чем люди хотят меня видеть. Я плод твоего воображения.
Языки пламени стихли и Максима снова стал окружать черный туман. Зверь развернулся и сделав огромный прыжок, исчез в тьме.
Из него стали вылетать черные тени и кружиться над ним.
– Убирайся, – прошелестел голос и огромные красные глаза потухли. – Или я передумаю.
Максим попятился и развернувшись, бросился к лифту. Черные тени, истошно крича, бросились следом. Он влетел в кабину и обернулся. Туман медленно поглощал светлую дорожку и подползал к лифту.
Он развернулся к панели и заколотил по ней руками.
– Господи, помоги мне, – неожиданно произнес он и лифт медленно тронулся вверх. Максим посмотрел вниз. Огромные клубы дыма заползли в шахту и заполнили ее.
Лифт ускорился и скоро в кабине стало легче дышать. Через сломанную створку двери, он видел мелькавшие на бетонных стенках цифры этажей. 50 этаж, 60 этаж, 70 этаж. Лифт продолжал подниматься выше, даже когда этажи закончились. В глаза Максиму ударил яркий свет. Он зажмурился, а когда открыл их, то оказался в длинном туннеле, в конце которого кто–то стоял.
Он сделал шаг навстречу и почувствовал легкое сопротивление воздуха. Сделав усилие, Максим сделал еще один шаг и вышел из лифта.
– Неужели так не терпится попасть сюда? – послышался чей–то знакомый голос.
Максим обернулся. Рядом с ним, со шваброй в руках, стояла Наргиз.
– Я думал ты в аду, – обрадовался он.
– А что я такого сделала, чтобы там оказаться? – удивилась уборщица. – Маленькие грешки за душой конечно есть, но они не считаются, – она хитро подмигнула ему и спросила: – А ты зачем здесь?
– Я был внизу, – развел руками Максим, – Отправили наверх, к вам.
– О–о, – зацокала языком Наргиз. – Ты здесь тоже не нужен. Убирайся обратно, – она взмахнула шваброй и Максима отбросило в лифт.
– Стой, – он протестующее поднял руку. – Я видел внизу Бориса, кажется, он не заслуживает быть там.
– Тихо, – уборщица приложила палец к губам. – Я работаю над этим, но тут такая бюрократия, ты не представляешь. Тем более, он мне задолжал один заказ.
– Ну все, я уже разболталась с тобой, – Наргиз сделала суровое лицо и ткнула в Максима шваброй. Сильная боль скрутила его и отбросила к стенке. Лифт зашатался, заскрипел и камнем рухнул вниз. Он отлетел от стенки, ударился в противоположную и угодил головой в мертвое тело охранника. В середине лифта появилась воронка, которая стала затягивать его внутрь.
– Нет, – Максим отчаянно пытался зацепиться за что–нибудь, но огромная центробежная сила все равно затянула его внутрь. Дыхание перехватило, в глазах потемнело, а последующий сильный удар в голову, заставил его потерять сознание.

Вонючий дым проник Максиму в нос и он закашлял. Открыв глаза, он ничего не увидел, кроме черного дыма, заполнившего разбитый лифт. Он попробовал пошевелить руками и ногам. Вроде не сломаны.Приподнявшись на руках, он огляделся. Все, кто ехал с ним в лифте, были мертвы.  Их тела были сломаны пополам, кости и ребра торчали из живота, а на лице застыл панический ужас.
– Эй, там есть кто живой? – из динамика, сквозь треск, послышался мужской голос.
Максим скрючившись от боли, подполз к динамику.
– Вы слышите меня?
– Боже, парень, ты живой. Это Семен, с первого этажа. С тобой все в порядке, другие живы? – в динамике снова послышался громкий треск.
– Эй, парень, – сквозь треск снова прорвался голос охранника. – Ты что то сказал?
Максим бросил взгляд на  мертвые тела.
– Нет, остальные, кажется, мертвы.
– Боже, парень, держись, помощь уже в пути, – динамик хрипнул еще раз и замолк.
Где–то над головой послышался шум ломающихся дверей и в глаза Максиму ударил свет фонаря.
– Где ты, парень? – луч света запрыгал по стенкам кабины и потом оказался на полу.
– Боже, – меня сейчас вырвет, – Семен нашел фонариком Максима. – Что–нибудь сломано? Вылезти сможешь?
Максим со стоном приподнялся.
– Кажется, я счастливчик, одни ушибы.
– Все равно, скорая уже едет, тебя надо осмотреть, – Семен протянул ему руку. – Давай, вылезай.
Максим схватил протянутую руку и вылез из шахты. Пошатнувшись от слабости, он прислонился с стенке.
– Присядь пока, – Семен подошел к шахте и глянул вниз. – Я должен проверить, может кто еще живой.
Он спрыгнул вниз и пропал из виду.
Максим отдышался и открыл разорванную сумку с пиццей. Теперь точно уволят с работы, подумал он, открывая коробку. Но вместо пиццы, он увидел пачки тугих тысячедолларовых купюр. Он захлопнул коробку и застыл на месте.  Как они попали к нему?
Максим тихонечко встал и медленно направился к выходу. Ничего не видел, ничего не знаю. Он подошел к двери–вертушке и протянул руку, чтоб открыть ее.
Неожиданно, на плечо упала тяжела рука. Максим вздрогнул и обернулся. На него смотрел улыбающийся Семен.
– Все мертвы, – почему то весело сказал он, вытирая об рукав окровавленный фонарь. – И киллер тоже.
Он протянул руку Максиму.
– Верни обратно деньги.
Максим вздохнул и протянул охраннику сумку.
– Ты убил Бориса?
– Он и так был почти мертв, – Семен открыл коробку и посмотрел на деньги. – Но сил как то хватило переложить деньги в твою коробку. Вы были раньше знакомы?
Максим тяжело посмотрел на него.
– Какая теперь разница.
Вдалеке послышалась сирена скорой помощи.
– Ладно, тебя здесь не было, шуруй отсюда, – охранник подтолкнул его к стеклянным дверям. – Не хочу грех брать на душу.
Через секунду, Максим очутился на улице. Он полной грудью вдохнул свежий ночной воздух и услышал тихий протяжный вой. Подняв голову, он увидел как к зданию стали слетаться темные полупрозрачные тени.
Максим  обернулся и посмотрел на Семена, стоящего за дверями. Махнул ему рукой и крикнул:
– Ты его уже взял. Передай привет зверю.
Увидев непонимающее лицо охранника, он захохотал и развернувшись, стал удаляться от этого проклятого здания.

© Дмитрий Хихидок, 2018


Смешные и добрые Дневники сказочных героев и другие произведения начинающих и именитых авторов. Конкурсы и подарки участникам.

^ Вверх