Пес Апокалипсиса 1

Пес Апокалипсиса Часть 1

Жара стояла невыносимая. На голубом небе, без единого облачка, висел огненный шар солнца. Его лучи, казалось, проникали везде, словно хотели выжечь все живое, что осталось на этой земле. Как будто мало ей уже досталось. Я снова попытался спрятаться в тень козырька дома, тень которого медленно сокращалась, по мере того как солнце поднималось к зениту. Наступало полуденное пекло,от которого не было спасения. А тут еще и мухи, я клацнул зубами, пытаясь поймать одну из них. На дороге, недалеко от меня, лежал плохопахнущий. Из пробитой головы уже перестала течь кровь, которая смешиваясь с пылью на дороге, превратилась в грязь. Над ней летал рой больших мух, жужжание которых громко разносилось по воздуху. Ужасная антисанитария, а ведь скоро обед. Инфекцию можно подхватить, а уж я об этом знаю не понаслышке. Хоть бы убрали эту вонючку за блокпост, смотреть тошно, а уж запах стоит,хоть вешайся. Как люди этого не чувствуют.
Рука плохопахнущего судорожно дернулась и я угрожающе зарычал. Вот как они проникают через посты? Вроде командир ставит часовых, все проходы между домами заставлены машинами, но нет нет, а какой то из них все равно проникает внутрь. И тогда только держись. Если вовремя заметили, считай повезло, а если нет, быть беде. Заражение от укуса происходит быстро, в течение получаса. Еще вчера он гладил тебя по голове, а сегодня, с бешеными глазами пытается убить. Я снова махнул хвостом, отгоняя назойливых мух. Обед, это хорошо. Эта группа, вообще была самой большой и организованной, к которой я прибился. Главный у них человек, которого зовут Юра.Толстый, бородатый, с громким голосом. Мне пришлось с ним попотеть, пока он понял, что мне нужно.Я глаза и уши этой группы. А за это меня надо кормить.Поэтому никакого панибратства. Я такой же член команды как и все, а не нахлебник, типа самок, которых вы держите около себя. Одна из них, Люся, все время пытается ко мне подластиться, кусочки мяса подкладывает побольше, лишь бы подружиться со мной. Командир лишь смеется, когда видит это.Он меня хорошо изучил и знает, что дружить со мной бесполезно.
— Люська,- орет он громким голосом.- Отстань от пса, он не любит когда его гладят.
Люся его самка. Готовит еду для всей группы и лечит всех, в меру своих способностей. Есть еще две самки, но они ко мне не подходят, боятся. Их роль в группе была понятна с самого начала, поэтому они мне не интересны.
— Я все равно добьюсь, чтобы мы подружились, правда Шарик?- она каждый раз пытается почесать меня за ухом. Я предостерегающе рычу. А вот это уже совсем дно. Мало того, что мне не дают спокойно поесть, дергая за уши, так еще Шариком называть. Это уже не в какие ворота не лезет. Фантазии у этой самки ноль целых ноль десятых.Ты еще меня Тузиком назови. А я между прочим породистый пес. Меня на руках носили, кормили лучшей едой, а не этими помойными объедками, что вы мне суете. Перед глазами поплыли воспоминания. Люди в белых халатах, наклоняются ко мне, гладят по голове, потом резкая боль в голове и темнота.
— Пес,- я вздрагиваю от громкого крика и меня выбрасывает из сновидений. Что-то меня разморило на солнышке. Напротив меня стоит человек Юра, с тарелкой в руках.
— Что-то слишком жарко сегодня, — он протянул мне тарелку с мясом. Долго же я приучал его, что не ем с земли. Как ему еще объяснить, что я не простой пес, а ЛАБОРАТОРНЫЙ.
— Гав,- вежливо я поддержал беседу и втянул носом воздух. Мяса пахло восхитительно и я с урчанием вцепился в ближайший кусок.
— Люська постаралась, — командир положил мне на голову тяжелую руку и почесал за ухом.
— Ладно, ты командир, стерплю, — жадно чавкая, я проглотил первый кусок и принялся за второй.
-Ты ее не обижай, — продолжил Юра.- Она хорошая. Мы ее нашли, когда зомби уже почти добрались до нее. Как она выжила одна, ума не приложу.
— Вонючки, — я перестал жевать и поднял глаза на командира. — Ненавижу их.
— А кто их любит, — не обращая на меня внимание, продолжал говорить Юра. — Откуда они взялись, не понимаю.
У меня от удивления кусок из пасти выпал. Человек меня услышал. Попробуем еще раз. Я громко гавкнул. Эй, я тут, прием.
— Ладно,- вздохнул Юра.- Не буду тебе мешать, отдыхай. Вечером обход, не забудь. Надо удвоить часовых. Из-за этой жары у многих в группе крыша едет.
Я вскочил и завертелся вокруг него, истошно лая. Эй, ты же меня только что слышал. Скажи, что слышал?
— Да что на тебе нашло, пес?- удивленно отмахнулся от меня командир .- Не нравится трупак, так уберем скоро.У нас две команды выехали искать провиант. Как приедут, уберем.
Я сел на задницу и тихонечко заскулил. Как же тяжело жить, когда тебя никто не понимает.

Набив брюхо, я сыто попрыгивая, трусцой направился к дому, где жила Юрина самка. Командир конечно молодец, что покормил меня, но попить после этого не мешало бы. Сев напротив двери, я громко гавкнул. Из открытого окна выглянула Люся.
— Шарик, ты чего пришел?Жарко, пить захотел, сейчас вынесу.
Вот как она это делает? Я даже подумать не успел, а она уже поняла, что я хочу.
Хлопнула дверь и перед мной появилось блюдечко с холодной водой.
— О, ты моя богиня, — я жадно стал лакать воду, не обращая внимания на ее шаловливые ручки, снова пытающиеся почесать меня за ухом.
-Ладно, сейчас я допью, а уже потом гавкну на тебя, -я не мог оторваться от воды и не заметил, как ее руки оказались у меня под брюхом.
— Ты что делаешь?- я оторвался от миски и изумленно посмотрел на самку. Люська засмеялась и стала нежно поглаживать меня там.
— Хороший песик,- заворковала она.- Я же всегда знала, что ты добрый.
— Хррр, — я попытался гавкнуть на нее, но вместо этого завалился на бок. — Хррр,- боже как приятно. Ласкай меня дальше, самка.
По моим ногам пошли судороги, а из горла вырвался довольный рык. Оказавшись на спине, я открыл ей свой живот, мое самое нежное место. Ласкай меня полностью.
Люська довольно засмеялась, ее тонкие пальчики забегали у меня по тонкой коже.
— Мы теперь подружились, Шарик?
Я открыл глаза и посмотрел на нее. А самка то ничего. Мой нос учуял какой то новый запах. Да эта сучка течет. Будь ты моей породы, я бы тебе вздул немедля.
Люська вздрогнула и отдернула руку.
— Ладно, хорошего понемножку,- она странно посмотрела на меня и встала, отряхивая юбку от пыли.- Мне еще готовить ужин на всех.
Оказавшись в дверях, она обернулась и снова посмотрела на меня. Потом мотнула головой, словно стряхивая с себя наваждение.
-Чертова жара,- пробормотала она, скрываясь в доме.

Сытый и довольный собой, я не спеша обходил свои владения. Три улицы были перегорожены брошенными машинами,а на четвертой стоял блокпост с двумя часовыми. Юрина тактика был проста. Путешествуя на пяти машинах, группа находила заброшенный город и останавливалась в нем. Зачистив пару улиц от плохопахнущих, они жили там,пока не кончалась найденная еда в магазинах. Потом локация менялась. Новый магазин,новые улицы, новый дом. Кочевники, вот что приходило в голову про их образ жизни. Иногда встречались выжившие. Кто-то присоединялся к ним, кто-то пытался нападать, третьи просто убегали. После двух лет одичания, многие просто сходили с ума. Как быстро мир деградировал. Плохопахнущие появились из ниоткуда.Словно дикие звери, они набрасывались на всех, кусая и заражая бешенством. Эту эпидемию так никто и не смог остановить, потому что никто ее не воспринимал всерьез. Я это смотрел по телевизору, когда электричество еще было. Люди оказались настолько тупые, что понимали, что им хана, только когда их кусали.
В одном из таких городов, я и встретился с Юрой,когда остался снова один. Моя последняя группа, забыла об осторожности, когда нашла магазин, полной еды. Оголодавшие люди бросились набивать свои животы и не заметили плохопахнущих. Расправа была такой быстрой, что я еле унес ноги оттуда. Через пару дней скитаний по улицам, я заметил как к магазину подъезжает новая группа. Бросившись им наперерез, я попытался их отогнать от входа, за что получил пулю вбок. Хорошо по касательной, но теперь у меня там вместо черной шерсти растет белая. В общем, даже раненный, я перекрыл им вход в магазин. Мне нужна была новая группа, один я бы все равно не выжил. До командира все таки дошло, что я не просто так не пускаю их туда и зашли с черного входа. Так я потерял свою последнюю группу, которая превратилась в мертвых плохопахнущих и приобрел новую.
Юра был осторожен и поэтому смог выжить с самого начала эпидемии.Он понимал, что большую команду сложно прокормить, а маленькая слишком уязвима. Поэтому численность его группы была около 20 человек и каждому была отведена своя роль. Бойцы, врачи, просто обслуживающий персонал. Командир понимал, что без женщин мужчины озвереют не хуже зараженных и поэтому две сестренки-близняшки пришлись как раз кстати.
Каждый день Юра отправлял пару бойцов в разведку и составлял карту города.Где стоят магазины и где больше всего зараженных.Зачищая новую территорию, он оставлял старую. Сегодня вечером как раз должна была вернуться поисковая группа из нового района, так как продукты стали заканчиваться.
Жара потихонечку спадала и я направился к зданию, где Юра устроил штаб-квартиру.
— Гав,- сказал я в закрытую дверь и уселся ждать.
— Костя,- услышал я через дверь. — Попытайся еще раз вызвать их.
На пороге появился хмурый командир.Увидев меня он махнул рукой в сторону машины, на крыше которой стоял пулемет.
— Поехали на пост.
Я завертелся юлой. Кататься я любил. Запрыгнув на пассажирское сидение, я сразу высунул голову в окно. Обожаю, когда ветер в морду, так бы сидел тут вечно. Движок тихо заурчал и машина резво рванула вперед.Тугой ветер ударил в пасть и я с наслаждением высунул язык.
— Ррррыыы, — довольно зарычал я и защелкал пастью, пытаясь укусить ветер.
Командир с усмешкой посмотрел на меня.
— У меня такое впечатление,что ты не так прост как кажешься, пес, — произнес он. Его пальцы коснулись моего загривка.Я замер. Неужели опять началось.
Обернувшись, я лизнул его в руку. Да, человек, я не такой как все, просто сказать не могу этого.
— Ты понимаешь,что я говорю?- командир посмотрел мне в глаза.
— Гав, — негромко сказал я. Неужели это все таки случилось и я нащупал контакт.
Машину неожиданно подбросило, словно она наехала на кочку и повело в сторону.
— Черт, — Юра вывернул руль и посмотрел на назад.На дороге лежал труп плохопахнущего с раздавленной головой.
Потом заработала рация.
— Командир, это Костя. Колян ответил только что, они попали в засаду.Через час будут в лагере.
— Хорошие новости,- Юра подмигнул мне.- Я уже думал погибла группа.
Я тихонечко заскулил с досады. Снова пропал контакт, что за непруха такая.
Юра уже забыл про меня, когда впереди появился блокпост. На крыше двух машин стояли два часовых с оружием в руках. Юра посигналил им и они обернувшись, ответно помахали руками.
— Пойдем, прогуляемся,- командир открыл мне дверь и я выпрыгнул на улицу, отряхивая шерсть от пыли.
— Хорошие новости, парни, — Юра запрыгнул на капот машины и поднялся на крышу.- Колян ответил,через час будет здесь.
— Отлично, дождемся их и поменяемся. Одурели уже с этой жары, — сказал один из них.
— Серый, как получилось, что к нам проник зомбак?- Юра посмотрел на молодого парня с длинными черными волосами.
-Точно не через нас,- парень посмотрел на соседа, пожилого мужчину с учительской бородкой.- Степаныч подтверди.
-Только не через нас, — мужчина огладил свою бородку.-У нас все тихо с утра.
— Значит, где-то у нас появилась дырка, — Юра расстегнул ширинку и стал с высоты поливать засохшую землю длинной струей.
Кстати, да, давно надо было это сделать, я тоже поднял лапу и стал мочиться на колесо машины.
— Смотри, командир, пес тебя копирует, — рассмеялся Сергей.- Оба метите свою территорию.
Юра потряс ногой и хмыкнул.
-У меня вообще к этому псу много вопросов появилось. Сейчас Колян приедет и поговорим по душам.
Степаныч и Серый переглянулись.
— Ты это, командир, отдохнул бы что ли. Сегодня жара всем на голову давит.
— Ладно, закрыли тему,- Юра щелкнул зажигалкой и закурил. — Сейчас у нас дела поважнее.Продукты заканчиваются, зомбаки стали проникать внутрь, пора менять дислокацию. Надеюсь, Колян везет хорошие новости.
— Жалко, — вздохнул Степаныч. — Мы тут уже почти два месяца. Привык уже.
— Как привыкли так и отвыкнем, если жить не надоело,- жестко ответил Юра.- Мы живы, потому что движемся.
Захрипела рация.
— Это Колян, как слышите, прием.
Сергей нажал кнопку.
— Колян, это Серый, ты где, прием.
— Буду через 10 минут, Федя раненный.
— Укушен?- Юра перехватил рацию.
— Нет,- в рации послышался смешок.- Этот кретин сам себе ногу прострелил, когда вытаскивал пистолет. Зомбаки напали неожиданно, словно ждали, когда мы появимся. Командир, кажется они умнеют.
— Да тут все кажется умнеют, кроме меня,- пробурчал Юра спрыгивая с машины.- Открывайте ворота и будьте наготове. Сейчас эти полезут.
Я уже видел эту процедуру не один раз, поэтому отбежал подальше от ворот. Юра залез в машину и появившись в люке, прильнул к пулемету.
— Давай, — приказал он.
Сергей запрыгнул на погрузчик и приподняв вилами машину, стал оттаскивать ее в сторону. Степаныч включил рацию.
— Коля, мы открываем ворота. Будь внимательнее.
— Вижу, — где-то вдалеке послышался шум приближающейся машины. — К вам зомби полезли. Мочите гадов.
В проходе появился первый плохопахнущий. Я вскочил на ноги и громко залаял на него. Мочи его, Юра.
-Ту-ту-ту, -застучал пулемет и пустые гильзы со звоном посыпались на землю. Первые пули отбросили зомбака за ворота, следующая очередь разорвала его пополам. Я взвыл от восторга.
— Надо прицел поправить,- пробормотал Юра, поправляя пулемет. Голова следующего зомбака взорвалась как перезрелый арбуз. Тело без головы еще немного постояло неподвижно и потом завалилось назад.Но радоваться было рано, в проходе появилось еще с десяток зомбаков. С красными от бешенства глазами, они ломанулись прямо на машину, в которой сидел командир.
— Сегодня не приемный день,- заорал Юра, расстреливая зараженных.- Сергей, закрывай проход.
— Но там же Колян с раненным.
— Закрывай, мудак, кому говорю, иначе мы все погибнем. Степаныч, вызови Колю, как далеко он?
— Минута, — ответил тот.- Говорит, дорога забита зомбаками,пытается их объехать.
— Пусть поторопиться, мы закрываем проход,- Юра расстрелял очередную толпу зараженных, пытающихся проникнуть внутрь. Гора трупов росла на глазах.
— Мы не проедем тут, — послышался запыхавшийся голос Коляна.- Вылезем из машины, прикрывайте нас.
— Они идут, — Степаныч махнул рукой Серому.- Не закрывай.
Юра стиснул зубы и направил пулемет на Сергея..
— Закрывай, мать твою, иначе мы все погибнем.
Взревел погрузчик и большая машина стал закрывать проход.
— Стойте, — послышался за воротами голос. — Мы тут.
Юра,не смотря на свою тучность, выскочил из машины и бросился к воротам.На ходу, вытаскивая пистолет из кобуры, он вскочил на машину и стал расстреливать зомбаков.
— Быстрее, — заорал он, протягивая Коле руку.
— Сперва его,- Колян толкнул вперед раненого Федю, прыгающего на одной ноге. Юра рывком дернул его на себя,перекидывая через машину. Зомби снова бросились вперед, протягивая вперед руки. Колян подпрыгнул и подтянувшись, перебросил свое тело через машину, которой Сергей полностью перекрыл проход.
— На, на, на, — Юра расстрелял всю обойму и вставил новую. — Получайте уроды.
Зомбаки стали отступать, видя, что добыча ускользнула.
— Командир, хватит, — Степаныч положил руку на плечо Юры.- Все закончилось.
Напряжение стало уходить, Юра расслабил онемевшие пальцы и с трудом разжал руку, в которой был пистолет.
— Все целы?
Федя кивнул головой.
— Командир, это вышло случайно, они напали внезапно.
— Заткнись,- Юра повернулся к Коле.-Ты как?
— Нормально, думал все, нам кранты, — крепкий мужичок, с седым ежиком, протянул ему руку.- Спасибо, командир, что не бросил.
— Что это?- Юра обратил внимание на маленькую ранку около большого пальца.-Укус?
— Чепуха,- беспечно махнул рукой Колян.- Поцарапался, когда за машину ухватился.
Он закатил глаза к вечернему небу и вздохнул полной грудью.
— Эх, как жить то хорошо.
— Что-нибудь нашли?-спроси его Юра. -Почему так долго вас не было?
Коля мотнул головой в сторону Феди.
— Это все из за него. Решил отъехать подальше и побольше разведать город. Вроде спокойно сперва было,а потом как повалили зомбаки. Юр,- седой мужичок внимательно посмотрел ему в глаза.- Кажется нам кранты,- спокойно продолжил он.- Весь город охвачен зараженными, мы не выберемся.
— Это мы еще посмотрим,- пробурчал командир.- Идем в штаб-квартиру, отметим на карте, где вы были и что видели. А вам, я пришлю скоро замену, — кивнул он Степанычу и Сергею. -Только отвезу этого раненого Люське, пусть посмотрит рану.
Федя жалобно улыбнулся.
— Я не хотел, командир.
— Все я сказал, — Юра спрыгнул с машины и направился к своей машину.- Пес, залезай.
Я бросился к машине и резко остановился. В воздухе витал запах плохопахнущего. Он был слабый, но все таки был. Я посмотрел на командира и зарычав, попятился от него. Он должен понять,что это предупреждение.Мы ведь почти были на контакте.
— Что такое, пес?-удивленно спросил Юра.-Тут все свои.
— Да не хрена подобного, — заорал я.-Тут есть плохопахнущий.
— Чего это он разлаялся?- спросил Юру Колян, подтаскивая к машине раненого Федю.
— Пахнет от вас зомбаками, вот и лает,- усмехнулся Юра.-Не любит он их.
— Боже,- я сел на задницу и залаял еще громче.- Не сажай их в машину, Юра. Прошу тебя.
— Хрен с ним, давайте, залезайте, — я не выдержал и бросился к машине. Схватив зубами ногу Феди, я потащил его обратно. Сильный удар в бок отбросил меня в сторону.
— Командир, держи своего пса в наморднике,- Колян вытащил пистолет и направил его в мою сторону.- Иначе, мне придется его пристрелить.
Юра вздохнул.
— Пес, сам напросился, теперь пойдешь пешком. Поехали Колян.
Седой мужичок еще раз посмотрел на меня и убрал пистолет в кобуру.
— Даже не думай,- он ткнул в меня пальцем.- Вмиг отправишься за ворота.
Машина слегка пробуксовала в небольшой яме и рванула вперед. Я, несмотря на боль в боку, с громким лаем, бросился следом.
— Юра, ты в опасности. Я должен тебя спасти.

Когда я доковылял до дома, в котором размещалась штаб-квартира, уже стемнело. От витрины, некогда бывшего продуктового магазина, на улицу падало тусклое освещение. Я осторожно подошел к окну и лег на живот. В белом зале было несколько человек, которые сгрудились вокруг большого стола. Четыре толстые свечки отбрасывали свет на карту, лежащую перед ними. Я навострил уши.
— Здесь и здесь два супермаркета, — услышал я голос Коляна.- Но там полно зомбаков, лучше не соваться, — он провел рукой по карте. — Здесь тоже все перекрыто.
Я пригляделся. Вторую, раненую руку, Коля прятал в кармане.
— Это он, командир, — заорал я.- Плохопахнущий. Беги от него.
Люди у карты повернулись в мою сторону.
— Чего это с ним сегодня такое,- недоуменно почесал затылок Юра.- Лает не переставая, жара что ли так на всех действует.
— Да пристрелить его и дело с концом, — Коля вытащил пистолет из кобуры.- Вдруг он заразился.
— Сам ты заразился,- я запрыгал на задних лапах,пытаясь привлечь к себе внимание.- Командир, открой дверь.
— Подожди, я сейчас с ним разберусь, — Юра положил руку на пистолет, заставляя Колю опустить его вниз.- Этот пес просто так не будет меня доставать.
— Да, да,- завизжал я, — открой дверь, ух я ему сейчас покажу.
Неожиданно, я услышал женский крик. Я замолчал и склонил голову набок, пытаясь понять, кто кричит.
Снова раздался слабый крик, который сразу оборвался. Люська. Я вскочил на ноги и посмотрел на командира, стоящего в дверях.
— Ну что ты лаешь, пес, — укоризненно сказал Юра.- У нас совещание,потом поговорим.
— Какое совещание, идиот, твоя самка в опасности,- я зарычал и схватил командира за штаны. — Пошли быстрее ее спасать.
Сильный удар в голову заставил меня разжать зубы. Я замотал головой, стараясь прекратить землю кружиться перед глазами.
— Не смей так больше делать, пес,- Юра потряс рукой, потирая ушибленные костяшки.-Кажется, дальше наши пути расходятся, — он развернулся и вошел обратно в зал, сильно хлопнув дверью.
— А-а-а, что же делать? — я заметался по улице, не зная что предпринять. Новый крик заставил меня определиться и я бросился к Люськиному дому. Окно на первом этаже было открыто. Сделав огромный прыжок, я влетел в комнату, грудью сшибая перед собой стол.
— Да на мне скоро живого места не будет, — взвизгнув от боли, я вскочил на лапы и огляделся. Одна из близняшек сидела на диване и прижимая к груди окровавленную руку, испуганно смотрела на меня. Вторая, с разорванным горлом, лежала на полу и хрипела. Федя, с красными от бешенства глазами, поднял голову и посмотрел на меня. В нос ударила страшная вонь. Поднявшись на ноги, хромая, он направился в мою сторону.
— Да ну нахер,- я отпрыгнул в сторону и подняв верхнюю губу, оскалил клыки. -Только подойди ко мне, порву в клочья,- я угрожающе зарычал на него.
Федя выставил руки вперед и зарычал мне в ответ. Скажу честно, его рык показался мне страшнее и будь обстановка более спокойная, я бы сразу напрудил лужу от страха. Но сейчас ссать было некогда. Увернувшись от его рук, я завертелся вокруг него, пытаясь схватить за раненую ногу. Федя закружился вместе со мной и споткнувшись об близняшку, упал на пол. Заревев от ярости, он ударил хрипевшую девушку в грудь, проламывая ей кости.
— Даша, — всхлипнула вторая близняшка, когда ее сестра дернулась в последний раз и перестала хрипеть. Федя услышал ее всхлип и повернулся к ней. Близняшка сжалась в комочек, но не сделал попыток убежать. Приподнявшись на руках, он, рыча, пополз к ней. Из открытого рта, на пол, закапала белая пена. Близняшка поджала ноги и со страхом смотрела на подползающего к ней Федю.
— Федя , не надо,- прошептала она. — Пожалуйста.
Я схватил его зубами за ногу и стал оттаскивать от близняшки. Федя попытался отмахнуться от меня, но я увернулся не разжимая пасти.
— Саша пригнись,- неожиданно раздался Люськин голос и следом прозвучал громкий выстрел. Рубашка на спине Феди лопнула, обнажив большую дыру. Федя дернулся, но продолжил ползти к дивану.
— Черт, — Люся подошла и приставила дуло ружья к Фединой голове.
— Бум,- и белые ошметки мозгов разлетелись по всей комнате. Следом наступила тишина, в которой звучал монотонный вой. Я, наконец, отпустил Федину ногу и завертел головой в поисках источника звука. На диване, обхватив себя за ноги, раскачивалась близняшка. В ее стеклянных глазах застыл вечный страх.
— Ы-ы-ы-ы, — тихонько выла она, действуя мне на нервы. Я сел рядом и тоже стал тихонечко завывать.
Люся, глядя на наш совместный дуэт, опустила ружье.
— Шарик, ты в порядке?
-Тьфу на тебя, — я сразу перестал выть. Только такая сучка как ты, может одним словом испортить такой концерт. Я встал и подойдя к ней, ткнулся носом в ногу.
— Я в порядке, а вот ей нужна помощь, — я тихонечко рыкнул в сторону близняшки.- Если через полчаса она превратится в плохопахнущую, то убей ее тоже.
— Ну не рычи на меня, Шарик, — извиняюще ответила Люся, поглаживая меня по голове. Это успокаивало, так что шерсть на загривке потихонечку начала спадать.- Я тоже испугалась.
На улице раздался выстрел, потом еще один. Затем громкий крик и рычание.
— Юра, — Люся рванулась к выходу, но я перегородил ей дорогу.-Там Юра, пусти меня.
Я поднял верхнюю губу, предупреждающе рыча.
— Туда нельзя, там тоже плохопахнущий.
— Хватит гавкать на меня, Шарик. Я должна помочь ему.
Я взял ее руку в пасть и сильно сжал. Потом потянул к дивану, на котором, уставившись в одну точку, завывала вторая близняшка.
— Я тебя не понимаю, Шарик, — Люся вырвала руку из моей пасти. — Что ты хочешь мне сказать?
— Рука, — рявкнул я. — Посмотри на ее руку, тупая курица.
— Что ты лаешь, на нее, она и так напугана, — неожиданно ее взгляд упал кровь, капающую с руки близняшки. Она взяла Сашину руку и увидела на запястье глубокий рваный след от зубов.
Саша перестала раскачиваться и подняв голову, посмотрела на Люсю. Ее взгляд стал осмысленным.
— Теперь я тоже стану зомби как все? — тихо спросила она ее.- У меня всего полчаса?
Мне ее стало жалко. Эти несчастные девочки были подобраны Юрой до меня и оставлены в группе для сексуальных потребностей мужчин. Деваться им было некуда, поэтому они согласились сразу. Лучше быть под защитой группы, чем быть разорванной плохопахнущими. Но и тут им не повезло. Я подошел и положил свою голову ей на колени. Все будет хорошо, девочка, скоро все закончится.
Саша улыбнулась мне и погладила по голове.
— Спасибо, хоть ты нас и избегал, но мы с сестрой знали, что ты нас понимаешь. У близнецов есть такое свойство, чувствовать телепатическую связь друг с другом на расстоянии. А когда ты спал, такие образы страшные шли, что мы боялись к тебе подойти. Бедненький, ты тоже так настрадался.
Я поднял уши. Это еще что за новости?
— Не бойся, я унесу этот секрет с собой, как и моя сестра,- хихикнула близняшка. — Забавно видеть удивление на твоей хитрой морде.
От удивления, я сел за пятую точку. Пока я пытался найти с кем-то контакт, эти сестры давно контачили со мной без моего ведома.
Я пристально посмотрел в ее глаза и мысленно, по слогам, произнес:
— Кто я?
Саша пожала плечами.
— Образы шли разные. Люди в белых халатах делают тебе уколы. Какая то женщина держит тебя на руках и называет седьмой. Она смеется, а ты лижешь ей руки. Потом ты оказываешься в какой то барокамере. Перед твоими глазами мелькают яркие картинки, а ты не можешь закрыть глаза и боль разрывает тебе голову. Тебе страшно.
— Я седьмой, — затылок сразу заныл, оживляя забытую боль. Саша застонала в ответ, схватившись за голову.
— Начинается?- она только сейчас заметила Люсю, наблюдавшую за ней с открытым ртом. — Сколько мне осталось?
— Ты с кем сейчас разговаривала?- спросила она близняшку.
— Со своей сестрой, — Саша подмигнула мне.- Ее душа после смерти перешла ко мне.
— У тебя жар, ты бредишь, я сейчас поищу таблетки, — Люся, пятясь, задом вышла из комнаты.
— Чем я могу тебе помочь?- близняшка снова погладила меня по голове.-У нас осталось мало времени.
— Пусть она останется с тобой до конца и не даст превратить в плохопахнущую.
— Плохопахнущие, это ты так зомби называешь?- смешно сморщила носик Саша.- Согласна, от них воняет еще как. А от меня так же?
От нее несло таким духаном, что у меня голова начала кружиться.
— Нет, — соврал я.- Если только чуть-чуть.
Саша ткнула указательным пальцем в висок.
— Спасибо, что соврал, но я все чувствую. Уходи, кажется меня накрывает.
Я вскочил и лизнул ее в руку.
— И еще, когда придет Люся, скажи ей больше не называть меня Шариком, — я вскочил на подоконник и обернулся. Саша с каким то неземным восторгом смотрела на меня.
— Как жаль,что мы не встретились раньше, — я услышал Люсины шаги и спрыгнул до того, как она появилась в комнате. Не люблю сопливые расставания.Это уже была не первая в моей жизни группа и все они кончали одинакового. Превращались в плохопахнущих.

На улице уже стояла ночь. Посреди улицы, тускло освещенной луной, виднелась темная фигура, стоящая на коленях. Голова ее наклонилась к мертвому телу, лежащему перед ним и я услышал чавкающие звуки. Я припал на брюхо и осторожно пополз в кусты.Только бы не услышал. Как назло, рядом с мной, хрустнула ветка и фигура вздрогнула. Подняв голову вверх, плохопахнущий повернул голову в мою сторону и принюхался. Луна осветила оскаленную пасть и кровь, капающую с подбородка. Из его горла раздался звериный вой, которых сразу подхватили другие. Сразу стало шумно. Раздался звон выбитого стекла, несколько выстрелов, отчаянные крики людей и снова все стихло.
Я тихонечко заскулил, видя как фигура приподнялась и на полусогнутых ногах направилась ко мне. Страх парализовал мне тело и сковал ноги. Неужели вся группа погибла и это Юра. Когда фигура оказалось рядом со мной, я ощутил тошнотворный запах тела, идущий от нее. Кусты раздвинулись и я увидел красные глаза, торжествующе сверкнувшие в темноте. Злобное рычание проникло через уши мне в голову и я почувствовал как что-то древнее поднимается изнутри меня.
— У-у-у, — я открыл пасть и завыл в ответ. На глаза упала красная пелена. — Сейчас я умру-у-у…
Неожиданно, с противоположной стороны улицы, раздался взрыв, огромное стекло магазина, где находилась Юрина штаб-квартира лопнуло и тысячами мелких осколков разлетелась в разные стороны. Изнутри, с гулом, полыхнуло пламя, выбрасывая на улицу красные языки пламени. Через мгновение, на улице, появился объятый огнем человек. Воя от боли и ужаса, он бросился в нашу сторону. Темная фигура, нагоняющая на меня ужас, перестала скрываться в свете пожара. Короткая седая стрижка, защитный комбез. Коля. Я захлопнул пасть. Значит они оба, с Федей, оказались укушены, когда пробирались к нам. Страх отпускал. Я зарычал на него и отскочил в сторону. Коля махнул руками, пытаясь схватить меня. Раздался громкий выстрел и воющая фигура, словно споткнувшись об невидимый барьер, покатилась по земле.
— Пес, ко мне, — раздался громкий крик Юры и я, взвизгнув от радости, бросился через улицу, к обмятому пламенем дому. Раздался второй выстрел. Я, прям, кожей почувствовал, как мимо меня пролетела пуля, отбрасывая Колю назад. Злобный рык сменился визгом боли и Коля скрылся в темноте, выбегая за круг света, постепенно угасающего огня.Я залаял, прыгая напротив магазина, пока не увидел Юру, махающего мне рукой.
— Сюда пес, — командир прихрамывая вышел из пролома и устало сел на землю.- Весь наш арсенал накрылся медным тазом.
Я визжа от радости набросился на Юру и стал облизывать его лицо. Командир, ты живой. Мы найдем новую группу и все будет хорошо.
Юра вяло от меня отбивался.
-Ты прости меня, что я тебя ударил,- он погладил меня по голове и я от удовольствия забил хвостом по земле.- Надо было тебя послушаться, остался бы жив.
Я пропустил его слова мимо ушей, продолжая визжать от радости. Все будет хорошо, ты же живой.
— А теперь вот, — продолжил Юра, закатывая правую штанину. — Финита ля комедия.
В нос ударил гниющий запах плоти. Я перестал вилять хвостом и недоверчиво шевельнул носом. Не может быть.Этого не может быть. Юра, не-е-ет.
— Нет времени выть, пес, — перебил мой вой, командир.- Близняшки живы?
Словно в ответ, из темноты раздался выстрел. Прощай близняшка, надеюсь ты сейчас там, где и твоя сестра. В собачьем раю.
— Ясно, -задумчиво произнес Юра.- А Люся моя как?
Я повернул голову и громко загавкал в темноту. Люся, иди сюда, мы тут.
— Я так и знал,- погладил меня по спине командир. — Люська у меня боевая, в обиду себя не даст, — он повернул мою голову к себе и посмотрел в глаза.- Ты действительно понимаешь меня?
Я замер. Пошел контакт.
— Да,- пролаял я.- Черт побери, командир, почему, все с кем я пытаюсь контачить, погибают?
— Шарик, — раздалось в темноте.-Ты где?
— Слушай меня пес, — Юра больно сжал мне голову, когда я попытался вырваться.- Мне осталось недолго.Пригляди за Люськой вместо меня. Не дай ей умереть.
Я вырвался из его рук и громко залаял, прыгая вокруг него. Нет, это не правда.Ты должен жить. Я не могу без группы. Я ЛАБОРАТОРНЫЙ. Не могу жить без людей.
Из темноты, в круг света, вошла Люся.
— Юра,ты живой? — обрадовалась она и осеклась, увидев задранную штанину и кровь. Вскинув автомат, она направила на него.- Сколько осталось?
— Минут пятнадцать, если не меньше, — вздохнул Юра.- Вам надо уходить отсюда, пока зомби до вас не добрались.
Я сел на задницу и завыл.
— Ну почему-у-у-у..
— Заткнись,Шарик, еще накличешь сюда зомбаков, — Люся повернулась к Юре.- Какие предложения, командир?
Юра оперся об стену и с трудом встал.
— Я сажусь на погрузчик и открываю ворота.У вас будет время, скрыться на моей машине.
— А ты? на лице Люси легла печаль.- Что ты будешь делать?
— Просто пристрели меня, когда будешь проезжать мимо,- по Юриному лицу прошла судорога. — Быстрее, меня сейчас накроет.
Люся замерла на секунду, потом быстро подошла к нему и поцеловала в губы.
— Спасибо за все, что ты сделал для меня. И прощай.
Я запрыгал вокруг них, поскуливая от нетерпения.
— Давайте поедем вместе, вместе, вместе.
— Пес, уходи,- отгоняя от себя как муху, махнул мне рукой Юра.- И помни, о чем я тебя просил.
Люся обернулась и внимательно посмотрела на меня.
— Ты тоже думаешь, что он нас понимает?
Юра вздохнул.
— Теперь уже поздно об этом говорить. Попробуй сама это понять,если выберешься из этого города.
Пожар совсем стих и нас накрыла темнота. Рядом с нами раздался торжествующий вой плохопахнущих.
— Быстро в машину и к воротам,- заорал на нас Юра.
Люська бросилась к джипу, открывая для меня пассажирскую дверь.
— Я за пулемет,- Юра с трудом пролез в люк и развернул дуло назад.
— Поехали,- крикнул он и нажал гашетку. Пулемет выплюнул первую очередь свинца, поражая самых нетерпеливых, выпрыгнувших к ним из темноты. Машина, подняв кучу пыли, рванула вперед.Я прижал уши к голове и заскулил. Слишком громко. Обернувшись, я увидел толпу зараженных бегущих за нами.
— Быстрее, — крикнул Юра, — я еще должен пересесть на погрузчик и отрыть ворота.
Машина прыгнула вперед, оторвавшись от преследования. Свернув за поворот, я увидел вдалеке стоящие друг на друге машины и залаял.
-Тормози, — Юра напоследок расстрелял последнюю обойму и вынырнул из люка. — У нас около пары минут.
Люся молча кивнула головой и стиснула губы, провожая его крепко сбитую фигуру. Костяшки ее пальцев побелели, когда она вцепилась в жесткий обод руля. Я сидел рядом и повизгивал от нетерпения.
Заревел двигатель и вспыхнули фары погрузчика. Юра махнул нам рукой и погрузчик подъехал к воротам.
Неожиданно, сверху на крышу спрыгнула худая фигура и злобно рыча полезла в кабину. Погрузчик повело в сторону и он уткнулся вилами в прилегающий дом.
— Нет, — крикнула Люся, вытаскивая автомат.- Юра, держись.
Выскочив из машину и расстреливая на бегу тварь, она бросилась к погрузчику. — Юра,ты как?
— Убей меня, я больше не могу держаться,- Юра протянул ей пистолет.- Просто приставь ко лбу и спусти курок.
По его лицу прошла судорога и он застонал, закрывая глаза
Люся приставила дуло пистолета к его лбу и замерла.
Я оглянулся и увидел медленно крадущихся к нам плохнопахнущих.
— Осторожно, — заорал я Люське.- Опасность.
Люся обернулась на мой лай и увидела зараженных.
— Прости, Юра, я не могу, — она положила пистолет на приборную доску и бегом бросилась к машине.
— Попробуем на таран, — Люся захлопнула дверь джипа и бросила машину на ворота. Раздался грохот и я чуть не влетел в лобовое стекло. Ржавая машина немного сдвинулась вперед, открывая небольшой зазор.
— Еще раз, — Люся отъехала и снова бросила машину на ворота. Завизжали покрышки, с трудом сдвигая машину в сторону.
— Последний раз, — сзади раздались выстрелы. Юра стоял посреди улицы, расстреливая из пистолета приближающих к нему тварей, бывших когда то его командой. Когда щелкнул пустой затвор, он отбросил бесполезный пистолет в сторону и повернувшись к Люсе лицом, улыбаясь, раскинул руки в стороны. Зомби, торжествующе воя, набросили на него, погребая под собой.
По Люськиному лицу потекли слезы. Машина, обдирая бока, протиснулась сквозь ворота и раздавливая тяжелыми колесами головы мертвых зомби, медленно выползла на новую улицу. Раздался хлопок и из под капота машины повалил белый дым. Машина закашляла, но продолжала медленно ехать с горки.
— Главное, подальше отсюда уехать,- глотая слезы сказала Люся и погладила меня по голове.- Ты же меня понимаешь, Шарик? Я никак не отреагировал на ее слова. Уткнувшись носом в холодное стекло, я провожал глазами темные дома, в окнах которых кое-где мелькали отблески света. Все, с кем я пытался поймать контакт, умирали. Поэтому, больше никаких контактов. Если я хочу, чтобы Люська осталось жива, я должен уйти и найти новую группу. А пока буду нем как рыба.
Широко зевнув, я хлопнул пастью. Что-то потянуло спать. Это от стресса, наверно. Свернувшись калачиком на сидении, я закрыл глаза и провалился в сон.

— Вот он, наш Седьмой,- услышал я женский голос и завилял хвостом. Теплые руки схватили меня и оторвали от теплой подстилки, где я дремал после сытного обеда. — Посмотри, какой красавчик вымахал,- меня подняли высоко в воздух и я пискнул от недовольства.
— Он еще возмущается,- кто-то хохотнул и я открыл глаза. Седой мужчина, в белом халате, склонился надо мной. — Привет,- он погладил меня по голове. — Пора проходить заключительные тесты. Камилла, будь добра, отнеси его в соседний кабинет.
Теплые руки прижали меня к себе.
— Будь хорошим мальчиком, — круглое лицо в очках, приблизилось ко мне.- Ты единственный, кто прошел все тесты и не сошел с ума. Не подведи.
Я зевнул. Что все эти люди хотят от меня? Просто верните меня в клетку и дайте поспать. Я лизнул женщину в нос и завилял хвостом. Видишь, я какой хороший, меня нельзя водить на какие то тесты.
Женщина повернулась к мужчине.
— Может попозже, седьмой еще не восстановил силы.
— Кама, ты же знаешь это невозможно, — покачал головой мужчина.- Мы и так уже выбились из графика. Деньги заканчиваются, а у нас до сих пор нет нужного результата. Военные будут недовольны. Седьмой наш последний шанс.
Услышав свое имя, я гавкнул. Вы обо мне говорите?
Женщина вздохнула и опустила меня на пол.
— Не подведи нас, — она подтолкнула меня в соседнюю комнату и закрыла за мной стеклянную дверь. Я с любопытством завертел головой. На полу валялись детские игрушки, разноцветные мячи и кубики. Напротив, в белой стене, зияли отверстия разной формы.
— Седьмой, — раздался где то под потоком мужской голос.- Мы знаем, что ты нас понимаешь. Теперь, ты должен доказать это. Найди красный мяч.
Я уставился на прозрачное стекло, за котором стоял мужчина и громком гавкнул, проявляя свое возмущение. Я не буду ничего искать, вы не дали мне поспать. Стоящая рядом женщина в очках, наклонилась к микрофону.
— Седьмой, ну не ругайся, помоги нам найти мячик, мы сами не можем этого сделать.
Я вздохнул.
— Какие же вы люди тупые, ну вот же он, — я подошел к красному мячу, ткнул в него носом и покатил к окну.- Чтобы вы без меня делали.
— Боже, он сделал это, — седой мужчина ошарашено поглядел на женщину в очках. — Он нас понимает.
Он обхватил ее руками и завертел вокруг себя.
— Он нас понимает, это прорыв.
Я залаял в ответ и завилял хвостом, присоединяясь к общему веселью. Теперь, я могу пойти спать.
— Седьмой, — мужчина в белом халате снова повернулся ко мне.- Теперь задание посложнее. Отнеси мяч к противоположной стене и положи его в нужное отверстие.
— Мяч,- я рыча от удовольствия стал катать его по полу и бегать за ним.- Мяч.
Мужчина вздохнул.
— Его мозг как у ребенка. Мы не можем ждать, пока он начнет развиваться естественным путем, нужно увеличить дозу.
— Это его может убить, — покачала головой женщина.- Ты видел, что случилось с другими испытуемыми.
— Седьмой другой, я верю в него. Сделай ему двойной укол и отнеси в проекторную. Пусть его мозг получит усиленную нагрузку.
— Укол, — я бросил мяч и уставился на женщину, входящую в комнату.- Я не хочу укол,- завизжал я, уворачиваясь от ее рук.- Я знаю куда класть мяч, я просто хотел поиграть.
Я схватил мяч зубами и бросился к круглому отверстию. Я хороший мальчик, я прошел тест, не надо уколов.
Женщина подхватила меня на руки и с вопросительным лицом повернулась к мужчине за стеклом.
— Он прошел тест.
— Двойную дозу,- поджал губы седой мужчина.- Он должен быстрее взрослеть, а не вести себя как ребенок.
— Нет, нет, — заскулил я, пытаясь вырваться из рук женщины.- Я сделаю все что вы хотите, не надо уколов.
Сильная руках схватила меня за загривок и затрясла со страшной силой.
— Шарик, просыпайся, ты визжишь как ненормальный. Шарик…
— Что? — я гавкнул и открыл глаза. На меня уставилось взволнованное лицо Люськи.
— Тебе что-то плохое приснилось? Ты лаял на кого-то во сне.
Я завертел головой. Машина стояла в каком-то зеленом парке, спрятавшись от жары в тени большого дерева. Где мы? Куда ты нас завезла?
Неожиданно, у меня свело мочевой пузырь. Боже, я же сейчас обоссусь. Я заскреб лапами по стеклу. Выпусти меня, женщина, я приличный пес.
— Сейчас, сейчас,- Люся погладила меня по голове, открывая дверь.- Сейчас сделаем свои дела и найдем новый магазин. А то у нас ни еды, ни оружия не осталось.
Я пулей вылетел из машины к ближайшему дереву.
— Господи, как хорошо то, — повизгивая от наслаждения простонал я, задирая ногу. — Теперь пора бежать от нее, как можно дальше и искать новую группу.
Разглядывая Люську, которая копошилась в капоте машине, я посмурнел. И что ты без меня будешь делать? Ты же неприспособленная к выживанию. Тебя же любой плохнопахнущий сожрет в один миг.
— Шарик,- Люся оглянулась в поисках меня.- Шарик, ты где?
Я припал к животу, следя за ней из кустов.
— Шарик, — Люся растерянно водила глазами по сторонам.- Не бросай меня тут одну.
Я молча наблюдал за ней.
Девушка села перед капотом машины, из которой шел слабый дымок и закрыв лицо руками, заплакала.
У меня комок подкатил к горлу. Я же обещал Юре позаботиться об тебе. Выйдя из кустов, я тихонечко подошел к Люське и положил голову ей на колени. Люся крепко обняла меня и прижала к себе.
— Я думала ты меня бросил, Шарик, — заревела она, пряча свое лицо в моей шерсти.
Я успокаивающе рыкнул в ответ. Никто тебя бросать не собирался, ясно. Я пописать ходил. И вообще, командир сказал за тобой приглядывать. А значит, я несу теперь за тебя ответственность. Поэтому, временно будешь моей самкой.

На улице уже стояла жара, хотя солнце еще даже не поднялось высоко в небе. То ли еще будет. Надо срочно найти убежище, иначе из меня и Люськи получится отличная прожаренная отбивная на утеху плохнопахнущим. Кстати о них. Днем они не спали, но были весьма заторможенные. Дневной свет слепил их глаза, заставляя прятаться в тени домов и деревьев. Раскачиваясь из стороны в сторону, зараженные медленно поворачивали головой из стороны в сторону, пытаясь учуять запах свежей добычи. Кстати о еде, я жутко хотел есть. Повернув голову, я посмотрел на Люсю и нетерпеливо гавкнул, подгоняя ее.
— Погавкай тут у меня, — проворчала она и переложила полную канистру с бензином в другую руку.- Хоть бы помог, мужчина называется.
— Что поделать, у меня лапки,- радостно запрыгал я вокруг нее. -Я есть хочу, я есть хочу.
— Сперва найдем новую машину, перельем бензин, а уже потом еда, — мы вышли из парка и Люся остановилась, сканируя местность. Перед нами стояло большое здание торгового центра. Большая асфальтированная площадка была заставлена ржавыми машинами. Половина из них были обгоревшими, а вторая половина, с выбитыми стеклами и спущенными колесами. Вокруг стояла мертвая тишина.
— Мдя, — Люся поставила канистру на землю и вытерла ладонью пот, ручьем льющийся с ее лба.- Перспектив найти нормальную машину мало.
Я поднял голову и шевельнул носом. Плохопахнущими почти не пахло. Лишь одна парочка появилась на горизонте, медленно ковыляя к нам.
— Идем скорее, я есть хочу,- я бросился к главному входу здания.- Еда, еда, еда.
— Стой, Шарик, — Люся подхватила канистру и побежала следом.- Стой, дурная собака, в здание могут быть зомби.
Я влетел в прохладный зал торгового центра и повернувшись к Люсе, радостно гавкнул. Эхо лая прокатилось по потолку. Мне понравилось.
— Иди быстрее, тут никого, — мой лай оглушил меня самого.- Гав, гав.
— Замолчи, — рядом устало плюхнулась Люся.- Ты привлечешь внимание к этим, — она махнула рукой в сторону двух зомби, ковыляющих за нами вслед. Но парочка, потеряв нас из виду, развернулась и побрела обратно в парк, под защиту деревьев.
Я ткнул холодным носом Люську в бок и замахал хвостом. Вот видишь, все хорошо, днем они медленные и тупые.
Люся облегченно потрепала меня по шее.
— Обошлось, но больше так не делай. Мы без оружия и без машины, в следующий раз там может не повести.
Я вскочил на лапы и потянул ее в глубь зала, в сумрак, туда, куда не доставал солнечный свет.
— Еда, еда, -негромко зарычал я.- Накорми меня быстрее, самка.
Люся оставила канистру в сторону и пошла следом, озираясь по сторонам.
— Оружие бы какое-нибудь найти,- задумчиво произнесла она.
— Еда, еда, еда,- тихо повизгивая, я тянул ее вперед.
— Оружие,- продолжала бормотать Люся.- Мне нужно оружие.
— Еда.
— Оружие.
— ЕДА, — рыкнул я и Люся, неожиданно вздрогнув, остановилась и посмотрела на меня.
-Ты что, есть хочешь, Шарик?
— Господи,- я заскулил от нетерпения.- Конечно хочу. Я же с голоду помру, пока контакт с тобой найду.
— Ладно, давай сперва поищем еду, что-то я тоже есть захотела.
— Уф,- выдохнул я. — Достучался.

В зале царил хаос. Было видно, что тут шла нешуточная борьба за жизнь, когда начался апокалипсис. Разбитые витрины, поваленные на пол стеллажи с товаром. И много-много истлевших трупов, лежащих друг на друге.
— Кажется, вот где был настоящий апокалипсис. Между живыми, — тихо произнесла Люся.- Прожить на пару дней дольше, чем другие, превратили многих людей в безумцев.
Она подошла к уцелевшей полке и взяла в руки желтый пакет.
— Сухой корм Чаппи, — громко прочитала она на упаковке.- Сытный мясной обед со вкусом домашней говядины для взрослых собак всех пород. — Люся хитро посмотрела на меня и продолжила.- Состав: мясо и субпродукты, жиры животного происхождения, морковь, минеральные вещества, витамины.
Я заскулил от нетерпения. Дай сюда быстрее, иначе, я сам превращусь в безумца.
-Тут что-то еще мелкими буквами написано,- Люся прищурилась, весело поглядывая на меня.- Срок годности…
Я взвыл и зубами схватил ее за штаны.
— Ой,- Люся выронила пакет и я набросился на него, рыча от возбуждения. Разорвав зубами упаковку, я жадно чавкая, принялся утолять голод. Как давно я не ел нормальной пищи. С тех пор как убежал из ЛАБОРАТОРИИ. Меня накрыло воспоминаниями о детстве, где меня носили на руках и кормили из пипетки. Голод постепенно уходил, я перестал рычать и поднял голову. Люси нигде не было.
— Ты где?- ответа не было. Я поднял голову и принюхался. Плохопахнущих не было. Где- то в глубине зала, за поваленными полками, послышался шорох.
-Люся, это ты, — я тихонечко гавкнул. -Ты, это, прекращай так шутить. Мне нельзя быть одному.
Крадучись, я обошел ряды стеллажей и замер. У стены, на коленях, стоял обнаженный худой человек. Голова, закрытая длинными черными волосами, свисала на грудь. Его руки были раскинуты в разные стороны и привязаны к двум полкам. Я осторожно сделал шаг, потом еще. Человек был жив и не был плохопахнушим.
-Ты кто? — тихонечко гавкнул я, принюхиваясь к нему.- У тебя есть группа?
Черная голова вздрогнула, приподнялась и на меня, из-за спутанных волос глянули глаза, наполненные болью и страданием.
— Беги,- прошептали его пересохшие губы.- Беги, дурачок.
Над моей головой послышался щелчок. Я поднял голову и увидел белую сетку, падающую на меня. Взвизгнув от страха, я бросился в сторону, но не успел. Сетка накрыла меня с головой и я быстро запутался в ней, пытаясь выбраться.
— Есть, — услышал я чей то молодой голос.- Кажется, сегодня на ужин у нас будет собачатина, Герман.
— И не только, Янчик, — я замер, когда услышал Люськин стон. В зал вошел мускулистый мужчина, одетый в майку и шорты. На правом плече у него висела Люся.- Смотри, когда я поймал на втором этаже?
Послышался скрежет и одна из поваленных полок отодвинулась в сторону. На свет появился молодой парень с винтовкой в руках.
— Вот это праздник будет сегодня у пацанов,- ухмыльнулся Ян.- Парни уже давно без женщин.
Я взвыл от бессилия. Так глупо попасться в ловушку.
— Еще посидим в засаде или на сегодня хватит?- Ян вопросительно посмотрел на старшего. Герман посмотрел на меня, потом на привязанного мужчину.
— Отвязывай приманку, еды хватит на пару дней, потом снова выйдем на охоту.
Я зарычал, когда парень приблизился ко мне.
— Заткнись, — Ян развернул винтовку и ударил меня прикладом по голове.- Ты свое отгафкался.

Охранник спал за столом, перед мониторами, поэтому я беспрепятственно проник в большую комнату, заставленную клетками. Медленно идя между ними, я выискивая своих братьев. Я должен положить конец этому. Больше никаких ТЕСТОВ и УКОЛОВ. Люди не понимают как нам больно. Из одной клетки послышался грозный рык. На меня глянули красные от бешенства глаза Первого.
— Спокойно, брат, это я, — я слабо вильнул хвостом, подойдя к клетке. Красный цвет в глазах напротив померк.
— Мне больно, брат,- услышал я тихий рык.- Помоги мне.
— Я помогу, я знаю как открыть эту клетку,- я схватил зубами засов и стал отодвигать его вправо.
— Седьмой, что ты делаешь?- неожиданно услышал я крик охранника.- Остановись.
— Быстрее,- прорычал Первый.- Нас застукали.
Его глаза снова полыхнули огнем бешенства и он стал бросаться грудью на клетку.
— Быстрее, — дверца распахнулась и я отлетел от сильного удара Первого в сторону. Раздался выстрел, Первый взвизгнул от боли, но не прекратил попыток добраться до человека. Еще выстрел. Из последних сил Первый сделал большой прыжок и вцепился в вытянутую руку охранника. Раздался крик боли и пистолет упал на пол.
Неожиданно, в комнате мигнул свет и над дверью включилась красная лампочка. Завыла громкая сирена.
— Проникновения в лабораторию. Повторяю, проникновение в лабораторию, — раздался из динамиков безжизненный женский голос. — Всем покинуть сектор А.
Первый, оставляя за собой кровавый след, медленно подполз ко мне.
— Спасибо, брат, больше никакой боли, — ярость в его красных глазах стала потухать и сделав последний вздох, Первый закрыл глаза.
— Какого черта, Седьмой?- охранник баюкал на груди свою укушенную руку. — Зачем ты это сделал?
— Больше никаких УКОЛОВ, — я подошел к следующей клетке, где бесновался Второй.- Бегите отсюда, братья, вы свободны.

— Шарик, очнись,- я вздрогнул, выплывая из сновидений.- Шарик, ты живой?
Я дернулся встать, но тут же свалился на пол. Напротив меня, связанная по рукам и ногам, лежала Люська и сверкала в темноте глазами. Мы лежали в кабине какого-то фургона, который медленно ехал по дороге. За стенкой, из кабины, доносился веселый хохот и разговоры двух мужчин.
— Гав,- мрачно ответил я.- Живой, только какой смысл.
— Слава богу,- выдохнула Люся.- Я думала тебя убили.
— Лучше бы всех вас сразу убили,- в углу фургона зашевелилась куча тряпья и худой пленник вылез наружу.- Туда, куда мы попадем, лучше попадать сразу мертвыми.
— Куда?- повернулась к нему Люся.- Что это за место?
— Воинская часть 34,- мрачно ответил пленник.- ПВО. Когда начался апокалипсис, выжили те, кто оказался отрезан от внешнего мира. Эта воинская часть, одна из них. У них до последнего была связь, еда, оружие. Они были в курсе всех новостей, поэтому сумели подготовиться лучше всех. Многие жители города бежали к ним в поисках защиты, но вынуждены были умирать под шквальным огнем. Может это и к лучшему,- вздохнул он.- Не видеть того, что случилось потом.
— И много там осталось солдат? Как они выжили без еды два года?
— Человек сто, так что я тебе не позавидую, девочка. Если есть возможность, убей себя сама.
— Ты не ответил на мой вопрос, как они выживали эти два года?
— Приедешь, увидишь,- уклончиво ответил пленник.- Если понравишься им, проживешь подольше.
Он снова залез в свою кучу тряпья и замолк.
— Ненавижу, — Люся заерзала в темноте, пытаясь освободиться.- Ненавижу всех.

Несмотря на нервы, я умудрился задремать. Очнулся, когда загремели ворота и мы въехали на территорию воинской части. Когда задние двери фургона распахнулись, я зажмурил глаза от света. Под свист и улюлюканье солдат, меня поволокли к небольшому домику, рядом с которым, на земле, валялась длинная цепь с ошейником. Я зарычал и попытался укусить руку, схватившую меня за загривок.
— Может сразу пристрелим и на кухню к Молу,- молодой пацан направил на меня автомат и щелкнул затвором.
— Смотри, он как будто понимает,- хохотнул второй парень, когда я замер на месте, позволяя беспрепятственно одеть мне ошейник. -Убивать нельзя пока приказа не будет. Забыл, что бывает с теми, кто ослушается приказов?
Я напряг шею.
— Ах вы, придурки, приказа убивать меня нет, — я щелкнул пастью, в опасной близости от руки солдата.
— Черт, — отскочил он.- Я его сейчас прикончу.
— Остынь, — положил ему на плечо руку, второй солдат.- Хочешь попасть на кухню?
Солдат побледнел и сплюнул себе под ноги.
— Черт с ним, пускай живет до вечера,- они развернулись и побрели в сторону фургона, откуда доставали связанную Люсю. Я довольно гавкнул им вслед, ощущая не затянутый ошейник вокруг шеи. Вы еще не знаете как я сбежал из ЛАБОРАТОРИИ.
Из кабины вылезли Герман и Янчик. Солдаты встретили их бурными аплодисментами. Шутливо раскланиваясь, они подхватили Люську под руки и потащили к большому трехэтажному кирпичному зданию. Следом вытащили худого мужчину.
— Куда его?- послышался чей-то голос.- На цепи теперь пес.
— На кухню его.
— Нет,- пленник упал на колени.- Я не хочу на кухню, лучше на цепь.
— Заткнись, ты слишком худой, чтобы послужить нам едой. Просто поможешь Молу прибраться на кухне,- пожилой мужчина с военной выправкой, вышел из толпы солдат.- Мооол!!- крикнул он.- Выйди на минутку.
Толстый мужчина вышел на крыльцо. Белый фартук на большом животе был весь в кровавых пятнах.
— Чего надо, начальник?
— Ты просил помощника, получай, — мужчина толкнул пленника в сторону Мола. — До вечера он твой.
Толстяк оглядел тощую фигуру и кивнул головой.
— Пойдем, работы полно, — Мол развернулся и исчез в домике, позади меня. Пленник, еще не веря своим глазам, что остался жив, медленно поплелся за поваром.
Солдаты снова загалдели, обсуждая Люську.
-Тихо, — приказал начальник.- Сперва я должен выяснить, кто она, откуда и есть ли еще выжившие. А потом она ваша.
— Да здравствует командир,- закричал молодой парень.- Только так мы переживем апокалипсис.
Послышались ответные радостные крики в спину командира, поднимающегося по ступеньках в кирпичный дом.
Я положил голову на землю и прикрыв лапами уши, тихонечко застонал.
— Сейчас бы сюда плохопахнущих, посмотрел бы я как вы кричали.

Через некоторое время все успокоились. Солдаты разошлись по казармам, оставим часовых на двух вышках. Я продолжал лежать на земле, поглядывая на окна кирпичного здания, в надежде услышать Люськин голос. Неожиданно, дверь домика позади меня распахнулась и появился худой пленник. Держа в руках железное ведро, он кряхтя протопал мимо меня. В нос ударил запах плохопахнущих.
— Черт, — я рыкнул и отскочил в сторону.- Что тут творится?
Через распахнутую дверь, я увидел кухню. На большом столе лежал чей-то труп и Мол с ножом ковырялся в нем, вытаскивая внутренности и бросая в стоящее рядом с ним ведро. Рядом, над большой плитой висели отрубленные руки и ноги. С некоторых все еще капала кровь.
Я зарычал и отпрыгнул в сторону, бренча цепью. Повар поднял голову и усмехнулся, увидев меня.
— Проголодался, — толстяк вытер руки о фартук и схватив кусок мяса, вышел ко мне. Я зарычал и натянул цепь, стараясь увернуться от его рук.
— Иди сюда, песик,- Мол подтянул к себе цепь и положив свою тяжелую руку мне на голову. — Поешь немного,- он погладил меня за ушами.
У меня аж ноги подкосились от такой ласки. Я нюхнул мясо. Вроде пахло нормально, но с душком. Я вежливо откусил кусок и прожевал. Вроде ничего, не Чаппи, конечно, но есть можно. Проглотив кусок, я откусил второй.
— Я так и знал, что тебе понравится,- усмехнулся толстяк.- Знаешь сколько собак погибло, пока я не нашел правильный способ отварки мяса из зомбаков, безвредных для человека.
У меня кусок мяса встал поперек горло.
— Кхе, — я отрыгнул кусок на землю.- Кхе, — я давился, пытаясь изрыгнуть первый кусок.
Мол довольно захохотал.
— Не ссы, песик, — проверено временем.- Бешенством не заболеешь.
Кажется повару было скучно и он нашел мои свободные уши.
— Сначала, выпускаешь из зомбака всю кровь. Для этого, вешаешь его вниз головой на сутки, пока в его теле не останется ни капли крови. Забавно смотреть, как он дергается, рычит, а потом, с каждой каплей крови из его глаз уходит бешенство и приходит понимание, что ему конец. Мне кажется, что перед смертью, они начинают вспоминать кто они.
Я начал тихонечко повизгивать и дрожать от страха. Мне не нравилась эта тема.
— Потом, я потрошу их, отделяю мясо от костей и начинаю варить. Вот тут и нужны были собаки. Выяснилось, что на третьи сутки, мясо зомби становиться пригодным для еды. И да, чем раньше зараженный, тем безвреднее мясо. Старых зомбаков лучше не трогать. Яд слишком сильный. Вари, не вари, сдохнешь все равно. Так что, думаю, ты мне еще пригодишься.- Мол увидел возвращающегося пленника с пустым ведром. — Пора за работу, солдатики проголодались, а зомби сами себя не приготовят, — захохотал толстяк и ушел в домик.
Я с грустью посмотрел на кусок мяса. Есть хотелось все больше и больше. Ладно, Бог не выдаст, свинья не съест, я осторожно откусил новый кусочек и тщательно прожевал. Если бы повар не сказал, что это отваренный зомби, я бы подумал что это курица.
— Зомби,- к горлу подступил спазм и пережеванный кусок вылез наружу. — Кхе,- живот сжался от спазма и я повалился набок от скрутившей меня боли.
— Ух,-выдохнул я, когда боль отступила.- Больше никаких экспериментов с поеданием зомби. — Лучше убейте меня сразу.
— Какой ты неженка, однако,- задумчиво произнес Мол, разглядывая меня. Он откусил кусок мяса и стал медленно пережевывать. Толку от тебя никакого, может сразу на ужин отправить?
— Черт, — я закрыл глаза и снова вцепился варенный кусок зомби.-Это курица, это курица, — я не жуя проглотил кусок мяса и преданно завилял толстяку хвостом.
— Норм,- показал мне большой палец Мол и вернулся в домик.
— Ик,- отрыжка вырвалась из моего горла и новый спазм скрутил мне живот. Я лег на бок, успокаивая дыхание. Я ЛАБОРАТОРНЫЙ, я выдержал все УКОЛЫ И ТЕСТЫ. Я выдержу и это испытание.

Пока я занимался аутотренингом, солнце стало клониться к закату. Из большого здания никто не выходил и я начал беспокоиться о Люське все больше и больше. Конечно, я должен был найти новую группу, чтобы выжить. Но жрать варенное мясо зомби я не подписывался. К тому же, Люсю ожидала судьба близняшек, а как они кончили, это я помнил хорошо. Из домика стал доноситься вкусный запах мяса и худой пленник стал разносить еду по казармам. Пару раз Мол выходил на крыльцо и вопросительно смотрел на меня.
— Гав,- я вилял хвостом, показывая, что со мной все в порядке. На третий раз Мол вышел в чистом фартуке и лично понес еду в кирпичный дом.
— Пора, — я уперся лапами в ошейник и прижал уши к голове. Попискивая от боли, моя голова с трудом выскользнула из него и я оказался на свободе. Прижимаясь к забору, я направился к тому месту, куда пленник выливал отходы. К горлу снова подступил спазм.
— Какой ты неженка,- ругнулся я про себя. — Ну сожрал немного зомби, не умер же.
Часовой на вышке повернулся в мою сторону и посветил прожектором. Я едва успел отпрыгнуть в сторону и спрятаться за угол дома.
На встречу мне шел пленник с пустым ведром. Увидев меня, он замер. У меня шерсть поднялась дыбом в ожидании крика.
Секунд десять мы смотрели друг на друга, потом мужчина отступил в сторону, пропуская меня.
— Беги, — прошептал он. — И удачи.
Я вильнул хвостом и пройдя мимо него, потерся об его ногу.
— Спасибо, человек. И тебе выжить.
Подойдя к бетонному забору, я увидел яму, через которую пленник выбрасывал отходы наружу. Запах плохопахнущих стоял тут просто омерзительным. Около ямы стоял часовой и откровенно скучал. Мимо него было не проскочить. Я лег на землю и стал наблюдать за ним. Десять шагов вперед, десять шагов назад. У меня было ровно десять секунд, пока он находится ко мне спиной.
— Раз,- я рванулся к яме, на ходу задерживая дыхание.
— Два, — спрыгнув в яму, я с громким звуком шлепнулся в требуха зомби.
— Кто здесь?- часовой обернулся на звук, выставив перед собой автомат. Я плюнул на осторожность и заскользил к бетонной стене, под которой зияло отверстие на ту сторону.
— Срочно сюда прожектор,- заорал солдат. — Здесь проникновение.
Через мгновение яму осветил яркий свет. Бетонный забор казался совсем близко, но лапы разъезжались в разные стороны, скользя по чужим кишкам. Послышались выстрелы и рядом со мной зашлепали пули.
— Пуф,- я набрал воздуха и нырнул под забор. Время оказалось вечностью, пока я проскользнул под ним и вынырнул по другую сторону. Ловя воздух открытой пастью, я заскользил на пузе по зомби кишкам, как с ледяной горки. Свет прожекторов пересек забор и снова осветил меня.
— Вон он, — раздался крик с вышки.- Пес убегает.
Пулеметная очередь рассекла ветки дерева надо мной. Я попытался затормозить лапами, но скорость была слишком высока. Перед глазам мелькнула толстая ветка и я вцепился в нее зубами. Выгнувшись дугой, она выпрямилась и выкинула меня в кусты. Черное небо осветила сигнальная ракета и послышался шум открываемых ворот. Я бросился вперед, уворачиваясь от деревьев и пуль, стараясь не столкнуться с первыми и увернуться от вторых. Бежал до тех пор, пока не почувствовал, что валюсь от усталости. Упав на бок, я долго приходил в себя. С трудом встав, я принюхался. Никого, я свободен. Только такая свобода мне не нужна. Мне нужна группа. Я поднял голову вверх и увидел полную луну. Почувствовал как подходит ком к горлу. О нет, только не это, только не сейчас. Древний инстинкт стал выползать наружу, преодолевая мое слабое сопротивление. Я сел на задние лапы и открыл пасть.
— У-у-у-у-у,- вырвалось у меня из груди.- Люся, прости, я предал тебя. У-у-у-у-у.
Я попытался остановиться, но совершенно перестал контролировать себя.
— Меня могут услышать, но у-у-у-у-у-у. Как же приятно выть на лунуу-у-у-у-у.
Луна стала приближаться, становясь все больше и больше, полностью поглощая меня. Перед глазами стали мелькать странные картинки. Большая пещера, я лежу около костра и смотрю на огонь. Мне хорошо и тепло. Рядом сидят люди, одетые в шкуры животных и обгладывают кости. Один из них, заметив мой взгляд, кидает недоеденную кость мне. Я, рыча, набрасываюсь на нее.
— У-у-у-у-у, — я издал громкий вой и внезапно все прекратилось. Я сидел на задних лапах и мое тело сотрясал сильный озноб. Голова раскалывалась, а в глазах все расплываться и двоилось.
— Фух, отпустило, — я пошатываясь поднялся на лапы и потряс головой. Зрение пришло в норму и я прислушался. Вроде никто не услышал. Повезло.
-У-у-у,-у — неожиданно раздался недалеко от меня вой. — У-у-у,-у,- еще один вой раздалось у меня за спиной.
Я принюхался. Это были не плохопахнущие.
Через некоторое время кусты зашуршали и на поляну вышел огромный пес. Весь покрытый ранами, он подошел ко мне и тихонечко рыкнул. Глаза его сверкнули красным и тут же потухли, когда он узнал меня.
— Здравствуй брат, как давно мы не виделись.
Он подошел сзади и попытался понюхать мой зад.
— О нет,нет, что ты там хочешь унюхать,- я завертелся юлой, уворачиваясь от Второго, но потом смирился и поднял хвост. — Ладно, нюхай, если тебе так хочется, но я тоже самое не делать не буду.
— Ты не такой как мы,- шерсть Второго встала дыбом.- Ты не чувствуешь боли.
— Кто это мы?- завертел я головой по сторонам.- Вас тут много?
Вокруг поляны, стали вспыхивать красные глаза. Одни, вторые, третьи. Я оказался в окружении огромной стаи бродячих псов.
— Нас много,- прорычал Второй.- Присоединяйся к нам, вместе мы убьем всех людей, — в глазах его стали разгораться красные огоньки.
Я мысленно простонал про себя. Что за чушь, зачем всех убивать? Кто нас тогда кормить будет, если людей вообще не останется?
— Боль ест нас изнутри, это люди сделали нас такими,- огромный пес щелкнул пастью и мотнул головой.- Даже во сне она не отпускает нас.
Я оглянулся назад, стараясь найти пути отступления.
— В моих снах я видел плохопахнущего. Он был добр ко мне и дал кость. Может не все так плохо?
— Люди зло, брат, — прорычал Второй.- Они держат нас в клетках, мучают, убивают. Я перестал контролировать себя. Хочу только есть и убивать. Это они сделали меня таким.
— Но я не такой, — я потихонечку начал пятиться задом.- Я не хочу убивать, а вот поесть не против.
— Ты станешь одним из нас,- глаза Второго следили за каждым моим движением. — Один укус и ты вольешься в нашу стаю. Прими ПОСВЯЩЕНИЕ.
— Спасибо за приглашение, но нет, — я продолжал медленно отступать к деревьям.- У меня уже есть своя стая. И я там не последний человек.
— Человек, — глаза Второго изумленно моргнули.-Ты назвал себя человеком?
— Это метафора, брат. Люди научили меня понимать их язык. Как ты правильно сказал, я больше не такой как вы. У меня даже самка человек.
От удивления, Второй сел на задницу.
— Это невозможно, брат. У вас не будет потомства.
— У каждого свои недостатки, брат,- я почувствовал хвостом ветку дерева.- Поэтому давай,каждый пойдет своим путем.
— Нет,- Второй вскочил и двинулся на меня.- Когда ты освободил нас из клеток, мы думали, что ты один из нас. Пятый, Восьмой и Девятый пожертвовали собой, чтобы оставшиеся могли убежать из ЛАБОРАТОРИИ. И теперь ты станешь одним из нас, хочешь ты этого или нет. — он задрал голову к темному небу, на котором светила луна и завыл.
— ПОСВЯЩЕНИЕ
Я услышал за спиной тихое рычание и обернулся. Знакомый запах из далекого детства ударил в нос.
— Четвертая?
— Беги,- большая белая собака отодвинулась в сторону, освобождая проход.
— Ты не такая как они, — я посмотрел на нее.- Бежим со мной.
— Беги, — сильный укус в плечо заставил меня взвизгнуть от боли.- Это моя стая.
Я сделал большой скачок и исчез в кустах. Вой резко оборвался.
— Он уходит, догнать его,- донеслось мне вслед злобное рычание Второго.- И убить предателя.
— И никакого праздника ПОСВЯЩЕНИЯ,- успел грустно подумать я, уворачиваясь от дерева, вставшего у меня на пути. Сделав огромный прыжок, я перепрыгнул глубокий овраг с ручьем и бросился назад, к воинской части. Если повезет, то я успею пролезть в дыру под забором. Лучше жрать мясо зараженных, чем быть сожранным своими зараженными братьями.
Снова раздался вой. Он был сзади, слева, справа, мне оставалось бежать только вперед. Туда, где уже светились фонарики солдат, блуждающих в лесу в поисках меня. Я почувствовал, что на меня накатывает то самое странное чувство, что было на поляне. Задрал голову на бегу, я завыл в ответ. В глазах на мгновение расплылось, деревья раздвоились и снова картинка стала четкая. Рядом со мной стоял плохопахнущий. Держа в руке деревянное копье, он размахнулся и бросил в бегущее, впереди нас, животное. Пасть наполнилось слюной, когда я услышал его предсмертный визг и громко зарычал. Человек, в звериной шкуре, посмотрел на меня и довольно зарычал в ответ. Сегодня у нас будет пища. Я снова буду лежать в пещере, греться у костра, а человек, одев маску зверя, танцевать вокруг огня и петь свои непонятные песни. Я торжествующе завыл и сделал большой прыжок вперед, готовясь вцепиться зубами в горло умирающей жертве и почувствовать вкус ее крови на своих зубах, как внезапно получил сильный удар в голову. В глазах снова все расплылось и раздвоилось. Я мотнул головой и увидел, что лежу на земле, уткнувшись головой в бетонный забор воинской части.
— Вот это я поймал глюк, — пошатываясь, я встал на лапы и прислушался. Постепенно звуки стали проникать в мою голову, словно из ушей вынули вату. Я услышал крики солдат в лесу, выстрелы, злобное рычание. Между деревьев замелькали четвероногие тени, бесшумно несущиеся к открытым воротам, к которым, под свет прожекторов, отступали солдаты, отстреливаясь из автоматов. Один из них зазевался и черная тень сбила его с ног. С вышки раздалась очередь. Пес взвизгнул и откатился в сторону, скребя перебитыми задними лапами по земле. Солдат вскочил на ноги и держась за укушенную руку, проник ворота. Но это было только начало. Из леса покатилась новая лавина собак. Вперед несся Второй. С его пасти слетала белая слюна, а красные глаза пылали бешенством. Рядом с ним, я увидел белую шерсть. Четвертая. Подвывая от возбуждения, она, вместе со стаей, бежала к воротам, которые пытались закрыть солдаты. Внутри завыла сирена, два прожектора скрестились перед воротами, образуя светлое пятно. Пулеметные очереди стали сбивать с ног приближавшихся собак, но их было слишком много, чтобы остановить стаю. Волна животных докатилась до ворот и накрыла, не успевших вернуться внутрь, солдат. Через узкую щель, внутрь воинской части, словно ручеек, стали просачиваться собаки. Торжествующий вой перекрыл автоматные очереди и крики солдат.
Мне показалось, что я увидел белую шерсть Четвертой, волной занесшую внутрь территории. Почему ты дала возможность мне убежать? Если мы выживем в этой мясорубке, я обязательно об этом спрошу у тебя. А пока, мне надо найти Люсю. Думаю, около ямы с отходами, меня уже никто не будет ждать.

Скользя по мокрым камням, утопая по брюхо в человеческих потрохах, я с трудом пролез под забором внутрь воинской части. Глаза слезились от запаха плохопахнущих и все, что я ел за последние 12 часов готово было выплеснуться наружу. Меня затрясло от нервного возбуждения и шерсть встала дыбом, когда я увидел, что натворил. Несколько собак набросились на молодого солдата. Не обращая внимание на пули, рвущие их тела, они разорвали его на куски, в считанные секунды. Остальные псы, носились по территории, в поисках новых жертв. Разбрызгивая пену из пасти, они рыскали по казармам, с красными от бешенства глазами. То там то тут, раздавались выстрелы и крики ужаса людей. У меня по спине пошел холодок.
— Простите солдатики, что так вышло, но я не виноват в случившемся. Просто так вышло, — я припал на живот и пополз к кирпичному зданию, куда увели Люсю. Откуда то сверху, слышался голос начальника, пытающего отдавать команды и прекратить хаос, который устроил я. Прячась за трупами собак и людей, я старался не привлекать к себе внимание. Из окон главного здания раздавались очереди из автоматов, поливавшие свинцовым дождем шерстяной океан, волнами накатывающий на двери и окна первого этажа. Трупы собак стали превращаться в горы, по которым остальные псы пытались запрыгнуть в окна.
— Патроны кончаются,- раздался чей то голос и выстрелы стали стихать. Очередная животная волна накатилась на окна и прорвалась внутрь.
— Отступаем к бомбоубежищу,- командирский голос перекрыл жуткий вой стаи. Одиночные выстрели слились с криками солдат и утробным рычанием собак, дорвавшихся наконец до законной добычи. Площадь перед зданием опустела и я, крадучись, подошел к крайнему разбитому окну и запрыгнул внутрь. Зазвенело под лапами разбитое стекло и два пса, грызущего мертвого солдата, подняв головы, посмотрели на меня окровавленными мордами.
— Убивать, — я свирепо защелкал пастью, имитируя бешенство. — Люди зло.
— Люди зло,- синхронно согласились псы в ответ и снова принялись разрывать мертвую плоть солдата своими мощными челюстями.
Я поднял нос и понюхал воздух, в тщетной попытки учуять Люську. Бесполезно. Всюду стоял запах плохопахнущих, перебивая запахи крови и собачьих экскрементов. Я бросился к лестнице на второй этаж. В коридоре было пусто. Открытые двери, сломанная мебель, лужи крови на полу, все это говори о том, что здание покидали в спешке. Я забегал по комнатам, пытаясь найти хоть какой-то Люськин след, как вдруг, над головой, раздался слабый женский крик.
-Люська, — я выскочил на лестницу и бросился на третий этаж. Там я столкнулся с Четвертой. Сестра радостно оскалилась и забила хвостом по полу, когда увидела меня.
— Идем,- она встала и обернувшись, снова посмотрела на меня.- Второй давно ждет тебя.
Я попятился, но увидел псов, появившихся на втором этаже, перекрывающих мне путь к бегству.
— Люди меня многому научили, — Четвертая терпеливо ждала, когда я смирюсь и пойду за ней. — Особенно создавать ловушки и убивать. Теперь, пусть пожинают свои плоды.
— Почему ты в стае, если не такая как они?- я медленно шел мимо, скаливших на меня пасти, псов. — Почему не нашла помощь у людей?
— А кто сказал, что мне нужна помощь, Седьмой? — сестра обернулась и удивленно посмотрела на меня.- Может мне просто нравиться их убивать. А Второй как никто помогает мне в этом.
— Моя сестра монстр, которого создали люди, — я внутренне похолодел. -Так это твоя идея убить все живое на земле?
— Из десяти подопытных, только я и ты смогли научиться понимать людей, остальных сделали просто тупым оружием, которым можно управлять. Мне надоело быть одной и я надеюсь, ты останешься рядом со мной, во главе стаи. Но для этого ты должен отречься от всех. Убей свою самку.
Четвертая отошла в сторону, пропуская меня вперед, в комнату. Я осторожно заглянул в нее, ожидая ловушки и замер. Шерсть на загривке поднялась, когда я увидел привязанную к кровати Люсю. Над ней стоял огромный черный пес и угрожающе скалил зубы. Белая слюна падала из его пасти ей на лицо и Люська морщилась, стараясь увернуться от нее.
— Отойди от нее, — прорычал я ему.- Это моя самка.
Второй обернулся и неожиданно спрыгнул с кровати.
— Брат, она твоя. Сделай то, что должен и вернись в стаю.
Люська повернула голову и увидел меня, тихо произнесла:
— Командир бросил меня на растерзание псов и сбежал. Я не смогла сама отвязаться. Прости меня, Шарик.
— Шарик?- Четвертая вошла в комнату и угрожающе оскалилась. Ее белая шерсть от ярости встал дыбом.- Она дала тебе новое имя? Ты Седьмой. Убей ее, немедленно.
Я вскочил на кровать, прикрывая своим телом Люську.
— Это моя стая. И она моя самка. Можете убивать кого хотите, но ее не трогайте.
— Убей ее,- рявкнул Второй.- И пойдем с нами убивать всех людей, потому что они зло.
— Люди зло, — эхом отдалось у меня в голове.- Убей ее.
На меня стали накатывать новые воспоминания о старых временах.
-Убивать, убивать, убивать, -зарычал я, впиваясь в сочную мякоть свежего мяса. Брызнула кровь и в пасти появилась слюна, словно я уже убил кого то. Я затряс головой сбрасывая помешательство.
— Не лезь в мою голову, сестра,- рявкнула я на Четвертую.- Хочешь убивать людей, делай это без меня.
-Тогда ПОСВЯЩЕНИЕ, -завыл Второй. Из коридора донесся ответный вой.
— Когда Второй тебя укусит, ты станешь как он, тупым оружием, которым будут управлять я,- Четвертая злобно зарычала, делая шаг ко мне. — Но сперва, я убью твою самку.
Люська закричала, увидев, как из коридора в комнату стали входить собаки и окружать ее кровать.
Я залаял на них, прыгая по кровати в разные стороны, пытаясь отогнать.
— Шарик, сделай что-нибудь, — запричитала Люся.- Я не хочу стать зомби.
— Заткнись, я думаю,- рявкнул я на нее.
— Что ты сказал?- внезапно замерла она и испуганно поглядела на меня.- Ты сказал мне заткнись?
— О нет, начался контакт, только не сейчас, — я повернул голову и посмотрел ей в глаза. — Прости, ты сейчас умрешь, и я вместе с тобой.
Сев на кровать, я поднял голову к потолку и громко завыл песню скорби.
Неожиданно, в коридоре, послышались выстрелы.
— Иду, иду, — за стенкой раздался чей-то голос и злобное рычание собак сменилось на жалобный вой. Прозвучала еще одна громкая очередь и потом что-то громыхнуло. С потолка и стен посыпалась штукатурка и в комнату влетела оторванная голова собаки. Следом, громко топая ногами, в проеме двери появился Мол. На нем висел фартук мясника, прикрывающий грудь и большой живот. В руках он держал ручной пулемет, а через плечо висела пустая пулеметная лента.
— Ох не хрена себе, — я поперхнулся и перестал выть. Только повара здесь не хватало.
— Девочка, ты жива? — Мол отбросил бесполезный пулемет и вытащил из-за спины два тесака.
— Взять его,- рявкнула Четвертая, крадучись обходя Мола сзади.
Второй взвыл и прыгнул на грудь толстяка, пытаясь сбить того с ног.
— Хых,- крякнул Мол пошатнувшись, когда огромный черный пес вцепился зубами в его кольчужный фартук и повис на груди. -Хых,- взмахнул он правой рукой и тесак воткнулся Второму в голову, между ушей. Череп пса треснул как арбуз и Второй, разжав пасть, свалился к ногам повара.
— Вот и все, конец наполеоновским планам Второго о завоевании мира, — с грустью подумал я.- Прощай брат.
Мол опустил руки и подошел к кровати.
Люся сжалась от страха, глядя на его могучую фигуру.
— Спокойно, девочка, я из хороших парней,- он нагнулся и перерезал веревки на руках и ногах острым лезвием тесака. Позади него мелькнула белая тень.
— Берегись, — рявкнул я, бросая наперерез Четвертой. Столкнувшись в воздухе с ней, мы с грохотом откатились в разные стороны и вскочили на лапы.
— Пусти меня,- зарычала она.- Я должна убить его.
— Все кончено, сестра, — я встал между ней и кроватью. — Больше никаких убийств.
— Люди зло,- зарычала она.- Забыл ТЕСТЫ и УКОЛЫ? Как они мучили нас?
— Жизнь — вообще несправедливая штука, — миролюбиво ответили ей я.- Зато теперь мы можем общаться с ними. У меня с самкой только что был контакт.
— Слабак,- Четвертая отвлекла меня разговорами и подобравшись, на расстояние двух метров, прыгнула на Мола.
— Хых, — взмахнул рукой толстяк и сильная затрещина отбросила Четвертую к стене. Замотав головой, она вскочила на лапы и снова бросилась на Мола.
— Убивать, — зарычала она и снова отлетела к стене от сильного удара.
— Сестра, прекрати, он же убьет тебя, — я попытался облагоразумить Четвертую. Та, пошатываясь, снова встала и пошла на толстяка.
— С характером собачка,- улыбнулся повар, опуская на голову Четвертой огромный кулак. Ноги Четвертой подкосились и она рухнула у его ног, тяжело дыша.
— Вот и умница,- Мол присел и погладил ее по голове. Четвертая тихо зарычала в ответ.
— Я же сказал умница,- толстяк поднял голову и посмотрев на Люсю, улыбнулся.- Я до апокалипсиса собак дрессировал. И не такие отмороженные попадались.
Люська наконец одевшись, бросилась ко мне.
— Шарик, ты все таки за мной вернулся, — она принялась целовать и обнимать меня.- Мой герой.
Я привстал на лапах и гордо посмотрел на Четвертую.
— Это моя самка,- тихо прорычал я ей. — Не забывай об этом.
Сестра молча прикрыла глаза и отвернулась.
— Что с воинской частью?- спросила Люся толстяка.- Кто-нибудь остался в живых?
— Кто остался, те сбежали, — ответил Мол.- Командир со своими заместителями, закрылся в бомбоубежище, бросив солдат на растерзание зараженным собакам. А кто мертв… — Мол неожиданно быстро вскочил и подошел к окну.- А кто мертв, сейчас начинает оживать. Так что девочка, ноги в руки и бегом на кухню. Там я смогу нас защитить.
Он схватил за шиворот Четвертую и закинул на плечо.
— Кто-то же должен тестировать мою еду, — он хитро подмигнул мне.-Ты же теперь с ней, — он кивнул на Люську.
Я внутренне поежился и прижался к ее ногами. Упаси меня бог от таких хороших парней.

Солдаты медленно оживали у нас на глазах. Вирус бешенства еще не до конца распространился в крови, поэтому они вели себя вяло. Подняв головы к небу, они принюхивались словно животные и снова застывали на месте. Кто-то уже начинал бродить по территории, пытаясь найти выход. Натыкаясь на очередную стены, зараженные недовольно рычали и скалили зубы. Один из солдат наткнулся на мертвую собаку и упав на колени, довольны рыча, оторвал от нее кусок мяса и стал жевать. К нему присоединился второй. Услышав шум, солдаты стали подходить ближе, толкаясь и злобно рыча, пытаясь урвать себе кусок мяса.
— Вот такой круговорот в природе, сперва псы ели солдат, теперь наоборот, — я попятился от открытой двери и спрятался за спиной Люси. — Пусть Мол думает как выбираться, у него голова большая.
Толстяк прикрыл дверь и повернулся к Люсе.
— Хреновая ситуация, весь двор полон зомбаками. Как только выйдем, нас порвут на куски.
— Что же делать?- Люся с такой силой сжала найденный автомат, что побелели костяшки пальцев.- Я живой не дамся.
— Воу, полегче, девочка, — усмехнулся Мол. -Уже светает, а значит зомбаки становятся медленнее. Думаешь, я не всего этого не предусмотрел, когда полез тебя выручать.
— Спасибо,- покраснела Люся.- Я так не поблагодарила тебя.
— Пока рано об этом говорить, Мог выглянул в разбитое окно. — Исусик,- крикнул он.- Ты все сделал как я просил?
Солдаты оторвались от мертвой собаки и подняли головы вверх, пытаясь определить откуда идет звук.
Напротив, в окне кухни, мелькнула голова худого пленника, с длинными черными волосами. Глядя на зомби испуганными глазами, пленник кивнул Молу головой.
— Я не Исусик, — прошептал он.- Меня зовут Йосиф. И не надо так кричать, они нас услышат.
— Тогда поджигай,- приказал ему Мол и повернулся к Люсе.- Советую отойти подальше от окон, сейчас тут будет жарко.
Дверь кухни открылась. Держа в руках бутылку с желтой жидкостью, Йосиф поджег тряпку и подождал, когда она разгорится. Желтый огонек пламени весело побежал к горлышку бутылки и размахнувшись, он бросил ее в толпу солдат, озирающихся по сторонам. Бутылка пролетев метров десять, ударилась об землю и лопнула с громким звуком. Огонь побежал по сухой траве и коснулся ног первого зомби. Солдат с удивлением посмотрел пламя вбирающее по его ногами и неожиданно взвизгнул от боли, когда огонь коснулся его кожи. Он завертелся вокруг себя, пытаясь избавиться от боли, но только еще больше помогал разгореться пламени. Через мгновение солдат превратился в большой воющий факел, бегающий по территории.
— Обожаю коктейль Молотова, — довольно пробурчал Мол.- Лучшее средство против зомби.
Люся с ужасом глядела из окна как солдат пробежал метров десять, упал на землю и заскреб руками.
— Это как то не гуманно, — тихо сказала она Молу.- Они еще недавно были людьми.
— Тогда иди и погладь его, — усмехнулся толстяк и махнул рукой пленнику.- Давай еще.
Дверь домика открылась и оттуда вылетела еще одна бутылка с зажигательной смесью. Ударившись об землю, она снова подожгла траву, которая уже начала разгораться от первой бутылки. Солдаты вскочили на ноги и стали медленно отступать от огня, недовольно рыча на него. Один из них зазевался и огонь вцепился в него мертвой хваткой. Солдат завизжал от боли и бросился бежать на своих. Огонь перекинулся на другого, потом на третьего. Над воинской частью повис протяжный вой пойманного в ловушку зверя. Запах паленого мяса ударил в нос. Через пару минут несколько факелов уже бегали пред нами, в тщетной попытки избавиться от огня. Люся закрыла глаза и отвернулась от окна. По ее щекам потекли слезы.
— В этом мире нет жалости, девочка,- пробурчал Мол.- Или ты или тебя. Гуманизм прибереги для тех, кто выжил.
Один из солдат, охваченный пламенем, попытался залезть в окно, где стояли мы. Толстяк сбросил с плеча Четвертую и выхватив из-за спины острый тесак, довольно хыкнув, нанес рубящий удар зомби промеж глаз. Острое лезвие застряло в кости и Молу пришлось упереться ногой в грудь солдата, чтобы вытащить его. Зомби упал под окно и воя от ужаса, пополз в другую сторону. Через пару метров, он остановился и скрючившись в позе зародыша, стал судорожно дергаться. Огонь охватил его целиком, превращая в черную головешку.
— Жалко есть таких нельзя,- недовольно пробурчал Мол, с интересом разглядывая его. — Такое добро пропадает.
— Нельзя их так мучить, — Люся неожиданно вскинула автомат и стала расстреливать огненные факелы бегающие перед окнами. — Иначе мы станем как они.
Толстяк с веселой ухмылкой наблюдал как Люся крошит пулями зомбаков. Вой стал стихать, пока не превратился в тихий скулеж.
— Если бы я имел сострадание, то давно бы превратился в одного из них, девочка. Жалость для слабаков. В этом мире или ты их или они тебя.
Люся отбросила пустой автомат в сторону.
— Я не хочу больше тут находиться. Ты отдашь нам фургон?
Толстяк задумчиво посмотрел на нее.
— А новую группу организовать не хочешь?

— Смотри, тут одни плюсы,- Мол наступил на обгоревшую руку, похожую на ветку дерева и она треснула, обнажив белое мясо. Выждав еще час, пока не потухнет огонь, мы осторожно вышли из здания и направились к кухне, в окне которого мелькала черная голова пленника. — Воинская часть теперь наша. Оружие есть, едой я обеспечу. Машка мне в этом поможет.
— Охохо, — я выглянул из-за ног Люськи и с сочувствием посмотрел на сестру, снова висевшую на плече Мола. — Это еще нормально меня Шариком обозвали.
— Правда есть одна проблема, — Мол потер острым кончиком тесака нос. -В бомбоубежище засели несколько человек. Но там еды на пару месяцев, значит скоро выползут. Вот тут я и спрошу с начальника, почему он бросил нас на растерзание зомбакам. Как тебя идея?
Люся перешагнула через раздавленную руку зомбака.
— Мне бы с Шариком фургон и оружие.- А дальше мы сами по себе.
— Гав, — поддержал я Люську.- Моя самка дело говорит.
-Твое дело, девочка,- вздохнул толстяк.- Одному тяжело выжить в этом мире. Группа должна быть обязательно. Может ты думаешь, что я плохой, но это не так. Я просто приспособился к этому миру.
Он подошел к закрытой двери домика и стукнул кулаком.
— Исусик открывай.
Дверь кухни открылась. Пленник поднял голову со спутанными черными волосами и обидчиво произнес:
— Сколько раз говорить, я не Исусик. Меня зовут Йосиф.
— Я понял, — устало махнул ему рукой толстяк.- Короче, Исусик, проверь ворота, чтобы были заперты, потом собери все трупы в одну кучу. Теперь я начальник этого гарнизона, а ты мой заместитель.
Йосиф вздохнул.
— Если я твой заместитель, можно сперва поесть.
— Сперва надо позаботиться о безопасности, чтобы самим не стать едой. А я пока Машку посажу на цепь.
Йосиф вздохнул.
— Оружие хоть какое-то дай.
— Да тут его полно валяется, бери не хочу. У любого солдатика возьми, он против не будет, — громко загоготал Мол и схватив за загривок упирающуюся Четвертую, потащил ее к цепи.
— Где фургон?- спросила его Люся.- Лучше выехать пока светает и зомби медленные.
— За казармами посмотри, — махнул куда то в сторону толстяк.- Заодно мне поможешь. Мы загрузим тебе трупы зомби, а ты вывезешь их с территории. Согласна?
Люся кинула головой.
— Еще раз, спасибо за помощь.
— Да чего там, — Мол защелкнул ошейник на шее Четвертой. — Ты пока проверяешь фургон, все таки подумай о группе.
— Я его убью, — тихо прорычала мне сестра. — Я не дам проводить опыты надо мной.
— Не смей на меня рычать, ясно, — толстяк положил тяжелую руку на голову Четвертой.- Мы теперь группа, так что привыкай, — он подмигнул мне.- Вот Шарик знает о чем я говорю. Совсем недавно тут сидел.
Он посмотрел вслед скрывающейся за углом казармы Люсе.
— Хорошая баба, жалко ранимая. Без группы долго не протянет. Нельзя жалеть тех, кто хочет тебя убить. Знаешь, Шарик, как эта воинская часть выжила? Сперва погибли пацифисты, те, кто считал, что зомби тоже люди и требуют к себе уважения. Их зомби сожрали первыми. Потом погибли те, кто считал, что есть мясо зомби не гуманно, потому что они были раньше людьми. Выжили те, кто преодолел моральные принципы. Проблема проявилась в другом. Сломав один барьер, следующий был слома еще легче. Наш командир отправлял мобильные отряды и устраивал ловушки на других выживших. Особенно женщин. Так что, твоей Люсе еще повезло. Ей успели попользоваться только начальник и его замы. До солдат она не дошла. А я видел, что стало с теми, кто пробыл в сексуальном рабстве больше месяца. Эти женщины, накачанные наркотиками, сходили с ума и превращались в овощ.
Я тихо ругнулся.
— Не рычи на меня, Шарик. Я знаю, что ты меня не понимаешь и никому не расскажешь, поэтому открою тебе маленький секрет. Я не только научился готовить из зомби еду. Девушки-зомби, все таки еще немного девушки. Главное, чтобы не укусила во время этого.
— Бежать, срочно бежать, — я нетерпеливо переступил лапами, поглядываю в сторону казарм, где скрылась Люська. — Если для выживания среди зверей надо стать зверем, то грош цена такому миру. Мол стал зверем, просто сам пока не понимает этого.
Из-за казарм, фырча, выкатился фургон. Люся остановилась около нас и вышла из него.
— Бензина мало, но там, где нас поймали, в магазине, я оставила целую канистру, так что все в порядке. Теперь нам нужно оружие.
— Пойдем,- толстяк тяжело встал и поднялся по ступенькам.- Пока Исусик загрузит машину трупами, я покажу вам свой арсенал.
Войдя на кухню, он подошел к стене и отодвинул второй шкаф.- Это на тот черный день, когда во время апокалипсиса наступит еще один апокалипсис. Здесь я храню запасы всего, что мне пригодиться на черный день.
В нос ударил запах плохопахнущих. Я попятился и негромко зарычал. Люся насторожилась и вопросительно посмотрела на толстяка.
-О, не переживайте, я же сказал, у меня тут все на черный день, включая провиант. Это мой холодильник.
Люся заглянула в комнату и сразу отпрянула.
— Я туда не пойду.
-Тогда как же ты выберешь оружие, девочка,- усмехнулся Мол.- Хватит строить из себя барышню. Этот мир жесток, смирись с этим.
— Это неправильно, — Люся шагнула в комнату и замерла. С потолка свисали крючья, на которых, подвешенные за ребра, висели живые зомби. У некоторых не хватало рук и ног. Увидев нас, они зарычали и стали раскачиваться на цепи, пытаясь достать до нас зубами.
— Если их сразу убить, они испортятся, поэтому приходится отрезать по кусочкам. Другого выхода нет,- развел руками Мол.- Я же не виноват, что электричества нет.
Люся стиснула зубы.
— Где оружие?
— Идем дальше,- предложил радушный хозяин.- В моей спальне, как я ее называю.
В следующей комнате стояла кровать и большой шкаф. В углу комнаты Люся заметила клетку, в которой сидела еще одна зомби. Увидев нас, она зарычала и вцепилась обломками зубов в толстую решетку, пытаясь разгрызть ее.
— А она тут зачем?- спросила Люси и догадавшись, посмурнела еще больше.
— Я не насильник, девочка, — промолвил толстяк.- Если бы не появились собаки, я бы тебя все равно не тронул, — он подошел к клетке и просунул сквозь решетку кусок мяса, который держал в руке. Девушка схватила руками его и отскочила к противоположной стороне клетки.
— Иногда, я пытаюсь с ней разговаривать и мне кажется, что она понимаете меня, — Мол подошел к шкафу и раскрыл его.- Выбирай, что тебе нужно.
Люся отвернулась от клетки и ахнула, когда увидела арсенал оружия. Внутри на полках лежали арбалеты, колья, гарпуны. Световые и звуковые гранаты. Множество стрелкового орудия имело глушители.
— В одной из вылазок солдаты нашли нетронутый магазин оружия, — довольно улыбнулся Мол произведенный эффектом. — Обчистили полностью. Но если солдаты брали шумовое оружие, я выбрал свое, для выживания.
Люся с любовью погладила снайперскую винтовку.
— Можно?- застенчиво спросила она толстяка. Повар рассмеялся.
— Бери девочка все, что тебе нравится, у меня такого добра полно.
— Тогда снайперку, арбалет и световые гранаты. А еще вот этот охотничий нож, — она вытащила стальное лезвие из ножен и помахала перед собой. — Я назову его Убийца Зомби.
Мол уже откровенно ржал на Люсей. Отсмеявшись, он захлопнул шкаф и посерьезнел.
— И куда ты направишься теперь? У тебя же есть план?
Люся пожала печами.
— Найти новую группу, — она махнула рукой, перебивая Мола. — Сидеть за забором, это пассивная борьба за выживание и лишь отсрочка смерти. Где-то должны быть еще люди, которых не коснулось заражение. Например острова, окруженные водой. Или север, где зомби погибают от холода. Найти больницы, где кто-то может знать, откуда пошло заражение и ищет противоядие. Я не знаю, — пожала плечами Люся.- Но знаю только одно, что сидеть на месте, это стать приманкой для зомби или для выживших, сошедших с ума.
-Твой выбор, девочка, — усмехнулся Мол и похлопал себя по животу.- А я слишком толст, чтобы быстро бегать. Я научился выживать в пределах этой воинской части и не знаю, что меня ждет за ней. Надеюсь, у тебя получится найти ответы на твои вопросы и если что, не забывай про толстого Мола и дай знать о себе.
Я гавкнул в знак согласия и завилял хвостом. Хороший парень этот Мол, но с таким тараканами как у него, не долго и самому переобуться и стать зверем. Поэтому лучше держаться от него подальше.
Мол погладил меня по голове и у меня от тяжести его руки снова разъехались ноги. Бедная сестра, пойду с ней попрощаюсь.

Едва мы вышли на улицу к нам бросился Йосиф.
— Вы сочтете меня сумасшедшим, но это собака разговаривала со мной, — он указал рукой на Четвертую, которая спокойно наблюдала за ним.- Она приказала отпустить ее.
Люся внимательно посмотрела на меня, а Мол на Четвертую.
— Машка, ты действительно умеешь разговаривать?- спросил он ее.
Четвертая привстала на задние лапы и завиляла хвостом.
— Гав.
— Да ты, Исусик, совсем ебанулся, — Мол тяжело вздохнул и положил руку на плечо Йосифа. Бывший пленник пошатнулся, но устоял на ногах.- Иди ка отдохни немного, ночь была тяжелая для всех.
— Но я говорю правду, — Йосиф растерянно переводил глаза с собаки на Мола.-Я не сумасшедший.
— Все в порядке, мне иногда кажется, что моя тоже говорит со мной,- успокоила его Люся. — Просто надо немного отдохнуть и все пройдет.
— И правда,- облегченно выдохнул Йосиф.- Мне просто надо отдохнуть.
Еще раз обернувшись на Четвертую, он покачал волосатой головой и ушел в домик.
— Вот еще одна проблема, — вздохнул Мол.- Единственный напарник и тот, кажется, с катушек съехал.
— Я его все равно убью, — тихо прорычала мне сестра.- Ты мне поможешь в этом?
— Прости, я пришел попрощаться с тобой. Моя самка хочет уехать отсюда и забирает меня с собой.
— Нет, ты не имеешь право, — Четвертая привстала.-Ты единственный, кто остался у меня. Вместе мы сможем найти новую стаю и убить всех людей.
— Ты просто ебанутая сестра, — мне понравилось слово услышанное от Мола.- Но ты все еще моя сестра. И я вернусь за тобой.
— Нет,- бросилась ко мне Четвертая. Цепь натянулась и отбросила ее назад. — Я убью тебя тоже.
— Ебанутая, — я покатал слово в горле, рыча от удовольствия.- Все плохопахнущие ебанутые.
Я прыгнул в открытую дверь фургона на пассажирское сидение.
— Поехали быстрее,- я залаял в окно на Люську. — Пока Мол не передумал и не оставил нас здесь.
— Кажется, нам пора,- Люся быстро прижалась к Молу и поцеловала в щечку. — Ты странный, но добрый.
— Не страннее этого мира, в котором мы очутились,- буркнул Мол.- Если выживешь, не забудь про старину Мола. Мы с Машкой и Исусиком будем ждать тебя.
Четвертая снова натянула цепь и громко завыла, глядя на меня.
— Не покидай меня, брат. Я без тебя умру-у-у-у-у-у-у.
Толстяк положил руку на голову Четвертой.
— Она выживет, обязательно выживет. В этой девочке есть стальной стержень.
Мы выехали за зеленые ворота воинской части и я обернулся назад.
Огромный Мол стоял в воротах и грустно смотрел нам вслед. Рядом с ним сидела Четвертая и подняв голову к небу, провожала нас тоскливым воем.
— Пока, сестра,- негромко гавкнул я в ответ.- Может еще свидимся.
Проехав минут пять по пустынное дороге, машина внезапно дернулась и остановилась. Люська долго смотрела вперед, словно настраиваясь на трудный разговор, потом повернулась ко мне лицом и громко произнесла:
— Ты разговаривал со мной, Шарик. Я это точно знаю. И я не сумасшедшая.

Я уткнулся носом в окно и разглядывал дорогу. Пейзаж за окном не радовал от слова совсем. Ветки деревьев, выжженные горячими лучами солнца, выглядели как тонкие руки людей, просящие милостыню в виде дождя, которого давно не было. Зараженных почти не было видно. Лишь вдалеке, между деревьями, бродили одиночки, пытаясь найти тень и укрыться от палящего зноя. Из-за жары начал трескаться и плавиться асфальт и Люся старательно объезжала провалы в дороге, образованные от просевшего грунта.
Мы возвращались к большому магазину, где осталась канистра с бензином. Четкого плана, что делать потом, у Люси не было. Найти новый магазин с едой, найти аптеку с лекарствами, найти других выживших, которые не сошли с ума и сохранили остатки разума. Я не знаю. Мне просто было спокойно сидеть на пассажирском месте и смотреть как мимо меня проносятся заброшенные дома. Так было безопаснее всего. Ехать и ехать. Но к сожалению, мы все зависим от внешних факторов. Еда, бензин, сон. На горизонте стали вырастать большие дома приближающегося города. Я повернулся к Люси и гавкнул.
— Вижу,- обиженно буркнула она и посмотрела на меня.- Шарик, ты почему не хочешь разговаривать со мной?
Я сделал вид, что не слышу ее и снова отвернулся к окну.
— За эти сутки меня несколько раз изнасиловали, потом, чуть не сожрали собаки, а напоследок еле унесла ноги от зомби. Мне нужно с кем то поговорить, иначе я сойду с ума.
Я открыл пасть и равнодушно зевнул.
-Ты понимаешь меня?
— Нет.
-Ты будешь со мной разговаривать?
— Нет.
— Почему ты все время отвечаешь мне нет,- неожиданно произнесла Люся и нажала на педаль тормоза. Фургон занесло юзом и мы чуть не вылетели на обочину. Сзади, друг на другу, посыпались трупы солдат. Я стукнулся носом об боковое стекло и удивленно посмотрел на Люсю. Мы снова были на контакте с ней.
Люся протянула руки к моей голове и внимательно посмотрела мне в глаза.
-Ты понимаешь меня?
Я попытался вырваться и предупреждающе щелкнул зубами.
— Я не отстану, Шарик. Я должна знать, что я не сумасшедшая.
Я понял, что она больше не отстанет. Посмотрев ей в глаза, я медленно и четко послал ей сигнал.
-Т-Ы Н-Е С-У-М-А-С-Ш-Е-Д-Ш-А-Я.
Люся вздрогнула и отпустила мою голову.
— Ты говоришь со мной?
— Да.
Люся закрыла лицо руками и затихла. Я с интересом следил за ней. Каково это, первый раз говорить с тем, кто не похож на тебя.
— Это так необычно,- глухо произнесла она.- Словно мое второе я сидит в темном зале кинотеатра, а на экране появляются буквы. Скажи еще что-нибудь, Шарик.
— Я не Шарик, я Седьмой, — медленно ответил я. -И я не знаю, почему могу разговаривать с людьми.
Люся отняла руки от лица.
— Кто ты, Шарик?
Ладно, мысленно вздохнул я про себя, не прокатило. Буду Шариком, так и быть.
— Я ЛАБОРАТОРНЫЙ, — я послал ей изображение белой комнаты из воспоминаний.- Люди делали мне УКОЛЫ и проводили ТЕСТЫ на до мной.
— Бедненький, — Люся протянула руку, чтобы погладить меня и замерла.- Можно?
Я ткнулся холодным черным носом ей в ладонь.
— Значит близняшка говорила правду, когда рассказала, что говорила с тобой, — задумчиво сказала она, поглаживая меня по голове.- А я думала, это у ней глюки из-за заражения.
— Она была хорошей. Ты ее убила?
— Она мертва, — кивнула головой Люся.- Присоединилась к своей сестре.
— Теперь ты тоже умрешь, — я тихонечко заскулил.- Все, с кем я контактирую, умирают. Командир тоже умер.
— Юра? — она отпустила мою голову. — Он тоже знал про тебя?
— И стал плохопахнущим. Теперь понимаешь, почему я не должен контактировать с тобой?
— Плохопахнущие, это так ты называешь зомби?-Люся сморщила носик.- Они действительно плохо пахнут, так как не моются и их одежда пропитана потом. Но все остальное просто нелепая случайность, я не должна умирать.
У меня заныл затылок. Столь длительный контакт давал о себе знать. Я повернулся к окну и увидел как один из зараженных медленно идет к нашей машине.
— Поехали в город, нам надо найти еду и ночлег,- я свернулся клубком на сидении и привычно ощутил, как по до мной тихо заурчал мотор двигателя. С появлением контакта наши отношения с Люсей вышли на новый уровень и теперь нам надо было определиться как вести себя друг с другом.

Спустя сутки мы снова были около торгового центра. Люся оперлась на капот фургона и рассматривала в оптический прицел снайперки торговый центр. На стоянке, между ржавых машины, под палящим солнцем, медленно бродили зомби, тихо рыча друг на друга. Люся повела прицел ко входу магазина и вздрогнула. Канистры не было. Она приблизила расстояние, словно это как то могло помочь найти ее. Но кроме трещин в бетонном полу, она больше ничего не увидела.
— Черт, черт, черт, — Люся нажала на спусковой крючок. Раздался тихий щелчок и голова ближайшего зомби дернулась, словно от удара. На лбу появилась маленькое черное отверстие. Зараженный взмахнул руками и плашмя завалился на стоящую рядом машину.
— Ненавижу вас, — прошептала она и снова нажала на спуск. Зомби как кегли начали валиться на землю, не понимая, откуда исходит угроза. Через пару минут все было кончено, стоянка была пустая.
Я недоуменно посмотрел на Люсю.
— Что случилось?
— Канистра пропала, Шарик. Теперь, без машины, мы в полном жопе.
— Может, в этих машинах есть? — я побежал вперед, к стоянке, и обернулся, зовя ее за собой.
Люся отрицательно покачала головой.
— За пару лет весь бензин выдохся. Надо искать бензоколонку.
— Так пойдем искать, пока не стемнело, — я гавкнул на нее.- Чего стоишь?
— Надо вытащить трупы. Машина станет легче и мы сможешь дольше проехать на остатках бензина, — она прислонила снайперку к ближайшему дереву и открыла задние двери фургона.- Шарик, проконтролируй местность.
Я запрыгнул на капот, а затем на крышу машины. Подняв нос кверху, я попытался уловить запах плохопахнущих. Все было чисто.
— Все спокойно,- я лег на живот и стал смотреть как Люся, с кряхтеньем, стала вываливать трупы солдат на траву.- Я бы помог, но у меня лапки.
— Заткнись,- беззлобно ответила она.- А то без ужина останешься.
Я почувствовал как у меня заурчал живот. Угроза была серьезная и я заткнулся. Солнце начинало припекать все сильнее и сильнее и меня слегка разморило. Закемарив, я отдался целиком на волю природе, дышащий тишиной и спокойствием.
— Ни с места, руки за голову, — раздался звонкий голос. Я вздрогнул и открыл глаза. Подняв руки над головой, на меня укоризненно смотрела Люся. Позади нее стоял худой мальчишка, держа в руке пистолет. Одетый в рваные джинсы и майку, он с настороженностью разглядывал меня.
— Если она бросится на меня, я ее пристрелю, — предупредил он Люсю. — Она зараженная?
— Шарик лежать, — приказала мне она, когда я встал и угрожающе зарычал на парня.- Нет, она нормальная. Чего тебе надо? — спросила она его. — Если еды и лекарств, то у нас ничего нет.
— Мне нужна ваша машина,- мальчик бочком обошел Люсю. — Пускай она слезет.
Я спрыгнул с машины и подошел к Люсе.
— Лучше скажи, что с тобой случилось?- сказал ему Люся.- Может я смогу тебе помочь.
— Нет, — парень закусил зубами нижнюю губу.- Ты мне не поможешь. Я должен сам в этом разобраться.
Он запрыгнул в машину и повернул ключ зажигания.
— Простите меня,- он захлопнул дверь фургона.- Но мне правда очень надо в город выживших. Говорят, там есть лекарство от зараженных.
— Стой,- крикнула ему Люся.- В машине нет бензина.
Махнув нам на прощание рукой, парень выехал на дорогу.
— Ой дурак, — вздохнула Люся и схватила снайперку, забытую у дерева. В прицеле появилась белобрысая макушка пацана. Ее палец напрягся и она, выдохнув воздух, затаила дыхание. Потом чертыхнулась, перевела дуло винтовки на заднее колесо машины и спустила крючок. Шина с громким хлопком взорвалась и фургон бросило в сторону. Ударившись об стоящую на обочине другую машину, фургон завалился на бок и замер. На шум стали появляться зараженные. Грозно рыча, они окружили машину, пытаясь добраться до парня. Дверь со стороны водителя приоткрылась и появилась окровавленная голова мальчишки.
— Помогите мне, — закричал он ей.- Я застрял.
— Ой дурак,- вздохнула третий раз Люся и прильнула к оптическому прицелу винтовки.- Мне же патроны беречь надо.
Достав из сумки две светошумовые гранаты, она подкинула их в воздухе, задумчиво посмотрела на меня и убрала обратно.
— Ах да, у тебя же лапки, значит будешь приманкой.
Я настороженно поднял ухо.
-Ты чего это задумала? Учти, я один такой, меня самого защищать надо.
— Мальчишку надо спасти, он хоть и дурак, но как то выжил два года. К тому же, мне интересно послушать про город выживших и лекарство от зараженных. Поэтому, отвлекай их на себя по одиночке, а я разберусь с ними с помощью Убийцы Зомби,- Люся вытащила огромный охотничий нож и помахала перед собой. — И давай сделаем это по тихому, пока тут не собрались все зомби города.
Я согласно гавкнул и бросился вперед, к фургону, возле которого уже толпилось с десяток зараженных, привлекаемые истошными криками пацана. Люся кралась следом за мной, прячась за деревьями. Подскочив к одному их плохопахнущих, я зубами вцепился в его штаны и дернул на себя. Зараженный оглянулся и увидев меня, зарычал от ярости. Протянув ко мне свои руки, он попытался схватить меня. Я отскочил и залаял на него, стараясь увести подальше от машины. Еще один отвлекся от машины и потянулся следом за мной. Прыгая вокруг них, я уводил их к парку, где среди деревьев пряталась Люська.
В воздухе мелькнула стальная молния и первый зомби остановился, недоуменно глядя как его кишки начинают выпадать из разрезанного живота. Злобное рычание сменилось протяжным воем и зараженный, упав на траву, начал биться в конвульсиях. Второй зомби поднял голову вверх и принюхался. Я залаял на него, стараясь отвлечь внимание на себя. Но мужчина не двигался. Мускулистый, поджарый, он был заражен недавно и еще выглядел как нормальный человек. Его взгляд был прикован к дереву, за которым пряталась Люся.
— Ну хорошо, пусть будет по твоему,- Люсе тоже надоело прятаться и она вышла на свет. Помахав перед собой ножом, она встала напротив него и сделала приглашающий жест. — Давай, сделаем это по плохому.
Глаза зараженного вспыхнули красным светом от бешенства и он, гневно зарычав, бросился на нее, выставив перед собой руки. Быстро отскочив в сторону, Люся выхватила спрятанную за деревом винтовку и почти не целясь, от бедра, влепила пулю ему в живот.
— Я не говорила, что это будет честный бой,- она нагнулась и быстрым движением перерезала горло визжащему от боли мужчине.
— Вжух,- она выпрямилась и устало посмотрела на меня.- Минус два есть.
Мы посмотрели на дорогу. Пацан продолжал орать, собирая вокруг машины новых зомби.
— Кажется, по тихому не получится, — Люся снова вытащила из сумки световые гранаты.- Чувствую, хлебнем мы с ним горя, но как же, черт побери, хочется узнать про город выживших, — она вздохнула и размахнувшись, бросила первую гранату под ноги зомбакам.
— Береги уши, — крикнула она мне, закрывая свою голову руками.
— У меня же лапки, — только и успел я ей ответить, как раздался взрывной оглушающий звук и следом нас накрыла ослепляющая вспышка. Ослепший и оглохший, я пополз в сторону деревьев, проклиная тот день, когда связался с Люськой. Сквозь вату в ушах стал проникать вой зараженных, которые попадали на землю, катаясь от боли.
Люся вскочила на машину и проревела пацану:
— Заткнись наконец, ты, привлекаешь их внимание.
Парень поднял на нее заплаканное лицо.
— Мне нельзя умирать. Я должен ее спасти.
— Потом расскажешь свою историю, сейчас надо выбираться. Как ты застрял?
— Вот,- он показан на ремень безопасности.- Заело.
— Как ты вообще выжил, идиот, — Люся перерезала ножом ремень и выдернула пацана из машины. — Кто же пользуется им в такое время.
Стоя на машине они оглянулись по сторонам. Со всех сторон к ним приближались зомби.
— Где ты живешь?- спросила его Люся, вскидывая винтовку.- Тебя кто-нибудь ждет?
— Там,- махнул рукой парень в сторону домов. — Мы там прячемся.
— Ладно, — успокоив парой выстрелов особенно назойливых зомбаков, Люся достала вторую гранату. — Насчет три спрыгиваем и бежим туда. Шарик, за нами.
— Что, опять?- я успел заметить как из Люськиных рук вылетела новая граната и закрыв глаза замер, в ожидании взрыва. Новое ослепление и оглушение накрыло меня. Перед глазами запрыгали световые зайчики. Сквозь них я успел заметить две темные тени бегущие к домам. Потряс головой, прогоняя вату из ушей и потом бросился бежать за ними.
— Куда дальше?- мы подбежали к большому дому, с выбитыми окнами. Люся озиралась по сторонам в поисках группы.- Где твоя помощь?
— Я не говорил про помощь, — пацан открыл канализационный люк в асфальте и посмотрел на нее.- Я сказал, мы прячем там.
Позади нас раздался рев зараженных. Люся обернулась. От перевернутого фургона, в нашу сторону, бежали несколько зараженных.
— Если это ловушка, ты умрешь первым, — пригрозила пацану Люся.- Шарик, на руки.
Мы стали спускаться по лестнице вниз, под подгоняющие крики парня.
— Я же говорил, наш контакт обречен на смерть,- я повис у нее на руках, все еще наполовину ослепленный и оглушенный. — Прощай, Люся.
Над нами, с грохотом, захлопнулась крышка люка и наступила темнота. Темнота и тишина. Я покорно висел на руках у Люси, которая, чертыхаясь, все ниже и ниже спускалась по лестнице. Может вот так выглядит собачий рай, внезапно подумал я. Темно и тихо. И никто не гонится за тобой, чтобы сожрать.

Грозный рык снизу заставил меня вздрогнуть и похолодеть. Умирать сразу перехотелось.
— Что там?- отправил я Люсе контакт.- Это ловушка?
— Откуда я знаю, — огрызнулась она в ответ.- Я тут впервые как и ты,- она подняла голову вверх. — Парень, ты точно уверен, что здесь живешь?
— Просто стойте на месте, когда ступите на пол, — голос пацана окреп, когда он почувствовал себя в своей тарелке.- И ничему не удивляйтесь.
— Ну меня уже точно ничему не удивишь в этом мире, — проворчала Люся, почувствовав под ногами землю.- Хотя, если расскажешь про антидот и город выживших, я с удовольствием послушаю.
Почувствовав под ногами твердый пол, она выпустила меня из рук. Я отряхнулся, понюхал сухой затхлый воздух канализации и чихнул. Словно в ответ, из темноты, раздалось рычание, сменившееся на тоскливый вой.
— Иду, иду, — мальчишка спрыгнул с лестницы и на ощупь стал шарить в темноте руками. Чиркнула спичка и слабый огонек от свечки осветил худое лицо парня. — Не бойтесь, идите за мной.
Люся вытащила из-за спину арбалет и зарядила свинцовым болтом.
— Я и не боюсь,- пробурчала она. — Но очень нервная. Так что, моли бога, чтобы у меня рука не соскользнула.
Не оборачиваясь, парень вытянул руку вперед, освещая себе путь.
— Зомби тут нет, они тупые, чтобы догадаться поднять крышку люка.
Словно насмехаясь над его словами, спереди снова раздался рычание переходящие в жалобный вой.
— Там плохопахнущие, — я послал сигнал Люсе.- Будь осторожна.
— Да я уже как два года осторожна, — проворчала она мне в ответ.- Только че то не помогает. Все время влипаю в неприятности.
Мальчишка обернулся.
— С кем вы это разговариваете? С собакой?
— Сама с собой,- успокоила его Люся.- Слишком долго была одна.
— Я тоже теперь один,- вздохнул парень.- Выгнали меня из группы.
— Это почему же?
— Скоро увидите, — впереди показалось светлое пятно и он погасил свечку.- Здесь я живу.
Люся огляделась. Сверху, через водосточную решетку, падал дневной свет, освещая небольшое круглое помещение.
Грязный матрас на полу, пару деревянных ящиков, изображавших стул и стол, вот и вся мебель.
Мальчишка сел на матрас и скрестил ноги. Вытащив из-под подушки батончик, он разломал его и протянул половинку Люсе.
— Обед.
Люся благодарно кивнула и вежливо немного откусила.
— Как тебя зовут, парень?
— Гарик,- мальчик покраснел. — Игорек по нашему.
— Аха, — Люся больно щелкнула меня по носу, когда я потянулся к шоколадку.- Тебе вредно это есть.
Я обиженно покрутился по помещению, обнюхивая стены и наткнулся на дверь, прикрытую тряпками.
— Туда нельзя, — крикнул мне парень и замахал руками.
Я ощерился и зарычал на него. Из дыры несло плохопахнущими.
— Сколько тебе лет?- спросила его Люся.
— 14, — чавкая ответил Игорь.- Когда начался апокалипсис, мне было 12. Мы учились в школе, когда появились первые зомби. Учителя сразу стали нас отводить в подвал, в бомбоубежище. Потом сказали закрыть дверь и никому не открывать. Мы сидели до самого вечера, слыша крики и рычание за дверью, пока все не стихло. Ночью, мы открыли дверь и стали расходиться по домом. Вот тут все и началось. Зомби словно поджидали нас на улице. Большинство ребят погибли сразу, разорванные на куски. Другие, после укусов, сами превратились в зомби. Мне повезло, я увязался за взрослыми ребятами, которые сумели отбиться и забаррикадироваться в школе. Из учителей никого не осталось и мы оказались предоставленные сами себе. Мобильники какое то время еще работали, но на наши просьбы утром так никто и не появился.
Игорек доел батончик и голодными глазами уставился на Люсю.
— Бери, — она вернула ему вторую половинку шоколадки.- Я не голодна.
— Спасибо,- невнятно проговорил он, запихнув весь батончик в рот.- Еды с каждым днем становится все меньше и меньше.
— Что было дальше? Как вы прожили эти два года?
— Ушли под землю,- пацан вытер пальцы об майку. — Днем искали еду в магазинах, ночью прятались в канализациях. Так и жили два года, пока не появился она.
Словно в ответ, из дыры, снова донесся протяжный вой.
— Да кто там у тебя? — не выдержала Люся.- Зомби?
Парень отчаянно замотал головой.
— Она не зомби, она просто маленькая девочка. Я наткнулся на нее, когда пытался найти еду. Она умирала от голода и жажды, ползая под палящим солнцем и я не смог пройти мимо.
— Поэтому тебя и выгнали из группы, — спросила его Люся, направляясь к дыре.
Игорь грустно кивнул головой.
— Мне приказали ее убить, чтобы не подвергать риску всех выживших, а я не смог. Она еще маленькая и ни в чем не виновата.
Люся убрала рукой тряпки и выставила перед собой арбалет.
— Ключи от двери,- потребовала она у парня. Игорь сделал жалобное лицо.
— Не убивайте ее, я смогу ее вылечить.
— Ключи, — требовательно повторила Люся.
Мальчишка вздохнул и вытащил из кармана ключ.
Сбросив на пол замок, Люся осторожно приоткрыла дверь. В нос шибанул запах кала и мочи.
— Она привязана,- прошептал Игорь.- Вас не тронет.
— Шарик,-прошептала Люся мне.- Погляди, что там, я ничего не вижу.
— Ну конечно,- проворчал я.- Как зомби, так сразу про Шарика вспомнили, а как шоколадку получить, так сразу по носу.
Проскользнув между Люсиных ног, я проник в другую комнату. Темный силуэт, сидящий у стены, рванулся ко мне навстречу и я отскочил, испуганно лая на него.
— Огня,- приказала парню Люся.
Дрожащими руками, Игорь зажег свечу. Маленький огонек осветил небольшой закуток. У труб, на коленях, стояла маленькая девочка. Кожаный поводок натянулся на шее, когда она рыча, снова бросилась к нам, но увидев свет, издала жалобный вой и забилась в угол.
— Бедняжка,- прошептала Люся.- Сколько она уже тут?
-Три месяца, — Игорь вышел вперед нее и присел на корточки. — Это я, не бойся, все будет хорошо.
В темноте сверкнули красные глаза и потухли.
— Я ее назвал Агатой, из-за ее красных глаз, — Игорь повернулся к Люсе. — Она не такая как все зомби. Я ее вылечу.
— Парень, ты понимаешь, что ты ее мучаешь еще больше, чем она того заслуживает?- Люся вскинула арбалет, целясь девочке в лоб.- Почему ты ее сразу не убил?
— Она еще маленькая, я не смог, — вздохнул Игорь.- Если я не прав, то убейте ее сами.
Люся поводила арбалетом по воздуху перед головой девочки, пытаясь найти точку для выстрела. Кроха, почувствовав угрозу, протянула к ней свои тощие ручонки и грозно зарычала. Поводок натянулся на ее тонкой шеи и рычание сорвалось на писк.
— Вот зараза, — Люся опустила арбалет.- Я не могу так просто убить беззащитное существо. Парень, пойдем отсюда и ты наконец расскажешь про город выживших и лекарство от этого вируса.
Я обернулся и посмотрел на девочку. Малышка тянула ко мне руки, пытаясь вцепиться в шею.
— Отвали от меня, — я грозно зарычал, имитируя рычание плохопахнущих, пытаясь отогнать ее от себя. — Если бы не Люся, ты бы была мертва.
Ребенок испуганно отполз под трубы и замер, наблюдая из темноты за мной красными глазищами.
— Шарик, ты идешь,- Люся загремела замком.- Или тут, с ней, останешься?
— Ладно, пойду узнаю, чем тебя тут кормят,- проворчал я.- А то худая ты больно.
Я гавкнул ей что-то ободряющее и выбежал из комнаты.
— Может и мне что-нибудь перепадет кроме шоколадки.

— Как мясо зомби?- услышав это, я застонал от огорчения. — Опять?
-Ты кормишь ее мясом зараженных? удивленно переспросила парня Люся.
— Ага,- кивнул головой Игорек.- Нахожу умерших, отпиливаю у них руки и ноги и кормлю Агату.
— Нормальная еда тут будет?- я приподнялся на лапах и посмотрел на Люсю.- Я есть хочу.
— Помолчи минутку, — она махнула мне рукой и мальчишка снова удивленно посмотрел на нас. -Тут речь о спасение человечества идет.
— Ну да,- вздохнул я.- Когда идет речь о выживание всего человечества, то все сразу забывают о маленькой голодной собачке. У-у-у-у-у-у
За дверью, словно поддерживая меня, провыла Агата.
Люся поморщилась.
— Может у тебя остались консервы с тушенкой или говядиной. Меня этот пес с ума скоро сведет.
Игорь посмотрел на меня.
— Осталось немного на черный день, но дам только полбанки, у меня запасы кончаются.
— Человек, я тебя люблю,- я радостно залаял и бросился к парню, облизывая его руки.- Еда, еда, еда, дай мне еды.
Я продолжал вертеться вокруг его ног, пока мальчишка пытался открыть банку консервным ножом. Потом вывалил половину на пол.
— Ешь, Шарик,- произнес он и потрепал меня за ухом.
— Ну, е мое, — я так и сел на задние лапы от огорчения.- Я же Юре говорил, что с пола не ем. Полная антисанитария. На полу могут быть микробы.
Люся хлопнула себя по лбу рукой.
— Прости Шарик, но тут выбирать не приходится. Если выживем, отведу тебя в ресторан.
— Ловлю на слове, — я понюхал мясо. Вроде съедобное. Ладно, чему быть, того не миновать, я набросил на холодные куски мяса, глотая их, не пережевывая.
— Пока наступила тишина, расскажи наконец, где этот город выживших, — Люся погладила меня по голове. — Мы с Шариком пытаемся найти хоть какую то группу, после того как наша погибла.
— Не мешай, — прорычал я в ответ.- Не видишь, я кушаю, но все равно слушаю.
— Наша группа за два года серьезно уменьшилась,- продолжил рассказ Игорь.- Кто-то ушел искать родителей, кто-то потерял осторожность и был укушен. В первую очередь погибла вся малышня. Потом те, кто не смирился с чувством голода. За два года было два бунта и мы теряли все запасы еды. В общем, сейчас в нашей группе осталось 15 человек. Мы научились стрелять, ставить ловушки в канализациях и уже выходим на поверхность не только за едой, но ищем контакты с другими выжившими.
— Нашли? — Люся нетерпеливо застучала ногой.- Что там с городом выживших?
— Перед тем как меня изгнали из группы, — Игорь покосился на дверь с Агатой, — мы встретили на поверхности одного человека. Выжившего. Все тело его было покрыто татуировками и рваными ранами. Накормив его, он рассказал, что был заключенным в тюрьме, когда начался апокалипсис. Так как тюрьма была изолированная от внешнего мира, то большинство зеков и полицейских остались живы. А так же у них до последнего оставалась связь с другими государственными структурами, больницами, в том числе. Где по решению правительства сразу стали искать сыворотку, потому что, кто обладает ей, тот станет управлять миром.
— Подожди, значит президент жив?- уточнила Люся.- Почему нас тогда никто не спасает?
— А кому это нужно? Век зомби недолог. Сколько пройдет времени, когда все зомби останутся без пищи и умрут? 10, 15 лет?- пожал плечами Игорь.- Нам остается только выжить до этого времени..
— Ладно, про политику забудем, что с этим зеком, что он еще рассказал?
— По требованию больниц, заключенных переправляют к ним для тестовых исследований антидота.
Я перестал дремать и поднял уши.
— Ах вы сукины дети, опять всплыли эти ЛАБОРАТОРИИ, — люди в белых халатах снова пронеслись в моих воспоминаниях. Я заскулил и Люся погладила меня по голове.
— Все хорошо, Шарик, я тебя в обиду не дам.
— В один из таких рейсов попал и Жоржик.
— Жоржик?-переспросила Люся.
— Ну так он себя назвал. Говорит, что сидел за мошенничество. В общем, его заразили и оставили умирать в палате. А он не умер, а пройдя инкубационный период выжил. Оказывается, все зависело от дозы полученной при заражении. Если у человека, выжившего после этого заболевания, вырабатывался иммунитет, то он уже вторично не заболеет и приобретет невосприимчивость. Он был одним из первых, кто выжил после заражения. После этого его посадили в клетку к зомби и посмотрели что с ним станет. Вот откуда у него были шрамы на всем теле. Он выжил после всего этого, но очень сильно обозлился. При помощи медсестры, ему удалось сбежать из больницы и он долго скитался по городу, пока не встретил нас.
— Нам срочно нужно встретиться с ним,- встала Люся.- Отведи меня к нему. Может, я смогу спасти Юру.
Игорь покачал головой.
— Вот поэтому мне и нужна была машина, чтобы побыстрее добраться до своей группы. А сейчас у нас ее нет. Я хотел привести Агату к нему и попросить немного его крови.
— Ну дурак,- вздохнула Люба.-Ты же сам только что сказал, что все зависит от дозы. А откуда твой Жоржик может знать дозу и вообще, захочет ли он расставаться со своей кровью ради какого то зомби ребенка.
— Что же делать?- грустно посмотрел на нее Игорь.
-Ты сказал побыстрее? Значит есть другой путь.
Парень кивнул головой.
— Есть, только он длиннее и опаснее. Идти по канализациям.
— Значит идем по канализациям и попытаемся уговорить твоего Жоржика показать путь к больнице.
— Я без Агаты не пойду,- заупрямился Игорь.- Я хочу ее спасти.
— Она же нас всех покусает, пока мы до твоей группы доберемся, — Люся вздохнула и посмотрела на меня. Внезапно, в ее глазах появился веселый огонек.
— Игорек, а собачий намордник у тебя есть?

Собирались недолго. Больше всего было проблем с Агатой, когда пытались засунуть ее в рюкзак. Просунув руки и ноги в отверстия, с кляпом на лице, она зыркала на нас глазами и тихо рычала, вися на спине Игоря. Парень невозмутимо шагал вперед, по длинному туннелю, подсвечивая впереди большим фонариком.
— Батареек хватит, — он помахал им в нашу сторону. А свечки и спички на всякий случай взял.
— Долго идти? — Люся нервно реагировала на ребенка, болтающегося перед своим лицом.- А то меня твоя бэби сильно напрягает.
— Часов пять или шесть, все зависит от переменных.
— Какие еще переменные? — переспросила она.- Наша задача просто пройти по канализации до твоей группы, разве не так?
-Так то оно так,- согласился пацан.- Но за 2 года туннели могли обвалиться и тогда придется искать запасной вариант.
— Никаких запасных вариантов, — категорично заявила Люся.- За два года стены туннеля не могут развалиться, — она ткнула рукой в кирпичную кладку, рядом с трубами, проходящими около ее головы и кирпичи, расколовшись на куски, громко посыпались на пол. — Или могут?
— Я же говорил,- Игорь обернулся на шум и посветил в образовавшуюся в стене дыру. — Жара сделала свое дело.
— Тогда лучше поторопиться, я не хочу быть здесь погребенной заживо.
Я сунул нос в дыру и принюхался, любопытно же, что там.
— Шарик, не суй нос куда не следует, вдруг там зомби,- ворчливо произнесла Люся.- Схватят за голову и утащат внутрь.
Я отскочил от дыры и недовольно гавкнул на нее.
— Что за шутки такие?
— А еще тут могут быть сумасшедшие, дикие животные и вообще, за два года, мало ли какие мутанты могли появится в канализациях.
— А ты умеешь успокаивать, как я погляжу, — Люся выставила перед собой арбалет. — У тебя есть еще один фонарик?
— Впереди есть закладки, там должна быть еда, оружие и фонарики, — ободрил ее Игорь.- Главное, чтобы их не разграбили. Меня изгнали из группы и отвезли на машине сюда, оставив карту, а вот возвращаться я должен был один, когда убью Агату.
Игорь посветил на листок бумаги.
— Скоро будет развилка, там и передохнем.
Свет фонаря рисовал на стенах туннеля причудливые зловещие фигуры, которые бегали вокруг нас. Я прижимался к ногам Люси, дергаясь от любого шороха. Так мы шли еще минут пятнадцать, пока впереди не показалось очередное светлое пятно. Дневной свет, падающий через через водосточную решетку, показался нам ослепительно ярким.
— Слава богу, — Люся ввалилась в комнату и устал опустилась на пол. — Ненавижу темноту.
— Как я тебя понимаю, — я чихнул, когда пыль попала мне в нос.- Давно тут никого не было.
— Давно тут никого не было? — повторила мои слова Люся, обращаясь к Игорю.- Пыль везде комками лежит.
— Сейчас узнаем,- парень нагнулся и вытащил кирпич из стены. Засунув руку, он на секунду замер и потом его чумазое лицо осветилось радостной улыбкой.- Есть,- он вытащил большой сверток и развернул его. Среди шоколадных батончиков лежал блестящий, пахнущий маслом, пистолет и пара обойм к нему. Так же, к пистолету шли пара перцовых и газовых баллончиков, а так же маленький динамо-фонарик Жук, работающий от сжимание его ручки как эспандер.
— И все? — разочарованно спросила Люся, сжав ручку фонарика пару раз.
— Вжу-вжу, — фонарик ожил, освещая тусклое помещение ярким светом. Засунул его в закладку, Люся осветила пустое пространство.- Может еще что-нибудь есть?
-Тут идти то всего пять часов, — чавкая, невнятно ответил Игорь. Я юлой вертелся у его ног, выпрашивая подачку. Ну маленький кусочек, ну малюсенький, ну что тебе стоит. Дай мне, дай. ДАЙ.
Игорь вздрогнул и с недоверием посмотрел на меня. Шоколад выпад из его рук и я моментально проглотил его.
— Т-т-е-т-тя Люся, — чуть заикаясь сказал он. — Ваш пес только что разговаривал со мной.
Люся дернулась и ударилась головой об кирпичную кладку, вытаскивая голову из тайника.
— Что ты сказал, повтори?
— Этот пес попросил у меня шоколад, — побледневший Игорь указал на меня рукой. Я завилял хвостом и радостно гавкнул в ответ.
— Нет, что ты до этого сказал? Ты назвал меня тетей Люсей?
Парень неуверенно кивнул головой.
— Я что-то не так сказал?
— Какая я тебя тетя Люся, — возмутилась Люся. Фонарик в ее руках яростно зажужжал освещая лицо Игоря.- Я просто Люся, никаких теть, понял?
Пацан снова неуверенно кивнул, проглатывая слюну.
— И вообще, этот фонарик отстой, сам его носи, — Люся швырнула Жука в сторону Игоря, забирая его фонарь.
— Но,- запротестовал Игорь.- Я иду первый, мне будет плохо видно.
— Заткнись, — приказала ему она.- У меня оружие, руки должны быть свободные.
Игорь вздохнул и посмотрел на меня.
— А как же он?
-Тебе показалось,- отрезала Люся.- Корми свою Агату и отправляемся в путь.
Я подошел к мальчишке и ткнулся черным носом в его голую коленку.
— Прости, чувак, но у тебя не будет еще одной шоколадки. Очень вкусная, однако.
Игорь снова поднял растерянные глаза на Люсю и открыл было рот, но встретившись с ее суровым взглядом, вздохнул и отломил мне кусочек.
Урча от удовольствия, я лег на живот и стал наблюдать как мальчишка кормит Агату. Сняв намордник с ее лица, он протянул ей кусок руки какого то несчастного зараженного. Малышка сперва злобно зарычала на него, но потом учуяв мясо, сверкнула красными глазами и вцепилась в него всеми молочными зубами. Увидев это, Люся укоризненно покачала головой.
— Ну и группа у нас собралась, чтоб мне сдохнуть.

Следующий час мы шли спокойно. Даже Агата перестала рычать и сыто порыкивая на нас, тихо дремала в рюкзаке. Игорек, громко жужжа фонариком, освещал себе дорогу и карту. Я бежал за ним, попадая в свет круга от фонарика, в руках Люси. Мы уже запутались в переходах и развилках канализации и всецело положились на волю господа. Куда выведет, туда и выведет, так как конца туннеля видно не было.
— А что там насчет города выживших? — Люсе стало скучно и она решила продолжить неоконченный разговор.- Жоржик, что-нибудь говорил?
— Да,- не оборачиваясь ответил Игорь.- В каждом большом городе, для чиновников был построен подземный бункер, оборудованный по последнему слову техники. Туда оправляют всех выживших, чтобы они пересидели апокалипсис. Запасов еды там на многие годы, так что умереть от голода людям не грозит.
— Всех- всех? — с сарказмом в голосе переспросила его Люся.
— Конечно нет, — Игорь обернулся и понимающе посмотрел на нее.- Кому нужны такие как мы. В первую очередь туда попали приближенные к власти и богачи. Затем стали отбирать по специальностям. Врачей и ученых.
— Но если антидот изобрели, то почему не выйти наружу и не помочь остальным?
— Жоржик сказал, что те, кто выйдут на поверхность после апокалипсиса, станут управлять миром.
— В котором никого не останется,- вздохнула Люся.- Ну тупые.
— Жоржик обиделся, что его туда не взяли и объявил им войну. Медсестра, которая помогла ему бежать, поможет проникнуть внутрь больницы и украсть формулу антидота, чтобы помочь остальным выжившим.
— Какой хороший зек Жоржик, — пробурчала под нос Люся.- Сидевший за мошенничество. И вы так сразу ему поверили?
— Он дал укусит себя зомби и не заразился,- возразил Игорь.- Он говорил правду.
— Да я не про это, — Люся вздохнула.- Может у него совсем иные планы, а антидот лишь предлог. Долго еще идти, парень?
Игорь посветил на часы.
— В таком темпе, еще около часу. Мы уже близко, — неожиданно он вскрикнул и пропал из виду.
— Игорь,- застыла на месте Люся.-Ты где?
Из ямы послышалось жужжание фонарика и на потолке появилось круглое пятно света.
— Я живой,- послышался голос пацана.- Кажется, тут кто-то вырыл ловушку.
Люся осторожно приблизилась к краю и посветила вниз фонариком. Игорь стоял между заостренных деревянных палок, воткнутых в землю и пытался снять с себя рюкзак.
— Помоги мне выбраться, — он протянул ей рычащую Агату.
-Твою же мать,- Люся встала на колени и схватила рюкзак за лямки.- Заткнись детка, иначе оставлю тебя здесь.
Агата сверкнула красными от бешенства глазами и попыталась вцепиться ей в горло.
— Шарик, сторожи ее, — она кинула рюкзак мне. — Я Игоря должна вытащить.
Она схватила протянутую руку парня и потянула на себя.
Внезапно, в темноте туннеля, послышался скрежет когтей по металлическим трубам и противный писк.
— Что за..- Люся обернулась и вздрогнула. Из темноты на нее смотрели сотни маленьких красных глаз.
— Быстрее,- она выдернула Игоря из ямы и выхватила арбалет.- Шарик, бежим.
— Ребенок, — я заметался между Люсей, которая пятилась спиной от приближающихся красных глаз и Агатой, рычащей на меня из рюкзака. Свет от фонарика выхватил из темноты крысиные тела, волны накатывающиеся на нас.
— Чтоб тебя, — я схватил зубами лямки рюкзака и перепрыгнул через яму. По голове забили тоненькие ручки, пытаясь оторвать мне уши и выцарапать глаза. Я рыча, в ответ, замотал головой.
— Уймись наконец, сучье дитя,- я послал ей сильный сигнал и Агата, неожиданно для меня, перестала рычать и царапаться.
— Как все не вовремя, — я подбежал к Игорю и бросил рюкзак ему под ноги. Сам таскай ее, а мне с Люськой сражаться надо.
Первая серая тень перепрыгнула через яму и попала в свет Люсиного фонарика. Люся выстрелила в крысу, пришпилив ее стальным болтом к кирпичной стене. Огромная тварь изогнулась, пытаясь освободиться от стрелы, перебивший ей позвоночник и открыв пасть, громко зарычала на нас. Множественный писк сменился злобным рычанием и в яму посыпались новые крысы. Через мгновение, волна живых существ заполнила ловушку и покатила дальше, на нас.
— Бежим отсюда, — заорал нам Игорь.- Скоро развилка, а там будет лестница на поверхность.
Люся молча кивнула. Арбалет тут явно не поможет.
— Шарик, я прикрою, беги за пацаном,- я непонимающе посмотрел на нее.
— Беги, — рявкнула она мне, доставая перцовые и газовые баллончики. Натянув на нос майку, она выпустила длинную струю в сторону серой крысиной массы, катившейся к нам. Животная волна, словно наткнулась на каменный утес и разбилась вдребезги. Люся стала поливать перед собой газовой струей, медленно пятясь следом за нами. В носу у меня защипало и из глаз полились слезы. Развернувшись, я побежал за Игорем, тыкаясь ослепшей головой в стены и трубы, набивая шишки.
— Игорь, — завыл я садясь на задницу и ничего не видя вокруг. — Где ты, Иииигорь!!
Люся отбросила первый баллончик и выхватила второй. Внезапно, крысы расступились, пропуская вперед огромную тварь, в два раза больше остальных. Безволосая, покрытая серой чешуйчатой кожей, крыса смотрела на девушку по человечески умными глазами. Потом неожиданно встала на задние лапы, оказавшись Люсе по пояс. Тощее тело было искривлено и деформировано, словно эволюция этого животного пошла по другому пути. Лапы, больше похожие на руки, держали какую то деревянную палку. А морда, Люся содрогнулась, морда скорее напоминала человеческое лицо. В глубине вытянутого черепа прятались черные глаза. Крыса внимательно разглядывала девушку, а потом улыбнулась тонкими нечеловеческими губами, обнажив острые клыки. Люся почувствовала как что-то чужое, змеиное, пытается проникнуть ей в разум. Пытаясь сбросить наваждение, она закричала и выпустила в крысу новую струю газа. Тварь закрутилась от боли и упав на лапы скрылась за своими собратьями. Мгновение спустя послышался злобный рык и крысы снова кинулись на нее. Распылив перед собой последний баллончик, Люся бросилась бежать за Игорем. Подвывая от ужаса, я побежал за ней, пытаясь ослепшими глазами не упустить ее тень.
— Сюда, — раздался крик пацана и впереди громыхнула крышка люка. В туннель проник дневной свет, останавливая преследующих. Разочарованно пища, крысы забегали по границе света, боясь зайти в освещенный круг. Люся остановилась и подождала, пока я доковыляю к ней.
— Шарик, быстрее, — она подхватила меня на руки и стала карабкаться по лестнице вверх. Перебросив свое тело на поверхность, она обернулась и посмотрела вниз. В кругу света, стоя на задних лапах стояла огромная крыса. По человечески, прикрыв лапой глаза, тварь продолжала внимательно смотреть и изучать Люсю.
— Фак ю, сука,- Люся показала крысе средний палец и кряхтя, накатила на место крышку канализационного люка, отгораживая себя от того кошмара, в котором только что побывала.
— Что это было?- спросил ее Игорь. — Крыса — мутант?
Люся приподнялась на локтях и оглядела местность. Они находились во дворе какого то дома. Несколько зомби, привлеченные движением, уже довольно бодро двигались в их сторону.
— Поговорим об этом позже, — Люся быстро вскочила на ноги. — Солнце уже садиться, поэтому надо найти убежище. Предлагаю забаррикадироваться в одной из квартир в этом доме. В канализацию я больше не полезу. Ты согласен со мной, Шарик?
Тело мое содрогнулось и я блеванул на траву. Боже, что это со мной? Я умираю!

— А я говорила тебе, не есть шоколад, — приговаривала Люся, поглаживая меня по голове. Я лежал у нее на коленях и тихонечко постанывал.
— Это не от сладкого, просто нервы.
— Аха, так я тебе и поверила,- она почесала меня за ухом.- Ах ты моя сладкоежка, попей еще водички, промой желудок.
Я жадно присосался к пластмассовой бутылке как щенок к сиськи матери. Напротив меня, Игорь кормил Агату. Разрезая на мелкие кусочки человеческое мясо, он осторожно просовывал их ей в намордник. Злобно рыча, Агата хватала куски и проглатывала не жуя.
— Не спеши, малышка, подавишься, — приговаривал Игорь, ласково поглаживая ее по голове. Малышка шипела, рычала, но покорно сносила прикосновения, пока он кормил ее мясом.
Квартира, на втором этаже, в которой мы находились, была выбрана не случайно. В случае опасности, можно было вылезти на козырек подъезда и спрыгнуть на землю. Завалив шкафами входную дверь, мы получили небольшую передышку.
— Мне нужен доктор, — простонал я, когда очередные судороги прошли по моему телу.- Я умираю.
— От сладкого еще никто не умирал,- Люся зашуршала бумажной оберткой и откусила половину батончика.- У-у, как вкусно.
— Пойду поблюю,- мрачно произнес я ей и пошатываясь, отправился в соседнюю комнату.- Если через пять минут не вернусь, считай, что одной говорящей собакой на земле стало меньше. Проходя мимо Игоря, я тихо рыкнул на Агату, все время пытающуюся вылезти из рюкзака. На мгновение, она затихла и перестала крутить своими огромными глазищами по сторонам.
— Смотри, она ко мне уже привыкла, — обрадовался парень. — Уже не так сильно хочет укусить.
Люся заинтересованно посмотрела мне вслед.
— Что это было, Шарик? Она тебя слушается?
— Ничего не было,- проворчал я, исчезая в другой комнате. — Я умер.
Устало упал на живот, я тихонечко заскулил.
— Ну почему такая несправедливость. Почему мне нельзя шоколадку, она такая вкусная, — я поднял голову к потолку и обиженно заскулил. У-у-у-у.
Из соседней комнаты донесся вой Агаты.
-Только ты меня понимаешь, малышка, — я тяжело вздохнул, когда по моему тело прошла новая судорога и стал блевать на ковер. По фиг, все равно тут больше никто не живет.

— Ты видел крыс в туннели? — Люся доела батончик и вытерла руки об брюки.
— Только красные глаза, — Игорь упаковал Агату в рюкзак, поправил намордник и плотно затянув ремни. Кроха сытно рыгнула и вяло махнула руками, пытаясь вцепиться ему горло. А что, там было что-то еще?
— Крыса-мутант, мне по пояс, стоящая на задних лапах, с палкой в руках, — увидев недоверчивые глаза парня, она добавила.- Я не вру, честное слово.
— Показалось, -усмехнулся Игорь.- Я два года живу в канализациях и ничего такого не видел. — Психи были, а вот огромных крыс не было.
— Я не сумасшедшая, — возмутилась Люся.- Почему ты мне не веришь?
— Конечно верю, ты же и со своей собакой тоже не разговариваешь.
— Ха ха, — я послал мысленный смех Люське из соседней комнаты. — Может стоит рассказать пацану про меня?
— Боже, как вы меня оба достали,- обиделась Люся.- Лучше расскажи, сколько нам еще добираться до твоей группы.
Игорь зашуршал картой.
— Полчаса, если пойдем по прямой. Рядом с высоткой стоит теплопункт, оттуда ведет дверь в канализацию. Моя группа, живет там.- он грустно вздохнул. — Я там не был уже три месяца.
— Значит завтра увидишься, — Люся подложила под голову сумку и сладко зевнула.- Шарик, ты живой там, еще не умер?
— Не дождетесь, — пошатываясь на слабых лапах, я вошел в комнату и рухнул около ее ног. — Сегодня я не охранник.
— Игорек первый покараулит, — Люся погладила меня за ушами. — Завтра мы должны быть здоровыми, не так ли?
Я поймал заинтересованный взгляд Игоря и согласно гавкнул. Мысленные диалоги с Люсей давались все легче и легче. Поэтому, нам надо быть настороже. Неизвестно, какая группа у пацана, доверять я могу только своей САМКЕ.
— Самке? — Люся открыла глаза и удивленно посмотрела на меня.- Что за самка?
Я открыл пасть и широко зевнул. Потом положил голову на лапы и закрыл глаза. Не понимаю, о чем ты такое спрашиваешь.

Громкий крик подбросил меня с пола. Я открыл глаза и замотал головой, пытаясь прогнать остатки сна. Рядом сидела Люся, слепо шаря рукой в поискал винтовки.
— Что случилось?
Грохот падающей мебели окончательно привел нас в чувство. На полу, моля о помощи, катался Игорь. На нем сидела Агата и пыталась тонкими ручками разорвать ему горло. Каким то образом, ночью, ей удалось освободиться от рюкзака и напасть на парня. Сверкая красными глазами и злобно рыча, она тыкалась в него намордником, пытаясь укусить сквозь него.
Люся наконец схватила винтовку и наставила на Агату.
— Нет, не стреляй, — закричал ей Игорь.- Я справлюсь с ней.
Мы с Люсей переглянулись и сели на пол.
— Окей, мы подождем.
Мальчишка перехватил ее руки, пытаясь оторвать от своей шеи. Но тонкие ручки Агаты неожиданно оказались крепкими и его лицо покраснело от натуги.
— Помочь?- участливо спросила его Люся. — Пристрелю зомби ребенка и дело с концом.
— Я сам,- просипел Игорь. От сильного напряжения у него на шее выступили вены. — Она моя.
— А ей кажется, что это ты ее,- ухмыльнувшись ответила ему Люся.- Ставлю на Агату, два к одному, что эта кроха тебя уделает.
Игорь недобро посмотрел на нее и схватив Агату за шею, стал душить в ответ. Малышка зарычала от бешенства, сквозь намордник на лицо Игоря закапала белая слюна.
— Шарик, что скажешь?- Люся толкнула меня вбок.- Не пора ли вмешаться? Ситуация патовая.
Я понял это как приказ. Грозно зарычав, я молнией скользнул между пацаном и Агатой, пытаясь разорвать этот гордиев узел. От моего удара кроху отбросило в сторону. Упал на пол, Агата развернулась и на четвереньках, снова быстро поползла к Игорю, который кашлял, пытался набрать в грудь воздуха.
Я прыгнул перед ней, преграждая путь к пацану. Увидев меня, Агата глухо зарычала и попыталась обойти меня. Я широко расставил лапы и зарычал в ответ, обнажая острые клыки. Малышка остановилась и зыркнула на меня красными от бешенства глазами.
— СВОИ,- кинул я ей телепатический импульс.- СВОИ.
Агата зарычала и снова попыталась обползти меня.
— СВОИ, — я ударил ее лапами в грудь и опрокинул на спину. Склонив голову, я приблизил к ней свою пасть и зарычал как плохопахнущий. Кроха замерла, рычание начало стихать. В ответ, я приподнял верхнюю губу, обнажая длинные белые клыки и снова предупреждающе прорычал. Малышка затихла, заворожено глядя на меня и повизгивая, протянула ко мне руки. Я отпрянул. Визг усилился, Агата перевернулась на живот и поползла ко мне. Я лапой попытался отодвинуть ее. Отвали, малая, от тебя воняет. Тонкие руки вцепились мне в шерсть. Кроха обняла меня за шею и прижалась всем телом. Я сморщил нос от ужасного запаха и растерянно посмотрел на Люсю и Игоря, застывшие с открытыми ртами.
— Я так и знала,- удовлетворенно произнесла Люся.- Она тебя понимает.
— Если бы не намордник, хрен бы я такую штуку проделал, — пробурчал я в ответ. — Кто-нибудь заберите ее от меня.
Люся толкнула Игоря в бок. Пацан очнулся и взял в руки рюкзак. Приблизившись, он попытался оторвать Агату от моей шеи. Малышка гневно зарычала на него и вцепилась в меня.
— Дай ей чем-нибудь по голове, она меня задушит,- просипел я ржущей Люське.- Я еще пригожусь тебе.
Неожиданно, входная дверь задрожала под ударами. С лестничной площадки до нас донесся вой зараженных, пытающихся проникнуть в квартиру.
— Они услышали наш шум, — Люся подхватила сумку и бросилась к окну, за которым только начинало светать. — Игорь, шевелись.
Я зарычал, медленно отступая от двери, по которой уже пошли трещины. Агата, висевшая у меня на шее, отпустила руки и упала на пол. Встав на четвереньки, рядом со мной, она так же зарычала на дверь. Я удивленно посмотрел на нее. Прижавшись ко мне и дрожа от возбуждения маленьким тельцем, малышка грозно рычала, сверкая красными глазами, пока Игорь, не подкрался сзади и не накинул на нее рюкзак.
Рычание сменилось злобным визгом, пока Игорь старался упаковать ее покрепче. Закинув рюкзак за спину, он вылез в окно, на козырек подъезда, где его уже ждала Люся.
— Шарик, давай,- шкафы с грохотом отлетели от входной двери и в коридоре появились зараженные. Она вскинула снайперку и первым выстрелом снесла голову ближайшему зомби. Я запрыгнул на подоконник и обернулся. Еще несколько зомби толпились в коридоре, пытаясь перелезть через упавшего.
— Прыгайте на землю и бегите, я их задержу,- приказал я Люське и повернулся к зараженным. Шерсть на загривке встала дыбом, когда я зарычал и пригнулся, готовясь прыгнуть на них. Хреновая у нас группа, но хоть какая то, поэтому я должен сделать все, чтобы она выжила и мы добрались до больницы.

Я бежал в противоположную сторону от своей группы. Периодически останавливаясь, я лаял на плохопахнущих, стараясь отвлечь от Люськи и Игоря, которые быстро бежали в другую сторону, через пустырь, в сторону заброшенных высоток. Я видел как Люся периодически оборачивалась и искала меня глазами. Но мне было не до нее. Зараженные, рыча, наступали мне на пятки. Я еще не отошел от отравления шоколадом и боль все еще пронзала мое тело. Утро только вступило в свои права. Грязные дома, с выбитые рамами и стеклами, медленно окрашивались в красный цвет восходящего солнца. Помру что ли сегодня, раз на романтику потянуло. Я снова обернулся и взвизгнул от ужаса. Один из плохопахнущих оказался слишком близко ко мне и уже протягивал руки, чтобы схватить за хвост. Увернувшись, я бросился под защиту деревьев, петляя между ними как заяц. Шерсть слиплась от пота, а дыхание предательски сбилось. Силы быстро покидали меня, еще немного и я не смогу бежать, свалюсь обессиленным на пыльную землю и будут разорван плохопахнущими на мелкие кусочки. Я громко подвыл на бегу, ощущая близкий конец. Словно почувствовав мое настроение, позади раздался рев зараженных. Ну уж нет, этому не бывать, я выскочил из небольшого лесочка и оказался перед заброшенным зданием. Когда то, это было красивый дом, с монументальным входом и мраморной лестницей, но апокалипсис внес свои коррективы и сейчас, здание осело, нижний этаж ушел под землю. Серые, потрескавшиеся буквы ВИЭВ висели над парадным входом, который зиял черным провалом в отсутствие дверей. Я взлетел по лестнице из последних сил и обернулся. Плохопахнущие злобно рыча остановились перед зданием, не решаясь приблизиться ко мне.
— Ха, выкусили, вонючки, — я громко залаял на них, издевательски прохаживаясь перед ними. Испугались какого то дома, а я вот не боюсь. Внезапно, из черного провала вылетела белая сетка и накрыла меня с головой. Я завизжал, пытаясь выбраться из под нее, но только еще больше в ней запутывался. Лапы стянула прочная веревка и я упав, покатился вниз по лестнице, прямо в руки зараженным. Один из них, самый нетерпеливый, бросился ко мне, но тонкая стрела, вылетевшая из темноты парадной, вонзилась ему в плечо и зараженный, визжа, завертелся на месте, пытаясь ее вытащить. Белая пена, пузырясь, пошла из его рта и он упал на землю, корчась в судорогах. Я в ужасе попытался убежать, но прочная веревка потянула меня наверх, в черный провал, словно паук в свою паутину. Упираясь лапами, я сопротивлялся до последнего, пока новая стрела не кольнула меня в шею и в глазах не потемнело. Дыхание сбилось, легкие пронзила страшная боль и мне все сразу стало безразлично. Лучше бы от шоколадки помер, подумал я и отключился.

Сперва я почувствовал как меня дергают. Потом, о себе напомнила боль в теле, к которой прибавилась еще и головная. Я медленно выплывал из темноты, пытаясь собраться с мыслями. Повернув голову вниз, я увидел, что привязан лапами за палку. Где я, что со мной случилось? Я тихонечко гавкнул и получил сильный удар в ребра. Послышался шорох и темноту осветил маленький лучик огня. Стоя на задних лапах, меня разглядывала огромная безволосая крыса. Держа в правой лапе зажженную свечку, тварь приблизила свою морду ко мне. Из глубин продолговатого черепа на меня изучающе смотрели черные глаза, в которых светился чужой разум.
-Ты кто?- я попытался наладить с ней ментальный контакт. Морда твари исказилась от гнева и она громко запищала. На меня посыпался град ударов от дубинок, которые держали в лапах другие крысы. Боль снова пронзила мое тело и я задергался, пытаясь увернуться от них. Четыре крысы понесли меня дальше, в сторону большого проема в стене, откуда шел холод. Обдирая мне шерсть, мы протиснулись внутрь и оказались в канализационном туннеле, где сам уже недавно побывал. Из дыр, в кирпичных стенах, меня провожали множество красных глаз. Впереди, прямо передо мной, шла крыса-мутант и освещала светом себе путь. Покачиваясь на палке, я гадал, что со мной теперь будет. Сразу убьют или сперва помучают? Я снова попытался нащупать контакт с большой крысой, но наткнулся на пустоту. Двуногая тварь подняла свечку вверх и обернувшись, опять посмотрела на меня своей страшной деформированной мордой. Она словно чувствовала мои телепатические импульсы, но мы были с ней на разных волнах. Открыв свою изуродованную пасть, крыса издала повелительный писк. На меня снова посыпался град ударов. Понял, понял, никаких больше контактов, я завизжал от боли, пытаясь увернуться от деревянных палок. Впереди показались новые огоньки света и в туннели появились еще две уродливые, безволосые крысы, покрытые мелкими чешуйками. Обмотанные в какие-то тряпки, лишь обозначающие одежду, они больше походили воинов, охраняющих это место. Стоя около большой норы, эти твари держали тонкие трубочки в своих когтистые лапах и угрожающе шевелили ими. Первая крыса что-то пропищала им и они отошли в сторону, пропуская нас. Меня внесли в большую пещеру, освещенную множеством горящих свечек, стоящих в углублениях стен. На полу, в больших клеток, сидели прикованные люди. Худые, изнеможенные, они молча провожали нас взглядами, в которых царило безразличие. Меня поднесли к пустой клетки и бросили на землю. Двуногая тварь достала из-за спины тоненькую трубочку и поднесла ко рту.
— Не надо, я сам,- я подождал, когда мне развяжут лапы и заполз в клетку. Тварь внимательно проследила за мной и спрятала трубку за спину. Ее когти задвинули щеколду на клетке и крыса, в сопровождение своей свиты, вышла из пещеры. В моей груди затеплилась надежда. Я смогу выбраться отсюда.

Еще с полчаса я просто отдыхал, пытаясь привести свое тело в форму. Онемевшие лапы уже начали слушаться, а дыхание пришло в норму. Люди, запертые в клетки, перестали глазеть на меня и снова, с безразличием, уставились перед собой. Покорившись своей судьбе, они уже перестали надеяться, что кто-то придет и спасет их. Я оглядел пещеру. Кроме клеток, я заметил большой стол, на котором кто-то лежал. Я пригляделся и шерсть на спине встала дыбом. У мертвого человека, лежащего на столе, отсутствовала верхняя часть черепа. Рядом лежал окровавленный скальпель, с которого свежая кровь капала на пол. Словно кто-то отошел на пять минут и скоро вернется. Раздался протяжный стон и человек на столе зашевелился.
— Что за хрень тут твориться?- я просунул лапу сквозь решетку, судорожно пытаясь отодвинуть щеколду. В пещере раздался громкий скрежет, в котором с трудом угадывался смех. Из угла пещеры вышла тень, одетая в черный балахон, с капюшоном на голове. Крючковатые лапы держались за посох, на который с трудом опиралась старая крыса, стоя на искривленных худых ногах. Подойдя к клетке, тварь изучающе посмотрела на меня.
— Кто ты? — непривычные человеческие фразы гортанно прозвучали в тишине пещеры.- Ты меня понимать?
Холодок чужого разума попытался проникнуть в мою голову.
-Ты меня понимать,- удовлетворенно произнесла тварь.- Ты, как и я, — крыса попыталась засмеяться, но кашель перебил ее смех.- Моя искать как ты.
— Я ЛАБОРАТОРНЫЙ,- я кинул ей изображение людей в белых халатах.- Я не как ты.
Тварь согласно кивнула головой.
— Моя понимать. Боль, смерть, месть, — крыса повернулась к столу. — Их убивать.
— Нет, — возразил я.- Моя с ними дружить.
Черные глаза твари блеснули гневом и она противно оскалилась.
— Моя твоя изучать. Мы с ними воевать.
Под ногами у чудовища прошмыгнула мелкая крыса. Тварь размахнулась и сильным ударом перебила посохом ей позвоночник Откинув ногой в сторону жалобно пищащего сородича, — тварь добавила.- Мы умнеть, люди глупеть. Где другие? — черные глаза проникли в мою голову, пытаясь найти ответы.
Я попытался ускользнуть от твари, закрывшись ментальным блоком, но все было бесполезно. Чужая воля раздавила меня словно танк и размазала по земле без остатка.
— Вижу много людей, — крыса отпустила меня и черные глаза свернули красным огнем бешенства.- Всех убивать.
Повернувшись к выходу из пещеры, она громко закричала. Ответный писк, казалось, разорвал мои барабанные перепонки. Полчища крыс заполнили туннель, волной покатившись вперед и сметая все на своем пути.
Тварь растянула тонкие губы в ухмылке, обнажив острые клыки. Скинув со стола полумертвого человека и взяв в руки окровавленный скальпель, она повернулась ко мне.
— Теперь моя твоя изучать.

Очнулся я на столе. Когда чертова тварь плюнула в меня из своей трубки, я снова отключился. Лапы меня не слушались, все тело казалось парализовано. Рядом, повернувшись ко мне спиной, стоя на четвереньках, чудовище пожирало человека. От чавкающих звуков у меня помутилось сознание.
— Думай Шарик, думай, — я вздрогнул, когда увидел, что тварь перестала жевать и повернула ко мне свою окровавленную вытянутую морду. Звериный блеск ушел из черных глаз и сменился холодным расчетливым умом.
— Я передумать тебя убивать. Моя делать тебя пленник, — чудовище распрямилось и обхватив мою шею цепкими когтями, нацепила поводок. Сил сопротивляться у меня не было и я лишь тихо, протестующе, прорычал в ответ.
— Ебаный Рататуй.
Тварь потянула меня к себе.
— Ты жить, а они.,..- крыса повернулась и указала худой чешуйчатой лапой, больше напоминающей руку, на людей в клетке, безропотно ждущих своей участи.- А они умирать.
Внезапно, я почувствовал как сила возвращается в мое отравленное тело. Оттолкнувшись лапами от стола, я прыгнул на тварь, выбивая посох из ее рук. Потеряв равновесие, крыса упала на четвереньки и сразу потеряла человеческий облик. Сверкнув красными от бешенства глазами, она бросилась на меня. Острые зубы щелкнули в опасной близости от моей шеи.
— Я не такой как ты и не стану им,- я отскочил в сторону и мотнул головой, вырывая кожаный поводок из рук чудовища. -Тебе не победить людей.
Я выскочил из пещеры и сбивая с ног, стоящих по обе стороны норы больших крыс, бросился бежать по пустому туннелю к выходу. Позади раздался обиженный рев обманутого животного. Но ловить меня было некому, все крысы были посланы к месту, где находилась группа Игоря и в этом была моя вина. Я должен успеть их предупредить и спасти Люсю.
Выскочив из дома, я на мгновение зажмурился, ослепленный лучами солнца. Из темноты здания, вылетела стрела и воткнулась в землю, рядом со мной. Я резво отскочил в сторону, расслабляться было нельзя. Зло гавкнув в ответ, я обогнул группу плохопахнущих, спрятавшихся в тени деревьев от палящего солнца и побежал к дому, где мы ночевали ночью. Уткнувшись носом в землю, я учуял еле заметный Люськин запах и задрал голову к небу, радостно гавкая. Голубое небо пересекала тонкая белая полоска, которая таяла на глазах.
— Самолет?- я встряхнул головой, отгоняя наваждение. Голубое небо было снова чистым.
— Показалось,- я снова взял след и бросился к одиноко стоящему маленьком домику, с черной надписью на стене ПК-1.
Дверь теплопункта была распахнута и я осторожно зашел внутрь. Металлическая лестница уходила глубоко вниз, откуда мне в нос ударил запах свежий крови.
— Люська, ты где? — мой лай отскочил от стен и ушел куда то вниз. Я замер, пытаясь услышать хоть какое-то движение или звук.
— Шарик, мы здесь,- раздался далекий голос Люси.- Спускайся к нам, мы тебя заждались.
Взвыв от радости, я бросился вниз, перескакивая через две ступеньки. Запах крови стал сильнее, но я не обращал на него внимание. Люська жива, моя группа жива. Заскочив в комнату, я бросился было к ней, но остановился, увидев ее хмурое лицо.
— Мы опоздали, тут нет никого в живых. Все погибли.
— Крысы-мутанты, — екнуло мое сердце.- Это они?
Люсины брови поползли вверх.
— Шарик, откуда ты это знаешь?

— Я же говорила тебе, что я не сумасшедшая, — Люся обвиняющие посмотрела на Игоря.- Крысы-мутанты существуют.
Парень растерянно бродил среди трупов своих бывших одноклассников и грустно вздыхал. Все его друзья лежали мертвыми на полу, растерзанные острыми зубами крыс. Агата, почуяв запах свежей крови, злобно рычала и пыталась выбраться из рюкзака. Люся, держа наготове арбалет и водя им из стороны в сторону, стала рассказывать мне, что случилось.
— Мы только стали спускаться по лестнице, как услышали крики и затем выстрелы. Пока Игорь пытался открыть дверь кодом, за стеной творилось что-то ужасное. Ворвавшись в помещение, мы стали расстреливать крыс, которые завидев нас, стали отступать, словно по команде, унося с собой убитых и раненых. Ребятам мы уже не смогли помочь, — она кивнула на изувеченные тела парней, на лицах которых застыла маска ужаса.
— Зачем ты мне это рассказываешь?- Игорь недоуменно остановился и посмотрел на Люсю.- Я же был здесь с тобой.
Он перевел взгляд на меня.
-Ты ему это все рассказываешь, да? Он все понимает!
Мы переглянулись с Люсей и я, подойдя к парню, ткнул носом ему в ногу.
— Прими мои соболезнования, я знаю, что значит терять близких людей.
Игорь открыл рот, хотел что-то сказать и снова закрыл его. Его рука механически погладила меня по голове.
— Шарик, — выдохнул он.- Говорящий пес.
— Да, он говорящий, — Люся убедившись, что в комнате никого нет, закинула арбалет за спину.-Только давай об этом потом. Сейчас надо найди твоего Жоржика.
Игорь еще раз оглядел служебное помещение коллектора и развел руками.
— Я его тут не вижу.
— И не увидите,- прозвучал с издевкой скрипучий прокуренный голос. Скрипнула дверь железного шкафчика и оттуда появилась ухмыляющаяся бритая голова уголовника. Оглядевшись по сторонам и убедившись в отсутствие опасности, Жоржик вылез из шкафа, снял с себя грязную майку и стал ей оттирать свое худое, костлявое тело от крови, сочившейся из свежих ран. Люся замерла. Все тело уголовника,с ног до головы, было покрыто старыми, зажившими шрамами. Отбросив майку в сторону, он уселся на стул и вытащил сигарету. Затем тонкими руками, покрытыми синими татуировками, уголовник чиркнул спичку и сделав первую затяжку, блаженно зажмурился. Посидев с минуту, с закрытыми глазами, Жоржик внезапно открыл их и уставился на Люсю.
— Живая баба, не укушенная,- он раздевающим взглядом оглядел ее с ног до головы. -Давно я таких не видел.
— И не увидишь, если будешь так пялиться,- Люся попятилась назад, вытаскивая снова арбалет из-за спины.- Хоть одно поползновение будет в мой адрес, сразу распрощаешься со своей кукушкой.
Но Жоржик уже потерял к ней интерес.
— Игорек, здорово братан, — зек протянул руку парню.- Все так и возишься со своей зомби-куклой.
— Ее зову Агата, — буркнул парень.- И она живая.
— Ну да, ну да, — усмехнулся Жоржик.- Живая и опасная, — он протянул руку, чтобы погладить Агату и ловко увернулся от острых зубов, опасно щелкнувших у его пальцев.
— А ведь я тебе жизнь спас, пацан,- Игорь удивленно посмотрел на зека.- Я был первым, кто предложил выгнать тебя за пределы нашей группы, чтобы ты жил отдельно, пока не избавишься от нее, он кивнул на малышку и Агата зарычала, почувствовав, что речь идет о ней. — А оказалось, что наоборот, она тебе жизнь спасла. Зомби-талисман так сказать, — он громко захохотал и неожиданно закашлял, хлопая себя по груди кулаком.
— Дурная привычка,- он с сожалением посмотрел на недокуренную сигарету и сделав большую затяжку, щелчком отправил ее в угол комнаты.- Рассказывай, зачем пришел?
Игорь замялся и с надеждой посмотрел на Люсю.
— Нам нужно, чтобы ты показал нам дорогу к больнице.
— И что мне за это будет?- Жоржик снова перевел глаза на Люсю, до этого старательно игноривший ее.
— А что ты хочешь?
Жоржик мечтательно закатил глаза и облизнулся.
-Только подумай об этом и сразу умрешь, — пригрозила ему Люся.-Трахай зомбаков, они более сговорчивые чем я.
-Тогда я не знаю, что вы мне можете предложить, — развел руками зек.- Заинтересуйте меня.
— Мы должны спасти человечество, — Игорь сделал шаг вперед.- Ты должен нам помочь достать сыворотку, которую вкололи тебе.
Расслабленное тело уголовника напряглось. Он резко выпрямился и ткнул пальцем в парня.
— Не смей больше упоминать об этом, пацан.- Ты не знаешь, через что я там прошел. Там охраны больше чем выживших в этом городе, правительственные войска, техника, оружие. Тебя размажут быстрее, чем ты сможешь произнести слово мама. Лучше отсидеться здесь, пока все зараженные не вымрут, он снова посмотрел на Люсю и его глаза маслянисто блеснули.- Создадим новую группу, заживем как люди.
— Не получится, — мотнула головой Люся.- И дело не в том, что ты мне омерзителен, — она повела арбалетом по комнате.- Ты же видел, что случилось.
-Ну крысы напали, что тут такого, — пожал худыми плечами Жоржик.- Наша группа просто потеряла бдительность.
— Нет,- крикнула Люся.- Разве ты не видишь, крысы стали разумные. Дело уже не в зараженных людях, надвигается новая опасность.
— Эта что-ли разумная? — Жоржик подошел к шкафу и нагнувшись, вытащил оттуда огромную мертвую крысу. -Просто крыса-мутант, вот и все. Я пока ее душил, она хрипела и рычала, но ничего разумного я в ней не нашел.
Он бросил крысу к ногам Люси и она взвизгнув, отскочила назад. Рука машинально нажала спуск и стальной болт, с громким звуком, пригвоздил длинный безволосый череп к бетонному полу.
— Не смей меня так пугать, урод, — прошипела она Жоржику.- Ты не знаешь, через что я прошла.
-Гав, — я постарался привлечь внимание Люси к себе.- Они еще и разговаривают.
— Что?- Люся моментально забыла про Жоржика и повернулась ко мне.- Повтори, что ты сейчас сказал.
— Меня поймали в ловушку, когда я уводил зараженных от вас. Одна из крыс не только ходит на двух ногах, но еще и пытается разговаривать как человек.
— Полный пипец,- Люся вытерла рукой выступившую на лбу холодную испарину и посмотрела на Игоря.- Шарик сказал, эти крысы разговаривают. Мы должны срочно получить лекарство и предупредить остальных выживших.
— Шарик сказал?- Жоржик внимательно посмотрел на меня. — Значит, ты у нас говорящий пес?
— Гав, — я сделал невинную морду и застучал хвостом по полу.- Гав- гав.
-Ты это свое гав-гав для других прибереги, — зек внимательно посмотрел мне в глаза и неожиданно рявкнул. — Говори!!!
— ДА,- я сам не заметил как бросил ему контакт.
-То-то же,- удовлетворенно улыбнулся Жоржик.- Я таких хитрых рож на своем веку уже повидал, меня не проведешь. Значит Шарик, ты говоришь, — он посмотрел на меня о чем то раздумывая. — Ну тогда здорово, братан, — Жоржик протянул мне руку. — Будем знакомы.
Я осторожно дал ему свою правую лапу и он крепко пожал ее. Какое то непонятное чувство гордости нахлынуло на меня. Со мной здоровался человек на равных, словно я был таким же как они. Мне больше не нужно бояться и скрываться. Со мной будут общаться на равных, — я тихонечко взвизгнул и лизнул Жоржика в нос.
— Ладно, Шарик, хорош уже ластиться, — ревниво произнесла Люся.- Так ты поможешь нам?
Зек помолчал, задумчиво поглаживая меня по голове.
— Это не так просто, как ты думаешь. Там много охраны, оружия. Просто так туда не попадешь.
— А как туда попасть? Игорь говорил у тебя есть план.
— Болтун- находка для врага, — сварливо пробурчал Жоржик, укоризненно поглядывая на Игоря. -Есть один способ, но он тебе не понравится, женщина.
— Я девушка, — невозмутимо поправила его Люся.- А если кто-то назовет по другому, у того будут проблемы.
Жоржик вдохнул.
-Туда, куда мы направимся, многим уже все равно, девушка ты или женщина. Тюрьма, вот место откуда можно попасть в больницу. Раз в месяц оттуда забирают заключенных на опыты, как это сделали со мной. Поэтому, ты должна быть готова ко всему, если я не смогу договориться с начальником тюрьмы, — он посмотрел на Люсю.- Но можно остаться здесь и жить со мной.
Люся замотала головой.
— Это не вариант, здесь нас сожрут или зараженные или крысы. А тюрьма..- она задумалась, что-то вспоминая…- Не думаю, что там будет хуже, чем в воинской части.
Она посмотрела на Игоря и неожиданно улыбнулась.
— Сперва мы заедем в одно место и заберем Мола.
— Кто такой Мол?- удивился Игорь.- Он нам поможет?
— Не знаю, — пожала плечами Люся.- Но своим видом он точно отобьет у всех желание домогаться до меня.

Машина погибшей группы стояла недалеко от входа. Желтая маршрутка, с выбитыми стеклами и ржавыми пятнами, сиротливо стояла под открытым небом.
— Пашка был хороший автомеханик, -тихо пробормотал Игорь.- И не больше Пашки.
Жоржик положил руку на голову пацана.
-Это апокалипсис, братан.- Вчера его, а завтра тебя. В этом мире нет жалости и слез. Всегда держи хвост пистолетом.
Я повернулся, посмотрел на него, потом на свой хвост.
— Это как?
-Это поговорка, такая, братан. Будь всегда настороже, — Жоржик открыл заднюю дверь маршрутки. — Пусть девушка рулит, а мы пока с тобой поболтаем.
Люся ревниво бросила взгляд на меня и вздохнув, села за руль. Игорь сел рядом с ней, сняв рюкзак и оставив Агату с нами, в салоне. Жоржик ухмыльнулся и отвесил малышке легкий щелбан. Агата зарычала и попыталась укусить его.
— Хватит дразнить ее, — возмутился Игорь.- Она не игрушка.
Машина зафырчала и Люся осторожно вывела ее на главную дорогу.
— Ехать пару часов, — обернувшись, крикнула она нам, — так что развлекайтесь.
Жоржик вытащил новую сигарету и чиркнув спичкой, задымил в окно. Я положил голову ему на колени и довольно зажмурился, когда он почесал меня за ухом. Мы команда.
— Рассказывай, — тихо сказал мне Жоржик.- Все что знаешь об этих крысах.
Я кратко описал ему дом, в котором побывал и рассказал про говорящую крысу.
Зек хмыкнул.
— Знаю я этот дом. В детстве, мы с пацанами любили лазить туда. Это бывшая химическая лаборатория, где на животных испытывали разные яды. Мы там находили множество колб и банок с заспиртованными трупами крыс. Не знаю, зачем это делали с ними, но находки там были страшные. Теперь я понимаю, если крысы стали разумные, то они не успокоятся, пока не вымрет все человечество. Хотя, если честно, мне на него насрать.
Я поднял голову и удивленно посмотрел на Жоржика.
Зек сделал глубокую затяжку и пустил струю дыма в сторону Агаты. Та перестала рычать на него и закашляла, гневно сверкая большими глазами.
— Ну,а че, я не прав? Ладно, я преступил закон, но опыты на мне ставить, это противозаконно.
— А за что ты сел?- я наслаждался спокойным разговор равного с равным, где не надо притворяться, что ты обычная собака.
— Да,- махнул рукой Жоржик.- Бывшая подставила. Когда я пришел к ней, забрать свои вещи, она накатала заяву, что я вор. Даже менты ржали надо мной. Чертовы бабы, — он выкинул окурок в окно и посмотрел в спину Люське.- Нормальная баба хоть?
— Нормальная самка, рекомендую,- меня перло от этих взрослых мужских разговоров.- Жизнь ее, конечно, потрепала, но если полюбит, патроны подавать будет.
— Спасибо, братан, приму к сведению, — Жоржик потрепал меня по шее.- Сам ты родом откуда, чем по жизни занимаешься?
— ЛАБОРАТОРНЫЙ Я, на мне тесты проводили, потом сбежал, теперь бродяжничаю потихонечку, ищу себе группу.
— Значит по жизни бродяга,- зек задумчиво поглядел в окно.- Схожие у нас с тобой судьбы. Эх, щас бы выпить и сыграть на гитаре, — он вздохнул и неожиданно тихонечко запел приятным голосом.
— Бродяга по жизни холостой,
— Ему не надо жизни золотой…
Я поднял голову и стал ему подвывать.
Люся обернулась и посмотрев на нас удивленными глазами, покрутила пальцем у виска.
Мы с Жоржиком переглянулись и запели во весь голос.

От жары нас полностью разморило. Стенки маршрутки настолько накалились, что в салоне уже нечем было дышать. Жоржик вытащил рюкзак с Агатой из окна, чтобы ее обдувал хоть какой то ветерок. Я лежал на горячем полу и тяжело дышал. Хотелось пить. Нет, не так. Ужасно хотелось пить.
— Долго еще? — я кинул контакт в спину Люсе.
Она обернулась и с сочувствием посмотрела на меня.
— Уже скоро, надеюсь Молу будет чем угостить нас.
Я вспомнил огромного Мола, кормящего меня вареной человечиной и поежился. Надеюсь, что за пару суток он совсем с катушек не поехал.
— Кто такой Мол? — спросил зек Люсю.- Твой парень?
Желтая маршрутка резко вильнула в сторону. С трудом выровняв ее, Люся обернулась и укоризненно покачала ему головой.
— Ты так больше не шути.
— А я что я такого сказал?- удивился он.- Кто это такой и почему он поможет нам?
— Он повар,- сказал я ему. — Особенный повар.
— Как это особенный? — занервничал Жоржик.- Что в нем такого особенного?
— Приехали, — радостно воскликнула Люся, сворачивая с дороги в сторону зеленых ворот воинской части. Она стала бибикать, но неожиданно резко прекратила.
— Вот это да,- пробормотала она.- Мол в своем репертуаре.
Я выглянул в окно и увидел висевших на воротах несколько обглоданных трупов. Я громко гавкнул и в ответ, из-за ворот, раздался ответный лай.
— Сестра,- я выскочил в окно и радостно запрыгал перед воротами.- Сестра, я вернулся.
Люся бибикнула еще пару раз и над воротами появилась голова, со спутанными черными волосами.
— Исусик, — обрадовалась ему Люся. — Вы живы?
Бывший пленник махнул ей рукой и исчез.
— Что это такое?- нервничал Жоржик.- Почему на воротах висят трупы?
— Это Мол, — флегматично пожала плечами Люся.- Он так видит этот мир.
Послышались металлические звуки и ворота, медленно, со скрипом, стали раскрываться. Перед ними стоял огромный Мол. Распахнув руки, он сделал шаг вперед и радостно проревел:
— Девочка моя, ты вернулась.
— Мол, — Люся выскочила из машины и бросилась в его широкие объятия.- Я по тебе соскучилась уже.
Я проскочил мимо них и бросился на территорию части.
— Сестра, ты где?
Сильный удар в бок сбил меня с ног. Я завизжал от боли, когда большая белая собака прижала меня к земля своими лапами. Огромная пасть защелкала в опасной близости от моей шеи.
-Ты предал меня, Седьмой. Я обещала тебя убить.
— Машка, — грозный рев Мола отбросил Четвертую от меня. — Опять ремня захотела?
— Я с тобой еще разберусь, — Четвертая, бренча цепью, нехотя вернулась на свое место, возле кухни. Мол подошел ко мне и погладил по голове.
— Ты в порядке, Шарик?
Я вежливо гавкнул в ответ.
— Ну тогда пойдем, я тебя покормлю,- я вздрогнул и жалобно посмотрел на Люсю. Только не человечину.
— Мы сыты, нам бы только попить,- Люся схватила Мола за руку и потащила от меня. — У нас две важные новости. Хорошая и плохая. Первая, мы нашли вакцину от заражения.
— А я нашел огромных крыс, которые ходят на двух ногах — усмехнулся Мол. — На вкус так себе, но есть можно. Так какая ваша вторая плохая новость?
Люся переглянулась с Жоржиком.
— Это и есть вторая новость. Эти крысы хотят уничтожить все человечество.

Я лежал на ступеньках кухни и лениво наблюдал как Четвертая издевается над Исусиком. Бывший пленник смотрел на меня горящими сумасшествием глазами.
— Я слышу голоса, они приказывают мне убить тебя. Но зачем, ты мне ничего плохого не сделал,- он затряс косматой головой.- Что? Потому что я избранный?
С кухонным ножом в руках, он стал осторожно приближаться ко мне. Я вскочил на ноги и залаял на него.
— Сестра, — крикнул я Четвертой. — Хватит издеваться над человеком, ты все равно не справишься со мной.
Четвертая повернула голову в мою сторону и злобно прорычала:
— Если бы не цепь, я бы давно убила тебя. Когда я освобожусь, то соберу новую армию и убью всех людей.
— И кто тебя тогда кормить будет, дура?
Сестра задумалась и мотнула большой белой головой.
— Ты меня не собьешь с толку. Мы с тобой должны были стать богами, а ты предал меня.
— Исусик, долго тебя еще ждать?- из кухни раздался громкий крик Мола.- Только тебя одного ждем.
Пленник затряс головой, освобождаясь от голосов внутри.
— Я не Исусик, меня зовут Йосиф, — обидчиво прошептал он, пряча нож за спиной и проскальзывая мимо меня на кухню, откуда уже шел вкусный аромат жаренного мяса.
— Ладно, богиня, я пойду посмотрю, чем там вкусно пахнет, а ты посиди на цепи, — я развернулся и неожиданно услышал вопросительное тявкание вслед.
— Седьмой, а мне не захватишь поесть, а то этот толстяк меня почти не кормит.
Я молча кивнул головой и отвернулся, пряча ухмылку в себе.
— Бабы, они везде остаются бабами. Люблю тебя сестра, хоть ты и ебанутая.
Войдя на кухню, я услышал разговор и залез под стол. Положив голову на Люськины ноги, я поднял уши и принялся слушать.
— После того как ты уехала, следующей ночью дверь бомбоубежища неожиданно открылась и оттуда с криками стали выбегать командир со своими заместителями. Следом за ними катилась волна крыс, среди которых несколько выделялись огромными размерами. Собственно, одну из них, твой друг сейчас уплетает за обе щеки. Послышались давящиеся звуки и Жоржик, уронив стул, выскочил из кухни на улицу. Оттуда послышались громкие звуки рвоты.
— Слабенькие какие пошли у нас зеки, — невозмутимо произнес Мол. — А ты малой, будешь?
— А шоколадки у вас случайно нет?- раздался голос Игоря.- Я люблю сладкое.
— Чтоб тебя, — мое тело изогнулось в судороге, вспоминая недавнее отравление. Я выскочил из под стола следом за Жоржиком и меня стало рвать рядом с ним на зеленую траву.
— Братан, как я тебя понимаю,- просипел зек, извергая из себя еще непереваренную крысятину.
— Нет, ты меня не понимаешь, — бурая жидкость потекла из меня тонкой струйкой.- Меня от шоколадки.
— Гы, гы, гы, — смех с кашлем вырвался из рта Жоржика. Он устало рухнул на землю, вытирая рукой рот.- Да, теперь я понял, почему этот толстяк особенный.
-Тебя еще варенной человечиной не кормили,- пробурчал я, сваливаясь рядом с ним.
— Что?- новая судорога сотрясла тело зека.- Я на это не подписывался.
Минут пять мы валялись с ним в тишине, пытаясь отдышаться.
— Почему она недобро смотрит на тебя?- Жоржик заметил пристальный взгляд белой собаки. Четвертая повернула голову в его сторону и лениво зевнула, показав острые клыки. Потом положила голову на лапы и прикрыла глаза.
— Не знаю,- коротко бросил я.- Может как и я сидит и тестирует для Мола вареную человечинку.
— Сволочь, — зека снова скрутили спазмы в животе.- Не напоминай мне больше об этом, — Жоржик с трудом поднялся с земли. — Пора возвращаться, поищем у Мола шоколадку для тебя.
Я взвизгнул от боли, скрутившей мне живот.
— От сволочи слышу, — простонал я хохочущему зеку. Несмотря на боль в животе, я чувствовал восторг от такого простого, человеческого общения как сейчас.
— Ладно, братан, — Жоржик погладил меня по голове. — Временно переходим на травку.
— Я следом, только отолью, — зек понимающее кинул мне и скрылся за дверью.
— Спасибо, что не сдал меня, — сестра приоткрыла глаза.- Может, я передумаю тебя убивать.
-У нас проблемы посерьезнее, чем твое маниакальное желание убить всех людей, — я осторожно приблизился к ней. Ты видела крыс, о которых говорил Мол?
Четвертая согласно кивнула и в ее глазах стал разгораться опасный красный огонек.
— Враг моего врага — мой друг, — оскалилась она.- С ними можно договориться.
— Они убьют людей, а потом нас, сестра. У них чужой разум.
Сестра молча прикрыла глаза, отказываясь со мной продолжать разговор.
— Так тебе принести крысиное мясо или нет?- стоя на лестнице, я вопросительно посмотрел на нее.
Хвост Четвертой согласно ударил по земле.
— Вот они какие, двойные стандарты, — я хмыкнул и ткнул лапой в дверь, заходя на кухню.

— Зачем ты повесил их на ворота?- раздался голос Жоржика.- Их и так погрызли крысы.
— Для устрашения, — прозвучал в ответ громкий голос Мола.- Мы с Исусиком остались одни, поэтому немного крипоты не помешало бы, чтобы отпугнуть незваных гостей.
— Ну да, ну да,- чавкая пробурчал Жоржик.- Лично я бы не сунулся.
Я жадно лакал воду из блюдечка, поставленную под стол Люсей и внимательно слушал разговор.
— Значит ты у нас теперь не восприимчив к укусам, — задумчиво протянул Мол разглядывая зека, все тело которого было покрыто татуировками и шрамами.
-Угу, — Жоржик не отрывался от банки с тушенкой, любезно предоставленной гостеприимным хозяином.
-Докажешь?- резко спросил толстяк и уставился на него тяжелым взглядом. — Одних слов будет недостаточно.
Жоржик поднял глаза и застыл с куском мяса во рту.
— Опять? -простонал он.- Я правда не могу заразиться, но не говорил, что бессмертный.
— Исусик, приведи, девушку, быстро.
— Я не..- поймав грозный взгляд повара, пленник заткнулся и исчез за дверью.
— Мол,- Люся протестующе подняла руки.- Можно попробовать с Агатой, не надо ту девушку.
— Этот зомби ребенок слаб зубами, нужен настоящий зараженный,- он поднял рюкзак, разглядывая рычавшую на него малышку. — А эту игрушку оставьте себе.
Послышалось рычание и мне в нос ударил запах плохопахнущего. Я поднял голову и вопросительно гавкнул.
— Тихо Шарик, все будет хорошо, — Люся опустила руку и погладил меня по голове. Я дернулся и выскочил из под стола. В дверях стоял Исусик, держа на длинной палке, прикованную за шею зараженную. Девушка рычала, и пыталась добраться до него руками, но ошейник на краю палки держал ее крепко.
— Какого черта? — вскочил Жоржик, роняя банку с недоеденной тушенкой на пол.- Что тут делает зараженная?
— Тестируем лжецов, — мрачно произнес Мол, хватая огромный тесак. — А теперь дай ей укусить тебя.
— Я не буду этого делать, — зек повернулся к Люсе.-Ты просила меня помочь, но этого в просьбе не было.
— Мол, — Люся жалобно посмотрела на повара.- Может не надо. Давай, мы просто уйдем.
— Нет, — огромная туша Мола перекрыла путь к выходу.- Я предупреждал тебя девочка. В это мире нет жалости и сострадания. Здесь выживают только волки, а он..- толстяк ткнул острым тесаком в зека..- настоящий волк, который втерся к тебе в доверие, чтобы потом убить. Я это делаю ради тебя, девочка моя. Если он соврал, я его убью.
Жоржик посмотрел на толстяка, потом на его тесак и презрительно сплюнул на пол.
— Если я заражусь, убей меня ты, — он кивнул Люсе и подошел к зомбачке, беснующейся в ошейнике.
— Жоржик стой, не надо,- закричала она и бросилась к нему. Мол перехватил ее толстой рукой и крепко прижал к своей груди.
— Спокойно девочка, скоро все кончится и ты поймешь, что он настоящий мошенник.
— Может и так, но он же человек. Нельзя так поступать с людьми, — она заколотила кулаками по его лицу.- Отпусти меня.
Жоржик подошел к рычащей зараженной и снял с ее лица намордник. Щелкнули острые зубы и зек еле успел убрать руку от ее рта. Мол усмехнулся и снова качнул тесаком в ее сторону. Зек побледнел и снова протянул к ней руку. Почуяв близость человеческого тела, зомбачка утробно зарычала и впилась зубами в кисть ладони. Брызнула кровь и Жоржик закричал от боли, стараясь вырваться, но девушка не отпускала его, пытаясь оторвать кусок мяса с руки. Мол оттолкнул Люсю в сторону и взмахнул тесаком. Зек закрыл от ужаса глаза, готовясь к смерти, но внезапно почувствовал легкость в руке. Открыв глаза, он увидел отрубленную голову девушки, которая повисла у него на руке. Красные огоньки бешенства медленно затухли в ее глазах и разжав зубы, голова упала на пол. Мол невозмутимо вытер окровавленный тесак об фартук и сел за стол.
— Исусик, вынеси труп к воротам, завтра выбросим.
Люся бросилась к Жоржику, который трясущимися руками достал сигарету и попытался зажечь спичку.
— Помоги, — он дал ей спичечный коробок.- У меня что-то не получается.
Люся, сломав несколько спичек, бросила коробок Молу. Тот невозмутимо кивнул зеку на стул, снова приглашая к столу. Чиркнув спичкой, он протянул ее Жоржику, который жадно затянулся и обессилено рухнул на стул, напротив него.
— Что теперь?- с вызовом произнес он толстяку.- Еще будут тесты или просто поговорим?
— У нас в запасе тридцать минут, чтобы понять, имеет ли смысл дальнейший разговор.
Жоржик согласно кивнул и прикрыл глаза. В наступившей тишине неожиданно прозвучал испуганный голос Игоря.
— Люся, Агата пропала.

На улице послышался крик Исусика. Мы бросились к дверям, кроме Жоржика и Мола, не отводивших взгляд друг от друга.
— Если Агата укусила его, убейте сразу, чтоб не мучился, бедолага, — Мол положил руку на тесак.- А я пока с этим разберусь.
Побледневший зек баюкал укушенную руку, прижимая ее к груди.
— Одноклассница, одноклассница, ты лежишь в гробу в белом платьице,- неожиданно пропел он.- Больше ты не будешь смеяться и никогда не расплачешься.
Люся остановилась и посмотрела на Мола.
— Обещай, что не убьешь его, пока я не вернусь.
Толстяк усмехнулся.
— Он же попросил сам, чтобы ты убила его. А воля умирающего — закон.
Люся грустно покачала головой.
— Не стоило так поступать, Мол. Мы все сидим в одной лодке и пытаемся выжить.
Повар насупился.
— Если он не врет, то я выслушаю ваше предложение, а если нет…
— Агата, — крик Игоря проник на кухню.- Отойди от нее.
— Я быстро,- прошептала Люся Жоржику и выскочила в открытую дверь.
Исусик стоял напротив Четвертой, выставив перед собой кухонный нож. Четвертая злобно рычала на него, прикрывая своим телом Агату, которая ползала у ее ног.
-Ты что делаешь, сестра? — я вышел вперед.- Отдай людям этого человека.
-Теперь, это мой щенок, — клацнула зубами она.- Ты сам видишь, она нашей крови. Мы теперь стая.
— Агата, — Игорь метался по периметру длинной цепи, боясь подойти ближе.- Ползи ко мне, моя малышка. Шарик сделай что-нибудь.
Я сделал еще шаг вперед и грозно зарычал.
— Сестра, это последнее предупреждение, отдай ее мне.
Четвертая оскалилась и наступила лапой на Агату. Малышка, рыча, попыталась вывернуться, но силы были неравны.
— Еще шаг и я убью ее, — она раскрыла пасть и наклонилась к Агате. Та протянула маленькие ручки и стала трогать ее острые зубы.
— Не смей,- я отступил назад.- Чего ты хочешь?
— Освободи меня и наши дорожки разойдутся, — Четвертая подняла большую белую голову и посмотрела на меня.- И если хочешь, уйдем со мной.
Я покачал головой.
— Мое место среди людей.
-Так мы договорились?- Четвертая снова наклонилась, готовясь отгрызть Агате голову.
— Да, — гавкнул я.- Я согласен.
— Держите вашего щенка, — она лапой отбросила Агату в мою сторону.- Не так уж она была мне и нужна.
Малышка увидела меня и поскуливая, поползла в мою сторону. Я тихо рыкнул на нее и она притихла, спрятавшись под моим животом.
-Так наш уговор в силе?- усмехаясь произнесла сестра.- Или ты научился врать как все эти люди. Сначала гладят тебя, а потом делают больно.
Я заколебался, но потом кивнул.
-Ты разочаровала меня, сестра. Ночью, я попрошу свою самку отпустить тебя. Пусть твое место будет среди крыс, какой стала сама.
Я осторожно подхватил Агату зубами и понес Игорю.
-Ты ничего не знаешь обо мне, — крикнула мне в спину Четвертая.- Я уже говорила с ними, скоро вам всем придет конец.
Я вздрогнул и повернулся к ней.
— Что ты сказала, повтори?
Четвертая молча отвернулась от меня и бренча цепью, скрылась за углом здания.
— Агата,- Игорь с рюкзаком бросился ко мне, перехватывая рычащую от злости малышку.
— Все будет хорошо, милая,- уворачиваясь от острых зубов, он старательно упаковывал Агату в сумку. — Сейчас пойдем, вареной человечинки поедим.
— Кажется, у нас проблемы, — я посмотрел на Люсю.- Враги объединяются.
В домике послышался грохот подающей мебели.
— Потом расскажешь,- Люся развернулась и бросилась к кухне.
Я обернулся. Исусик тряс головой, пытаясь освободиться от внутренних голосов.
— Я не хочу никого убивать, я не буду, — он замер на секунду, а потом поднял голову. Из под черных волос на меня глядел чужой разум. Выставив перед собой кухонный нож, Исусик улыбнулся мне сумасшедшей улыбкой.
— Теперь моя твоя изучать.
Я осторожно попятился от него. Кажется, сестра тут не причем. Где-то рядом пряталась крыса-мутант.
— Исусик, где ты?- раздался громкий голос Мола. — Иди сюда, сейчас понадобиться выносить новый труп.
Пленник вздрогнул, сумасшествие в его глазах пропало. Он изумленно посмотрел по сторонам, словно не понимая, где находится, потом убрал нож за спину и обидчиво произнес:
— Я не Исусик, я Йосиф.

На кухне стоял бардак. На полу лежал Жоржик и дергался всем телом. Напротив него стоял Мол, держа у его шеи острый тесак.
— Еще рано, я держусь,- прохрипел зек, закатывая глаза.- Лекарство скоро подействует, так всегда происходит.
— Что случилось?- я пролез между ног Игоря.
— Мошенник он,- буркнул Мол.- А жаль, в душЕ, я надеялся, что он не врет и сыворотка существует.
Он протянул тесак Люсе.
— Убей его им, быстро и безболезненно.
Люся покачала головой.
— У меня арбалет, мне им привычнее действовать.
— Как скажешь, девочка, — Мол убрал тесак и взглянул на зека, лежащего на полу. — Раз был знакомству, надеюсь, твоя смерть не будет мучительной, благодаря эти женским рукам.
Люси упала на колени и из ее глаз потекли слезы.
— Чем я могу помочь, что я могу сделать для тебя?
Жоржик сглотнул слюну и по его телу прошла судорога.
— Покажи мне сиськи, — прошептал он.
— Что?- слезы моментально высохли не ее лице.- Что ты сказал?
— Покажи мне сиськи, — повторил Жоржик.- Просьба умирающего — закон.
Люся растерянно посмотрела на Мола. Тот невозмутимо пожал плечами.
— Я в ваши дела не лезу, но просьбу умирающего надо выполнить.
— Больно, как мне больно,- простонал Жоржик.- Быстрее, я сейчас умру.
— Выйдите все, я не хочу, чтобы вы видели как я буду его убивать.
— Но сперва сиськи, — простонал умирающий зек.- На небе меня назовут лохом, если я не увижу перед смертью сисек.
— Вон, — крикнула Люся.- Все вон, я должна с этим быстрее покончить.
Я тихо гавкнул, прощаясь с Жоржиком. Вот еще один человек погиб из-за меня. Не надо было контактировать с ним. Больше никакого общения с людьми, я повернулся к выходу, но вдруг какая-то неведомая сила схватила меня за шкирку и оторвала от пола.
— А мы с тобой, Шарик, пока немного побеседуем, с глазу на глаз,- сильная рука развернула меня и я встретился с глазами Мола.- Как так получилось, что я ответил на твой вопрос?
— Чтоб меня,- я грустно поник в воздухе, понимая, что влип.- Когда же я научусь контролировать себя.

Мы сидели на лестнице перед кухней и наблюдали как Игорь крепко обнимает рюкзак и качает его, что-то тихо напевая Агате. Малышка сперва рычала и царапалась, но потом смирилась, что не может достать до него зубами и закрыла глаза, убаюканная тихим голосом.
— Совсем парень с катушек поехал, — хмыкнул Мол. — Раз пытается приручить зомби.
— Он не пытается приручить, он хочет найти лекарство и спасти ее,- возразил я.
— Ну ты как докатился до такой жизни, что стал разговаривать?- толстяк положил тяжелую руку мне на голову и почесал за ушами. У меня что-то хрустнуло в шее и я скрипнул зубами. Ох уж эти Моловские ласки, так и помереть недолго.
— Не знаю, само собой как то получилось, — мне наконец удалось выскользнуть из под тяжелой ладони повара и я облегченно вздохнул. — Я почти ничего не помню.
— Да, апокалипсис много делов натворил. Собаки разговаривают, крысы ходят на двух ногах, — Мол сжал руку в огромный кулак, который стал похож на кувалду.- Найти бы эту паскуду, с кого начался этот бардак, я бы ему ух…- у него закончились слова. -Ух…- он посмотрел по сторонам, словно этот враг был где то рядом и нанес сильный удар в стенку домика. Несколько кирпичей треснуло и осыпалось трухой вниз, обнажив глубокую дыру.
Я поежился. Не хотелось бы стать врагом номер один этого человека.
— Что-то Машку не слышно, — через паузу сказал толстяк и потянул толстую цепь к себе.- Машка, иди сюда, я тебя сейчас с говорящим псом познакомлю.
Цепь легко выскользнула из-за угла, с пустым ошейником на конце.
-Чтоб тебя, — пробурчал Мол и набрав побольше воздуха в легкие, громко проревел. — Исусик, сколько раз тебе было говорить, не подходить к собаке. В ответ была тишина.
— Я точно когда-нибудь убью этого заморыша, — Мол встал и оглядел территорию воинской части.- Исусик, черт тебя дери, где ты?
Где-то между казармами промелькнула серая тень.
— Шарик, поищи его, далеко он не мог уйти.
— Я его убью,- неожиданно за нашей спиной раздался Люськин крик и следом грохот открываемой двери. На пороге домика стояла рассерженная Люся, заправляющая майку в джинсы.
— Он обманул меня, — возмущенно произнесла она, увидев наши недоуменные лица.
— Ты убила его?- спросил Мол, пытаясь заглянуть через ее спину на кухню.
— Я ему поверила, а он.. — фыркнула она, убирая слипшийся волос со лба.- Ты был прав, Мол, он мошенник.
За спиной у нее появился улыбающийся Жоржик. Увидев нас, он хитро подмигнул мне. Я взвыл от радости и прыгнул вперед, сбив с ног. Подвывая от переполняющих чувств, я стал облизывать его лицо.
— Братан, хорош, что за гейские штучки, — пробормотал Жоржик, отгоняя меня рукой.- Братва нас не поймет.
С трудом поднявшись, он с вызовом посмотрел на толстяка.
-Теперь поговорим? -усмехнулся он.- Я прошел тест?
— Значит сыворотка сработала, — задумчиво разглядывая зека, произнес Мол.- Не соврал, паря.
— Он соврал, — возмущенно парировала Люся.- Я думала он умирает, поэтому показала ему сиськи..-она осеклась, увидев открытый от любопытства рот Игоря и покраснела.
— Ладно, сиськи к делу не пришьешь, — успокаивающе обнял ее Мол. — Пойдем лучше в домик, расскажете в чем ваша просьба заключается?- он обернулся и посмотрел на меня.- А ты, Шарик, найди Исусика и приведи ко мне. Не дай бог с ним что-то случилось, привык я к нему.
Я тихо скользнул за угол дома и припал носом к земле. Запах Четвертой был четкий и я без труда взял след. Рядом с ней шел запах Исусика. Придется раскрыть карты, я закинул голову к небу и завыл:
— Ису-у-у-с-и-и-и-к.
Сильный ментальный удар потряс мою голову. Я покатился по земле и снова вскочил на лапы. Что это было?
Выскочив на главную площадь, я остановился. Исусик стоял ко мне спиной, покачиваясь, словно пьяный и пытался открыть ворота. Рядом с ним спокойно стояла Четвертая.
— Исусик, что ты делаешь? Зачем ты открываешь ворота?
Четвертая повернулась и оскалилась.
— Я тебя предупреждала, а ты мне не верил, Седьмой. Я заключила союз с ними.
— С кем, сестра?- я осторожно стал приближаться к ним.- Не делай этого, ты еще пожалеешь?
Исусик перестал бренчать замком и медленно повернулся ко мне. Его лицо скрывал черный капюшон найденного где-то черного балахона. Подняв руки, Исусик скинул его и холодная луна отразилась в его пустых глазах, когда он посмотрел на меня.
— Очнись, — крикнул я ему, посылая мощный контакт. Его голова дернулась и в глаза появилась осмысленность.
— Шарик, помоги мне, — он протянул мне руки. — Я не хочу никого убивать.
Внезапно, на его голове появились острые длинные когти, напоминающий пальцы. Обхватив его вискИ, они с силой вонзились ему в плоть. По лицу Исусика потекла кровь и глаза снова сделались пустыми.
— Моя дружить. Моя с ними воевать, — сказал он безжизненным голосом указывая рукой на домик, где сидели люди, которым я доверял.
— Этому не бывать,- я припал на лапы и угрожающе зарычал. Из-за спины Исусика появился узкий череп крысы-мутанта. Глубоко посаженные черные глаза, казалось, пробуравили мой мозг насквозь.
— Фас,- крикнула она Четвертой, указывая в мою сторону тонкой серой рукой. Скованный чужой волей, я не смог среагировать и был сбит ей с ног. Чужой разум выскользнул из моей головы и я снова услышал лязганье ключей.
— Сестра, опомнись, это чистое зло. В их мире нет понятия доброты.
Четвертая прижала меня лапами к земле и щелкнула пастью.
— Запомни Седьмой, это первый и последний раз, когда я отпускаю тебя живым. Больше не попадайся у меня на пути.
Она отпустила меня и огромным прыжком вернулась к воротам. Исусик наконец распахнул их и снова повернулся ко мне.
— Моя тебя изучать, — шевельнулись его безжизненные губы и крыса снова спряталась за его спиной. Исусик накинул на себя капюшон, скрывая свое лицо и ту тварь, что сидела на его плечах. Накинув поводок на голову Четвертой, они стали медленно уходить в сторону леса.
— Охохо, сестра, ну влипла же ты, — я горестно заскулил и бросился назад, к домику. — Хотела стать богом, а нашла нового хозяина.

-Только через тюрьму мы сможем попасть в правительственную больницу, где лежит сыворотка, — услышал я Жоржика, когда влетел на кухню.
— Караул, все пропало, — я заметался по комнате, сбивая на своем пути мебель.- Надо срочно бежать, — я заскулил от того, что никто не встает и не бежит следом за мной.
— Шарик, что случилось?- Люся удивленно уставилась на меня. — Мы тебя не понимаем.
— Братан, хорош суетиться,- Жоржик поймал меня за шкирку.- Зона не любит суеты.
— Какая зона, братан? — заорал я.- Мы почти трупы. Крыса-мутант поработили Исусика и увела Четвертую, то есть Машку. Скоро тут будет армия крыс. Нам надо бежать.
— Исусик,- заревел Мол, вскакивая со стула. — Верните мне моего Исусика.
Накинув на себя металлический фартук для рубки мяса и схватив два тесака, толстяк исчез в темноте.
На кухне повисло молчание.
-Так на чем мы остановились? — невозмутимо произнес Жоржик.
— Нам надо бежать, — ответила Люся.- Так сказал Шарик, а я ему верю.
-Так какого хрена мы тут сидим? — возмутился Игорь, прижимая, проснувшуюся от криков, Агату к себе.- Если я умру, кто позаботиться о моей малышке?
Жоржик закатил глаза.
-Только не сейчас, парень, у нас есть дела поважнее. Много у нас бензина?
— Километров двадцать еще проедем,- Люся поглядывала в окно, где бесновался Мол, размахивая тесаками. — А если еще и его возьмем, то дай бог десять протянем.
— Крысы, идите сюда,- раздался рев повара. — Я вас всех на шашлык порежу.
— Мне кажется, это плохая идея, — робко возразил Игорь.- Зачем он зовет их?
— Обиделся он сильно, не приставай, — перебил его Жоржик.- Побегает, покричит, устанет и вернется. Главное, под горячую руку ему не попадись, а то когда он извинится, поздно будет, — он снова повернулся к нам. — Значит план таков, ждем, когда Мол успокоится, едем в город и пытаемся продержаться там до утра. Ночью зараженные очень активны, поэтому придется соблюдать осторожность.
За окном раздался грохот.
— Разломал одну казарму,- невозмутимо сказала Люся, глядя в окно. — Принялся за вторую. Пока не устает.
— Еды брать по минимуму, — продолжил Жоржик. — В городе найдем магазин.
— Разломал стены второй казармы, — Люся уже заинтересованно смотрела в окно.- Интересно, что еще он захочет сломать.
Послышался скрежет железа.
— О нет, — крикнула она и повернулась к Жоржику.- Кажется, у нас меняются планы.
— Почему?- он перегнулся через нее и посмотрел в окно.- Твою же мать, он разломал нашу маршрутку.
Послышались тяжелые шаги и в проеме двери появился красное лицо Мола. Огромная грудная клетка качала воздух как кузнечные мехи.
— Какой план?- спросил он, бросая в угол тесаки.- Нам надо спасать Исусика.
— Был план, пока ты не сломал маршрутку, — буркнул Жоржик.
— Извините, — развел руками толстяк. — Немного психанул.
— Бывает,- миролюбиво ответила Люся.- Теперь нам нужен новый план.

— Бомбоубежище,- поднял толстый палец вверх Мол.- Вот наш новый план.
— Это откуда вылезли крысы? Я туда не полезу, — Люся демонстративно сложила руки на груди.- Я ими сыта по горло.
Не обращая внимание на нее, Мол продолжил.
— Когда начался апокалипсис, мы стали окапываться. И не только защищаться от зараженных, но и сделать дополнительные пути к отступлению, — он развернул на столе топографическую карту. — Игорек, ты географию в школе помнишь?
Парень пожал плечами.
— Немного.
-Тогда поясняю для всех. Вот это, — толстый палец ткнулся в тоненькую линию на карте, — подземная река. Она течет сюда,- толстый палец повара поехал влево и остановился у белого квадрата. — Это водохранилище, тут река выходит на поверхность.
— А причем тут бомбоубежище?- заинтересованно спросил его Жоржик.
— А вот причем, — ухмыльнулся толстяк.- Бомбоубежище проходит недалеко от подземной реки, к которой мы прокопали туннель.
— Я слышала слово туннель?- дернулась на стуле Люся.- Это откуда нет выхода? Я туда не полезу и точка.
— Далеко идти?- Жоржик все больше и больше наклонялся к карте.
— Километров пять по туннелю, потом плыть по реке около часа, — толстяк выжидающе посмотрел на нас.- Если Жоржик реально приведет нас к тюрьме, то есть шанс предупредить выживших о новой опасности.
— Кто-нибудь плавал по этой реке?- неожиданно спросила Люся.
Мол смутился.
— Мы только выкопали проход до нее. Разведать дальше еще не успели.
— Здорово, — Люся посмотрела на Жоржика.- Это настоящее самоубийство.
— Я согласен,- сказал Игорь.- Мне надоело сражаться одному против всех. Хочу армию.
— Я тоже,- Жоржик пожал парню руку.- По подземной реке у нас больше шансов выжить, чем наверху.
— Мое мнение учитывается? — я гавкнул, привлекая к себе внимание.- Я не умею плавать, если что.
— Вот видите, Шарик против,- радостно сказала Люся и погладила меня по голове.
— Две надувные резиновые лодки ждут нас там, — успокоил меня Мол. — Если что, я тоже не умеют.
-Тогда я тоже за, — я вильнул хвостом и подошел к Жоржику.
— Мужики, — фыркнула Люся.- Все сговорились против меня.
— Значит единогласно, — Мол свернул карту и засунул за пазуху. — Если поторопимся, то успеем добраться до реки раньше, чем нас настигнут крысы. Люся, покажи Жоржику шкаф с оружием, пусть выберет что-нибудь для себя.
— А мне?- Игорь возмущенно посмотрел на толстяка.- Я в школе калаш за 14 секунд разбирал и собирал.
— А ты, мой друг, понесешь мои вещи, — Мол протянул парню сумки с едой. — Будешь моим новым Исусиком, пока старого не найдем.
— Перспективы выжить у Игорька понижаются, — хохотнул Жоржик.- Не ссы, братан, сейчас что-нибудь наколдуем для тебя.
Он пошарил в карманах и достал нож.
— Только ножик,- разочарованно произнес Игорь.- Спасибо, не надо.
— Не ножик, а бабочка, -Жоржик взмахнул рукой и острое лезвие засверкало в воздухе, описывая немыслимые траектории.
Глаза парня вспыхнули желанием.
— Научишь меня?
— Держи, братан, — зек свернул лезвие и протянул нож Игорю.- Как только выберемся наружу, научу пару приемчикам.
— Спасибо, — парень заворожено уставился на красивую рукоятку.
— Хм, — хмыкнула Люся Жоржику, когда они вышли из комнаты. — А ты не такой пропащий как я думала.
— У тебя тоже сиськи красивые, — парировал зек.
— Хам,- Люся молча подошла к шкафу с оружием и открыла его.- Выбирай оружие, придурок.
Жоржик от удивления почесал затылок.
— А Мол не так уж и прост.
Нагнувшись, он подобрал несколько гранат и повесил себе на ремень. Перекинув через плечо пару автоматов и взяв в руки тяжелый пулемет, Жоржик повернулся к Люсе и ухмыльнулся.
— Ну что, я похож на Рембо?
Люся посмотрела на него и покрутила пальцем у виска.
— Так с этим железом и пойдешь ко дну. Не нравится мне этот план отступления. Лучше отсидеться здесь до утра и пойти поверху до города.
— По подземной реке мы через час будет очень далеко от этого места. Так что, овчинка стоит выделки, сестренка. А там и до тюрьмы недалеко.
— Если я утону, в этом будешь виноват ты — Люсино настроение падало все ниже и ниже.
— А если выберемся, покажешь снова сиськи?
— Да хоть пять раз, — буркнула Люся. — Лишь бы все это скорее закончилось, — она вытащила налобный фонарик и одела на голову.- Кто-нибудь еще подумал, что там будет темно?
Жоржик хлопнул себя по лбу.
— Точно, какая ты Люся хозяйственная у нас.
— Пошел в задницу,- огрызнулась она. — Иди Шарику сказки рассказывай, вы теперь как два сапога пара.
— Я давно здесь, — я лежал на полу и прислушивался к разговору.- Какие сказки Жоржик должен мне рассказать?
— Как вы меня оба задолбали,- психанула она и выскочила из комнаты.
— Бабы, — пожал плечами Жоржик, одевая мне на голову фонарик.- Потряси головой, будешь помогать нам освещать дорогу в туннеле.
Я замотал башкой. Яркий луч света заплясал передо мной на стене.
— Держится хорошо, — Жоржик хлопнул меня по спине.- Пойдем, покажем крысам, кто тут главный.

Ночью становилось немного прохладнее. Подсвечивая путь фонариками, мы осторожно пересекли площадь и остановились перед трехэтажным кирпичным зданием, где недавно держали оборону против зараженных солдат.
— Бомбоубежище в подвале,- шепнул Мол. — Быстрее идем.
Странно, но первым заметила крыс Агата, до этого мирно дремавшая за спиной Игоря. Грозно зарычав, она стала размахивать руками, стараясь выбраться из рюкзака. Я дернулся головой в ее сторону и увидел, как между ног Игоря мелькнула серая тень.
— Крысы, — крикнул я Игорю.- Осторожно.
Парень дернулся ногой и крыса, громко пища, вцепилась ему в кроссовок.
-Черт, черт, черт,- Игорь заплясал на месте, стараясь сбросить крысу с ноги. Ударом второй ноги, ему удалось отбросить ее в сторону. Я проследил за ней, подсвечивая ее полет светом фонарика на голове. Крыса, вереща, упала на землю, которая неожиданно расступилась и поглотила ее. Волна, поднятая ей, быстро покатилась в нашу сторону и я понял, что вся площадь за нами была усеяна крысами.
— Берегись,- заорал я.- Здесь полно крыс.
Поняв, что скрываться больше незачем, воздух наполнился громким писком.
Размахнувшись, Люся бросила гранату в самый центр серой шевелящейся массы. Мощный взрыв раскидал крыс в разные стороны.
— Ту-ту-ту,- застучал тяжелый пулемет в худых руках Жоржика. Пули веером прошлись по площади, разрывая в клочья, брызнувший в разные стороны, крыс.
— В здание всем,- проревел Мол, вытаскивая два тесака из-за спины.- Сейчас они мне ответят за Исусика.
— Нет, иди ты- Жоржик мотнул головой в сторону здания.-Ты знаешь дорогу, я прикрою. Да и пулемет слишком тяжелый, чтобы его таскать. Брошу его здесь, когда кончатся патроны.
Толстяк оценивающе поглядел на него и молча кивнул.
— Жду внизу, остальные за мной.
Люся огляделась по сторонам.
— Где Игорь?
— Наверно уже внутри,- Жоржик нашел меня глазами.- Шарик, оставайся со мной, будешь светить.
Я вскочил на крыльцо и стал водить головой по сторонам. Белый луч света заплясал по серым крысиным телам. Следом прозвучала отрывистая очередь из пулемёта. Ошметки живой плоти разлетелись в разные стороны. Жалобный крысиный писк разнесся по воздуху, серая волна дрогнула и расступилась перед нами, стараясь обойти сбоку, но задние ряды крыс продолжали накатывать на нас, поглощая под собой трупы погибших сородичей.
— Вилкой в глаз или в жопу раз,- неожиданно прокричал загадочную фразу Жоржик и подмигнул мне. Размахнувшись, он кинул еще одну шумовую гранату в сторону вновь приближающихся крыс.
— Шарик, уши.
-У меня же лапки…- громкая звуковая волна ударила меня в голову, отбрасывая к стене здания. Я заскулил, пытаясь унять боль в ушах. Оглохший и ослепший, я с трудом видел, как Жоржик отбивается от крыс, пытающихся вскарабкаться по его телу и свалить на землю.
— Врешь, не возьмешь,- проревел он, отбрасывая пустой пулемет в сторону. — Жоржика так просто не взять.
— Брат, — неожиданно услышал я голос Четвертой в своей голове.- Прекрати сопротивляться и останешься в живых.
Я поискал глазами сестру. Около зеленых ворот воинской части появилась темная фигура Исусика, с крысой-мутантом на плечах. Четвертая покорно сидела рядом с ним, на поводке, и тихо переступала лапами.
— Брат, все кончено, сопротивляться бесполезно,- грустно повторила она.
— Нет, — я затряс головой, выбивая вату из ушей. — Я спасу тебя.
Холодный чужой разум вполз в мою голову и губы Исусика скривились в злобной ухмылке.
— Предлагаю сделку, — прозвучал безэмоциональный голос.- Ты мне людей, я тебе жизнь.
— Как ей?- крикнул я, глядя на Четвертую, которая смотрела на меня пустыми глазами.- Что ты с ней с сделал?
— Она стала моими глазами и ушами, как и он,- голову Исусика обхватили тонкие пальцы с черными когтями. — Скоро весь мир станет моим.
-Убирайся из моей головы, чертова крыса,- я громко залаял, пытаясь привлечь внимание Жоржика.
Исусик глядя на меня пустыми глазами, достал из кармана тонкую трубочку и дунул в нее. Тихий свист пронесся по воздуху и крысы, как по команде, стали отступать к воротам.
— Мы еще встретимся, — холод стал уходить из моей головы.- И ты станешь моим.
— Сестра, я найду тебя, — Четвертая словно очнувшись, посмотрела на меня осмысленным взглядом, но крыса дернула поводок и она, втянув голову в плечи, встала и покорно направилась следом за ним.
— Что же ты натворила? — мой контакт ударился в бетонную стену, заблокированный чужим разумом.
— Какого черты тут происходит? -Жоржик недоуменно глядел вслед уходящим крысам.- Почему они перестали нападать?
— Переговоры, — буркнул я.- Нас обещали убить, но потом.
— Аха, -довольно ухмыльнулся зек.- Испугались нас.
— Ну да, — не стал разубеждать его я. — Пора возвращаться к нашей группе.
Площадь опустела и я заметил неподвижное тело, лежащее на земле. Рядом валялся пустой рюкзак.
— Игорь,- крикнул я, бросаясь к нему. Луч от фонаря выхватил в темноте маленькую фигурку, сидевшую у его ног.
— Черт, — следом за мной бросился Жоржик.- Только не это.
Агата, сидела около Игоря и держала в зубах мертвую крысу. Увидев меня, малышка довольно зарычала и бросила мертвую тушку к моим ногам.
— Она защищала его крыс, — я стал лизать лицо парня.- Игорь, очнись.
— Или свою еду, — мрачно произнес Жоржик, указывая на рваную рану на животе. — Ее работа.
Агата, рыча, поползла ко мне и обхватила за шею.
— Чертова зомби кукла, это она убила его,- зек снял предохранитель с автомата.- Шарик, отойди в сторону.
— Нет, — я прикрыл ее телом.- Это не она, посмотри на него,- я посветил на голову Игоря. Тоненькое жало, почти незаметное, торчало из его шеи.
— Это яд, он парализует тело. Его убили крысы.
Жоржик наклонился и выдернул стрелу. Глаза Игоря дернулись и он громко задышал.В животе страшно забулькало и кровь,толчками, стала выплескиваться на землю.
— Больно, — простонал он, протягивая руки к животу.- Боже, как больно.
— Лежи,- Жоржик подложил пустой рюкзак под голову парню и посветил фонариком на рану. Потом посмотрел на меня и покачал головой.
— В больнице его бы смогли заштопать, но не здесь.
Неожиданно, рука Игоря полезла в карман. В воздухе мелькнул стальной нож-бабочка.
— Жаль, что я так и не научился им пользоваться, — Игорь слабо улыбнулся и вложил нож в руку Жоржика. -Я бы очень хотел научиться.
Зек посмотрел на его руку, потом сглотнул и вскочил на ноги.
— Черт, черт, черт,- выхватив автомат, он стал расстреливать рожок в небо.- Ненавижу всех.
— Что это он?- Игорь просмотрел на меня.
— Расстроился сильно, — я заскулил и лизнул его в щеку.- Не умирай.
Игорь усмехнулся и погладил меня по голове. Агата, почувствовав запах крови, зарычала и протянула руки к парню.
— Позаботься об Агате, эта малышка ни в чем не виновата, — он закашлял и закрыл глаза.- Я не хочу умирать,- прошептал он побелевшими губами.- Шарик, мне страшно.
— Жоржик, он уходит, — я заскулил, не зная чем еще помочь. Послышались шаги и рядом на колени встал зек.
— Держись пацан, — он взял за руку Игоря и вернул нож.- Я еще научу тебя крутить бабочку.
Игорь открыл глаза и усмехнулся.
— В этом мире нет места слабым,- он закашлял и на его губах надулся и лопнул кровавый пузырь.-Простите меня.
Рука его ослабла, пальцы разжались и бабочка упала на землю.
— Твою мать,- Жоржик посмотрел на меня, потом на Агату и его глаза сверкнули мстительным блеском. Подхватив с земли нож, он замахал перед собой лезвием.
-Ты что делаешь?- я попытался отскочить от него.- Игорь просил позаботиться о малышке.
— Что я сейчас и сделаю, — он прижал голову Агаты к земле и одним движением перерезал ей горло. Кроха дернулась и перестав рычать, затихла под его коленом.
— Зачем?- я гавкнул на него.- Ты с ума сошел?
— Она не выживет в этом мире,- хмуро произнес Жоржик, вытирая кровь с ножа об землю.- Пускай в мир мертвых идут вдвоем.
Он поднял, неожиданно ставшим легким, тело Агаты и положил на грудь Игорю.
— Прости пацан, это все, что я могу сделать для тебя.
Я сел и задрал голову к ночному небу, собираясь спеть прощальную песню.
-У-у-у…
— Нет времени на это, Шарик, — перебил меня зек.- Пора возвращаться к своим. У нас еще много дел впереди. Например спасти человечество.
Я вздохнул и побежал за Жоржиком. Уж минуту то человечество могло подождать.

В здании царила разруха. Мы с Жоржиком подошли к лестнице и прислушались. Где-то внизу слышались голоса.
— Нам туда,- зек кивнул мне головой и вскинул автомат.- Иди первый, я прикрою.
— Опять первый,- хотел было возмутиться я, но встретившись с глазами Жоржика сразу пропала охота спорить. Передо мной всплыла картинка, как он безжалостно перерезает горло Агате.
— Иди, — усмехнулся он, увидев как я замешкался.- Вряд ли после встречи с Молом там кто-нибудь выживет. Я,скорее, буду прикрывать твою спину.
Я махнул хвостом, показывая, что понял его и опустив нос, ринулся в подвал, откуда доносились голоса.
— Игорь, — послышался Люсин голос.- Ты где?
— Не ори, девочка,- перекрыл ее мужской голос.- Парень взрослый, сам найдется.
Я выскочил на площадку и очутился перед большой белой дверью, покрытой ржавыми пятнами коррозии. Мол пытались отрыть дверь, упершись ногами в пол.
— Черт, из-за близости реки, механизм гермодвери заржавел и открывается с трудом, — толстяк напряг руки и дверь, нехотя, поехала на него.
— Ну вот,- удовлетворенно произнес он, заходя внутрь.- Совсем другое дело. Был бы Исусик, заставил бы его смазать тут все. А сейчас и второй парень пропал.
Я гавкнул, привлекая к себе внимание.
— Шарик, — увидев меня, обрадовалась Люся.- Ты Игоря не видел?
Ее взгляд упал на Жоржика, спустившегося по лестнице за мной. Весь залитый кровью от многочисленных укусов, зек вытащил нож-бабочку из кармана и показал его ей.
— Нет, — Люся замотала головой, отступая от него.- Не может быть, он же совсем ребенок.
— Крысы напали на него, — я подошел к ней и ткнулся носом в ногу.- Когда мы его нашли, было уже слишком поздно.
— А Агата, она…?
— Осталась вместе с ним, — лаконично ответил зек, убирая нож в карман.
Люся открыла рот, чтобы что-то еще спросить, но столкнувшись с взглядом Жоржика, передумала.
— Когда же это все закончится, — грустно вздохнула она.- Столько хороших людей уже умерло.
Я тихонечко заскулил. Это все из-за меня, я же говорил, нельзя со мной контактировать.
Из бомбоубежища выглянула большая голоса Мола. Увидев меня и Жоржика, он сразу все понял.
— Идем, а то чертовы крысы последуют за нами сюда.
Закрыв за нами дверь, он щелкнул спичкой и поджег факел, лежащий у двери.- Берегите батарейки,- толстяк выключил свой фонарик и тени, от разгорающегося огня, заплясали на его мрачном лице. — Счет пополняется, эти крысы ответят за все.
Люся нагнулась и выключила мой фонарик. Затем взяла новый факел и подожгла его от Моловского.
— Куда теперь идти?- Жоржик с любопытством разглядывал огромное помещение, где могло спрятаться больше тысячи человек. Кругом валялись разбросанные ящики и открытые консервы. Ржавые трубы тянулись вдоль стен уходили куда-то в темноту.
-Вперед, — протянул руку Мол.- Кроме этой большой комнаты, есть еще отсеки. Хозблок, санчасть, кладовая. Постепенно, все это пришло в негодность. Наш штатный геодезист нашел самый короткий путь от бомбоубежища к реке. И он ведет из кладовой, откуда, кстати, и проникли крысы сюда, — он поднял факел повыше и мы увидели под потолком узкие крысиные норы.
— А они не прыгнут нам на голову? — испуганно попятилась от стены Люся.
— Если не будешь долго глазеть на них с открытым ртом, — Жоржик нашел какую-то белую тряпку и стал стирать с себя запекшуюся кровь.- Хорошо, что у меня теперь иммунитет, а то давно бы ходил тут с протянутыми вперед руками и рычал. — Черт, — он поднял голову и его осенило. — Они же жрут всякую фигню, вдруг я инфекцию подцепил,- заволновался он. — Какой-нибудь гепатит B или ВИЧ. Мне нужно срочно промыть раны и выпить. Где тут больничка?
Мол усмехнулся.
— Спирта давно нет, сходи в санчасть, может йод или зеленку найдешь.
Зек бросился к двери с красным крестом, скидывая на пол все оружие.
— Это не смешно,- заорал он.- Я не знаю, отчего я привит,- в комнате раздался громкий стук и грохот падающей мебели.- Шарик, иди сюда и посвети мне, я ни черта не вижу.
Толстяк положил тяжелую руку на плечо Люси.
— Пойдем, я пока покажу тебе вход в туннель.
Люся погладили меня по голове и включила фонарик.
— Пригляди за ним, мало ли что.
Я тихо рыкнул в ответ.
— Будет сделано, самка.
— Какого?..- Люсины брови поползли вверх, но я уже быстро ретировался в комнату к Жоржику. Надо учиться контролировать свои мысли. Расслабился совсем.
Мой фонарик осветил небольшую комнату и Жоржика, пытающего открыть какой то шкаф. Посмотрев на меня, он сказал:
— Пацаны меня не поймут. Во время апокалипсиса все как положено, должны умирать от зомбивируса, а я, как лох, умру от тифа или малярии.
Он чертыхнулся и просто разбил стекло. На пол со звоном посыпались осколки.
— Жоржик не лох, Жоржик так просто не сдаться.
Схватив горсть баночек, он повернулся ко мне.
— Шарик, свети сюда.
Взяв первую баночку, зек прищурился.
— Глазные капли, сразу нет,- он отбросил банку в сторону и взял следующую.
— Но-шпа,- он задумался.- Игорю тоже бы не помогла, — баночка отправилась следом за первой.
— Валидол, сука, — возмутился Жоржик, прочитав следующую.- Кто вообще составлял эту аптечку?
Он размахнулся, чтобы выбросить банку в темный угол, но задумался.
— Ладно, он вроде как успокаивать нервы должен, — он закинул горсть таблеток в рот.- А я сука, сейчас очень нервничаю, Шарик, очень, — стеклянная банка вдребезги разлетелась от удара в стенку.
— Хлоргексидин, — прочитал он на следующей баночке.- То, что надо, чтобы промыть зараженные места.
Оторвав колпачок, Жоржик стал растирать прозрачный раствор на груди.
— Еще,- он стал рыться в шкафу, доставая на свет новые незнакомые упаковки.
— Активированный уголь, — упаковка полетела в угол. — Проблем с пищеварением у меня нет.
— Бромгексин, он же от кашля, — удивление снова появилось на его лице. Жоржик открыл колпачок и сделал глоток.- Сладенький,- причмокнул он и протянул мне.- Будешь?
Я понюхал баночку и сморщив нос, фыркнул.
— Понял тебя, — еще одна баночка разбилась об стенку. — Что еще бесполезного можно найти тут?
— Дышащий пластырь, — прочитал он на следующей упаковке и устал плюхнулся на пол.- Да они издеваются.
В наступившей тишине неожиданно хрустнуло стекло. Я вздрогнул и повернул голову. Свет от фонаря поймал метровую безволосую крысу, которая кралась мимо нас, стоя на двух ногах. Понял, что ее заметили, она выхватила трубочку и плюнула в Жоржика.
— Сука, так это ты убила Игорька?- он выдернул жало из плеча и с ревом бросился на крысу. Та, упав на четыре лапы, бросилась к выходу. — Держи эту тварь, — крикнул мне Жоржик. Я перегородил ей путь и угрожающе зарычал. Крыса прыгнула в сторону и заметалась по комнате. В темноте загремели шкафы и на пол посыпались новые банки, разбиваясь об пол. Я замотал головой, пытаясь поймать фонариком безволосую тварь.
— Тихо,- крикнул мне Жоржик, держа в руке ножку от стула.- Свети справа налево.
Я медленно стал поворачивать голову, стараясь не пропустить не одного темного уголка на полу.
— Вот она, — я заметил светящиеся красные глаза, зыркнувшиеся на меня из-под поваленного шкафа.
— Вижу, — Жоржик поднял руку с палкой вверх и стал осторожно приближаться к ней.- Сейчас, ты у меня за все ответишь.
Внезапно, у него подкосились ноги и он, схватив себя за шею, захрипел и рухнул на пол. Глаза закатились и палка выкатилась из его ослабевших рук.
Крыса осторожно вылезла из-под шкафа и приблизилась к зеку. Встав на задние лапы, она взяла ножку от стула и посмотрела на меня. Холодок прошел по моей спине, когда я понял, что крыса пытается залезть мне в голову.
— МОЛ, — заорал я, посылая толстяку самый сильный контакт, который когда-либо делал. Я не знал, на какое расстояние он бьет, но должен был попробовать, пока чужой разум не завладел моей головой. -МОЛ, НА ПОМОЩЬ!!!
Послышался топот тяжелых ног и дверях появился толстяк с факелом.
— Шарик, что у вас случилось?
Холод резко отступил из моего тела и я почувствовал, что могу двигать своим лапами.
-Там мутант, — я, шатаясь, отступил в сторону, пропуская Мола вперед.- Он ранил Жоржика.
Бросив взгляд на лежащего без чувств на полу зека, Мол недобро посмотрел на крысу и вытащил из-за спины два своих любимых тесака.
— Нет, — попросил я толстяка.- Не убивай ее.
— Это почему? — удивился Мол.- Одной крысой-мутантом больше или меньше, не велика потеря.
— Не убивай, это разведчик,- упрямо повторил я.- Нам нужен язык.
— Черт,- Мол выпрямился и убрал ножи обратно.- Ты как всегда прав, Шарик. Мне нужен мой Исусик.
Он подобрал ножку от стула и стал приближаться к крысе, которая внимательно следила за его передвижениями.
— Люся,- не оборачиваясь, крикнул он за спину. — Возьми эту тварь на мушку и если попытается дернуться, стреляй на поражение.
— Принято, — послышался щелчок снимаемого с предохранителя автомата. — Пусть только пикнет, у меня руки чешутся пристрелить ее.
Крыса посмотрела на нас и неожиданно встала на задние лапы. Все тело, покрытое мелкими чешуйками, похожими на рыбьи, прикрывала тряпочка, похожая на одежду. Из-под узкого длинного черепа на нас посмотрели чертовски умные глаза.
Разжав маленький кулак, мутант бросил к ногам Мола тонкую стальную трубочку и поднял руки вверх.
— Твою мать, — удивленно выдохнул Мол, опуская палку.- Что ты такое?

Люся нагнулась и подняла трубочку. Зачем то понюхав, она положила ее себе в карман.
— Шарик, в кладовой, рядом с туннелем, лежит моток веревки, принести быстро, — она снова вскинула автомат, направив его на тварь.- И быстрее, у меня нервы ни к черту.
Крыса перевела взгляд на меня. Холодок окатил мою голову и перед глазами все поплыло.
— Осторожно, — я тряхнул головой, сбрасывая морок.- Эти твари могут морочить голову.
— Только не мне, — Мол размахнулся и нанес сильный удар ножкой стула по голове мутанту. Крыса попыталась увернуться, но удар отбросил ее к шкафу и она пискнув, затихла на полу, дергая ногами.
— Веревка,- напомнила мне Люся и я выскочил в большой зал, ища кладовую. Темнота окутала меня и я опустил нос, ориентируясь по Люсиному запаху. Из соседней комнаты на меня пахнуло сыростью. Заскочив в комнату, я увидел множество поломанных ящиков и разбитые стеклянные банки, осколками валяющиеся на полу. На противоположной от меня стене, зияла огромная дыра, из которой несло холодом. Я повел носом и угрожающе оскалил зубы. Из глубины туннеля на меня смотрела сама тьма.
— Шарик, быстрее,- послышался Люсин крик.- Тут что-то происходит.
Я схватил моток тонкой веревки и бросился назад. Люся, с факелом в руках, пятилась ко мне, озираясь по сторонам.
— Я слышала шорох,- она подняла голову кверху и в ужасе заорав, выпустила очередь из автомата по потолку. Пламя от факела выхватило множество дырок, из которых то и дело высовывались крысиные носы.
— Мол, нас атакуют — крикнула она, выхватив у меня из пасти веревку.- Отступаем.
Крысы стали вываливаться из нор и собираться на полу в стаю.
— Ненавижу крыс,- Люся стала поливать свинцом мелких грызунов, сверкающих к темноте красными глазами.- МО-О-ОЛ!
Толстяк, наконец, вывалился из комнаты. На одном плече он нес Жоржика, второй рукой сжимал горло извивающейся и царапающейся твари.
-Уходим в туннель, — он бросил взгляд на потолок, откуда водопадом на пол падали крысы. — Шарик, вперед, свети фонариком.
Я бросился в кладовую и повернулся, ожидая Люсю и Мола.
— Я прикрою, — крикнула Люся, пропуская вперед повара.- У меня есть идея. Мы сюда больше не вернемся не так ли?
Мол крякнул, протискивая мимо нее, боком, в дыру.
— Надеюсь, ты не собираешься..
В руке Люси появилась граната.
— Даже не думай, — заорал Мол и замолчал, зачарованно глядя как Люся размахивается и кидает ее на пол, в центр крысиной стаи, угрожающе ползущей в нашу сторону. — Мы же взорвемся тоже.
Оглушительный грохот разорвал мои уши. Земля задрожала под нами и по потолку туннеля пробежала большая трещина. Добежав до выхода, трещина пошла вниз и срезав со стены огромный пласт земли, перекрыла проход, отсекая нас от крыс. Факел в руках Люси погас и наступила мертвая тишина.
— Твою мать,- тихо произнес Мол и с потолка снова посыпались камни.-Ты же могла нас убить, девочка.
— Я как-то не подумала, — извиняющие прошептала в ответ Люся.- Шарик,ты как?
Я тряхнул головой. Фонарик пару раз мигнул и наконец загорелся ровным тусклым светом.
— Я в порядке.
На противоположной от меня стене послышался шорох, холодок скользнул по моему разуму и перед фонариком мелькнула тень.
— Мол, крыса сбежала!
Повар хлопнул рукой и чертыхнулся.
— Я упустил ее, не успел связать.
Люся выпустила в темноту очередь, чуть не попав в меня.
— Мол, забери у нее оружие,- взвизгнул я, прижимаясь к стене. — Она нас быстрее прикончит, чем крысы и зараженные вместе взятые.
С потолка снова посыпалась земля.
— Надо уходить к реке, — повар повернул зека лицом к себе и похлопал по щекам. Жоржик застонал и сладко причмокнул губами во сне.
— Живой чертяка, — Мол взял у Люси веревку и обвязал себя. — Теперь я иду последний. Неизвестно, что нас ждет впереди. Если я провалюсь в разлом, то вы меня точно не вытащите.
Люся попыталась обойти его, но повар остановил ее и положил руку на автомат.
— Ради бога, стреляй, если будешь уверена на сто процентов. Пожалей нервы Шарика.
Я оглянулся и посветил фонариком на чумазое Люсино лицо.
— Я в порядке, Шарик, — Люся поставила автомат на предохранитель и закинула его за спину. — Просто нервы, — она показала мне пустые руки.
Я вильнул хвостом, как бы говоря, что понимаю ее и посветил фонариком вперед. Неожиданно, что-то мокрое упало мне на нос и я подняв голову. Из трещины в потолке, на нас потекла вода, превращаясь на глазах в мелкий дождь.
— Бежим, — я бросился вперед, легко перепрыгивая через мокрую лужу.
— Значит теперь бежим,- крякнул Мол, закидывая Жоржика на левое плечо. Наступив большой ногой в мокрую лужу, он погрузился в грязь по щиколотку. -Будем надеяться, что до лодок мы доберемся раньше,чем нас тут затопит.

Чем ближе была река, чем мягче становилась земля. Я периодически останавливался и лаял на Люсю и Мола, подгоняя их. Они чертыхались на меня и делали вид, что идут быстрее, проваливаясь в землю уже по колено. Мой фонарик мигал каждые пять секунд и скоро должен был сдохнуть. Стены и потолок туннеля угрожающее смыкались над нами, грозя похоронить заживо будущих спасателей человечества.
Пригнувшись к земле, я вдруг услышал тихий шум воды.
— Река близко, — я бросился к Люсе и вцепившись зубами в штаны, потянул ее на себя.- Хватит отдыхать.
Люся отмахнулась от меня.
— Я больше не могу, мне надо передохнуть.
С потолка отделился новый пласт земли и рухнул в воду, поднимая кучу брызг.
— Твою мать, — выдохнула она, выдирая ногу из трясины.- Мол, у тебя нет свободного местечка на правом плече?
Толстяк фыркнул.
— Мне и одного пассажира хватает,- он устало вздохнул и перекинул Жоржика на другое плечо. — Вроде худой как щепка, а весит как бревно.
Фонарик мигнул в последний раз и погас. Мы оказались в полной темноте.
— Шарик, ты теперь наши глаза и уши, вперед, — приказал Мол. Я, громко лая, бросился вперед, туда, где еле-еле забрезжил какой-то тусклый, бледно желтый свет. В нос ударил мерзкий запах гниющей рыбы и водорослей. Вляпавшись в зловонную жидкую грязь, я с трудом вытащил лапы и выскочил из туннеля. Передо мной был тупиковый коллектор. Стоячая вода в траншее была покрыта пятнами желтой пленки, от которой, к низкому кирпичному потолку, поднимались тяжелые испарения. На сырых, покрытых густой слизью, кирпичных стенах, собрались большие колонии желтого мха. Как раз они и издавали тусклый свет. Всюду, кверху пузом, плавали дохлые рыбы и лежали мертвые крысы.
— Это и есть река?- следом за мной из туннеля вывалилась Люся, старательно вытирая подошву сапог от прилипшей к ней грязи.- Мол, а где выход?
-Там, — толстяк устало прислонился к стене, не обращая внимания на грязь. Мы уставились на круглый темный проход, куда уходила вода. — Если бы не засуха, вода полностью закрывала этот сток, но сейчас канал обмелел и мы можем на лодках выбраться на поверхность.
— Я туда не полезу,- замотала головой Люся.- Этот потолок слишком низок. А вдруг, дальше река поднимется снова и мы захлебнемся?
— Напомни мне, девочка, кто взорвал туннель?- Мол опустил зека на землю и потянул за металлическую цепочку, уходившую в воду. На поверхности появились два тяжелых армейских ящика.
— Помоги мне,- они с Люсей, с трудом, вытащили их на бетонный пол и стали открывать.
— Мы собирались исследовать местность, поэтому тут есть все на первое время. Сухпаек, аптечка, оружие. Не думаю, что это все нам понадобиться тут, под землей, но на поверхности обязательно пригодиться, — Мол вытащил большой фонарь и включил его. Огромное пятно света упало на стену, выжигая темноту и неожиданно, ожившая слизь, стала расползаться в разные стороны, пытаясь спрятаться между камней.
— Не нравится мне эта идея, — пробурчала Люся, наблюдая как Мол раскатывает первую лодку. — И на этом мы поплывем?
Толстяк что-то дернул и лодка, стала наполняться углекислым газом, вырастая на глазах.
— Выдерживает вес до 500 кг,- довольно пробурчал он, не обращая внимания на нее.- Как раз для меня.
Лодка выросла на глаза и превратилась в плот. Столкнув ее в воду, Мол сбросил в нее два весла, аптечка первой помощи, коробку с едой и повертел в руках тоненькую брошюрку.
— Инструкция по сохранению жизни на спасательных плотах, — прочитал он вслух и протянул Люсе.- Плыть долго, почитаешь в дороге.
Люся скривилась, но книжку взяла.
— И спасательный жилет для Шарика,- я отвлекся от обнюхивания стен и посмотрел на оранжевый жилет в руках Мола. — Если лодка пойдет ко дну, ты не утонешь.
— Если лодка пойдет ко дну?- переспросила Люся.- Мне нужно больше жилетов.
Повар усмехнулся.
— Если я начну тонуть, меня не выдержит не один жилет.Так что надеюсь, мы выберемся живыми из этого коллектора.
Через несколько минут два плота уже покачивались на воде. Я продолжал обнюхивать стены, пытаясь понять, что меня так тревожит.
— Шарик, — крикнула мне Люся.- Запрыгивай ко мне.
Я в последний раз оглядел стены и подняв ногу, гордо отметился. Что-то мокрое и склизкое прикоснулось к моей коже. Я взвизгнул и отскочил в сторону. Мох на стенках окрасилась в красный цвет и набухнув, выбросила в мою сторону облако вонючих испарений. Я громко чихнул и у меня помутнело в глазах.
— На хрена ты ссал на него, Шарик?- заорал на меня Мол.- Не мог найти другое время и место?
— Откуда я мог знать? — простонал я, продолжал чихать не переставая.- Я собака, а не человек,терпеть не приучен.
Ноги мои парализовало и я упал на бок, наблюдая за тем, как мох, превратившись в живое существо, медленно спускается со стены и ползет в мою сторону.
— Одна гранату кидает не подумав, второй ссыт где попало, — продолжал орать Мол, направляя мощный свет фонаря на меня. Существо, покрытое красной шерстью, отпрянуло в сторону и сменив цвет на черный, засеменило на маленьких ножках в темноту туннеля.- Это Апокалипсис, ребята, мы тупо можем не выжить.
— Давай, — Люся перегнулась через борт и протянула мне руки, готовясь подхватить, как вдруг вода в стоячей реке забурлила, плот покачнулся и накренился.
— Это еще что за напасть?- закричала она Молу, старясь удержаться на плоту.
— Я знаю столько же сколько и ты, — он выхватил автомат и стал стрелять в воду. Поверхность реки окрасилась в красный цвет. — Но совершенно не хочу знать, что я там только что убил.
Люся подхватила меня и спрыгнула на плот. Опустив весла в воду, она развернула его и направила в узкий проход.
— Ненавижу Апокалипсис, — громко заорала она Молу чуть не ударившись головой об низкий потолок.
Я согласно чихнул и неожиданно легкий холодок осторожно коснулся моей головы. Я повернул голову и столкнулся с черными глазами крысиной твари, прячущейся в углу лодки, между сумками.
— Мутант, — я дернулся, пытаясь предупредить Люсю, но холод сковал мои мысли и погрузил в сон.

Я находился в большом разрушенном помещение. Перед белым столом, спиной ко мне, стояла темная фигура в капюшоне.
-Это наш создатель,- прозвучал голос из ниоткуда.- Мы его дети.
Фигура повернулась ко мне и я узнал в этой отвратительной крысиной морде говорящего мутанта. Держа в искривленных руках толстый шприц, он нагнулся и достал из корзины пищащий розовый комок с длинным хвостом. Повертев крысенка перед глазами, мутант вонзил в спину иглу и выдавил красную жидкость.
— Кровь зараженных, — продолжал звучать чей-то голос. — Под землей находится огромная пещера, в которой создатель готовит новое поколение солдат. Они невосприимчивы к яду, укусам и понимают язык людей. Когда большинство умрет, мы выйдем на поверхность и добьем остальных. Ты уже видел наше оружие и его последствия на людях.
— Почему ты мне это рассказываешь?- я повертел головой, пытаясь найти источник звука.- Зачем я вам?
— Присоединяйся к нам и ты станешь одним из тех, кто выживет в войне между нами и людьми.
— Выживу? Стану вашим рабом как моя сестра?
— Твоя сестра слишком примитивна, чтобы стоять на одном уровне с создателем, в отличие от тебя. Если откажешься, то твой мозг тоже пойдет во благо нашей новой расы.
Мутант взял второго крысеныша и повертел перед своими глазами. Найдя какой то изъян, он размахнулся и швырнул пищавший комок в стену напротив. Громкий писк сменился противный хрустом ломающихся костей и крысеныш упал на пол, оставляя за собой мокрое пятно. Я вздрогнул, увидев на стене уже не первый темный след.
— Дар, который Создатель получил, когда готовился умирать в муках, помог ему выжить. Вирус, охвативший людей, не только сделал их глупыми, но и помог животным обрести разум.
Почувствовав чье-то присутствие за собой, мутант резко обернулся. Его черные глаза, упрятанные глубоко в длинном черепе, казалось пронзили меня насквозь.
— Шарик, — произнес он женским голосом.- ШАРИК.
Меня затрясло и я открыл глаза. В лицо мне светил фонарик, который держала в руках Люся.
— Живой, — выдохнула она и выпрямившись махнула кому то рукой.- Мол, он живой.
— Будет ссать где попало, мигом лапы отбросит, — прозвучал в темноте ворчливый голос.- Почему я его не слышу?
— Я в порядке, — я пошатываясь уселся на задницу.- Долго я бы в отключке?
— Минут пятнадцать,- Люся снова взяла весла и стала грести.- Устраивайся поудобнее, нам еще плыть и плыть.
Я чихнул и затряс головой, пытаясь избавиться от вонючего запаха, но он не проходил.
— Мутант, — вспомнил я и резко дернулся. Холод коснулся моей головы.
— Не смей,- бросил я ему контакт.- Иначе, ты труп.
— Мы все будем трупы,- я посмотрел на крысиную лапу с острыми когтями, лежащую на резиновой поверхности плота. -Ты молчишь обо мне, я оставлю вас в живых. Как только выберемся, мы расходимся.
Я поглядел на Люсю, чертыхающуюся, когда потолок коллектора становился слишком низким и ей приходилось нагибать голову.
— Сиди там, чтобы тебя не видели и не смей лезть в мою голову.
Красные глаза мутанта погасли и он растворился в темноте, в углу лодки.
— Как там Жоржик?- я попытался рассмотреть Мола, плывущего следом за нами.- Очнулся?
— Нет, — Мол взял фонарик и посвятил на зека.- Может он мертв?
— Его мозг давно активен,- легкий холодок коснулся меня и тут же исчез.
— Стукни его веслом, Мол, — я вскочил и бросился к краю плота.- Жоржик, братан, хорош валяться!
Зек застонал и потер голову руками.
— Где я?
— В аду, братан, — радостно залаял я, виляя хвостом.- Глубоко под землей.
— А я твой Харон, — Мол сунул очнувшемуся зеку весла в руки.- Греби за Люсей, а я проверю оружие.
— Я еще совсем слаб,- проныл Жоржик.- И к физическому труду не приучен.
— В твоих интересах грести быстрее, пока то, что под нами еще не вылезло на поверхность.
— А что там? — заволновался зек, хватаясь за весла.- Ктулху?
— Не знаю, что, но я его ранил и теперь оно вероятно сильно обиженно на нас, — Мол проверил автомат и гранаты на поясе.- Черт, я же сразу на дно пойду, если плот перевернется.
Он затаил дыхание и прислушался. В темноте слышалось лишь тихий всплеск Люсиных весел и громкое дыхание Жоржика.
— Вроде никого, — прошептал он зеку и посветил на нас фонариком. Греби за ней тихо, а я пока покемарю, устал что-то, — Мол улегся в обнимку с автоматом, широко зевнул и закрыл глаза. — Главное, не шумите.
— Охренеть, — прошептал Жоржик, разглядывая огромную неподвижную тушу повара.- А если вылезет Ктулху, веслом его бить? Шарик, Шарик, скажи, что этот толстяк соврал про него.
Я положил лапы на спинку лодки и внимательно смотрел по сторонам, пытаясь уловить чужое движение.
— Ты главное не писай сейчас в воду, братан. Хрен его знает, что оттуда может вылезти.

Давно я не чувствовал такого умиротворения. Никто за мной не гнался, не пытался убить. Мы плыли в полной темноте, изредка подсвечивая вперед фонариками и сразу выключая их, чтобы сберечь батарейки. Поймав луч света, мох на стенах оживал, менял цвет и выбросив в нашу сторону облако испарения уползал в темноту на маленьких ножках. Я грозно рычал на них и задерживал дыхание, стараясь избежать любого контакта с ними. С потолка, словно шторы, свисали многочисленные зеленые водоросли, которые Люся раздвигала руками. Вероятно, остались со времен, когда коллектор был полностью заполнен водой. Опустив голову вниз, я наблюдал как под мутной водой быстро мелькали маленькие рыбки. Иногда появлялась огромная тень и касалась дна нашего плота. Качнувшись, Люся ойкала, замирая на месте. Жоржик бледнел и поднимал весло на головой, озираясь по сторонам в поисках Ктулху.
— Главное, не шумите,- передразнивал он Мола, храпевшего на дне плота.- Вот кто настоящий Ктулху.
Затем он успокаивался и снова садился грести, настороженно глазея по сторонам.
На втором часу мы встретили еще одних обитателей подземного коллектора. Огромные пузыри вздувались на поверхности воды и лопаясь, выстреливали в потолок фосфоресирующей струей, оставляя на потолке загадочные белые руны. Временно освещая нам дорогу, они быстро застывали и потускнев, отваливались вниз, падая нам на голову. Я громко заскулил, когда один из застывших камней попал мне в голову.
— Братан, ты тоже не шуми, — Жоржик посвятил на меня фонариком. — Нам бы только на поверхность выбраться, а там я с крысами разберусь. За Игорька отомщу. Все кишки им выпущу, резать живьем буду, чтобы они кричали от боли. Он же еще пацан был, жить да жить ему.
Только сейчас таких откровений у нас не хватало, я бросил взгляд в сторону темного угла, где прятался мутант.
— Давай сперва выберемся отсюда, а про месть потом поговорим.
Жоржик согласно кивнул.
— В тюрьме у меня друзья, они нам помогут добраться до города выживших.
Я тихонечко заскулил про себя. Но почему ты сейчас начал болтать об этом. Он же все слышит.
— Шарик, ты чего?-Люся услышал мой скулеж и погладил по голове.- Больно досталось? В больницу попадем, всё вылечим.
— Да вы можете все помолчать? — взорвался я.- Мы тут не одни.
— Да, тут у меня лежит под ногами Ктулху,- Жоржик толкнул спящего Мола.- Долго еще плыть?
Мол быстро открыл глаза, словно и не спал. Вытащив карту, он посвятил на нее фонариком и долго разглядывал ее.
— А хрен его знает,- невозмутимо ответил он и снова закрыл глаза. — Как свет появится, разбудите.
Жоржик удивленно посмотрел на толстяка,потом повернулся к Люсе, присел и развел руки.
— Ку,- произнес он. — Барин велел передать, что сие ему неизвестно.
Люся чертыхнулась и снова взялась за весла.
— Хочешь выжить, сделай это сама, — пробурчала она себе под нос.- Чтобы я еще раз послушалась мужика.

На третий час все стало очень плохо. Тухлая вода в канале поднялась выше и мы уже головами касались грязного кирпичного свода. Пришлось лечь на спину, чтобы между нами и потолком оставалось хоть какое то воздушное пространство. Запах тухлятины стал отчетливее из-за скопившейся мокрой слизи непонятного происхождения, облепивший стены и потолок. Появилось много насекомых, которые назойливо жужжа, пытались залезть в наши глаза и нос и уши. Снова появились дохлые рыбы и мелкие животные плавающие в воде. Вспоротые животы навевали нехорошие мысли.
Люся, бросив весла, тихо плакала и наш плот несло, по инерции, вперед. Позади нас, я слышал шумное дыхание и шлепки Жоржика, который руками отбивался от насекомых.
— Чертов коллектор,- проскрежетал он сквозь зубы.- Лучше бы сдох вместе с Игорьком, на поверхности. Там у меня хотя бы шансы были. А тут что? Быть сожранным насекомыми?
Он протянул руку и оторвав зеленые водоросли с потолка, скомкал и бросил их в Мола.
— Что молчишь, толстяк? Библию читаешь?
Мол, лежа на спине, продолжал разглядывал карту.
— Течение, — произнес он.- Нас несет течение.
Люся зарыдала еще громче и прижалась к моей шерсти.
— Шарик, мы умираем!
— Что это значит, толстяк?- хмуро спросил его зек. — Нас быстрее затопит, чем сожрут насекомые?
— Это значит водохранилище рядом, скоро нас вынесет на поверхность.
— Мы захлебнемся раньше,- буркнул Жоржик, но уже заинтересованно поглядел на Мола.- Сколько еще до него?
— А хрен его знает,- опять невозмутимо ответил толстяк и прикрыл глаза.- Как шум услышите, значит рядом.
— Я его ненавижу, — зек повернулся к Люсе.- Хватит рыдать, ничего не слышно из-за тебя.
Он прислушался и покачал головой.
— Ничего не слышу, Шарик, может ты попробуешь?
Я повертел головой, пытаясь уловить другой шум, кроме Люсиных всхлипываний.
— Ничего, только жужжание насекомых.
Жоржик включил фонарик и луч света выхватил небольшие темные фигуры, свисающие вниз головой с потолка.
— Что это?- крикнул он, увидел как одна из тварей повернула в его сторону голову и шевельнула носом, похожим на свиной пятак.
— Летучие мыши, — слезы на Люсиных щеках моментально высохли и она выхватила автомат.- Выход где-то рядом.
— Лечь на спины и не шевелиться, — тихо проговорил Мол.- Попробуем проскочить, — он протянул руку к потолку и собрал в кулак зловонную слизь.- Быстро всем измазать лицо и руки.
Сдерживая рвотные позывы, Люся измазала себя с ног до головы.
— Ща блевану,- прошептала она мне.- Она кажется живая.
Жоржик упал на спину и сжал в руке нож. Плот проплыл под тварью, которая шевелила носом, пытаясь учуять теплокровную добычу. Расправив перепончатые крылья, летучая мышь снова укутались в них и замерла.
-Уф,- Жоржик вспомнил как дышать и сделал глубокий вдох.
-Тихо, — прошептал Мол. — Впереди еще есть.
Люся посветила фонариком и ахнула. Сотни спящих тварей неподвижно висели под потолком, готовясь к ночной охоте. Где то за ними, в конце туннеля, блеснул дневной свет и послышался шум падающей,с огромной высоты, воды.
— Шарик, — прошептала одними губами она зеку.
— Что?-непонимающе посмотрел он на нее.- Что с ним не так?
— Он же теплокровный, мы не проскочим.
Люся с ужасом наблюдала как твари начинают просыпаться и поворачиваться в их сторону.
— Бей первым, — заорала она и лежа на спине стала расстреливать висевших над ней летучих мышей. Грохот выстрелов разнесся по темному коридору, заставив тварей заметаться в поисках укрытия. Истошно крича и хлопая крыльями, летучие мыши пронеслись над нами и исчезли в глубине туннеля. Течение реки ещё более ускорилось и яркий свет ударил в глаза, когда нас выкинуло из коллектора.
— Не-е-е-т, — заорал Мол, размахивая руками.-Тормози, я не умею плавать.
Я взвизгнул, внезапно оказавшись в воздухе и кубарем полетел вниз, в темную воду водохранилища, куда вытекала вода из коллектора. Плюхнувшись на живот, я успел наглотаться тухлой воды, прежде чем жилет выбросил меня на поверхность. Рядом раздался огромный взрыв, отбросив меня в сторону на несколько метров. Я забил лапами, пытаясь добраться до берега, который находился в нескольких метрах от меня.
— Уф, — рядом со мной оказался Мол, утопающий в грязи по грудь.- Нам повезло, что водохранилище за два года высохло и почти вся вода ушла под землю,- он подхватил меня под живот и ворча как медведь, медленно стал выбираться на сушу.
Люся кряхтела рядом, причитая, что автомат теперь негоден, так как все дуло забито грязью.
— Напомни мне, Шарик, бабам в руки автомат больше не давать, — пробурчал Мол, тяжело падая на сухую землю.- Вот же была у меня зомби баба, цены не было. Может дадим Люську укусить этим?
Кашляя грязной водой, я поднял голову и увидел двух, медленно приближающихся к нам, зараженных. Двое мужчин, в разорванных рубашках и штанах, вяло передвигали ногами в нашу сторону, под палящим солнцем.
— Боже, как я рада вас видеть, — Люся, тяжело дыша, поднялась на ноги и прицелилась в них.
— Щелк,- автомат дал осечку.- Щелк, щелк, — Люся разочарованно отбросила оружие в сторону и достала гранату.
— Побереги гранаты, девочка- оскалился Жоржик, вытащив нож-бабочку. Покрутив ее перед собой, он пригнулся и стал медленно приближаться к зомби.
— Раз, — он сделал выпад и полоснул одного по руке. Тот заревел от боли и повернулся к нему, стараясь обхватить руками. -Два, — зек отскочил в сторону, крутя в руке бабочку. Зараженный удивленно посмотрел на живот, откуда стали вываливаться внутренности, попытался сделать шаг и упал на колени. Второй зомби попытался обойти его сбоку, но Жоржик сделал резкий выпад и зараженный, схватившись за перерезанное горло, рухнул на землю рядом с первым.
— Не крысы, но тоже ничего,- повернулся он к нам довольный, весь измазанный кровью.- Сейчас ополоснусь и пойдем искать машину.
-Крысы, — я вспомнил про мутанта и бросился к воде. Два плота медленно погружались в грязь. Около одного, я заметил мутанта, пытающегося удержаться на плаву. Заметив меня, тварь молча сверкнула глазами, продолжая бороться за свою жизнь. Я ожидал холода в моей голове и просьбы о помощи, но ее не было.
— Да черт с тобой, — я отвернулся и пошел к Люсе, пытающейся оттереть себя от зловонной жижи на лице. — Сдохнешь, никто плакать не будет.
Мол сбросил с себя защитный фартук и вытирал его сухой травой. Жоржик уже сидел рядом и разглядывал грязную карту, пытаясь найти тюрьму.
— Вот,- удовлетворенно ткнул он пальцем в какое-то еле заметное пятно.- Если пройти насквозь район, то через час будем на месте. Если же по окружной дороге, то нужна машина, иначе к вечеру не доберемся.
— Думаю, лучше на машине, — фыркнул Мол. — Я не предназначен для пеших прогулок.
— Согласна, — Люся, наконец, избавилась от слизи на лице. — В тюрьму только на машине,- она посмотрела на меня.- Шарик,ты куда все время смотришь?
Я вздохнул и подошел к краю берега.
— Я все объясню, но сперва мне нужна веревка, чтобы спасти вот ту чертову крысу-мутанта, которая сейчас тонет.

— Я не буду ее спасать,- Люся с отвращением смотрела на крысу, которая отчаянно цеплялась за резиновую лодку. — Даже не проси меня, ненавижу их.
— Значит, она была все время в твоей лодке и ты не сказал нам об этом?-Жоржик вытащил на свет свой нож и покрутил лезвием в воздухе.- Не хорошо Шарик, ой как не хорошо звучит. Не по пацански это, братан.
Я грустно вздохнул.
— Он шантажировал, что утопит меня и Люсю.
У Люси брови от удивления поползи вверх.
— И после этого ты хочешь ее спасти? Будь ты сейчас на ее месте, она бы пальцем своим не шевельнула.
— Мы люди и отличаемся от них.
— Странно это слышать от тебя, Шарик, — тяжелая рука Мола опустила на мою голову. — Но ты прав, убивать ради выживания, это одно, а убивать ради прихоти, это совсем другое,- он ступил в грязь и размахнувшись, бросил веревку в сторону плота. Конец веревки плюхнулся недалеко от морды мутанта, но красы даже не обратила внимание на нее.
— Хватайся, — бросил я контакт твари. Холод коснулся моей головы и мутант наконец посмотрел на меня.
— Вы меня все равно убьете.
— Да, сперва спасем, а потом убьем, — раздраженно ответил я.- Хватайся за веревку, пока люди не передумали.
Плот булькнул и исчез под водой вместе с крысой.
— Сдохла, — облегченно вздохнула Люся.- Мы можем теперь забыть про нее и отправиться в тюрьму?
Веревка неожиданно натянулась и из воды появилась скрюченная рука мутанта.
— Подсекай,- крикнул я Молу и тот одобрительно рыкнув, дернул веревку на себя. Трясина, с противным чмоканьем, отпустила свою жертву и крыса вылетела на сухой берег. Кубарем покатившись несколько метров, она вскочила на две ноги и оскалилась. Под горячим солнцем ее кожа стала быстро высыхать и от чешуек пошел пар. На свету, тощее искривленное тело с деформированными конечностями, скорее вызывало жалость, чем пугало.
— Хреновый у тебя создатель, — сказал я мутанту. — Не мог получше сделать новую расу.
Из глубины длинного черепа на меня зыркнули черные глаза.
— Что теперь? — слова пронзили мне голову. Убьете или отпустите?
Хороший вопрос, я повернул голову к Молу.
— Что будем с ней делать?
— Да пусть пиздует на все четыре стороны, — спокойно ответил толстяк.- Крысой больше, крысой меньше, для нас большой роли не играет. Попадется еще раз, грохну не раздумывая.
Мутант протянул лапу в сторону Люси.
— Оружие.
— Чего ей от меня надо?- попятилась она.- Я этому мутанту ничего не должна.
— Верни ей трубочку, — Люся судорожно стала рыться в своих карманах.- Подавись, — стальная железяка покатилась к ногам мутанта. Крыса подняла ее и сунула в рот.
— Нет, — взвизгнула Люся, когда послышался тихий свист и тонкая стрела вылетела в ее сторону. Позади нее раздался злобный рев и чья-та рука схватила Люсю за ногу. Зомбак, кишки которого тянулись по траве, пытался ее укусить. Тонкая стрела впилась ему в горло и из рта пошла пена. Зараженный забился в судорогах и покатился по земле, воя от боли.
— Я думала, ты его убил?- в бешенстве заорала Люся на Жоржика, пытаясь прикладом автомата разбить голову зомбаку.
-Я тоже так думал, — зек бросился к ней на помощь и быстро перерезал тому горло, прекратив мучения.
— Скажи спасибо мутанту,- я обернулся, но крысы уже не было.
— Где он? -крикнул Жоржик, выставив перед собой нож.- Пусть только попробует напасть, я и ему глотку перережу.
— Мы в расчете,- голос без эмоций скользнул в моей голове и и стал затихать.- Попадетесь еще раз, убью не раздумывая.
— Он убежал, — сказал я Молу.- Это он так отблагодарил за спасение.
— Карма — штука такая, — усмехнулся толстяк.-Не спасли бы крысу, сейчас Люська бросалась бы на нас с красными глазами.
— Все равно ненавижу крыс, — бледная Люся осматривала свою ногу в сапоге, которую пытался прокусить зомбак. — Надо скорее найти машину и убираться отсюда. Около воды всегда полно всякой нечисти, типа змей.
Я вздрогнул и посмотрел на водохранилище. Представил как из воды выползают огромные змеи и быстро скользя по траве, приближаются к нам, готовясь проглотить живьем.
— Спасибо тебе Люся, за новую фобия,-чертыхнулся я про себя и отбежав подальше от берега, на всякий случай гавкнул в сторону воды.
— Правильно, Шарик, ищем машину -Жоржик подхватил сумку с провиантом и закинул на плечо.- В ногах правды нет.
— У змей их тоже нет,- тихонечко заскулил я, продолжая рисовать в голове страшные картинки. — Пожалуйста, только не зомби змеи, еще не хватало и с ними бороться.

Через час радость от того, что мы вылезли из коллектора прошла. Мы шли по заброшенной автостраде, пытаясь найти хоть какую то нормальную брошенную машину, но дорога была чистая. Иногда, на обочине, кем то убранные, валялись проржавевшие остовы легковушек. Мол пыхтел как паровоз, обильно потея и бурчя под нос, что он стар для этого дерьма и что долгие прогулки вредны для его здоровья. Люся с Жоржиком вяло переругивались на тему, куда было лучше идти. Я плелся позади всех. Мокрая шерсть слиплась от пота, я тяжело дышал и глазами искал хоть какую то тень. Но все было напрасно. Дорога уводила нас все дальше и дальше от города, не оставляя никаких шансов спрятаться от палящего солнца. На полях валялись трупы зараженных, которые слишком далеко ушли от города и не смогли найти себе пищу. Некоторые, почуяв нас, оживали и протягивая к нам руки, ползли из последних сил в нашу сторону. Но их тела, потерявшие слишком много воды, быстро уставали и зараженные рыча, то ли от злобы, то ли бессилия, провожали нас угасающими взглядами, когда мы проходили мимо них и затихали, покорившись своей судьбе.
— Я маленькая лошадка и мне живется не сладко, — вздыхал я, мечтая о глотке холодной воды. Я требовательно гавкнул и уселся на задницу. Больше не сдвинусь с меня, пока мне не дадут попить.
Люся обернулась и вопросительно посмотрела на меня.
— Шарик, ты уже недавно пил, потерпи.
— У меня другой метаболизм, — я рухнул на бок, тяжело дыша. — Мне нужна вода, иначе помру.
Жоржик достал бутылку и налил в ладонь. Худой зек легко переносил жару и почти не пил воду.
— Пей братан,- я благодарно вильнул хвостом и в один миг все выпил. Хорошо то как. С трудом встал и пошатываясь пошел вперед. Я маленькая лошадка и мне живется не сладко.
— Надо было тебя подстричь, — запоздало произнесла Люся мне вслед. — А то теплой удар получишь, тащи тебя потом на себе.
— Главное, чтоб Мол не получил, -хохотнул Жоржик и протянул бутылку толстяку. — Его мы точно не потянем.
Мол отрицательно покачал головой.
— Еще не время, силы есть. На худой конец, можно из этих кровь выпустить, — он кинул в сторону подыхающих от жары зомби. — Рецепт есть один. Сначала, вешаешь его вниз головой, режешь вены на руках и выпускаешь всю кровь,- он причмокнул толстыми губами.- Потом бросаешь специальную таблеточку, которая обеззараживать кровь от бактерий и носителей вирусов. Следом кипятишь.
Люся поперхнулась и закашляла.
— Мол, давай не будем об этом сейчас, — жалобно посмотрела она на толстяка. — И так тошно.
— Ну, девочка моя, захочешь жить не так раскорячишься.
— Надеюсь, машину мы найдем раньше, — буркнула Люся и неожиданно произнесла.- Я маленькая лошадка и мне живется не сладко.
— Стоп, — махнул рукой Жоржик.- Я думал, эта мелодия только у меня одного в голове крутится.
Мол почесал затылок.
— И у меня эта мелодия из головы не выходит. Шарик, твоя работа?
Я сел неподалеку от них и довольно оскалился.
— Я, наверно, развиваюсь. Могу проецировать свои мысли на близком расстоянии со всеми одновременно.
— Ты, это.. — Мол махнул рукой куда то в сторону.- Иди проецируй на ком-нибудь другом. А то с ума сойдешь с этой лошадкой.
Его взгляд упал на поле, где валялись трупы зараженных.
— На кошках, например.
— Кошки,- по моему телу прошла судорога возбуждения.- Где кошки?
Я вскочил и забегал по дороге.
— Хочу кошку, кошку, кошку.
— Все собаки одинаковые, разумные или нет, — усмехнулся Жоржик.- При слове кошка перестают соображать.
Я носился по дороге, жадно хватая воздух зубами, как вдруг услышал вдалеке шум мотора.
— Машина,- я бросился к обочине. — Прячемся.
— Ну уж нет, — Люся выставила перед собой автомат.- Я кровь пить не буду.
Мол вытащил из-за спины два тесака и широко расставил ноги, преграждая грязному уазику дорогу. Жоржик тихонечко отошел в сторону и свистнул мне.
— Шарик, сделай тупую морду и ни с кем не разговаривай.
— Легко, — я сел рядом с ним и наклонив влево голову, высунул язык.
— Похож, — зек вытащил складной нож и сжал в руке.- Поглядим, кого это нелегкая к нам принесла.
Грязный уазик остановился метрах в десяти от нас. Сквозь разбитое ветровое стекло на нас смотрел мужчина с черной повязкой на лице, закрывающей рот и нос от пыли. На крыше машины стоял пулемет, за которым прятался второй человек. Мы молча разглядывали друг друга, пока первый не поднял голову и не крикнул второму:
— Ржавый, тебя к пулемету для чего приставили, стреляй давай.
Люся попятилась, грозно поводя стволом автомата перед собой.
— Есть командир, — пулемет развернулся в сторону поля и застучал по зараженным, которые снова оживились и поползли к нам. Пули засвистели, вырывая куски мяса из тел зомби, заставляя их выть от боли. Пулемет развернулся в противоположную сторону и стал зачищать другую обочину. Когда последний зараженный перестал шевелиться, а гильзы стучать по машине, дуло пулемета снова уставилось на нас.
— Сделано, — радостно отрапортовал молодой голос. — А с этими что делать? Мне этот огромный Чубака не нравится, может мочкануть его.
Мол молча оскалился и повертел перед собой два острых ножа.
Мужчина за рулем чуть помедлил.
— Бросайте оружие,- приказал он.- Мы выживших не убиваем.
Люся сделал шаг вперед.
— Мы не хотим неприятностей…
Короткая очередь заставила ее отпрыгнуть назад. Пули высекли искры перед ее ногами, раскрошив асфальт.
— Приказ был бросить оружие, а не подходить,- мужчина открыл дверь и вышел на дорогу.- Ржавый, следи за ними.
— Да пожалуйста, — Люся поставила оружие на предохранитель и бросила автомат в сторону мужчины.- Подавитесь.
Мужчина поднял Люсин автомат и погладил ствол.
— Поласковее можно, это же все таки оружие.
Проверив патроны в рожке, он снова снял предохранитель и повернулся к Молу.
— Откуда вы?
— Воинская часть 34, — пробурчал толстяк. — Теперь бывшая.
— Слыхали, слыхали,- хмыкнул мужчина.- Далеко забрались. И куда путь теперь держите?
— Седой, долго еще будешь из себя строить мента? — неожиданно проныл Ржавый. -У нас уже есть парочка выживших, зачем нам эти?
— Заткнись, — не оборачиваясь приказал молодому Седой и извиняющее посмотрел на Мола. — Недавно шестеркой на зоне бегал, а теперь возомнил себя Рэмбо.
— Нам нужно попасть в тюрьму, -ответил Мол и кивнул на Жоржика.- Он нас туда ведет.
Седой опустил черную повязку на шею и с интересом оглядел тощее тело зека, покрытое татуировками.
— По какой статье чалился?
— Статья 161, грабеж, — усмехнулся Жоржик.- Бывшая подставила.
— Давно откинулся?
— После апокалипсиса все откидываются, — хохотнул зек.- Иду к хозяину, Наум меня знает как Жоржика.
— Сейчас и проверим,- Седой вернулся к машине и вытащил рацию.
— Зона, зона, прием, это бригада два,- в рации послышался треск.
— Седой, слышу тебя. прием, — послышался сиплый голос и откашлялся.- Мы теперь как менты работаем, это фиаско, братан.
— Не бурчи, Крюгер, у нас хорошие новости. Подобрали выживших. Один из них, знает хозяина. Погоняло Жоржик.
— Жоржик, живой сукин сын, — заорали в рацию. — После того как его отправили в лабораторию, думал ему кранты.Дай мне его, быстро.
Седой подзывающе махнул рукой. Жоржик незаметно спрятал нож в карман и подошел к машине.
— Крюгер?
— Жоржик, — радостно просипел голос.-Ты как выжил?
— Долгая история, братан. Что у вас случилось?
— На зоне сменилась власть, — сиплый голос отхаркнулся. — Вскоре, после того как тебя отправили на корм этим лабораторным крысам, Наум поднял бунт и теперь вся тюрьма наша. Передай Седому, чтобы не выдрючивался, а вез тебя к нам.
Жоржик посмотрел на стоящего рядом мужчину.
— Он сам все слышал.
— Братан, жду тебя с нетерпением, пойду передам Науму, что ты едешь, — рация еще похрипела пару секунд и отключилась.
— Наум ждет, — Жоржик отдал рацию Седому.- Поехали.
— Он ждет только тебя, — мужчина кивнул на Мола с Люсей.- Эти пусть пешком добираются.
— Без них я не поеду.
— Придется, — Седой вскинул Люсин автомат и направил в грудь зека.- Быстро залезай в машину.
Жоржик схватил дуло автомата и приставил к своей груди.
— Хочешь убить меня, давай, стреляй.
Мужчина замешкался и Жоржик сам нажал на курок.
— Щелк,- автомат дал осечку.- Щелк, щелк.
Вырвав оружие из рук опешившего мужчины, Жоржик прикладом ударил его в голову. Потом поднял голову вверх и встретился с испуганными глазами молодого парня.
— Ржавый, сам слезешь или попросить придется?
— А че я, меня просто попросили, — пацан спрыгнул с машины и поднял руки.- Не убивайте меня, я обычный механик.
— Нужен ты больно, — Жоржик отдал Люси автомат. — Почистить от грязи теперь не забудь. Мол, залезай в машину.
Толстяк подошел и неожиданно нанес сильный удар в живот парню. Хватая воздух открытым ртом, Ржавый повалился на дорогу, рядом с Седым.
— За что?- простонал он, задыхаясь от боли. — Я же ничего не сделал.
— Это тебе за Чубаку. Запомни щенок, меня зовут Мол.
Толстяк с трудом залез на заднее сидение и уазик жалобно заскрипел под его весом.
— Шарик, залезай.
Если честно, то я уже устал сидеть с головой набок и высунутым языком, поэтому радостно бросился к машине. Обежав уазик, я увидел прицеп и вскочил в него. На меня испуганно уставились две пары глаз. Связанные по рукам и ногам, мужчина и женщина замычали и задергались, подняв головы с кляпами во рту.
— Люся, иди сюда,- пролаял я.- У нас тут сюрприз.
— Нет,- Седой поднял голову.- Не смотрите туда. Науму это не понравится.
— Это почему же?- Люся и Жоржик с удивлением разглядывали связанных пленников.- Вы каннибалы?
— Нет, мы просто охотники за выжившими. Искать их, это личный приказ хозяина зоны, Наума, — Седой потер набухающую шишку на лбу.- До тюрьмы ехать около часа, я все расскажу.

— Бунт назревал давно, мы устали от неизвестности. Апокалипсис, хоть и спас нас от заражения, но запер нас вместе с ментами за решеткой, — Седой, стиснутый, между Молом и Люсей, продолжал рассказ.
— Все началось после того, как заключенные стали замечать, что их становится меньше и связали это исчезновение с желтым тюремным автобусом, каждый месяц забирающий по десять человек из тюрьмы. Пошел слух, что на них ставят опыты по поиску лекарства от смертельного вируса. Попытка узнать правду, привела к тому, что многих посадили в карцер и урезали и так небольшую кормежку.
— Суки,- произнес Жоржик, сидевший за рулем.- Вот они и меня отправили на опыты.
— Как же ты выжил?- никак не мог понять Седой.- Оттуда еще никто не возвращался.
— Вот поэтому мне и нужен Наум, у меня есть для его важная информация. Рассказывай дальше, зона сейчас красная или нет?
— Некоторые из ментов были сочувствующие нам, некоторые подкуплены, другие запуганы. Нет, зона сейчас не красная, но и не черная.
— Если нет воровского закона, то что у вас сейчас там?- обернувшись, удивленно посмотрел на него Жоржик.
Седой немного помолчал.
-Тут черт ногу сломит. Ты помнишь небольшую церквушку на тюремном дворе?
— С блаженным отцом Онуфрием, сидевшим за убийство пятерых людей и обратившимся к богу? Конечно помню, — усмехнулся Жоржик.- Он же симулянт, на самом деле, чистый воды маньяк.
-Теперь нет, — грустно вздохнул Седой. — Онуфрий провозгласил себя библейским пророком и теперь Игнат пляшет под его дудку. Так что, черт его знает, какой сейчас закон на зоне.
— Ничего не понимаю,- Люся наморщила лоб.-А причем тут охотники за выжившими?
— Правительственной лаборатории вообще было по фиг, кто управляет зоной, лишь бы поставляли биоматериал, так они называли нас, поэтому Игнат принял решение искать выживших, чтобы отправлять их в лабораторию вместо себя. Этот договор был принят вскоре после бунта, в противном случае, военные нас размазали бы в два счета. Тех двоих отпускать нельзя, Онуфрию это не понравится. А то, что он делает с теми, кто ему не нравится, я даже не хочу вспоминать.
Страшный удар о решетку капота отбросил застывшего на дороге зараженного, пялившегося на солнце. Машина подпрыгнула и протащила несчастного под днищем несколько метров, прежде чем остановиться. За уазиком, на дороге, тянулся длинный кровавый след.
— Осторожнее, — крикнула ему Люся.- Мола разбудишь.
— Я не сплю, — зевнул толстяк.- Я анализирую поступившую информацию и думаю, что ехать в эту тюрьму плохая идея.
Жоржик вышел из машины, постучал ногами колеса и заглянул под кузов.
— Живой еще чертяка, — он протянул руку, пытаясь вытащить зомбака и вскрикнул, сунув в рот укушенный палец.- Черт, теперь, через полчаса, кровью опять харкать.
Седой побледнел.
— Его укусили.
— Ага, — вяло отреагировал Мол.-У этого сукиного сына иммунитет, который он получил в лаборатории. Теперь ты понимаешь, зачем мы едем в тюрьму. Нам нужен этот тюремный автобус, чтобы проникнуть в больницу, сквозь кордоны военных.
— Антибиотика не существует.
— Хочешь поспорить?- Толстяк лениво пошевелился и вылез из машины. — Я тоже так думал, а теперь нахожусь тут, вместе того, чтобы сидеть в своей воинской части и знать не знать, всяких Игнатов и тем более, маньяка Онуфрия.
Он вопросительно посмотрел на Жоржика.
— Помочь?
Не дожидаясь ответа, Мол одной рукой приподнял уазик вместе с Седым и Люсей и невозмутимо продолжил:
— Вытаскивай скорее этого дурака, ехать пора.
— Это наш Мол, — гордо произнесла Люся. — Он вашего маньяка Онуфрия соплей перешибет.
Я громким лаем подтвердил сказанное. Мы с Ржавым сидели в прицепе. Рука парня иногда осторожно касалась моей шерсти, а я делал вид, что не замечаю этого. Пленники продолжали испуганно таращиться на нас, уже не делая попыток освободиться. Меня просто распирало от любопытства узнать кто они и как тут очутились.
— Я не должен ни с кем разговаривать, я не должен ни с кем разговаривать,- мысленно я твердил себе. — Я просто собака, обычная тупая собака.
Ржавый неожиданно вздрогнул и убрал от меня руку. Посмотрев мне в глаза, он громко произнес:
— Я маленькая лошадка и мне живется не сладко.
Мол крякнул с досады и отпустил руку. Колесо уазика опустилось на голову зомбака, превратив ее в кровавое месиво. Сжав правую руку в огромный кулак, толстяк пригрозил мне. Я быстро наклонил голову вбок и тяжело задышал, высунув язык.
— Прости Мол, я просто собака, обычная тупая собака.

Несмотря на все уговоры, Седой отказывался ехать дальше пока не пройдет 30 минут. Жоржик, чертыхаясь, отблевался кровью и вытерев губы, устало посмотрел на Мола.
— Я теперь за рулем не ездок, пускай кто-нибудь другой рулит.
Устало плюхнувшись на заднее сидение, он вытащил мятую пачку и дрожащими руками вытащил сигарету.
— Каждый раз вижу себя голым, сидящим у костра, в окружение таких же уродов. Словно память отбрасывает меня на много веков назад и я становлюсь вонючим неандертальцем.
Жадно затянувшись, зек прикрыл глаза и задремал.
Седой не веря своим глазам, тронул Жоржика за руку.
— Эй, ты в порядке, на нас кидаться не будешь?
— Отстань от него,- Люся села рядом с Жоржиком.- Видишь, его иммунитет работает. Нам надо срочно к вашему Игнату, чтобы рассказать об этом.
Седой натянул черный платок на лицо и сел за руль.
— Это самое удивительное, что я видел за все время апокалипсиса,- сказал он.- Вы даете шанс нам выжить.
— Аха, — тихо пробурчал Мол.- Шанс выжить грабителям и убийцам.
-Тихо, — прошептала ему Люся.- Нам главное добраться до больницы.
Я тихонечко повизгивал сзади, в прицепе, желая вклиниться в разговор. Меня распирало от любопытства и желания поговорить со всеми. Рассказать Седому про крыс-мутантов, про белый след от самолета в небе, но натыкаясь на суровый взгляд Мола, жалобно скулил и нервно щелкал пастью.
— Скоро появится первый пост,- крикнул нам Седой. Рев мотора почти заглушал его слова. — Не будем создавать друг другу проблем. Они ждут пленников, поэтому, давайте, вы будете жить по своим правилам, а мы по своим.
Люся обернулась и посмотрела назад.
— Они живые, хоть и напуганные, — ответил я на ее немой вопрос.- Как то неправильно все это, они же выжившие.
— Я что-нибудь придумаю,- Люся отвернулась и я снова остался один на один с пленниками.
— Все будет хорошо, — я посмотрел на них.- Мы не дадим вас в обиду.
Мужчина выпучил от удивления глаза и замычал, пытаясь что-то ответить мне.
-Тихо, кому говорят,- Ржавый стукнул прикладом автомата по стенке прицепа, рядом с головой мужчины. Тот замолк, бешено вращая белками глаз в мою сторону.
— Почти приехали, — радостно крикнул Седой. Он стал аккуратно объезжать трупы зараженных, валяющихся в огромном количестве на дороге. Огромные стали мух атаковали нас. Седой повернулся и показал на свою повязку.
— Прикройте чем-нибудь лицо, иначе дышать будет нечем. Ночью их меньше, зато зомбаков больше, приходиться выбирать из двух зол.
Огромные мухи, с громким жужжанием, еще долго преследовали нас, роем вьясь над нами, как огромная темная туча.
— Это еще их мало,- усмехнулся Седой, вытираясь ладонью пот со лба .- Жара косит всех.
Впереди показались ворота, преграждающие нам дорогу. Поверху шла колючая проволока, которая растянулась далеко влево и вправо. На ней висели обглоданные скелеты зараженных, пытающихся прорваться внутрь периметра.
— Игнат придумал, — довольно произнес Седой, снимая повязку с лица.- Чтобы зомби добрались до тюрьмы, им надо прорвать три кордона, — он махнул рукой людям с оружием, стоящим за машинами.
— Седой, ты?- послышался крик.
— А кому еще быть?- мужчина вышел из машины и поднял руки вверх.- Давай быстрее, нас Игнат ждет.
Ворота медленно открылись и вышел пожилой мужчина в камуфляже.
— Оружие, наркотики, запрещенные препараты везете?- улыбаясь спросил он.- Может контрабанда?
— Пошел ты, Клим, — хохотнул Седой, пожимая ему руку.- Двух выживших с Ржавым поймали, малой далеко пойдет.
— Отлично, как раз скоро военные пришлют автобус, — обрадовался Клим.- Игнат доволен будет.
Он обошел уазик, встретился с глазами хмурого Мола и увидел Люсю.
— Ух, ты, Седой, баба молодая и не укушенная, а почему не связанная?
— Потому что с оружием,- Люся высунула ствол автомата из окна и направила на Клима.- Вопросы еще будут, дядя?
Клим попятился и недоуменно посмотрел на Седого.
— Мои в прицепе, а этих к Игнату. Они с важной вестью.
Я гавкнул, привлекая его внимание к себе.
-Тут еще и собака, Седой, она тоже с весточкой?
— Клим, не грузи, — поморщился Седой, садясь в машину.- Пропускай скорее, не то отец Онуфрий будет недоволен.
Клим вздрогнул и нагнувшись к окну, тихо сказал:
— Поаккуратней с ним, у него совсем крыша поехала на религиозной почве, — отпрянув от окна, он махнул рукой остальным и закричал:
-Таможня дает добро.
Седой выжал сцепление и машину бросило вперед.
— Один из ссучившихся охранников, первым предал своих и перешел к ворам. Вроде на нашей стороне, все равно ненавижу таких.
Уазик проскочил ворота и резво помчался дальше по дороге. На обочине стали встречаться люди с оружием, мимо нас проехала встречная машина. Увидев Люсю, из машины донеслись выстрелы в воздух и довольное уханье.
— Боже мой, наконец то цивилизация, — с сарказмом произнесла она, разглядывая небритых зеков.
— Знаешь, почему Крюгера зовут Крюгер, — неожиданно произнес Жоржик.- Когда начался апокалипсис, мы пережили первую волну, находясь на прогулке в тюремном дворике. Когда зомби прорвались, его укусили первым и знаешь кто помог? Отец Онуфрий. Он возился на клумбе, обрезая цветы садовыми ножницами. Пока Крюгер орал как резанный, разглядывая укус, отец Онуфрий подкрался сзади и отхватил ему кисть руки и натянул жгут. Все произошло настолько быстро, что никто ничего не понял. Теперь у Крюгера железная пятерня. Может Онуфрий и маньяк, но он спас моего друга.
— Это ты к чему?- подозрительно уставилась на него Люся.- Маньяки не бывают хорошими.
— Мы должны взять его с собой в больницу. У него есть медицинское образование и он может пригодиться, когда мы найдем антидот.
— Если только он будет связан по рукам и ногам, — буркнула Люся.- У нас уже есть один Ганнибал Лектер, да простит меня Мол.
Рядом обиженно засопел толстяк.
— Я не маньяк, я не убиваю и не ем живых.
— Вот поэтому ты с нами, а других нам не нужно.
Неожиданно, после поворота, нам в глаза ударил яркий свет.
— Что это?- спросил Жоржик.- При мне такого не было.
— После бунта, Игнат выбил у военных солнечные батареи,- Седой указал на крышу здания тюрьмы.- Теперь, у нас есть свет и электричество. Единственное условие, мы должны поставлять десять человек в больницу каждый месяц. Хотя, если противоядие найдено, то почему нам его не дали и зачем мы продолжаем отсылать людей?
Мол с Люсей переглянулись.
— Хороший вопрос, Седой. И чтобы получить на него ответы, нам нужно попасть в больницу. А Игнат и отец Онуфрий должны помочь в этом.

Бронированная дверь со скрежетом закрылась за машиной и мы оказались в большом пустом ангаре. Духота жаркого дня сменилась темной сумеречной прохладой.
— Что это?- тихо прошептала Люся.- Я тюрьму себе по другому представляла.
— Это карантинная зона,- ответил Седой.- Иногда кто-то из команды может вернуться укушенный, поэтому Игнат придумал этот отстойник.
В противоположной стене открылась маленькая дверь, выходящая во внутренний двор тюрьмы и в помещение вошел усатый мужчина в камуфляже, держа в руках тяжелый пулемет.
— Это Воевода,- снова произнес Седой.- Бывший начальник тюрьмы. Один из немногих ментов, кто не прогнулся во время бунта, но был вынужден сдаться, чтобы остановить кровопролитие и сохранить своих людей. С Игнатом отношения тяжелые, потому что авторитет на зоне имеет,- он поднял руку в приветствии.- Воевода, все в порядке, пропускай, нас Игнат ждет.
Воевода усмехнулся и его густые, пшеничного цвета, усы, зашевелились под носом.
— Ты знаешь правила, Седой. Всем выйти из машины, оружие на капот и ждем тридцать минут, -он передернул затвор.- У вас минута, чтобы сделать это. Я повторять дважды не буду.
— Черт, делайте быстро, что он говорит, — Седой выскочил из машины и понял руки вверх. — Я чистый.
Люся толкнула Жоржика в бок.
— А ты чего ждешь? Или у тебя от пули тоже иммунитет имеется?
— Мы тоже чистые, — крикнула она Воеводе.- У нас важное сообщение для Игната.
Уазик жалобно заскрипел и облегченно выдохнул, когда с другой стороны их него вывалился Мол. Воевода присвистнул, оценивающее оглядывая огромную тушу толстяка.
— Это новые выжившие?- обратился он к Седому.- Почему не связаны?
— Нет, семейная пара лежит в прицепе, их караулит Ржавый. Хватит мариновать нас, у этих людей есть сведения о лекарстве против зараженных.
Я спрыгнул с прицепа и встал рядом с Люсей.
— Гав,- я приветливо махнул усатому хвостом, показывая, что я, типа, тут тоже не просто так нахожусь.
— Этот барбос с вами, а то нам не хватает сторожевых собак? Отдадите? — Воевода заинтересованно посмотрел на меня.
— Я не сторожевой, я ЛАБОРАТОРНЫЙ,- испуганно проскулил я, прижимаясь к Люсиным ногам.- Не надо меня отдавать им.
Люся успокаивающе погладила меня по голове.
— Шарик с нами, если бы не он, мы давно были бы мертвы.
Я благодарно лизнул Люсю в руку.
Воевода поглядел на часы.
— У нас еще время есть, может расскажете, что за новости привезли с воли?
— Это мент, ему доверять нельзя,- прошептал Жоржик Люсе.-Не говори ему ничего.
— Это мент, как раз ему нужно доверять, — ответила Люся.- Вдруг он нам поможет.
— Жоржик, -Воевода наконец обратил внимание на худого зека, все тело которого было покрыто свежими шрамами.- Я думал ты погиб.
— Не дождешься начальник, — пробурчал Жоржик, теряясь под тяжелым взглядом бывшего начальника тюрьмы.-Я еще всех вас переживу.
— В больнице он получил иммунитет против зараженных, — выдала его Люся. — Нам нужно попасть туда, чтобы забрать сыворотку и помочь другим выжившим. Вы нам поможете?
Жоржик сплюнул под ноги и отошел от Люси.
Усатый задумчиво пожевал усы.
— Говоришь, существует лекарство?- он посмотрел на часы и закинул пулемет на плечо.- Время вышло, добро пожаловать домой.
Дверь позади него распахнулась и в ангар проник жаркий свет дневного света.
— Крюгер вас проводит к Игнату. Седой и Ржавый отведите пленников в камеру ожидания, к остальным. Скоро приедет тюремный автобус и заберет всех в больницу.
Жоржик быстро проскочил мимо Воеводы и выскочил в тюремный двор.
— Если это правда, то грядут большие изменения, — бывший начальник тюрьмы положил руку на плечо Люси. — Вы не представляете какого джина выпускаете из бутылки.
— В первую очередь мы хотим спасти всех выживших, а уже потом думать об остальном.
— Мир выживших, состоит из убийц, каннибалов и сумасшедших.- Ты хорошо подумала о том, кого хочешь спасти, девочка?
— Есть кое-что пострашнее их в это мире, поэтому спасать надо всех.
— Я найду тебя потом и мы поговорим,- пообещал ей Воевода, увидев приближающегося к ним лысого мужчину, одетого в просторную рубашку и брюки.
— Живой, чертяка, — радостно вопя, он обнял Жоржика и застучал по его спине железной рукой.
— Крюгер, ты меня сейчас убьешь, — простонал Жоржик.- Хватит меня лупить своей железкой.
— Черт, никак не привыкну, — Крюгер отпустил Жоржика и посмотрел на Воеводу.- Игнат приказал доставить их к нему.
Воевода кивнул нам головой.
— Встретимся в столовой, пса не забудьте покормить.
— О, — я завертелся у Люсиных ног.- Воевода хороший, надо держаться его.
Мы прошли по тюремному дворику, мимо клумб с цветам и услышали церковное пение из отрытых дверей небольшой часовни. Позолоченный купол венчал, ярко сияющий, большой крест. Пение стихло и послышался громкий приятный голос:
— После заката всегда наступает рассвет, хотим мы этого или нет.
— Свет озарит мою больную душу и пришлет иммунитет.
Крюгер ускорил шаг.
— Отец Онуфрий совсем спятил,- тихо сказал он. — Верит, что заражение прислал Господь за наши грехи. И только через Очищение, земля примет выживших обратно, в свое лоно. Возомнил себя пророком, хотя у самого руки по локоть в крови. Не знаю, почему он имеет такое влияние на Игната.
Мы вошли в административное здание и прошли мимо столовой, где несколько человек ели за столом. Коротко стриженные, накачанные, они проводили нас тяжелыми взглядами и снова уткнулись в тарелки.
— Это группы, вернувшиеся из города. Люди туда набираются через Арену. Физически крепкие, они способны противостоять зараженным и выжить там, где обычному человек не под силу.
— Арена? -переспросила Люся.- Что такое Арена?
— После бунта, бывшие менты и заключенный теперь живут вместе. Конечно, неприязни хватает, но Игнат сразу навел порядок, загнав насилие в Арену. Октагон, там люди выясняют отношения между собой. Это единственное место, где можно выплеснуть свои эмоции. Без женщин, без возможности выйти на свободу, заключенным достаточно одной искры, чтобы устроить резню. Но Арене помогает выпускать пар, там можно убивать.
Мы по лестнице поднялись на второй этаж и Крюгер продолжил.
— Ирония судьбы, Игнат занимает кабинет, который раньше принадлежал начальнику тюрьмы Воеводе и не считает это зашкваром. Жоржик, ты меня знаешь, я вор старой закалки и это меня коробит. Не по понятиям это, братан.
— Скоро все измениться,- пообещал ему Жоржик, обнимая за плечи. — В мир грядут большие изменения.
Крюгер тяжело вздохнул и постучал железной рукой в дверь.
-Игнат, мы пришли.
— Заходи, — послышался усталый голос и Крюгер отошел в сторону, пропуская нас. За столом сидел крепко сбитый мужчина в спортивном костюме, лицо которого было покрыто глубокими морщинами. Перед ним стоял большой граненый стакан с черной жидкостью, из которого он сделал большой глоток. По комнате поплыл сладкий запах чифира.
Игнат махнул рукой, выпроваживая Крюгера и снова сделал большой глоток крепкого чая.
— Рассказывайте, что привело вас сюда. И учтите, если вы не сможете меня заинтересовать, отдам вас на Арену, а тебя…- он окатил тяжелым взглядом Люсю.- Сама знаешь, что тебя ждет тут.
Люся проглотила комок в горле. Подойдя к столу, она наклонилась к Игнату и произнесла:
— Существует лекарство от заражение. Нам нужно попасть в тюремный автобус, чтобы проникнуть в больницу и выкрасть его.
Игнат долго разглядывал ее, думая о чем-то про себя. Потом усмехнулся.
— Я знаю об этом, этим меня не удивишь. Есть еще что-нибудь, прежде чем я вас отправлю на Арену?
Люся отпрянула от него.
— Этого мало? А как насчет говорящих крыс-мутантов, которые ходят на двух лапах и мечтают уничтожить все живое.
— А как насчет дури, которую ты принимаешь, девочка?- Игнат достал рацию и нажал кнопку.
— Онуфрий, зайди ко мне с двумя крепкими ребятами.
Отключив рацию, он посмотрел на Люсю.
-У тебя три минуты, чтобы удивить меня и не попасть с друзьями на Арену.
Ну все, я больше не мог молчать. Обойдя стол, я сел на задницу и протянул ему правую лапу. Глядя в глаза я послал Игнату контакт и четко произнес:
— Здорово, братан. Меня зовут Шарик и я говорящий пес.
Стакан, сжимаемый в руках, с треском лопнул, окатив Игната брызгами чифира и осколками стекла. Он чертыхнулся, переводя взгляд с руки, по которой потекла кровь, на меня, довольно скалящего зубы от произведенного эффекта.
Чертыхнувшись, он взял здоровой рукой рацию.
— Онуфрий, ребята отменяются. Зайди ко мне один, есть разговор.

Пока Игнат перевязывал себе рану на руке, Мол вытащил ножи и встал у двери.
— Какого черта у тебя оружие?- удивился Игнат.- И почему Воевода не забрал их у тебя?
— Я повар,- коротко бросил Мол, словно это могло многое объяснить. — Это не оружие, а мои инструменты для приготовления пищи.
— Не трогай Онуфрия, — поморщился Игнат. — Он будет без оружия, ты слышал.
Покрутив тесаками перед собой, разминая руки, Мол невозмутимо добавил:
— Я знаю об этом. Еще что-нибудь скажешь интересное, прежде чем я убью его?
Игнат дернулся, пытаясь здоровой рукой открыть ящик в столе и отдернул ее, встретившись с моим взглядом и оскаленными зубами.
— Братан, теперь твое время удивлять нас.
Он еще раз очумело посмотрел на меня, потом откинулся в черном кресле и посмотрел на Люсю.
— Что вы хотите знать?
— Откуда ты знаешь про вакцину?
Игнат громко рассмеялся, обнажив черные от чифира зубы.
— Я же отправляю военным выживших для экспериментов. Я должен быть в курсе, что творится в больнице.
— Если сыворотка найдена, почему они не помогают выжившим?
— Да они скорее удавятся, чем пришлют сыворотку нам,- горько усмехнулся Игнат. — Мы же отребье для них, разложившиеся члены общества. Живем до тех пор, пока нужны. Лишь некоторым из нас, была обещана вакцина, поэтому я еще тут, а не сбежал.
— Зачем вы продолжаете отсылать выживших для экспериментов, если вакцина создана?
Игнат внимательно посмотрел на нее и в его глазах мелькнуло удивление.
— Черт побери, девочка, я как то об этом не подумал, — он схватил рацию.- Онуфрий, захвати с собой Воеводу, у меня к нему пара вопросов появилась. И да, чифирчику тоже захвати, — он поглядел на Жоржика.- Два стакана.
Продолжая нянчить раненую руку, он спросил Люсю:
— Что вы хотите от нас?
— Поменяйте нас на выживших и отправьте на тюремном автобусе в больницу. Мы должны проскочить кордоны военных и проникнуть внутрь.
— Все было бы так просто, если бы не было так сложно. Существует одна маленькая проблема. Никто не должен знать о вакцине, а значит вы угроза для бунта. Своими знаниями вы раскачиваете лодку, которая и так еле держится на поверхности. Если я вам помогу, а вас поймают, то нас всех зачистят. Так что, нет, я вам помогать не стану, и отпустить тоже уже не могу.
Люся беспомощно посмотрела на Мола. План пробраться в больницу трещал на глазах.
— Крысы-мутанты,- напомнил я ей.- Расскажи о новой угрозе.
— Если крысы нападут на больницу, то все врачи в ней погибнут и некому будет изготавливать вакцину.
— Да какие к черту говорящие крысы-мутанты, — с досадой хлопнул здоровой рукой по столу Игнат.- Это сказки.
— Гав, — напомнил я о себе.- Добро пожаловать в новую реальность.
Игнат ошалелыми глазами посмотрел в мою сторону.
— Может я сплю, — с надеждой спросил он меня.- Кто-нибудь ущипните меня.
— Не, братан, я настоявший. Если не веришь, могу укусить.
— Мне все равно никто не поверит, — простонал Игнат. — Онуфрий, черт побери, ты где?
В дверь тихо постучали. Мол отошел в сторону, пряча за спину ножи и пропуская в комнату полного мужчину в черной жилетке на голое безволосое тело. Белый воротник полностью охватывал его шею словно ошейник. Осторожно поставив на стол, перед Игнатом, два стакана с чаем, он обернулся и протянул руку толстяку.
— Отец Онуфрий, будем знакомы.
Мол на секунду замешкался, не зная куда деть тесаки и снова спрятал их за спину.
— Мол, — буркнул он, осторожно пожимая руку мужчине.- Просто Мол.
Онуфрий с интересом оглядел толстяка сквозь круглые очки.
— Вы верите в бога? — неожиданно спросил он его.- Верите ли вы в него как он верит в вас?
Толстяк смутился.
— Я просто повар. Потрошу животных, жарю их, парю.
— Работа с живыми существами, это и есть дар божий, — отец Онуфрий погладил Мола по щеке и его черные глаза маслянисто заблестели.-Ты один из нас.
— Да он настоящий маньяк, — прошептала Люся Жоржику. -Ты был прав.
Жоржик отмахнулся от нее, продолжая жадно хлебать чифир из стакана. Выдув весь чай, он блаженно закрыл глаза и прислушался к себе.- Кайф, — протянул он. — Давно такого не пил.
Отец Онуфрий повернулся к нему.
— Жоржик, я помню тебя. Тебя отправили умирать, но ты вернулся с благой вестью.
— Которую никто не должен знать, — пробурчал Игнат.- Иначе мы не получим вакцину.
Онуфрий обошел стол и наклонился к нему.
— Мир нуждается в чуде, а я нуждаюсь в таких как он.
— Эй, — заволновался расслабленный Жоржик.- Что вы надумали?
— Больше веры, мой друг, — Онуфрий приобнял Игната и прижался к нему бедром. — Подари мне его.
Позади Люси, чертыхаясь, шумно выдохнул Мол.
— Людям нужно чудо, мои проповеди уже всем наскучили. Представь, как его кусает зомби, он умирает, а я его оживляю. Разве это не чудо. Я стану настоящим пророком и люди станут верить в меня. А с помощью веры можно будет управлять кем угодно.
Игнат, очарованный его голосом, согласно кивнул и тут его взгляд упал на меня.
— Черт, — он сбросил руку Онуфрия со своих плеч.- Сейчас я тебе покажу другое чудо. Это Шарик, говорящая собака.
— Гав,- я быстро вскочил, подбежал к Онуфрию, сел перед ним и протянул лапу.
— Привет, я Шарик. Надеюсь, мы станем друзьями?
В глазах Отца Онуфрия появился удивление, потом ужас.
— Это демон, — закричал он и хлопнулся в обморок.
Дверь в кабинет снова приоткрылась и на пороге появился Воевода. Увидев на полу лежащего Онуфрия, он пожевал усы и посмотрел на Игната, сидящего за его столом.
— Вызывали начальничег?- произнес он с сарказмом.- Неужели на этого маньяка кто-то нашел управу?

— Ты это, не борзей, Воевода, — хмуро произнес Игнат, наблюдая как тот переступает через лежащего на полу Онуфрия и идет к в сторону шкафа, где хранились уголовные дела заключенных. -Теперь в тюрьме я главный и отвечаю за все, что находится внутри нее.
-Так и отвечай, кто тебе мешает,- не оборачиваясь ответил Воевода.- Я сдал тебе своих людей, чтобы избежать не нужных жертв, но я не обязан слушать как эта тварь, с которой ты спишь, трахает своими проповедями мозги мои людям. Почитай его досье, — он бросил папку Молу, который еле успел ее поймать.
Игнат насупился.
— Это мое личное дело, с кем я сплю, а ты не забывай, что я смотрящий на зоне.
Воевода мотнул головой в сторону окна.
— Вот и посмотри в окно.
Игнат нервно дернулся.
— Что там?
— Пока ничего, но если я не выйду отсюда, мои люди поднимут бунт. Сейчас, даже среди зеков, зреет недовольство этим отморозком, у тебя не хватает мозгов управлять тюрьмой, потому все, что вы умеете, это ломать и разрушать.
— Я позвал тебя не для того, чтобы ругаться, — примиряюще махнул ему рукой Игнат.- Вот эта девчуля задала мне интересный вопрос, на который я думаю,ты знаешь ответ.Тебе же тоже военные обещали сыворотку, которая уже готова, не так ли?
— И об этом никто не должен знать, — подтвердил Воевода.- Я уже изолировал Ржавого и Седого, посадив их вместе с выжившими, которые отправятся в больницу.
— Молодец, — похвалил его Игнат. — Но вопрос в другом. Зачем мы отправляем в больницу людей, если сыворотка готова?
— Солдаты, — коротко бросил Воевода, презрительно глядя на пол, где уже зашевелился Онуфрий.- Правительству нужна новая армия, способная противостоять зараженным. Неужели, ты правда думаешь, что ему дадут лекарство?
— Они обещали, — сжав руки в кулаки произнес Игнат. -Тебе, мне, ему.
— Он прав, — неожиданно раздался голос с пола. Онуфрий лежал на полу, с открытыми глазами, и внимательно слушал их. — Они нас обманывают. Мы должны захватить автобус и добыть сыворотку самим.
— Это самоубийство, — возразил ему Игнат.- Я не могу тобой рисковать. Если ты погибнешь, что мне делать одному.
Мол закашлял, пытаясь скрыть рвотные позывы. Воевода понимающее глянул на него.
Онуфрий встал, отряхнулся и глянул на меня. Я приветливо махнул ему хвостом и гавкнул. Он шарахнулся от меня за стол и встал рядом с Игнатом.
— У нас, у всех тут, билет в один конец. Прячась здесь от зараженных, мы просто оттягиваем свою смерть, — лицо Онуфрия покраснело от воодушевления.- Грядут четыре всадника Апокалипсиса, Чума, Война, Голод и Смерть. Потом наступит Ад, который поглотит эту вселенную, чтобы насладиться муками наших душ.
— Боишься увидеть, что тебя ожидает на той стороне, «Отец»? — Воевода хмыкнул, совершенно не впечатленный этой пафосной речью. — И что ты предлагаешь, чтобы оттянуть этот срок?
Онуфрий перевел взгляд на него. Лицо побледнело от негодования.
— Мы должны мыслить реально. Если захватить больницу и сыворотку, то станем властители этого мира. Больше не будет нужды прятаться за решеткой. Мы построим новый мир и перепишем историю человечества.
— Бла бла бла, — Воевода посмотрел на Игната.-Твоей любовник в одном прав, сидеть в этой клетке, это просто ждать смерти. Обещаниями вакцины нас могут кормить еще долгие годы, поэтому я поддерживая план этих ребят. Выбрать добровольцев и самим добыть сыворотку.
— Чудо, — напомнил Онуфрий.- Людям нужна вера в чудо.
Жоржик снова заволновался.
— Меня после укуса тошнит и рвет кровью. Организм не успевает восстанавливаться, я же могу умереть. Хрена лысого вы увидите тогда, а не чудо.
— Все, я принял решение, — Игнат резко встал с кресла. — Воевода, ты отвечаешь за добровольцев. Онуфрий вечером организовывает чудо. Новенькие отдыхают и набираются сил. Автобус приедет ночью, когда все будут спать, поэтому времени в обрез.
Онуфрий посмотрел на меня и ткнул пальцем.
— Не смей со мной разговаривать, демон. Я знаю, ты пришел за мной, но я так просто не сдамся.
Я положил голову на лапы и прикрыл глаза. Почему люди так пугаются, когда я начинаю говорить с ними. Как же тяжело жить в этом мире бедной говорящей собачке, когда не с кем даже поболтать. Я жалобно заскулил, когда теплая рука легла мне на голову.
— Мне тут передали, что ты у нас говорящий пес?- услышал я голос Воеводы.- Не хочешь со мной после обеда прогуляться, поискать добровольцев, заодно поболтаем по дороге.
— Обед, — мои уши встали торчком. Как давно я не слышал этого слова. Я вскочил и завертелся у ног Воеводы, радостно повизгивая.
— Люся, мы идем кушать. Держись Воеводы, он хороший человек.
Воевода услышал эти слова и подмигнул Люсе. Она посмотрела на него и неожиданно покраснела.
— Мне нужно умыться, у вас тут есть женская уборная?
— Я провожу, — бывший начальник тюрьмы, погладил рукой усы и глаза его увлажнились.- Если ты не против?
Подхватив ее под руку, они быстро вышли из кабинета. Следом, тяжело вздыхая и топая как слон, вышел Мол.
Пробегая мимо Онуфрия, я услышал как он шепчет Игнату, кивая на меня.
— Эту говорящую собаку нужно убить, ей не место в этом мире. Это аномалия.
Я остановился напротив него и угрожающе зарычал.
— Я все слышал,- кинул ему мысленный контакт. — Я слежу за тобой.
Глаза Онуфрия закатились, ноги задрожали и он повалился на Игната.
Я громко гавкнул, довольный произведенным эффектом и побежал следом за Воеводой. Война войной, а обед по расписанию.

— Это все правда, что тут написано? — Мол кивнул на папку, в котором лежало дело Онуфрия.- Серийный маньяк, убивающий людей ради удовольствия. Воевода молча кивнул, пережевывая крепкими зубами кусок мяса.
Мы сидели в столовой, мимо которой недавно проходили. С других столов на нас пялились заключенные, хотя, скорее, они больше смотрели на Люсю, которая отвыкла от такого пристального внимания к своей персоне, поэтому все время краснела и поправляла прическу.
— Федя родился слабым, больным ребенком,- пояснил Воевода Люсе.- Поэтому мечтал стать сильным, чтобы его все уважали. Но мир оказался жесток к нему. Его знания никого не интересовали, девочки любили сильных, а парни сторонились его, пугаясь взгляда, в котором плескались искры безумия. Первое убийство он совершил в двенадцать лет, зарезав своих родителей. Уже тогда он показал себя изворотливым сукиным сыном, рассказывая как неизвестные ворвались в дом и убили его родителей. К сожалению для него, он был еще слишком мал, чтобы научиться скрывать улики, поэтому последующие пять лет он провел в психиатрической лечебнице. Там, скорее всего от скуки, он стал читать религиозную литературу, чтобы доказать свою невменяемость, но вместо этого реально сошел с ума на этой почве и задержался в психушке еще на пять лет. Выйдя на свободу, казалось он остепенился. Женился, жена родила ребенка. Казалось, жизнь налаживалась. А потом как крышу ему сорвало. Говорят, полицейских рвало, когда они обнаружили изувеченные тела жены и маленького сына. Федя был объявлен в розыск, но он как сквозь землю провалился. Про него вспомнили, когда по городу прошла серия нераскрытых убийств. Перед смертью всех жертв пытали и они умирали в муках. Полицейские терялись в догадках, пока в больницу не поступил молодой парень. На его теле не было живого места и перед тем как впасть в кому, он успел рассказать, что решил покончить жизнь самоубийством из-за неразделенной любви, но боялся сам это сделать. Поэтому нашел в интернете форум посвященный эвтаназии и познакомился с Отцом Онуфрием, который пообещал ему легкую и безболезненную смерть. Встретившись в реале, Онуфрий сделал ему укол, после которого парень очнулся в подвале и подвергся многочисленным пыткам, прежде чем ему удались убежать. Так полицейским удалось выйти на этого больного типа, который мучил жертв, пытаясь через боль и страдания найти грань перехода от жизни к смерти. Он очень боялся того, что его ждет по другую сторону жизни и пытался найти ответы, есть ли жизнь после смерти.
Воевода наконец проглотил жесткий кусок мяса и запил компотом.
— В моей тюрьме он застрял перед этапированием на зону «Белый лебедь» для пожизненно осуждённых, где нас и застал Апокалипсис. Тут он нашел последователей и любовника-покровителя Игната, с которым подняли бунт. Игнат- тупой бычара, силовое прикрытие Феди, который является мозгами в их паре. Ничего хорошего я не жду от сегодняшней ночи, поэтому держите нос по ветру.
Я грыз толстую кость под столом, положив голову на ноги Воеводе.
— Ему можно доверять,- кинул я тихий контакт Люсе.- Давай возьмем его в нашу команду.
— Заткнись, — она легонька пнула меня ногой. — Сама разберусь.
-Теперь я понимаю, почему он так отреагировал на Шарика, — Мол отдал папку Воеводе.- Думал за ним пришли.
— Более трусливого маньяка в жизни не видела,- фыркнула Люся.- Убиваешь людей, так прими наказание достойно, как мужчина.
— Не вздумай это сказать ему в лицо, мигом попадешь на Арену, где твоим соперником будет не заключенный, а тварь, порожденная Апокалипсом. И ты будешь молить о пощаде, чтобы быстрее сдохнуть, прежде чем она доберется до тебя, — Воевода допил компот и с силой стукнул стаканом по столу. — Пора сваливать из этого гадюшника, но сперва соберем команду самоубийц.

— После бунта, все могут делать тут что хотят, — мы вышли из столовой в тюремный двор, где группами кучковались заключенные.- Хочешь иди в город и там ищи приключений на свою задницу или живи тут, в безопасности. Играй в баскетбол, качай железо, дерись на Арене и жди окончания Апокалипсиса. Но насилие все равно осталось внутри тюрьмы и достаточно одной искры, чтобы все тут вспыхнуло ярким пламенем. Куча мужчин, находившихся давно без женщин и переполненных тестостероном, жаждут выхода своей энергии. Игнат понимает это, поэтому старается погасить этот градус напряжения. Проповеди Отца Онуфрия, охота за выжившими и главное, Арена, все этом помогает удерживать зеков от падения до животного уровня. — Воевода поздоровался с крепким парнем, мускулы которого лоснились от пота. Его шею пересекал страшный рубец. Наклонившись к нему, он что-то тихо прошептал качку на ухо. Парень кивнул головой и быстро отошел в сторону.
— Это Шрам, один из моих охранников, кому я доверяю. Говорят, что это сделала его девушка, одна из первых зараженных. Разорвав ему горло и посчитав мертвым, она бросила его умирать, но он выжил. Теперь, ищет ее по всему городу, в надежде спасти и вернуть к жизни.
— Вот это любовь,- мечтательно вздохнула Люся.- Пусть несбыточная, но такая романтичная.
Воевода указал на деревянный стол и присел за него.
— Узнав про вакцину, Шрам первым вызвался добровольцем и сейчас подберет команду. В тюрьме существует много группировок, которые ненавидят друг друга. Поэтому, нам предстоит не только выбрать лучших из них, но чтоб они в дороге не переубивали друг друга, до того как мы проникнем в больницу.
Мол устало плюхнулся на скамейку и прикрыл глаза.
— Что-то меня рубит после обеда, разбудите, когда поедем. Мне про этих детишек слушать неинтересно.
Я согласно поддакнул, залез под стол и спрятался к тени. Мой живот раздуло от халявной еды и желания наесться впрок. Неизвестность пугала, но рядом с Воеводой я чувствовал себя в безопасности.
— Хороший мужик, почти как Юра, — я прикрыл глаза, вспоминая его, близняшек, Игорька, Агату и всех, кто повстречался на моем пути. — Апокалипсис невозможно выиграть, — почему то пришла мне в голову мысль. -Ты либо жив, либо мертв, третьего не дано, — я тяжело вздохнул и положил голову на ноги Воеводе. Теплая рука опустилась и почесала меня за ухом.
— Шарик,ты как?
Я вяло шевельнул хвостом, отгоняя надоедливую мошкару.
— Жарко.
Солнце уже клонилось к закату, окрашивая в красный цвет здание тюремной администрации. Около церквушки царило оживление. Из нее вынесли деревянный помост, следом огромный, в человеческий рост, крест и куда то понесли.
— С Жоржиком все будет хорошо?- забеспокоилась Люся.- Онуфрий его не убьет?
— Тогда чуда не случится, — хмуро произнес Воевода, разглядывая Онуфрия, раздающего указания своим последователям.- Но то, что этот маньяк что-то задумал, я в этом не сомневаюсь. Идем на Арену, отберем добровольцев, а потом посмотрим Шоу с Отцом Онуфрием.

Арена находилась в глубокой яме, вырытой позади здания тюремной администрации и напоминала римский амфитеатр.
Стены окружали ступенчатые трибуны, в которых сидели заключенные и наблюдали за яростной схваткой на песке. Двое молодых, обнаженных, мужчин, в плавках, с похвальным рвением, неумело лупили друг друга голыми руками, развлекая зрителей.
— Мдя, — Люся сморщила нос, учуяв терпкий запах пота, идущий от тел. — Так себе драка.
Послышался крик боли, который сменился восторженными воплями зрителей, когда один из бойцов получил удар в нос и упал на колени, орошая песок своей кровью. Победитель протянул руку и оба бойца, обнявшись, скрылись в темном туннеле.
— Согласен, бойцовский клуб так себе,- усмехнулся Воевода.- Но у нас цель не убить друг друга, а выпустить пар.
Сзади подошел Шрам и кивнул на разминающегося в стороне азиата, с нунчаками в руках.
— Китаец согласился ехать с нами.
— Я кореец, — поправил его азиат. — Мы совсем не похожи на них.
Воевода поморщился.
— Я до сих пор не разобрался в нем, на чьей он стороне.
— Какая разница, если он крутой боец, — хмыкнул Шрам.- Сейчас увидите.
Неожиданно, на втором этаже, в открытом окне здания, появилась фигура Игната, в синем адидасовском костюме.
— Да здравствует Игнат, — раздались крики и рукоплескания. Новый самопровозглашенный начальник тюрьмы шутливо раскланялся, поднося руки к губам, рассылая всем воздушные поцелуи.
-Тоже решил посмотреть на добровольцев, — пробурчал Воевода.- Не доверяет мне.
Рядом с Игнатом появился Отец Онуфрий. Улыбнувшись окружающим, он махнул рукой.
— Очищение приходит через страдания, дети мои. Да прибудет с вами сила.
Трибуны взорвались животным ревом.
— Крови, мы хотим крови, — заорал кто-то из толпы. — Даешь бой до смерти.
Остальные подхватила этот призыв.
— Крови, крови.
Воевода обеспокоенно посмотрел на окно. Онуфрий нагнулся и что-то тихо сказал Игнату на ухо.
— Чую, что-то недоброе задумал этот мудак.
Игнат встал со стула и поднял руку призывая к тишине. Когда гул стих, он громко произнес:
— Давно мы не видели Малыша в действии. Пора выпустить эту тварь на свободу. Есть добровольцы?
— Какой еще Малыш? — заволновалась Люся.- Когда так говорят, обычно выходит какой то громила.
Шрам вопросительно посмотрел на азиата, но тот отрицательно покачал головой и скрылся в толпе.
Заключенные стихли, поглядывая друг на друга.
— Я так и знал, — хохотнул Игнат. — Эту тварь еще никому не удалось убить, поэтому сегодня устроим жертвоприношение.
Зеки взвыли от восторга.
— Кровь, кровь, кровь.
Из темного туннеля вынесли деревянный помост с крестом и поставили в центре арены.
— Мы все является детьми божьими, — закричал Онуфрий из окна.- Но эта тварь пришла из ада, вместе с Апокалипсисом. И до сегодняшнего дня у нас не было возможности бороться с этим злом. Но если продолжать верить в добро, то рано или поздно случиться чудо, — следом, из туннеля, появились два человека, ведущего под руки третьего. Он вяло передвигал ногами, свесив голову на грудь.
— Жоржик, — прошептала Люся.- Что они с тобой сделали?
— Накачали наркотиками,чтобы не сопротивлялся,- в глаза Воеводы вспыхнули опасные огоньки.- Почему Игнат идет у него на поводу?
— Этот человек явился к нам сегодня, заявив, что может справиться с этим злом,- продолжал Онуфрий. — Что вера в господа, наделила его иммунитетом от той заразы, которая распространилась по всей земле. Если это так, то вы все, сегодня, станете свидетелями этого чуда и ваша вера возрастет в тысячи раз. Мы пойдем крестовым походом, выжигая зло словом божьим.
Над тюрьмой слишком быстро сгустила ночь. Вспыхнули прожекторы, освещая яму, в которой Жоржика привязывали к кресту.
— Надо это прекращать,- Воевода глянул на Шрама.- Сколько на зоне лояльных к нам?
— Чтобы умереть, достаточно, — позади нас послышались щелчки снимаемых предохранителей с автоматов. Пять человек окружили нас, оттесняя от арены.
— Идите с нами, у Игната и Отца Онуфрия к вам появились вопросы.
— У нас с ними договор, — пышные усы Воеводы возмущенно оттопорщились. — Без нас у них ничего не получится.
— Договор расторгнут. Сегодняшние пленники, воспользовавшись темнотой, пытались сбежать и были убиты при попытки перелезть через ворота. В камере нашли мертвого Ржавого, а в спине Седого торчал складной нож-бабочка. Не знаешь, чьих это рук дело?
Воевода посмотрел на Люсю и покачал головой.
— Какая же ты дура.
— Они были в беде, — виновато произнесла Люся.- Я должна была им помочь.
— Помогла? — Воевода сжал кулаки.-Ты подставила всех нас.
Из ямы донесся нечеловеческий рев твари, заглушаем громкими криками заключенных.
Я попятился и осторожно прячась за спинами других, бросился к тюремного дворику, где за столом, до сих пор, спал Мол.
— Мол, Мол, просыпайся, надо спасти Жоржика, — я схватил зубами штанину и потянул на себя. Толстяк всхрапнул и отмахнулся рукой.
— МОООООЛ, — заорал я, посылая ему мысленный контакт в голову.- НЕ СПАТЬ.
Толстяк вздрогнул, открыл глаза и посмотрел на меня.
— Я не сплю, чего орешь?
— Беда, Мол, — запрыгал я вокруг него, отчаянно скуля. — Люся выкрала нож у Жоржика, чтобы спасти пленников, но они попались. Теперь его хотят отдать какому то Малышу, а Люсю и Воеводу убить.
Мол тяжело вздохнул и вытащил тесаки из-за спины.
— Опять влипли, ну веди меня к этому Малышу.

Чем ближе мы приближались к Арене, тем отчетливее слышалась крики заключенных.
— Малыш, Малыш.
Казалось, толпа приветствовала Мола и расступалась перед ним, пораженная его размерами и мощью. Но это было не так. Когда арена открылась перед нами, мы увидели того, кого действительно чествовали зрители. В центре ямы, перед крестом, стояла огромная туша человекообразной обезьяны. Маленькая лысая голова, казалось, случайно оказалась на этом туловище, покрытого жирными складками. Бочкообразная грудь переходила в большой живот из под которого свисал безволосый хвост. Я пригляделся и в ужасе взвыл. Это был не хвост. Огромный член болтался между ног чудовища, которого удерживали цепи, тянущиеся от металлического пояса на его животе, к столбам, стоящим по периметру арены. Десять человек еле сдерживали его, не давая приблизится к Жоржику.
— Шарик, прикрывай мне спину,-тихо сказал Мол и начал спускаться по ступенькам вниз, размахивая перед собой мясными ножами.
— Это плохая идея,- заныл я, не смея ослушаться. — У Жоржика иммунитет, он сам справится.
— Сейчас вы станете свидетелями чуда,- заорал из окна Онуфрий, стараясь перекричать шум. — Перед нами сойдутся свет и тьма. Веруйте братья.
— Доброволец, — вдруг послышался крик.- У нас появился доброволец. Надо отменить жертвоприношение.
— Отпускай, — заорал Онуфрий, увидев спускающего на арену Мола.- Жертвоприношение должно состояться.
Щелкнули кольца и цепи упали на песок. Монстр взревел и растопырив руки бросился на Жоржика. Из раскрытого рта полетела слюна, когда он навалился на зека и повалил вместе с крестом на землю. Жоржик заорал от ужаса, пытаясь выбраться из под двухсоткилограммовой туши, но огромный живот накрыл его лицо и он стал задыхаться. Спустившийся, наконец вниз, Мол, нанес сильный удар ногой по яйцам монстра. Человекообразная горилла взвыла и вскочила на ноги. Обернувшись, она поискала маленькими злобными глазками, спрятанными в глубине черепа, нового врага. Увидел Мола, тварь снова раскинула руки в стороны и раскачиваясь, двинулась на него.
Мол молча собрался с силами и нанес колющий удар ножом в область сердца. Тесак застрял в жировых складках и тварь, словно паровой каток, прижала его к стене арены. Вдавив его огромным брюхом, Малыш наклонил голову и стал изучающе разглядывать Мола. Его обдал запах гниющих зубов.
— Иглать,- неожиданно произнес монстр.- Новая иглушка.
Мол пригляделся. Перед ним стоял даун. В широко посаженных, немного раскосых глазах, плескалось детское любопытство. Малыш высунул большой язык и лизнул Мола в щеку. Обездвиженный, полузадушенный, он снова попытался вырваться и из его груди раздался крик отчаяния, который потряс дауна. Слегка ослабив хватку, Малыш схватил Мола за волосы и прижал голову с стене, намереваясь поцеловать. Вывернув шею, Мол вцепился зубами в нос дауна и стал его пережевывать. Брызнула кровь и Малыш закричал. Он закричал тонким голосом, как могут кричать только дети, которых обидели. Отпрянув от Мола, он протянул руки к больному месту, подвывая от боли. Мол присел и замолотил кулаками по низу живота, сокрушая огромную мошонку. Под кулаками что-то хрустнуло и Малыш, прекратив орать, удивленно посмотрел на него.
— Больно,- удивленно произнес даун.- Не хочу с тобой иглать.
Все тело Мола сотрясала дрожь. Сильно болели кулаки.
— Хотел меня трахнуть,чертов дебил? Еще хочешь?
— Не бей меня больше, — заныл Малыш. — Пожалуйста.
Мол оглядел огромную тушу, сотрясающуюся в рыданиях перед ним. Его можно было еще долго колотить без особого результата.
— Хочешь поиграть?-неожиданно спросил он.
Малыш перестал плакать и с надеждой посмотрел на него
— Иглать.
Мол подошел к столбам и стал отстегивать кольца. На арене внезапно стало тихо
— Играть, — махнул он рукой в сторону зрителей.- Много игрушек.
— Много иглушек, — довольно улыбнулся даун и бросился к ступеням. Заключенные с криками стали разбегаться перед ними. Даун снова превратился в бешеного монстра. Схватив первого попавшегося зека за шею, он резко сжал руку. Послышался хруст и ноги заключенного обмякли. Отбросив его в сторону как сломанную куклу, Малыш схватил следующего.
— Плохие иглушки,- произнес он, ломая позвоночник следующей жертвы об свою коленку.
Я залаял, привлекая внимание Мола. Жоржик лежал без движения, в груди с трудом угадывалось дыхание.
— Не вздумай умереть, — толстяк легко подхватил невесомое тело зека и стал подниматься следом за Малышом. — Я не для этого бился с этим монстром, чтобы ты дрых у меня на руках.
Губы Жоржика шевельнулись в слабой улыбке.
— Я не сплю,- прошептал он. — Просто немного устал.
Я залаял, чувствую недоброе и бросился вперед, Сверху раздались выстрелы и на краю арены нас встретил Воевода.
— Мол?
— Сзади, — я увидел Люсю с автоматом. — Быстрее, Жоржику плохо.
Появился Мол. Он опустился на колени и медленно положил Жоржика на землю. Все тело зека сотрясал сильный озноб.
— Зачем ты подставила меня?- прошептал Жоржик Люсе. — Почему просто не попросила нож?
— Я боялась, что ты мне его не дашь.
— Ты знаешь, что ты сука?- Жоржик отвернулся от нее и свернулся калачиком.
— Прости Жоржик, я дура. С меня сиськи.
— Пошла ты, — он закрыл глаза и тихо задышал.- Я снова вижу костер и сижу около него, среди этих уродов. Шарик, ты тоже там.
Я подошел к нему и лег рядом, прижимаясь к дрожащему телу. В нос ударил запах гниения.
— Я рядом с тобой, братан. И всегда буду рядом.
Жоржик улыбнулся. Его рука легла мне на голову и попыталась погладить.
— Спасибо, братан, — его тело изогнулось в сильной судороге и потом расслабилось. Рука соскользнула с моей головы и упала на землю. Я поднял голову к черному небу и горестно завыл. Рядом зарыдала Люся. Жоржик лежал на спине, уставившись в небо мертвыми глазами.
— Это Малыш убил его,- Мол встал на ноги и протянул руку к Люсиному автомату.- Я сейчас убью его.
— Нет, — я вскочил и перегородил ему дорогу.- У Малыша нет зубов, ты видел это. Жоржика заразили раньше и скоро он превратиться в зомби. Я чую запах.
— А как же иммунитет? — закричала Люся.- Шарик, у него должен быть чертов иммунитет.
— Слишком много укусов ему пришлось пережить за короткий срок, организм не выдержал, он сам так сказал.
— За это чудо должен ответит Онуфрий? Где этот гребаный пидарас? — Люся передернула затвор автомата. — Я лично убью его.
— Он сбежал, как только услышал выстрелы, — маленький азиат появился из-за спины Шрама. — Поймать не успели.
— Только китайцев нам тут не хватало,- проворчал Мол.
— Я кореец,- мягко поправил его азиат.- Меня зовут Ли, я доброволец.
— Когда нас вели к Игнату, он освободил нас,- Шрам посмотрел на Воеводу. — Теперь ты убедился на чьей он стороне?
— Не время рассыпаться в комплиментах. Если мы не поторопимся устроить засаду на автобус, то все пойдет прахом.
— А как же Жоржик? — подняла на Воеводу заплаканные глаза Люся.- Надо дождаться когда он начнет оживать и тогда застрелить его.
Раздался громкий выстрел и на лбу Жоржика появилось маленькая дырка. Пальцы зека судорожно согнулись и заскребли по земле.
— Ничего личного,- произнес Ли, пряча пистолет за пояс. — Просто я меньше всех знал его.
— Ненавижу китайцев, — Мол угрюмо просверлил его взглядом.
— Я кореец, — снова поправил его азиат. — И если вам нравится ненавидеть китайцев, то я против не буду.

Обойдя здание тюремной администрации, мы вышли к тюремному дворику и огляделись. Несколько растерзанных трупов заключенных, случайно попавших под руку Малыша, указывали путь, в котором направлялся этот монстр. В бетонном заборе зияла огромная дыра, через которую Малыш выбрался на свободу.
— Мда, — протянул Шрам, с любопытством разглядывая торчащую арматуру из бетонной плиты, поваленной на землю.- Запомни сынок, после девяти на улицу больше не выходить.
— Хорошо мама,- азиат крадущейся походкой подошел к дыре и выглянул наружу. — Ушел в неизвестном направление.
— Все равно его хрен убьешь,- Мол посмотрел на Воеводу. — Если Онуфрий сбежал, то где Игнат?
— Остался связанным в моем кабинете. Он должен встречать автобус и передать конвоирам пленников.
— Идите, а я тут присмотрю, — Люся села около деревянного столика.- Мне надо побыть одной, успокоить мысли.
Я подошел к ней и положил голову на колени.
— Никто не знал, что так выйдет. Ты хотела как лучше.
— Все, кто рядом со мной, погибают,- в ее глазах снова появились слезы. — Мне по жизни суждено быть одной.
Я лизнул ей руку.
— Я такой же как ты, так что мы всегда будем вместе.
-Ты хороший, Шарик, — улыбнулась Люся, размазывая на лице слезы.- Жалко, что не человек.
— Воевода будет тебе хорошей парой. Заведете детенышей, я научу их грызть косточки.
Люся махнула рукой, но я уже успел отбежать.
— Иди уж, сваха, — проворчала она, -Тебя уже заждались.
Я обернулся. Около входа в здание стоял Воевода и махал мне рукой.
— Шарик, ты идешь?
Я гавкнул и снова посмотрел на Люсю.
— Как только получим антидот, сразу все изменится. Перестань ныть, самка, ты нужна моей стае.
От возмущения, Люся перестала плакать.
— Какая я тебе самка? Иди сюда, паршивец, я тебе яйца мигом оторву.
Я бросился бежать от нее, радостно лая. Люся переживет эту потерю, как было и раньше, и мы найдем новую команду.
Воевода попридержал мне дверь и я влетел в коридор. Опустив нос к полу, я сразу поймал след Мола и бросился к лестнице. Где то наверху, уже слышались голоса Шрама и Китайца, оживленно спорящие между собой.
— И что теперь делать? — возмущался здоровяк. — Как теперь нам попасть в автобус?
— Я вас и так спас, возражал азиат.- Не мое было дело думать, как охранять Игната.
Мне в нос ударил запах крови и я остановился перед раскрытыми дверями кабинете. На полу, привязанный к стулу, валялся мертвый Игнат. Еще теплая кровь ручейками текла в мою сторону.
— Онуфрий вернулся и убил своего любовника,- Мол ногой развернул тело Игната и мы увидели заточку, торчащую из его сердца. Рядом с его рукой валялась рация, из которой доносились хрипящие звуки.
— Он хотел вызвать автобус, — вошедший в комнату Воевода нагнулся и подобрал ее.
— Игнат, что у вас там случилось? Мы слышали выстрелы,- неожиданно послышался мужской голос.
Воевода задумчиво посмотрел на нас и поднес рацию к лицу.
— Говорит Воевода. У нас новый бунт, я снова стал начальником тюрьмы.
-Твою мать, — выругалась рация.- Вам что там, скучно жить что ли? Мы будем через полчаса, готовьте пленников.
— Принято,- Воевода отпустил кнопку и облегченно выдохнул. — Кажется план остается в силе, идем к ангару, пора встречать автобус.
— Но сперва оружейная,- Шрам нагнулся к мертвому Игнату и обыскал его карманы. — Бинго, — в его руке блеснула связка ключей. — Китаец, ты со мной?
Азиат посмотрел на свои нунчаки и грустным вздохом отбросил их в сторону.
— С тобой, верзила, с тобой.

Выйдя во двор мы увидели рядом с Люсей мужскую фигуру, обнимавшую ее за плечи. Увидел вскинутые автоматы, она замахала нам руками.
— Все в порядке, — пьяным голосом закричала она. — Это Крюгер.
Лысый мужчина, в просторной клетчатой рубашке, поднял железную руку со стаканом в руке и провозгласил:
— За Жоржика.
— За Жоржика,- Люся залпом опрокинула свой стакан и прислушалась к своим ощущениям. — Хорошо пошла, — она икнула и потянулась поцеловать Крюгера в щеку.
— Воевода, ты зачем усы сбрил?- она провела рукой по лицу Крюгера, пытаясь найти их, но силы оставили ее и она, пьяно захохотав, рухнула со скамейки.
-Твою мать, Крюгер, — Воевода недоуменно посмотрел на него.- Откуда ты тут взялся?
— Он там,- зашептал Крюгер, показывая железным пальцем на тюремную церквушку. — Онуфрий прячется там.
По его небритой седой щеке покатились пьяные слезы.
— Убейте его, отомстите за Жоржика.
— Нет времени, сдохнет сам, — Воевода подхватил Люсю и перекинул ее бесчувственное тело через плечо.- Идем к воротам, ты с нами?
— Тогда я убью его сам, — Крюгер запрокинула бутылку и стала пить прямо из горлышка. Когда она опустела, он разбил ее об стол и сжал в руке стеклянную розочку. Пошатываясь, он махнул нам на прощание рукой и пошел к церкви напролом, топча клумбы с цветами.
— Вы все умрете, — подняла голову Люся.- И ты, и ты, и ты, — она перевела взгляд со Шрама с Китайцем на меня.- А ты, Шарик, живи, ты собака, — она опустила голову и захрапела.
— У нас же спиртное под замком, — недоуменно произнес Воевода и крикнул в спину Крюгеру.- Откуда ты взял ключи?
— Железному человеку не нужны ключи,- крикнул он, поднимаю к небу железный кулак.- Вот мой ключ.
Внезапно захрипела рация.
— Мы на подъезде, отрывайте ворота, — сквозь разлом в заборе, блеснул свет фар автобуса и послышался нетерпеливый гудок.
— Крюгер! — Воевода сделал последнюю попытку, но тот уже исчез в дверях церкви.
— Ладно, тогда последний рывок. Да улыбнется нам удача.

Мы подошли к ангару, когда желтый автобус уже заезжал на территорию тюрьмы. Шрам с Китайцем исчезли в темноте, когда Воевода нажал переключатель. Яркий свет прожектора ударил водителю в лицо, на некоторое время ослепляя его.
— Какого черта, Воевода?- загремел динамик.- Выключи свет и пропусти нас.
Воевода подождал немного и щелкнул переключателем. Ангар погрузился в сумрак, скрывая маленькую фигуру, ползущую по крыше автобуса.
— Карантинная зона, — усмехнулся он.- Тридцать минут.
— Ты же знаешь, нас это не касается, — возмущенно заорал динамик.- Мы вне подозрений.
— Новый начальник тюрьмы, новые правила, — Воевода осторожно опустил Люсю на пол и прислонил к стенке.- Если, конечно, у вас нет иммунитета.
Темная фигура за рулем зашевелилась.
-Ты же знаешь, Воевода. Пока к нам не поступила директива, ты официально не можешь являться начальником тюрьмы.
— Жаль, а то я приготовил подарочек для вас. Женщину, чистую, не укушенную и пьяненькую. В дороге могли бы поразвлекаться с ней.
— Женщину? — водитель включил ближний свет. Люся зажмурилась, прикрывая рукой глаза.
— Хорошенькая,- голос в динамике подобрел. — Заманчивое предложение.
— Бу, — ткнула пальцем в автобус Люся. — Вы все умрете.
Голос в динамике захохотал.
— Воевода, мы сколько уже знакомы?
— Долго Серж, долго, — он наблюдал как Китаец навис над передней дверь, ожидая когда она откроется.- К чему ты клонишь?
— Мы тут с ребятами посовещались и решились ноги делать. В больнице, в последнее время, черте что твориться. Как только появилось лекарство от заражения, все передрались друг с другом. Очередь за прививкой среди военных и чиновников, выстроилась на годы вперед. Но никто его не получает, даже врачи. Так что, мой ответ нет. У нас нет иммунитета. Но мы знаем, куда его отвозят. Последняя ходка и все, грабим больницу и валим. Ты с нами?
Воевода переглянулся с Молом. Тот пожал плечами.
— Я иду один к вам, без оружия, — Воевода поднял руки.- Запускай меня в автобус, поговорим наедине.
В воздухе повисла тишина. Потом послышалось шипение открываемых дверей.
— Не убивать,- крикнул Воевода, когда черная тень мелькнула внутрь. С другой стороны послышался звон разбитого стекла. Шрам, прикладом, разбил окно и бросил внутрь световую гранату. Раздался хлопок и автобус изнутри осветился яркой вспышкой. Послышались удары и крики боли.
— Не убивать, — Воевода влетел в автобус, но все уже было кончено. В проходе валялись три стонущие фигуры конвоиров, закрывая руками обожженные светом глаза. Около водительского сидения, на полу, сидел мужчина в синей военной форме и прижимал руку к разбитому носу.
— Я доверился тебе, Воевода, а ты…
— А я согласен, — он протянул Сержу руку, помогая подняться. — Мы с вами.
Мол помог подняться в автобус Люсе.
— Привет, мальчики,- произнесла она заплетающим языком.- У нас новая команда?
— Отведи ее в конец автобуса, пусть проспится, — пробурчал Воевода.- И оружие отними.
— С удовольствием,- толстяк потащил упирающуюся Люсю на задние сидения.
— Игорек и ты тут, — она провела ладонью по щеке удивленного Китайца.- А где твоя Агата?
— Боже, как ты выросла,- хихикнула она, столкнувшись со Шрамом.
Верзила покрутил пальцем у виска.
— Сбрендила баба, психика не выдержала.
— Видел бы ты то, что видела она, — я проскользнул между его ног и запрыгнул на сидение. — Давно бы сам ласты склеил.
— Шарик, — Люсина рука вцепилась в мою шерсть и прижала к себе, словно ища спасения в этом безумном мире. — Я не сбрендила, просто мне очень больно.
— Все будет хорошо, — я лизнул ее в нос.- Спи самка.
— Самка, — хихикнула Люся и обняв меня, заснула с улыбкой на лице.

Автобус выехал задом из ангара и развернулся на дороге.
— Путь будет долгим, — Серж нажал кнопку и в салоне заиграла тихая музыка. — Поэтому расслабьтесь и отдыхайте.
Он включил дальний свет и неожиданно чертыхнувшись, резко затормозил.
— Какое черта? Это один из ваших?
Воевода нагнулся, разглядывая одинокую фигуру, стоящую около разлома в заборе и махающую им железной рукой.
— Это Крюгер, вероятно передумал и решил ехать с нами. Серж, открой двери и впусти его.
Мужчина вышел из круга света и через мгновение появился у открытых дверей. Вся его клетчатая рубашка была залита кровью, а железная рука неестественно прижата к груди. На его каменном лице словно застыла маска смерти.
— Крюгер, с тобой все хорошо?- Воевода попытался разглядеть хоть какие то эмоции на этом бледном лице.
— Как никогда, — улыбка искривила его губы, лицо сморщилось и поползло вбок.
— Твою мать, — отпрянул от него Воевода.- Что ты такое?
Сильный удар железным кулаком в голову потряс его и отбросил в салон. Крюгер вскочил в автобус и вытащив нож, прижал его к шее водителя.
— До больницы не подбросите,- он отбросил железную руку в сторону и стал стягивать с себя кожу на голове. На Воеводу глянуло, измазанное в крови, улыбающееся лицо Отца Онуфрия. С заднего сидения, в ужасе, закричала проснувшаяся Люся. Я спрыгнул на пол и ощерился.
Онуфрий надавил на шею кончиком ножа и Серж закричал от боли, когда из проколотой кожи выступила кровь.
— Я еще раз повторю свой вопрос и потом начну убивать. До больницы не подбросите?
Воевода посмотрел на побледневшего водилу и кивнул головой.
— Отлично, теперь оденьте друг на друга наручники и можем ехать дальше.
— Это невозможно, — Воевода попытался встать с пола, но увидев угрожающий жест, остался на месте.
— Ладно,- невозмутимо произнес Онуфрий. — Тогда, ты ты и ты, вышли из автобуса,- приказал он конвоирам.- Не люблю, когда в помещение слишком много народу.
Трое полуослепших мужчин послушно вышли из передней двери и встали напротив него с поднятыми руками.
— Мы ничего не скажем,- сказал один.- Не убивай нас.
— Не буду, — засохшая кровь на лице Онуфрия стала трескаться.- Он убьет вас.
Он прижал нож к шее водителя еще сильнее и тихо произнес:
— Стреляй в них.
С ужасом в глазах, Серж торопливо зашарил в кобуре.
— Быстрее, — Онуфрий вдавил лезвие ножа почти на сантиметр в его шею. Кровь ручьем потекла по синей рубашке.
— Нет, — заорал Серж, нажимая на курок. Подчиненные кеглями повалились под колеса автобуса.
Онуфрий наклонил голову к его уху и что-то тихо спросил.
Серж торопливо зашептал в ответ.
— Хык, — Онуфрий быстрым движением перерезал водителю сонную артерию и вытолкнул мертвое тело в открытые двери автобуса.
— Ну теперь тебе точно хана, — Шрам перескочил через лежащего Воеводу и выбил нож из его рук.
— Не думаю,- улыбнулся ему Онуфрий страшной кровавой маской.- Теперь только я один знаю дорогу до больницы.

Мы настороженно наблюдали как Онуфрий переодевается. С брезгливой физиономией он снял с себя окровавленную рубашку Крюгера и остался в своей черной жилетке на голое тело. Поправив на шее белый ошейник раба Господа, он подмигнул нам и уселся на водительское сидение.
— Дети мои! Кто из вас знает, что нужно сделать, перед тем, как попросить прощенье Господа за грехи свои?
Воевода недоуменно посмотрел на него.
— Согрешить, — хохотнул Онуфрий. Послышалось шипение и двери автобуса закрылись отсекая нас внешнего мира. — Я могу бы убить вас когда у меня была возможность, но мне нужно прикрытие. Пустой автобусу у военных вызовет подозрение. Поэтому едем до больницы вместе, а потом разбегаемся. Мы договорились?
-Ты убил Жоржика?- крикнула с заднего сидения Люся.-Зачем?
— Нет, девочка, это ты убила его. Вы приехали к нам за помощью, но просили ее без уважения. Но ты же знаешь, что в чужой монастырь со своим уставом не ходят. Почему ты стала решать кому жить, а кому умирать. Освободив пленников, ты поставила под угрозу существование всей тюрьмы и за это поплатилась.
— Но Жоржик не виноват, зачем ты его заразил?
— Все шло по плану как договаривались, Жоржик должен был заразиться и ожить. Но когда я увидел перед часовней умирающего Седого с ножом в спине, я понял, что вам доверять нельзя и выпустил Малыша.
Люся злобно сверкнула глазами
— Гребаный гомосек.
Онуфрий поморщился и посмотрел на Воеводу.
— Если ты не заткнешь рот своей бабе, мне придется сделать это самому. Ей и ее демонскому псу.
Я протестующе гавкнул
— Я не демон, я просто говорящий пес.
— Заткнись, дьявольское отродье,- заорал мне Онуфрий, выставив перед собой нож в дрожащей руке. На его висках выступили капли пота. — Не смей со мной разговаривать. Всосал?
— Всосал, — я тявкнул, чтобы последнее слово осталось за мной и спрятался под ногами Шрама.
— Больной тип, его убить надо.
Верзила успокаивающе погладил меня по голове.
— Как только появится шанс.
— А чем помешал тебе Игнат?- Воевода отвлек внимание на себя.- Вы же с ним были пара.
— Он свою миссию выполнил, — усмехнулся Онуфрий.- И когда пришло время, я с ним расстался. И я не гомосек,- заорал он нам.- Это всего лишь мимикрия, чтобы выжить.
Неожиданно в ответ, на улице, раздался рев животного. Из темноты появилась огромная фигура Малыша, топающая к нам.
— Иглать, — подойдя к автобусу, даун стал раскачивать его. — Новые иглушки.
— Мы едем или подождем, когда он попросит его подвести? — заорал нам Онуфрий.
Утопив педаль газа в пол, он вывернул руль и объехал его. Мимо окон промелькнуло изуродованное лицо монстра с откушенным носом.
— Иглушки, — разочарованно проревел Малыш, топая за нами.
— Бедный урод, — Шрам высунулся из разбитого окна и прицелился в Малыша.- Пора прекратить его страдания.
— Бум, — из подствольника вылетела граната и ударившись в огромный живот монстра, отскочила в сторону. Раздался оглушительный взрыв и следом разъяренный рев Малыша.
— Иглушки.
— Тьфу ты, — Шрам влез обратно и виновато посмотрел на Китайца. — В другой раз может получится.
— Бывает, братан, — азиат протянул верзиле пластинку жвачки.- Возьми, это успокаивает.
Шрам обиженно посмотрел на Китайца, который откинулся на спинку кресла, сунул в уши наушники и прикрыл глаза.
— Давай, что-ли с тобой поговорим,- он посмотрел на меня и я быстро задышал в ответ.
— Люблю говорить. А еще я люблю косточки. У тебя есть косточки? А в Апокалипсисе есть змеи зомби? Не люблю змей, они холодные и скользкие. Лучше гоняться за кошками.Ты любишь кошек?
Шрам застонал и сунув в рот жвачку, стал усиленно пережевывать ее.

В салоне автобуса царил полумрак, из динамиков доносилась тихая музыка. За окном стояла глубокая ночь и смотреть было не на что. Изредка, автобус подбрасывало, когда мы натыкались на зараженного, одиноко стоящего на шоссе, с задранной головой, и смотревшего на полную луну. Ослепленные фарами, они не успевали среагировать на машину и cметаемые бампером, попадали под колеса автобуса. Раздавался громкий хруст ломающихся черепов и костей и позади нас, на дороге, появлялась очередная кровавая лепешка. Вот и все развлечение, я откровенно скучал. Лежа под сидением Шрама, я понюхал его ноги и фыркнул. Укусить что ли.
Верзила зашевелился.
— Слышь, Китаец, а зачем ты вызвался добровольцем?
Азиат нехотя вытащил наушник из уха.
— Мотивация у меня, вот почему.
— Мотивация у него, — протянул Шрам.- И позволь поинтересоваться, какая?
— Получить противоядие, вернуться на родину и спасти страну. Что может быть важнее, верзила?
Шрам задумался.
— А я, вот, хочу найти свою девушку и вылечить. Она меня чуть не убила, а потом бросила, — он почесал на шее огромный шрам. — Хочу вылечить ее и потом сказать прямо в глаза, что нельзя убивать своего парня, а потом бросать на произвол судьбы, если у нас была большая любовь.
— А что потом? — заинтересовался Китаец.- Ну скажешь ей это в глаза, что потом? Она же была зараженная, не понимала, что делает.
— Не знаю, — хмыкнул Шрам.- Я так далеко не загадывал еще. Потом, может быть, сам брошу ее.
— Мдя, мотивация так себе, — азиат снова откинул голову на сидение и засунул в ухо наушник.- Хреновый из тебя романтик.
— Ну, это не страну спасать, — чуть обиделся Шрам.- Мы люди простые, едим пряники толстые, а не суши соленые.
— Дурень, суши — это японская еда, а не корейская и тем более не китайская.
— А вы азиаты, все на одно лицо, — буркнул Шрам.- Значит и жрете одно и тоже.
— С логикой у тебя тоже проблемы, — невозмутимо ответил азиат.- Еще вопросы будут?
Шрам ухмыльнулся.
— Китаец, а ты за что сидел? Мамку Ким Чен Ына трахнул?
— Я родился в Южной Корее, бестолочь, а не в Северной. Не беси меня, а то на моих руках появится кровь одного верзилы, который задавал слишком много глупых вопросов.
— Ха,- не обиделся Шрам.- Чувствую, мы с тобой подружимся.
Я громко зевнул и вылез из под сидения. Как скучно становится, когда начинают говорить о политике.
Пройдя по проходу назад, я увидел Люсю, развалившуюся на сидениях.
— Люсь, а Люсь, давай поболтаем,- я лизнул ее в лицо и сморщил нос, почувствовав запах спиртного.
— Иди в жопу, Шарик, — она отмахнулась рукой и повернулась ко мне спиной. — Мне надо проспаться.
Я поглядел по сторонам. До кого бы еще докопаться. Недалеко от меня храпел Мол. Не, тут сразу огрести можно, я осторожно прокрался мимо толстяка к началу автобуса, где сидел Воевода. Держа пистолет в руках, он вел тихую беседу с Онуфрием.
Я навострил уши в надежде услышать что-нибудь любопытное.
— Зачем тебе вакцина, Воевода? — услышал я Онуфрия.-Ты же один.
-Теперь нет, — Воевода оглянулся на спящую Люсю.- У меня будет новая команда.
— Я твоя новая команда, как ты не понимаешь?- горячо зашептал ему Онуфрий. — Твоя команда, просто мясо, расходный материал. С вакциной мы построим новый мир, которым будем управлять вдвоем.
— Я не Игнат, со мной эти штуки не прокатят, — Воевода махнул пистолетом вперед.- Следи за дорогой.
Онуфрий резко вывернул руль, увидев на шоссе упавшее дерево. Автобус качнулся на рессорах и снова выехал на дорогу.
— Мы соберем новую команду,- продолжил Онуфрий. — Ты босс, я серый кардинал.
— И участь у меня будет как у Игната,- усмехнулся Воевода. -Я не такой тупой как ты думаешь.
— Игнат- это ошибка, ты настоящий начальник тюрьмы. Под твоим руководством зона прожила два года во время апокалипсиса, ты умеешь управлять людьми.
— Не будем делить шкуру неубитого медведя, — я увидел, что неприкрытая лесть приятна Воеводе.- Давай, сперва доберемся до больницы, а там я подумаю.
Я обернулся и посмотрел на Мола.
— Мол, — заорал я ему, посылая контакт.-Тут зреет заговор, просыпайся.
— Я не сплю, — зашевелился толстяк и через пару секунд снова захрапел.
Я громко гавкнул, привлекая к себе внимание.
Онуфрий и Воевода вздрогнули и посмотрели на меня.
— Он все слышал, — прошептал Онуфрий.- Надо убить этого чертового пса.
— Я всех разбужу, — прорычал я.- Мол тебя сразу на котлетки пошинкует, если узнает о чем ты задумал.
— У тебя нет причин бояться, Шарик, — Воевода протянул ко мне руку.- Иди сюда.
— Чушь собачья,- огрызнулся я, отскакивая от него.- Я видел, ты почти согласился.
— Это просто разговор, Шарик, больше ничего.
— А я просто разбужу всех и расскажу об этом.
— Что ты хочешь, дьявольское отродье, порождение тьмы? — с ненавистью на меня уставился Онуфрий. -Твои условия?
— Довозишь до больницы, а там наши пути расходятся. Ты с Воеводой в одну сторону, а мы в другую. Кто первый найдет вакцину, тот и победил.
— Шарик, я никогда бы не пошел не сделку с этой мразью, — Воевода посмотрел на Отца Онуфрия.- Ни ради своей жизни, ни ради ничьей.
— Я все сказал,- гордо ответил я.- Шарик не продается.
Я пошел по проходу, думая, где бы мне прилечь, чтобы все были у меня на виду. Походу, ночка предстоит бессонная.
Неожиданно, мне на голову легла тяжелая рука.
— Я все слышал, Шарик, ты молодец. Можешь поспать рядом, а я покараулю.
В груди разлилась приятная теплота. Я лизнул Мола и улегся у его ног. Может толстяк и каннибал, но собак он любит. Рядом с ним мне будет спокойно.

Мне снилась опять лаборатория. Я бежал по коридору под громкие звуки сирены. Справа, грозно рыча, мчался огромный черный пес, заставляя прижиматься к стенам людей в белых халатах. Слева, как белая тигрица, неслась Четвертая, радостно подвывая и покусывая меня в шею от возбуждения.
-Ты молодец, Седьмой,- прорычала она, когда мы выскочили на лестницу и бросились вниз.- Самый умный из нас.
Первый и Десятый, добродушные толстяки, любившие поесть и поспать, тяжело дыша остановились и замотали головами.
— Мы назад, в лабораторию. Там кормят и безопасно. А на улице неизвестность.
Второй зарычал, преграждая им путь.
— Мы стая, должны держаться вместе,- в его глазах вспыхнул красный огонек бешенства. — За мной.
Близнецы недовольно заворчали, но не посмели ослушаться. Обогнув Второго, они нехотя, перепрыгивая через ступеньки, побежали вниз.
— Мы стая,- Четвертая снова нежно куснула меня.- Не так ли, брат?
Я согласно кивнул. Для меня эта была игра, математическая задача. Я представил перед глазами схему эвакуации, однажды увиденную на стене. Это же так просто, найти выход, почему другие не видят этого. Люди в белых халатах останутся довольны, если я выберусь из лабиринта и перестанут делать мне болезненные уколы.
Мы выскочили на первый этаж, в конце которого появился солнечный свет.
— Выход, — прорычал Второй. Он повернул голову в мою сторону. Из пасти капала белая слюна, в глазах плескалось безумие. Мне показалось, что он сейчас набросится на меня.
— Свои, — подошла к нему Четвертая и успокаивающе потерлась об него. — Мы всегда будем вместе.
Черный пес мотнул головой, словно отгоняя непрошеные мысли. Красные зрачки потускнели и снова стали черными.
— Догоняй, — черный пес повернул голову к остальным.- Скоро мы будем свободны.
— Свобода, — завыли остальные и бросились вперед.
Мне почему то расхотелось уже играть в эту игру. Я оглянулся в поисках женщины в белом халате, которая так хорошо относилась ко мне. Может вернуться, я сделал шаг к лестнице. Навстречу мне, сверху послышался топот ног и на лестнице появились охранники с оружием.
— Вот он, — крикнул кто-то, и громкая очередь из автомата оглушила меня. Пули влились в стену надо мной, высекая бетонную крошку.
Я взвизгнул и бросился бежать от них к выходу. Неожиданно, свет впереди потускнел и нам перегородили дорогу солдаты.
— Огонь,- раздался крик, а затем прозвучали выстрелы.
Первыми попали под пули близнецы. Завизжав от боли, неуклюжие толстяки, Первый и Десятый, словно споткнувшись об невидимую преграду, упали на пол и забились в судорогах.
По огромному черному телу Второго пробежала судорога. Шерсть встала дыбом и показалось, что он вырос на глаза. Медленно переступая через тела своих братьев, он, грозно рыча, стал надвигаться на солдат.
— Что здесь происходит?- одна из дверей в коридоре неожиданно открылась и на пороге появился седой мужчина в белом халате.- Это опытные образцы, их нельзя убивать.
— Сюда,- крикнул я Четвертой и проскользнув между ног человека, оказался в большой комнате. Следом, сбивая его, ворвалась Четвертая.
— Туда,- я кивнул ей на солнечный свет, падающий из раскрытого окна. Сзади нас раздался крик боли. В комнату, на коленях, заполз седой мужчина, с ужасом глядя на оторванную до плеча руку. Следом появился Второй. Огромный черный пес выплюнул из пасти оторванную конечность и вцепился мужчине в горло.
— Седьмой, — неожиданно услышал я знакомый голос. За одним из столов, сидела женщина, которую я помнил со дня своего рождения. -Ты же не такой, — она испуганно переводила глаза с меня на Второго.
Черный пес поднял окровавленную голову и зарычал на нее.
— Выход,- я встал перед ним, указывая на окно.- Свобода.
Четвертая, стоя на подоконнике, громко гавкнула, привлекая к себе внимание. — Быстрее.
— Бегите, я за вами,- мимо меня проскочили остальные братья. Второй раздумывал, поглядывая, то Четвертую, то на женщину.
В коридоре послышался топот ног.
— Время уходит, я разберусь с ней и потом догоню вас.
— Брат, мы стая,- Второй вскочил на окно и обернулся. -Увидимся на свободе.
За окном послышались выстрелы и крики солдат. Я повернулся к женщине и посмотрел ей в глаза.
— Да, я не такой, я другой.
Женщина охнула и прижала руки и лицу.
-Ты говорящий.
Я сам был поражен как произошел первый контакт. Меня окатила волна умиротворения. Я могу разговаривать с людьми на равных, нам больше незачем делать друг другу больно.
Раздался выстрел из коридора и острая боль пронзила мне бок.
— Нет,- закричала женщина.- Не убивайте его, он не такой.
Хромая и подвывая от боли я с трудом вскочил на подоконник.
— Седьмой, не уходи, — закричала женщина.- Это была ошибка.
Я глянул на улицу. На земле, перед воротам, лежали мои мертвые братья. Между ними ходили солдаты и пристреливали тех, кто еще шевелился. Это не ошибка, это геноцид, неожиданно новое слово пришло мне в голову.
— Прощай, — я спрыгнул на землю и уворачиваясь от пуль бросился к воротам.
— Не стрелять, — закричала женщина солдатам.- Седьмой еще вернется.
Я выскочил за ворота и посмотрел по сторонам. Четвертой и Второго нигде не было видно. Прихрамывая от боли в боку, я заковылял к ближайшим деревьям, чтобы найти тенек и зализать свои раны.
— Что мне теперь делать одному и как жить дальше? — подвывая от боли и страха я оглядывался назад. Погони не было. Спрятавшись в полой бетонной трубе, я заскулил от жалости к самому себе.
— Шарик, Шарик, проснись, — тяжелая рука выдернула меня из сна. Мол поднял меня на руки и погладил по голове. — Ты так скулил, словно что плохое увидел во сне.
Я лизнул его в руку. Я теперь не один, у меня есть команда.
— Почему мы стоим?
— Приехали, — Мол опустил меня на пол и передернул затвор автомата.- Теперь начнется самое интересное.
Я вспомнил женщину из сна и ее последний крик.
— Я все-таки вернулся.

Китаец появился из ниоткуда. Словно тень, он выскользнул из-за деревьев и тихо подкравшись к автобусу, постучал прикладом автомата в стекло, напротив Шрама. Верзила вздрогнул и чертыхнулся. Погрозив кулаком скалящему в улыбке азиату, он спросил:
— Ну что там?
— Выходите,- махнул Китаец рукой.- Все чисто.
Двери автобуса с шумом отъехали в сторону и Онуфрий первым выскочил из него.
— Что там? — переспросил он. — Есть кто-нибудь живой?
Вместо ответа, Китаец кинул в рот новый кубик жвачки и стал усиленно работать челюстями. Следом из автобуса вывалился Воевода. Хмуро поглядывая на Онуфрия, он отошел в сторону, держа его на прицеле. Я спрыгнул со ступенек и громко чихнул. В воздухе висел тяжелый трупный запах. Над деревьями поднимались черные клубы дыма.
— Ночью там было побоище,- наконец ответил азиат. — Вся стоянка перед больницей усеяна трупами.
— Зараженные? — Люся, с опухшим от сна лицом, поскользнулась и Воевода подхватил ее.- У нас мало оружия.
— Нет,- Китаец немного поработал челюстями.- Походу там была стычка между своими. Военные, охранники, люди в белых халатах, дрались между собой не на жизнь, а на смерть.
— Сыворотка,- Мол вышел одним из последних. — Передрались из-за нее.
— Логично,- согласился Воевода. — Нам нужно держаться вместе, чтобы не попасть в засаду.
— Ну кроме него, — невозмутимо махнул рукой Шрам, в сторону убегавшего от них Отца Онуфрия. -Чувак очень хочет первым найти лекарство.
Воевода вскинул автомат и поймал в прицел спину Онуфрия.
— Нет, — опустил его дуло Мол.- Лишний шум привлечет зараженных или тех, кто остался в живых. Если ты с нами, то проследи за ним и убей. Я прав, Шарик?
— Гав,- я даже не стал разговаривать с предателем.
— Какая муха вас укусила?- недоуменно посмотрела на нас Люся.- Что случилось, пока я спала?
— Я найду лекарство и вернусь,- Воевода улыбнулся Люсе.- Просто у нас с Шариком возникли небольшие проблемы с кредитом доверия.
Развернувшись, он быстрым шагом направился следом за Онуфрием.
— Кто-нибудь мне скажет, что тут происходит?
— Онуфрий пытался договориться с Воеводой и кинуть нас,- объяснил ей Мол.- А Шарик услышал.
— Не может быть, — запротестовала Люся.- Он на нашей стороне.
— Тогда я маленькая лошадка, — презрительно фыркнул я. — Он почти согласился.
— Парни, вы с нами? — Мол посмотрел на Шрама и Китайца, тихо разговаривающими между собой.- Пора идти.
— Нет, у нас своя мотивация, — азиат извиняюще посмотрел на нас.- Если мы найдем сыворотку раньше вас, то немного оставим вам.
Люся ошарашено посмотрела вслед уходящей к больнице паре. Здоровенный верзила и маленький азиат, едва достававший ему до плеча, казались последними людьми, которые могли бросить ее. Новая команда разваливалась на глазах.
— Мне послышалось или кто-то пять минут назад говорил, что надо держаться вместе? Шарик, ты то хоть со мной?
— А куда я денусь, — вздохнул я.- Кто-то должен заботиться о тебе.
-Перестань психовать, девочка, найдем мы твою сыворотку, — Мол закинул автомат за спину и взял в руки тесаки.- Идем осторожно, внимательно смотрим по сторонам и убиваем, по возможности, тихо. Шарик, вперед.
Я припал носом к земле и взяв след. Я должен найти сыворотку первым, иначе все люди, которые были в нашей команде, погибли зря.

Больница представляла ужасное зрелище. Выбитые окна, из которых валил черный дым и следы от пуль на белых стенах, говорили о том, что ночь тут было страшное побоище. На КПП, перед нами, находился блокпост. Между заваленными мешками с песком, дулом к больнице, торчал пулемет. На земле валялись пустые гильзы. Рядом валялся труп военного, уставившись пустыми глазами в небо. Вокруг него уже вился рой черных мух. Мы обогнули блокпост и перешагивая через трупы, озираясь по сторонам, медленно пошли к дверям больницы. Брошенные джипы, перевернутые грузовики, даже один танк, казалось тут шла настоящая война. В нос ударил резкий запах гниющего мяса. Я поднял голову и увидел как у одного из трупов сидит зараженный, с куском плоти во рту. Не обращая внимания на нас, он пытался проглотить его целиком, руками запихивая кусок в рот. Люся вскинула автомат.
-Тихо,- прошептал Мол, обходя зараженного со спины. Тот зарычал, но попыток броситься на нас не сделал, слишком увлеченный пожиранием плоти. На солнце блеснула сталь и голова зомби, словно мячик покатилась в мою сторону. Остановившись напротив меня, голова сделала последний глотательный рефлекс и кусок мяса вывалился из горла.
— Жадность к добру не приводит, — сказал я голове и подняв ногу, немного пописал на нее.
— Шарик,- укоризненно произнесла Люся.- Ты же умный пес, веди себя подобающе.
Мол усмехнулся.
— Не ругай его, каждый снимает стресс по своему. Ты, например, напилась и потеряла контроль.
— Вы мне теперь весь апокалипсис напоминать об этом будете,- возмутилась Люся.- Это было один раз за два года.
— И надеюсь, последний,- посерьезнел Мол.- Не то быстро на его месте окажешься,- он указал острым концом тесака на отрубленную голову. — И если мы с Шариком не сможем доверить тебе наши спины, то нам лучше сразу расстаться.
— Я поняла, поняла, хватит морали, -Люся сникла.- Просто Жоржика очень жалко было.
— Жалеть надо живых, а не мертвых,- толстяк вытер лезвие ножа об одежду рядом лежащего трупа.- О них пусть побеспокоится господь бог.
Я перепрыгнул через труп человека в белом халате, лицо которого было искажено гримасой боли и заметил тонкую иголку в шее.
— Мутанты, — тихо зарычал я шерсть на спине встала дыбом. Кажется у нас появились еще конкуренты. Принюхавшись, я не почувствовал ничего чужого. В голову никто не лез, моя воля оставалась свободной. Поднявшись по лестнице, я осторожно заглянул в открытые двери больницы и обнаружил длинный коридор, заканчивающийся лестницей. Меня сразу накрыли воспоминания, как я убегал отсюда со своими братьями.
— Мой дом,- заскулил я.- Это мой дом.
Потеряв всю осторожность, я громко залаял и бросился вперед. Надо найти женщину, она нам поможет.
-Тише, Шарик,- замахала руками Люся. — Кто только что читал морали об осторожности?
Но я был слишком взволнован, чтобы слушать ее. Бросившись вперед, я взлетел по лестнице на второй этаж. Комната номер семь была распахнута как и все остальные. Не обращая внимание на трупы людей в коридоре, я влетел в тестовую комнату. На полу валялись знакомые детские игрушки, покрытые пылью, разноцветные мячи и кубики. Напротив, в белой стене, зияли отверстия разной формы. Я схватил зубами красный мяч и бросился к стене. Сунув его в круглое отверстие, я повернулся к окну и завилял хвостом.
— Я сделал это, я могу сделать еще.
За прозрачным стеклом никого не было. Я заметался по комнате, хватая зубами игрушки, рассовывая их в нужные отверстия.
— Я Седьмой, я вернулся, почему ты молчишь?
Сев посередине комнаты, я поднял голову к потолку и завыл. Жалость к себе переполняла мою душу. Дом, в который я вернулся, оказался пустым и холодным. Неожиданно, за стеклом мелькнула тень. Она все таки вернулась. Громко лая, я выскочил в соседнюю комнату и увидел Люсю, которая грустно смотрела на меня.
— Шарик, — она присела и протянула ко мне руки.- Иди сюда.
Жалобно скуля, я подошел к ней и сунул ей подмышку свою голову.
— Мне больно, Люся, что со мной такое?
— Ты стал слишком человечным, Шарик, — она погладила меня по спине. — А человеком быть очень тяжело.
Я грустно вздохнул.
— Мне еще многому надо учиться, не так ли?
Люся подняла мою голову и пристально посмотрела в глаза.
— Не раскисай, Шарик. Мы справимся со всем этим.
Рядом послышались щелчки по клавиатуре. Мол внимательно разглядывал данные на мониторе, периодически открывая желтые папки с видеофайлами.
Почувствовав на себе взгляд, он спросил:
— Вы закончили обниматься? Если да, то я нашел видео, которые возможно прольет тайну Шарика и его повышенных умственных способностей. Последняя запись датирована вчерашним днем, готовы?- он нажал кнопку Play и на экране появилась женщина в белом халате.
— Меня зовут Камилла, — торопливо произнесла она, испуганно оборачиваясь на шум за спиной. — И я хочу оставить это послание тем, кто придет сюда после меня.
Я вздрогнул, это был знакомый голос.
— Это она, это она, — завопил я, прыгая вокруг Мола.- Она мне заменила мать, надо срочно найти ее.
— Заткнись, Шарик, дай послушать,- перебил меня толстяк.- Нам нужно понять, что тут произошло.
— Наша больница получила грант на разработку лекарства против деменции,- продолжила женщина с экрана. — Продолжительность жизни росла, но при этом появлялись болезни, которых раньше не было. Десятки миллионов человек в мире страдают старческим слабоумием. Одна из распространенных причин деменции – болезнь Альцгеймера: при этом нейродегенеративном заболевании в первую очередь страдает гиппокамп, область мозга, отвечающая за процессы обучения и памяти. Мы разработали лекарство, которое должно было заставить работать мозг и первыми подопытными стали собаки. Они получали через кровь вещество, отвечающее за регенерацию нейронов. Но то, что мы получили, выходит за рамки нашего понимания. Собаки не только стали умнее, они стали сильнее, выносливее, у них повысился болевой порог. К сожалению у этого препарата был побочный эффект, необоснованная агрессивность. Приступы ярости превращали подопытных в берсерков, когда они, не чувствуя боли, бросались на любого, кто входил к ним в клетку. Мы решили прекратить этот эксперимент, но военные уже узнали об этом и заставили продолжать исследования. Я понимала, что такие солдаты будут идеальными убийцами и вскоре, вместо собак, начнутся клинические испытания на людях и всячески тормозила процесс. Меня отстранили от исследований, отдав в руки Седьмого, бракованного щенка. В отличие от других собак, Седьмой не проявлял к людям агрессии, был любознательным и я решила продолжить работу с ним.
— Вот и дошли до тебя,- Люся погладила меня по голове и наклонилась к монитору.- Сейчас узнаем в чем твой секрет.
— Постепенно повышая дозу, я с удивлением заметила, что он начал понимать меня, — женщина замолчала, словно о чем-то вспоминая и улыбка промелькнула на ее лице. — Не команды, человеческую речь. Это было удивительное время. Седьмой напоминал мне ребенка, которого надо было обучать с нуля.
Я тихонечко заскулил, вспоминая теплые руки, прижимавшие меня к груди. Как мне хотелось вернуться в то время.
— Но к сожалению, — улыбка пропала с лица женщины и она стала серьезной. — К сожалению, Седьмой продолжал думать, что это игра и воспользовавшись невнимательностью охранников, освободил других собак. При бегстве, собаки успели покусать несколько человек, заразив их бешенством. Отправить их в лазарет было нашей ошибкой. Зараза вышла из под контроля. В течении часа, эпидемия охватила всю больницу и вырвалась в город. Так начался хаос.
Мол поставил видео на паузу и изумленно посмотрел на меня.
-Так это из-за тебя начался весь этот апокалипсис?
Я перестал скулить и сразу резко заскучал.
— Я не знал, что мои братья заражены, я хотел только освободить их от боли.
— Я не обвиняю тебя,- усмехнулся толстяк.- У меня только один вопрос. Ты сам кого-нибудь из людей кусал с тех пор?
— Нет, — я попытался вспомнить, но кроме зараженных, никто не приходил в голову.- А зачем?
— Мдя,- крякнул Мол, чуть-чуть отодвигаясь от меня.- Давай условимся так, Шарик. Пока не найдем сыворотку, держи свои зубы при себе.
— Эти? — я оскалился, показывая ему острые клыки и тут же получил по ушам от Люси.
— Будешь юморить, запрем одного в комнате. Ты не представляешь какой опасности нас всех подвергаешь.
— Я не зараженный, — снова заскулил я.- Иногда что-то накатывает, но я справляюсь.
— Предупреждай в следующий раз, если накатит, — проворчала Люся. — У Мола есть чем огреть тебя по голове.
Толстяк улыбнулся мне зловещей улыбкой и снова включил видео.
— Те, кто выжил, включая меня, бросили все силы на создание антибиотика. Пока одни пытались разобраться в синтезе вещества, отвечающего за регенерацию, другие продолжали проводить опыты на животных и людях. Исследования показали, что регенерация не просто восстанавливает мозг человека, она пробуждает древнюю память. Люди теряя человеческий облик превращаются в сумасшедших, с повышенной силой, выносливостью и нечувствительностью к боли. В отличие от людей, животные становятся умнее, развиваются и могут интеллектом сравниться с маленьким ребенком.
-То есть, это вещество делает тупее людей и умнее животных?- спросил вслух Мол.- Теперь понятно откуда взялись крысы-мутанты.
— Три месяца назад нам удалось синтезировать сыворотку. Один из заключенных -добровольцев остался жив после введенного препарата.
— Вот же сука,- возмутилась Люся.- Жоржик не был добровольцем.
— Пройдя инкубационный период, он выжил и был отправлен к зараженным, после укусов которых не умер, приобретя выносливость и повышенный болевой порог.
— Он не хотел этого, сука, — Люся в сердцах стукнула по столу. — Он мог сейчас быть живым, если бы не вы.
— Кто-то из персонала помог ему сбежать, поэтому мы не смогли провести на испытуемом все исследования, но сыворотка уже была готова.
— Его звали Жоржик, а не испытуемый, сука ты бесчувственная, — снова завелась Люся. — Надеюсь тебя уже грохнули.
— Хватит истерить, ты разговариваешь с видео,- поморщился Мол.- Давай дослушаем ее до конца, еще немного осталось.
В дверь снова стали ломиться.
— Камилла, ты здесь?- послышался мужской голос.- Лаборатория разрушена, где сыворотка?
Женщина вздрогнула и пригнувшись к монитору зашептала:
— Все должно было оставаться в тайне, но кто-то проговорился. Первая партия отправлена месяц назад на нулевой этаж, откуда ведет дорога в город выживших. Вторая партия уже подготовлена к отправке сегодня и мне удалось украсть один,- Камилла вытащила из кармана белого халата пластмассовый контейнер, в котором лежал шприц с мутной белой жидкостью.
— Я спрячу его здесь, под столом, на тот случай, если кто-то вернется и захочет синтезировать лекарство. Там инструкция как его изготовить.
Она на секунду исчезла из виду, а потом резко вскочила на ноги, когда дверь с треском отлетела в сторону и в комнату ввалилось несколько военных.
— Где сыворотка?- спросил один, подойдя к ней.- Лаборатория разрушена, второй партии на нулевом этаже нет.
— Я не знаю, может отправили в город выживших, — робко ответила женщина. — Почему бы вам не позвонить им?
-Там никто не отвечает, — проревел военный. — А вагон стоит на месте. Сыворотку украл кто-то из вас, ученых.
— Я не брала ее, — развела руками Камилла. -Можете меня обыскать.
Военный хмуро посмотрел на нее.
— И обыщем, взять ее, — двое военных схватили за руки упирающуюся женщину и потащили из комнаты.- Мы тут все обыщем.
Оставшись один, мужчина подошел к столу и собрал все бумаги, которые там были.
— Из больницы кроме тюремного автобуса никто не выходил, так что сыворотка должна быть тут. Завтра приедет автобус, еще и водителя допросим.
Окинув последним взглядом помещение, он вышел, прикрыв за собой сломанную дверь. Камера продолжала записывать еще какое то время пустую комнату и потом видео оборвалось.
— И вот мы приехали, — Мол откинулся на спинку кресла.- И что теперь?
— Шарик, ты что там делаешь?- я чихнул, вылезая из под стола, держа в зубах пластмассовый контейнер.
— Я услышал самое главное, пока вы обсуждали, что делать, — Люся осторожно взяла у меня из пасти белую коробку и восторженно произнесла: — Лекарство существует.
— Ну, тогда можно идти обратно, — встал Мол. — Я возвращаюсь в свою воинскую часть, а вы с Шариком спасайте мир от зараженных и крыс-мутантов.
— А что я буду делать с ним? — растерянно спросила его Люся. -Тут только на одного человека, а лаборатория разрушена.
— Отправляйся в город выживших, ты сама слышала, на нулевом этаже есть вагон. Воевода тебе в руки.
— Но.. — Люсю перебил громкий крик. Кто-то истошно орал и звал на помощь.
— Это может быть Камилла, -завертелся я вокруг Люси.- Идемте быстрее.
— Это может быть ловушка, — возразила она.- Вспомни, как нас поймали в торговом центре.
— Или крысы-мутанты, которые могут вносить смятение в рассудок людей и манипулировать человеческим мозгом, — парировал Мол.
— Это может быть Исусик, — напомнил я ему. — Ты забыл про него?
Толстяк тяжело вздохнул, поправил металлический фартук на груди и проверил магазин автомата.
— Ну только ради Исусика.
Я радостно визжа вылетел из комнаты и бросился по коридору в сторону крика. Возможно, нас там будут ждать новые неприятности, но они же нас ждут, поэтому пойдем к ним навстречу.
По лестнице, я взлетел на третий, последний этаж больницы. Крики Люси и Мола остались далеко позади. Я поднял уши и завертел головой, в надежде услышать хоть какой то звук. Стояла тишина. Шорох позади заставил меня подпрыгнуть от неожиданности. Обернувшись, я увидел двуногую крысу, держащую тонкими ручками, у пасти, металлическую трубочку.
— Пыф, — раздался еле слышный звук и мою шею пронзила острая боль.
— Ах ты су…

Я очнулся в стерильной белой комнате. Голова кружилась, а по всему телу разлилась страшная слабость. Я попытался сосредоточиться, но в голове царила пустота.
— Где я и что со мной произошло? — я попытался встать, но лапы отказались мне подчиняться. Скосив глаза, я увидел веревку, связывающую мне пасть и тихонечко заскулил. Вокруг хирургического стола, на котором я лежал, стояли двуногие крысы и молча наблюдали за мной. Черные глаза, упрятанные глубоко внутри вытянутого голого черепа, казалось буравили меня насквозь.
— Где ваш главный? -мысленно заорал я им.- Приведите его сюда, я хочу с ним поговорить.
Пара крыс отодвинулась и я увидел Исусика. Держа в руках скальпель, он смотрел на меня остекленевшими глазами, в которых не было жизни. Застыв как истукан, он словно ожидал приказа от твари, сидевшей у него на плечах.
— Вот мы и встретились снова,- шевельнулись тонкие, без единой кровиночки, губы Исусика. Тварь обхватила длинными пальцами его череп и вонзила черные когти в виски. По щекам Исусика потекли тонкие струйки крови. -Теперь ты умирать, как и он.
Рядом со мной раздался протяжный стон. Я повернул голову и увидел Онуфрия. Совершенно обнаженный, он лежал на соседнем столе, распятый как лягушка. Все его тело было покрыто кровоточащими ранами.
— Шарик, помоги мне,- тихо простонал он.- Я знаю, где лежит сыворотка. Водитель автобуса мне рассказал, это он украл ее.
Тварь прошипела и один из мутантов, ткнул в живот Онуфрия острым когтем, разрезая кожу. Раздался крик, который я недавно слышал.
— Сыворотка в автобусе, спрятана в багажном отделение, — завопил он.- Вот почему ее никто не нашел в больнице. Шарик, выручай.
— Сделка, — кинул я ментальный контакт твари. — Я покажу тебе место, где много людей, а ты отпустишь нас.
Холод коснулся моей головы.
— Город выживших,- раздался голос твари у меня в голове.- Интересно.
Нестерпимая боль ударила в голову, когда мутант полез глубже, выскребая мои мысли словно рыбьи потроха.
— Нулевой этаж, туннель, город выживших, — вслух перечислял Исусик мои мысли.- Мы и туда проберемся, но сперва я должен покончить с остальными, — тварь сверкнула глазами под капюшоном.- Убить всех.
Мутанты синхронно вытащили тонкие трубочки и опустившись на передние лапы, стали тихо исчезать за дверью комнаты.
— А я пока займусь изучением вашего мозга, — Исусик поднял руку со скальпелем и наклонился над головой Онуфрия. Раздался крик ужаса переходящий в вой.
Я попытался отвернуться, чтобы не видеть всего этого и столкнулся с черными глазами одного из мутантов, внимательно разглядывающего меня.
— Я же предупреждал тебя, еще раз встретимся, я тебя убью, — внезапно услышал я его голос в голове. Склонившись надо мной, мутант прислонив к моему горлу острый черный коготь и сильно нажал.
Черт, это был тот мутант, которого мы спасли. Права была Люся, в мире апокалипсиса нет места жалости. Я закрыл глаза и приготовился к смерти. Неожиданно, путы ослабли и я смог пошевелить лапами. Открыв глаза, я увидел, что в комнате больше никого нет. Исусик, наклонившись к соседнему столу, стоял ко мне спиной. Я широко открыл пасть, разминая затекшую челюсть и оттолкнувшись от стола, прыгнул, стараясь попасть в горб на плечах. Лапы попали во что-то мягкое и тварь, слетев с плеч Исусика, упала на грудь Онуфрия. Упав на четвереньки, мутант снова попытался запрыгнуть на Исусика.
— Демоны, — заорал окровавленный Онуфрий.- Я вам просто так не дамся.
Закатив глаза, он заблажил.
— Отче наш, Иже еси на небесех! Да святится имя Твое, да приидет Царствие, Твое, да будет воля Твоя.
— Ты не Отец Онуфрий, ты просто маньяк Федя, — прорычал я, сквозь зубы, старясь не упустить тварь из вида. — Хорош целку строить, лучше помоги мне.
Исусик стоял возле стола, покачиваясь из стороны в сторону, а потом рухнул на пол. Тварь угрожающе мне оскалилась и я почувствовал как холодный разум проникает мне в голову. В ярости и отчаянии, я бросил свое непослушное тело вперед и выполз в коридор.
— Помогите мне, — из последних сил я кинул контакт в воздух, в надежде, что кто-нибудь меня услышит, прежде чем я отрублюсь.
— Шарик, — сильные руки подхватили меня и подняли в воздух. Я почувствовал сильный запах мужского пота.
— Воевода,- слабо шевельнул я хвостом.- Помоги мне.
— Значит кредит доверия восстановлен?- усмехнулся он.- Я бы никогда не предал вас.
-Там главный мутант, — я почувствовал как холод отступает из головы.- Быстрее, его надо убить.
— Ну надо, так надо,- Воевода выдернул чеку и размахнувшись бросил гранату в открытый проем двери.- Но сперва зачистка.
Мощная вспышка ослепила и оглушила меня. Пыль поднялась в воздух и накрыла коридор белой мглой, словно туман. Я стал чихать и кашлять, проклиная эти человеческие игрушки. Воевода опустил меня на пол и вскинув автомат, проник в открытую дверь. Послышались выстрелы, глухой удар и наступила тишина. Слезящимися глазами я увидел как в дверях палаты появился обнаженный Онуфрий. По его, белым от пыли, щекам текли струйки крови. Невидящими глазами он посмотрел в мою сторону, но развернулся и пошел в противоположную. К лифту. На его плечах сидел мутант, впившись в голову костлявыми пальцами. Покрытый пылью, мутант обернулся и посмотрел на меня.
— Это еще не конец, — холод буквально вдавил меня в пол.- Мы еще увидимся.
— Ша-а-рик?- послышался Люсин крик.-Ты где?
— Шарик, — зычный голос Мола разнесся по третьему этажу.- Ты живой?
Я заполз в комнату, оставляя за собой длинный след. Воевода неподвижно лежал на полу, из одного глаза торчал серебристый скальпель, с которого капала кровь и превращалась в небольшую лужу. Рядом лежал Исусик, худой, обескровленный и наконец то свободный.
Сзади послышались шаги.
— Шарик?- Люся осторожно присела рядом со мной.- Кто это сделал?
— Онуфрий, — я поглядел на Исусика.- Теперь тварь оседлала его.
— Вот же черт,- Мол наклонился и прикрыл глаза Исусику.- Не одно так другое. Куда они делись?
— Отправились на нулевой этаж, чтобы найти город выживших.
— Боюсь, что один он там ничего не сделает, — усмехнулся толстяк. — Такая тварь одна.
— А если нет? — в дверях появился Китаец, держа за ноги мертвую крысу-мутанта.- Сколько таких еще могут оседлать выживших?
Следом в комнату заглянул Шрам и присвистнул.
— Фигасе, кажется мы пропустили самое интересное.
— Надо предупредить город, -Люся вытащила белую коробочку.- У нас есть лекарство.
И тут я вспомнил.
— У нас будет много лекарства. Онуфрий проговорился, что ящик украл водитель автобуса и он лежит в багажном отделении. Надо просто пойти и забрать.

— Просто пойти и забрать?- переспросил меня Шрам, разглядывая из окна площадь перед больницей. Привлеченные запахом гниющего мяса, перед домом бродили сотни зараженных. Злобно рыча друг на друга, они старались урвать себе кусок пожирнее, разрывая останки погибших солдат и ученых.
— Мне кажется, это плохая идея, — проговорила Люся.- Лучше не будить лихо.
— Шарика выпустить первым, — вслух начал размышлять Мол.- Он отвлечет на себя внимание.
— Опять, — возмутился я.- Это потому что я собака?
— Ну, бегаешь ты быстрее всех, нюх и слух у тебя лучше нашего, — погладил меня по голове толстяк.- Ничего личного, но я бегаю плохо, Люся девушка, а Шрам нужен, чтоб добраться до автобуса и принести лекарство сюда. Китаец его будет прикрывать.
— Вроде все логично, но я все равно возмущен, — ответил я. — Я говорящий пес, в конце концов. Это меня все должны охранять, а не кидать на абразуру.
— Слишком говорящий,- Мол приоткрыл дверь и подтолкнул меня. — Не забывай, Шарик, мы же спасатели человечества.
Я вылетел пробкой из дверей и возмущенно залаял в ответ. На секунду, на площади, воцарила тишина. Зараженные прекратили драться между собой и посмотрели на меня.
— Черт, черт, черт,- я отскочил от дверей и бросился бежать к шлагбауму.- Будь проклят тот день, когда я первый раз заговорил.
Зараженные заревели и бросились за мной. Мелькая между их ног и уворачиваясь от цепких рук, я проскочил блокпост с пулеметом и бросился к деревьям. Зомби разочарованно развернулись и пошли обратно к больнице.
— Нет нет нет, я здесь,- громко залаял я, увидев как из больницы выскользнули два человека и побежали им навстречу.
Верзила вскинул автомат и начал поливать огнем зараженных, пока Китаец разворачивал пулемет в их сторону.
— Ду-ду ду, — тяжелые пули разорвали напополам ближайших зомбаков, уже тянувщих к нему руки.
— Ду-ду-ду, — вторая волна зараженных накатила на блокпост, пытаясь прорваться обратно к больнице. Один из самых настойчивых перевалился через мешки с песком и наткнулся на острый нож Шрама.
— Сюрприз, — зловеще проговорил он, отталкивая ногой зомбака, обратно за пески.- Повнимательнее, товарищ.
Китаец довольно оскалился. Груда мертвых тел стремительно росла перед его пулеметом. Оставшиеся в живых зомбаки, пытались взобраться по скользким от крови телам своих собратьев, но скользили и падали назад. Шрам подходил и по одиночке добивал их выстрелом в голову.
— Хватит, — устало отвалил от пулемета Китаец.- патроны почти кончились. На шум новые зомби могут подойти, идем к автобусу.
— Как скажешь, товарищ, — верзила закинул автомат за спину.- Или ты не товарищ?
— Я из Южной Корее, бестолочь, сколько можно повторять. Ким Чен Ын тебе товарищ.
— Да я просто спросил,- не обиделся Шрам.- Вот Шарик, настоящий друг, партнер и товарищ.
Сидя у колес автобуса, я согласно гавкнул и завилял хвостом.
-Так, посмотрим, что тут у нас,- Китаец нагнулся и открыл багажное отделение. — Канистры с бензином, запаска, черный дипломат. Скорее всего там, — азиат вытащил его и щелкнув замками, открыл его.
— Что там?- Шрам перегнулся через голову Китайца.- Раз, два, три,- начал он считать коробки.- Десять инъекций. Живем, братуха.
— Восемь, — Китаец вытащил две белые коробки и одну отдал Шраму.- На личные нужды, — пояснил он.
— Круто,- верзила закатал рукав и засадил шприц в вену. — Я теперь супермен, Шарик?
— Технически да, но есть одно но. Сейчас ты просто себя заразил. Через полчаса ты упадешь на землю, будешь блевать кровью и превратишься в зомби. Это называется инкубационный период. Твой организм начнет самостоятельно выделять антитела и возможно ты выздоровеешь.
— Возможно?- заревел Шрам.- Что значит возможно? Почему мне никто об этом раньше не сказал?
Китаец посмотрел на свой шприц и убрал его в карман.
— Пожалуй, я воспользуюсь этим лекарством попозже. Кто-то должен будет присмотреть за тобой.
— Нужно быстрее вернуться в больницу и дождаться твоего обращения,- гавкнул я.- Иначе, тебя будет легко убить.
— Обращения, — охнул Шрам.- Я не хочу обращаться в зомби.
— Зато потом супермен, — Китаец забрал автомат у Шрама и посмотрел на свои часы.- А теперь побежали обратно, часики то тикают.

Влетев в больницу, Шрам заметался по коридору, ревя от отчаяния.
— Что с ним?- удивилась Люся.- Ревет, как будто его зомбак укусил.
-Так и есть, — Китаец протянул ей дипломат.- Там восемь коробок. Этот балбес ввел себе антидот, не прочитав инструкцию. Через пятнадцать минут отключится.
— Уже пятнадцать минут,- взвыл верзила.- Я не хочу умирать. Китаец, ты со мной?
— Я после тебя, — он обнял Шрама и повел его к ближайшему кабинету.- Сперва я тебя покараулю, а потом ты меня.
Люся протянула одну коробку Молу.
— У меня есть, останется семь.
— Шесть,- пробурчал толстяк.- При моей комплекции, мне понадобиться две. Присмотришь за мной?
— Может сперва проверим дорогу до нулевого этажа, а уже потом будут отрубаться?- предложил я.- Хочу напомнить, что тут еще где-то бродит маньяк, с тварью на плечах. Эта адская смесь.
— Шарик дело говорит, — Мол убрал коробки в дипломат. Давайте прокатимся на лифте. Шарик, ты первый.
— Да понял уже, понял,- вздохнул я и осторожно двинулся по коридору.- Вот кто меня за язык тянул.
Подходя к лифту меня охватила непонятная тревога. Я обнюхивал каждый уголок коридора, каждую деталь интерьера. Ничего.
— Шарик, ты что так медленно идешь?- спросила меня Люся.- Впереди никого нет.
Я не ответил, опустив нос к полу, я старательно пытался унюхать хоть какие то запахи крыс. Ничего. И это было подозрительно. Словно, кто то выключил рубильник, оставив меня наедине с самим собой.
— Слишком тихо, — ответил я.- Не нравится мне все это. Мутанты не могли так быстро уйти.
-Ты параноик,- Люся нажала кнопку вызова, дверь лифта зашипели, выпуская воздух и открылись.
— Видишь, никого нет, — повернулась ко мне Люся. -Теряешь сноровку, Шарик.
— Берегись, — закричал я, увидев как с крыши лифта, на пол, посыпались крысы. -Это ловушка.
Серая масса волной покатила в коридор. Мол сперва раскидывал крыс ногами, потом дипломатом. Отбросив его в сторону, он наконец вытащил из-за спины свои любимые тесаки и заработал ими как мясорубка. Маленькие животные, словно по чьей то команде, продолжали сыпаться из шахты, давя друг друга, словно позади них была еще большая опасность.
— Какого черта? — Люся поливала крыс из автомата, пока не кончились патроны.- Что здесь происходит?
— Отвлекающий маневр,- я увидел как некоторые из крыс, за спиной Мола, вдруг встали на задние лапы и превратились в мутантов.
— Мол, сзади,- закричал я ему. Толстяк обернулся и взмахнул тесаками.
Десятки острых маленьких иголок воткнулись ему в грудь, превращая в большого ежа. Мол недоуменно посмотрел на себя, поднял руку, чтобы вытащить их, но рука отказала ему и он рухнул вперед, давя своим тяжелым телом, бегающих перед собой крыс.
-Нет,- заорала Люся. Выхватив последнюю гранату, она бросила ее в центр мутантов и закрыла глаза. Громкий хлопок и коридор осветила яркая вспышка. Как же меня это задолбало. Я еще не отошел от первой гранаты, брошенной Воеводой, как опять. Я затряс головой, пытаясь убрать пробки из ушей. Перед моими глазами начало все двоиться. Я увидел как Люся подобрала тесак Мола и стала методично вырезать мутантов, ослепших и оглушенных от светошумовой гранаты. Покрытая белой штукатуркой и лицом, измазанным кровью, Люся являла собой богиню гнева и мести.
Вскоре с мутантами было покончено. Мелкие крысы, пища от ужаса и оставшись без лидеров, разбежались по коридору в поисках укрытия. Люся упала на колени и попыталась перевернуть Мола.
— Не-е-т, — проревела она, поднимая голову к потолку. — Только не ты.
Она обернулась в поисках дипломата, но его не было.
— Шарик, они его украли.
— Отвлекающий маневр,- повторил я, пошатываясь, подходя к ней.- У тебя остался один антидот.
Люся вытащила коробку и открыла ее.
— Я не могу, это единственный шприц. Мы же должны спасти человечество. Я не могу…
Дрожащими руками, она сняла колпачок с иглы.
— Что я делаю, это же последний шприц, — причитала она. Закатав рукав, Люся воткнула иглу в толстую руку Мола. — Я не должна этого делать.
— Все будет хорошо, — я отряхнулся, сбивая с шерсти белую пыль.- Регенерация восстановит его клетки и он очнется.
— Лекарства может не хватить, — возразила Люся.- С его массой тела, ему не один, а три кубика вводить надо.
Послышались шаги. На нас изумленно смотрел Шрам.
— Китаец, кажется мы опять пропустили самое интересное. Китаец, чтоб тебя, хватит валяться. Ты меня до чертиков напугал своим рычанием.
Послышался кашель, из комнаты, шатаясь, вывалился маленький азиат.
— Мы выжили?- спросил он, вытирая окровавленный рот.- Не думал, что это будет так больно.
— Отскочили, чувак,- радостно ответил Шрам.- Теперь мы супермены.
— Что здесь случилось?- Китаец оглядел коридор, заполненный трупами мелких крыс и несколькими двуногими мутантами. -Ловушка?
— Им нужен был дипломат, мы остались без лекарства.
— А толстяк? Мертв?
— Я отдала ему последний шприц. Скоро узнаем.
Китаец осторожно обошел Мола и заглянул в лифт.
— Он рабочий?
— Ты что, еще хочешь на нем спуститься вниз? — изумился Шрам. — По любому там будет засада.
— Мотивация, мне нужно лекарство для моей страны. А оно внизу. Ты со мной?
Верзила тоскливо посмотрел на солнечный свет, бивший в коридор из окон и обреченно вздохнул.
— Вот ты зануда, Китаец, конечно с тобой.
Люся дернула Мола.
— Очнись, давай.
Шрам подошел к Люсе и протянул руку.
— Вставай, командир. Толстяк мертв, пора двигаться дальше.
Люся замотала головой.
— Мол сильный, он справится.
Неожиданно, под его телом что-то зашевелилось и появилась тонкая рука мутанта. Люся отскочила в сторону, держа перед собой Моловский тесак.
— Переверни Мола, — попросила она Шрама.-Тебе теперь нечего бояться укусов зараженных.
Верзила хмыкнул.
— Рисковать без нужды не будем, — и схватив толстяка за ногу, оттащил его в сторону.
Мутант лежал на боку и тяжело дышал. Встретившись с его черными глазами, я вдруг услышал в голове:
— Помоги мне, — я увидел картинку в голове, как мутант острым когтем перерезает мою веревку.
— Я сейчас убью эту тварь, — заорала Люся, замахиваясь острым ножом.
— Стой, — я подошел к нему.- Зачем ты меня сегодня спас?
— Люди плохие, собаки хорошие, — после минутного молчания ответил мутант.- Хотел понять, почему ты с ними?
— Шарик, дай я его убью,- бесновалась Люся. — Хватит с ним болтать, эта крыса пудрит тебе мозги.
— А ее зачем спас, она хоть и самка, но человеческая.
— А меня ты зачем спас, когда мог оставить тонуть в воде?
— Мы умеем чувствовать, любить, страдать. Даже врагу даем шанс.
— Научи меня, — неожиданно попросил мутант.- Я не понимаю этого.
— Люся,- я повернулся к ней и закрыл собой мутанта.- Это он спас тебя на водохранилище и он отличается от других. Мы должны взять его с собой.
— Ни за что, — она опустила тесак и посмотрела в глаза крысе. -Ты труп.
— Чтобы понять врага, надо изучить его,- Китаец посмотрел на меня.- Шарик, ты за него в ответе.
— Опять ты со своими китайскими мудростями, — пробурчал Шрам. — Как тебе русская, увидел врага, убей его.
Не обращая внимание на них, я повернулся боком к мутанту и прилег. Крыса осторожно схватила мня за шерсть и перебралась на спину.
— Битый небитого везет, — недовольно посмотрела на меня Люся. — Тебе сказок в лаборатории не читали на ночь, Шарик.
Я прошел мимо нее в лифт и прислонился к стене. Люся в последний раз посмотрела на неподвижного Мола.
— Нажимать кнопку? — спроси ее Китаец.- Пора ехать.
— Еще чуть-чуть, — попросила Люся.- Мол, хорошенький, ну просыпайся, пожалуйста.
Грудь толстяка поднялась вверх.
— Я не сплю, — проворчал Мол, поднимаясь с пола.- Какого черта тут произошло?
Люся заорала и выскочила из лифта. Бросившись обнимать, она встретилась с преградой в виде его руки.
— Давай без истерики, девочка, — он провел второй рукой по груди, где в металлическом фартуке торчали острые иголки.
— Пригодился значит,- усмехнулся он, сбивая их на пол. Потом распахнул объятия.
— Теперь можно, девочка.
— Мол, прости меня — Люся прижалась к нему всем телом.- Я ввела тебе свой антидот. Больше у нас не осталось. Все украли мутанты.
— Эти? — толстяк сурово посмотрел на меня.- И что теперь это значит?
— Это язык, — проблеял я, сжимаясь под тяжелым взглядом толстяка.- Я его взял в плен.
Мутант, с вызовом, посмотрел в глаза толстяку. Между ними происходил какой то внутренний диалог.
— Ладно, — неожиданно быстро согласился Мол.- Язык так язык. Особенно люблю жаренный.
Мутант устало прикрыл глаза и прижался к моей спине.
— Что это было?- спросил я его.- Ты к нему влез в голову?
— Сделка, — коротко ответил он.- Лично между нами.

— Кто-нибудь слышал о городе выживших?- спросил вслух Шрам.- Или мы в темную туда отправляемся?
— Кроме того, что есть нулевой этаж, откуда ведет дорога в город выживших, ничего неизвестно, — ответила Люся.- А там может быть что угодно, никто об этом не знает.
— Зашибись, — выдохнул верзила и толкнул Китайца локтем. — Что об этом говорит твоя китайская мудрость?
— Что?- азиат вытащил наушник из уха.- Ты о чем-то спросил меня, о русский великан?
— Пошел ты, коротышка. Не будь ты суперменом как я, надрал бы тебе задницу.
— Почему они ругаются?- тихо спросил меня мутант. — Это у них чувства друг к другу.
Я закашлял, пытаясь спрятать смех.
— Это называется дружба. Не смотря на расовые разногласия, они умрут друг за друга.
— Не понимаю, — мутант помолчал.- Как может дружить мой род и человеческий, когда люди причинили нам столько боли.
— Признать ошибки и понять, вот возможный путь развития отношений. Месть — удел слабых.
— А убийство ради выживания чей удел? Мы убиваем людей, чтобы выжить.
— Возможно есть третий путь, сосуществования друг с другом. Но судя по всему это путь длинный и тернистый. Поэтому надо идти по нему маленькими и осторожными шагами.
Неожиданно лифт зашатался.
— Да я тебя по стенке размажу, Китаец, — заорал Шрам.- Не трогай мою любовь.
— Я кореец, бестолочь, сколько можно повторять тебе. — Не трогай мою страну.
— Не понимаю, — мутант спрятался в моей шерсти.- Мне надо подумать.
Мне надо было тоже. Этот мутант очень сильно отличался от главного. Он мог размышлять, у него была более правильная речь. Было бы здорово, если бы крысы стали такими же разумными как этот. Или, меня охватила холодная дрожь, он такая же аномалия как и я. Таких больше не делают. Мне надо срочно поделить своими мыслями с Люсей.
На стенке лифта вспыхнул зеленый огонек.
— Нулевой этаж, — раздался вежливый женский голос.- Добро пожаловать в город выживших.
Двери с шипением разъехались в стороны и нам в глаза ударил яркий белый свет, идущий от стен. Нас окружали одни окна, из которых бил солнечный свет. За окнами колыхались деревья, светило яркое, но не жаркое солнце. Где-то вдалеке, с гор, бежала вниз голубая река.
— Что это за херня?- Китаец и Шрам моментально забыли о ссоре и вскинули автоматы.- Этого не может быть городом выживших, мы под землей.
На полу, перед лифтом, валялось несколько трупов. Хотя трупами их тоже нельзя было назвать. С некоторых была содрана кожа, с других вырваны куски мяса, третьи изувечены, словно были забиты тяжелым предметом до полусмерти.
— Кажется, здесь был Онуфрий,- произнесла Люся.- И он очень зол.
Впереди, над черной дверью, с огромного телевизора, встроенного в стене, тихо вещал президент.
— Нужен код, — Люся разочарованно поглядела на консоль терминала и прислушалась к телевизору.
— В этот трудный для всех нас день, мы должны объединиться и выжить, несмотря не на что. Пока ученые ищут лекарство от эпидемии, просьба сохранять спокойствие и рассудительность. В каждом крупном городе, есть подземный бункер, в котором можно получить еду, медицинскую помощь и одежду. Позвоните на горячую линию и вам подскажут ближайший бункер и как к нему добраться.
— Это старая запись, смотри число, — Мол подошел к ближайшему окну и попытался его открыть. — Видеоэкраны, — разочарованно произнес он и ударил прикладом автомата по стеклу. По окну пошли трещины и оно погасло.
— Нужно обыскать трупы, вдруг, кто-то из них имеет ключ доступа,- Китаец перевернул труп и стал обыскивать карманы.
— В этот трудный для всех нас день, — снова повторил президент. — Мы должны объединиться и выжить, несмотря не на что.
— А вдруг там кто-то еще живой? — Люся попыталась запомнить бегущие цифры на экране.- У нас же осталась инструкция, как сделать лекарство.
— А нас отправят в лабораторию как подопытных кроликов, — Шрам с силой ударил по стеклу и автомат провалился внутрь.- Плавали-знаем.
Он заглянул внутрь дыры.
— Не нужен нам никакой код, тут есть другая комната, — Шрам прикладом убрал острые осколки стекла и шагнул внутрь. — Чтобы вы без меня делали.
В стенах второй большой комнаты были встроены большие аквариумы, в которых извивались длинные морские змеи. Некоторые аквариумы были разбиты и змеи скользили среди осколков стекла, жадно хватая жабрами остатки воды на полу.
Одна из черных змей повернула маленькую голову в мою сторону и застыла, уставившись на меня немигающим взглядом. Холодок пробежал по мой спине, когда я почувствовал, что она ищет контакт со мной. Раздался выстрел и голова змеи разлетелась на мелкие ошметки.
Я облегчено выдохнул.
— Не благодари, — подмигнул мне Шрам. — Я тоже почувствовал как что-то пытается залезть мне в голову.
Вместе с Китайцем они прикончили остальных змей и стали осматривать помещение.
— Может, они искали дружбу и помощь? — я вздрогнул, позабыв про мутанта на своей спине.- А вы их убили.
— Они могли быть ядовиты и нас убить, это была самозащита.
— Это было убийство беззащитных,- возразил мутант. -Они даже не пытались напасть.
Мне было сложно отвечать на его вопросы. На интуитивном уровне я понимал, что мутант в чем то прав, но, черт возьми, я чертовски боялся змей и был благодарен верзиле, что он убил их.
— Все сложно, — соскочил со скользкой темы я. — Поговорим об этом, когда будем в безопасности.
— Какой больной придумал этот лабиринт, — возмущался Шрам разглядывая стены.- Нам что, каждый аквариум разбивать, чтоб найти выход?
Я подошел к одному аквариуму и стал разглядывать змею, плавающую в ней. Извиваясь в воде, она была прекрасна в своей зловещей красоте. Скользя по дну, усыпанному песком, она замерла, а потом резко рванув, ударилась об стекло с другой стороны, напротив меня. Я взвизгнул от неожиданности и отскочил от аквариума. Змея присосалась жабрами к стеклу и следила за мной маленьким глазками.
-Ты был прав, они зло, — неожиданно произнес мутант.- Чистое древнее зло, они мне неинтересны.
— Как и вы,- ответил я и прикусил язык. — Прости, я не хотел обидеть тебя.
— Я не знаю этого чувства, но мне приятно, что ты извиняешься.
— Нам надо быстрее добраться до Онуфрия, пока он еще чего-нибудь не натворил, — Люся подняла голову к потолку и в ужасе закричала. Огромных размеров змея, обвив люстру и свесив голову, с любопытством наблюдала за нами. Почувствовав, что ее заметили, она зашипела и раскручивая кольца, стала спускаться вниз. Мол выхватил тесаки и стал медленно обходить змею сзади.
— Это не Онуфрий, — прошептал Китаец.
— Что?- не понял Шрам.- Конечно, это не Онуфрий.
— Нет, я про трупы в соседней комнате. Это сделала змея, а не он.
Змея упала на пол и подняла голову в нашу сторону. Желтые глаза на чешуйчатой вытянутой морде внимательно осмотрели нас. Высунув раздвоенный язык, она предупреждающе прошипела, когда Мол сделал движение рукой.
— Напомни мне, коротышка, в наши прививки от заражение входят укусы змей? — Шрам стал осторожно обходить змею с правой стороны. Та, почувствовав новое движение, повернула голову в сторону верзилы.
— Без понятия, — Китаец махнул рукой Люсе, чтобы она отходила. — И не имею никакого желания проверять это.
Люся никак не отреагировала на призыв. Уронив руки, она стала раскачиваться из стороны в сторону перед змеей, словно загипнотизированная.
Я громко залаял, стараясь отвлечь внимание на себя.
— Это плохая идея,- прошептал мутант.- Я чувствую ее силу, она намного сильнее моей.
Холод сковал мне виски, когда змея повернулась в мою сторону. Два желтых глаза словно просверлили мне дырку в голове и я завизжал от боли. Хвост змеи обхватил Люсины ноги и закручиваясь, стал подниматься вверх по телу. Шипение стало громче, когда тварь широко открыла пасть, готовясь заглотить Люсю.
Неожиданно, боль в моей голове отступила и змея вздрогнув, повернулась ко мне. Желтые глаза твари казалось выросли в размерах, когда она посмотрела на мою спину.
— Это все, что я смог сделать, — мутант свалился у мои ногам на пол и забился в судорогах.
Я отскочил в сторону и громко залаял, старясь разбудить остальных. Змея дернулась ко мне, пытаясь достать клыками, но хвост, державший Люсю не дал ей этого сделать.
Шрам замотал головой, словно очнулся от спячки и удивленно посмотрел на нас.
— Какого черта? — он вскинул автомат и громкая очередь ударила по ушам. Пули с противным чавканьем взорвали кожу змеи, вырывая из тела розовые куски плоти. Тварь рванулась к нему, распуская кольца хвоста и отпуская Люсю, но встретилась с очередью Китайца, стоящего рядом. Пули впились змее в грудь и отбросили к Молу, который не раздумывая двумя ударами тесака отрубил ей голову. Чешуйчатое тело твари стало сжиматься и разжиматься, хвост забился в судорогах и завертелся кругами, разбивая стекла в аквариумах, из которых вместе с водой, на пол, стали вываливаться черные клубки змей.
-Твою же мать, — заорал Шрам.- Откуда тут столько змей?
Отстреливая головы мелким тварям, он подхватил Люсю и перекинул ее через плечо.
— Вернемся к лифту, тут тупик.
Я подошел к неподвижному мутанту, который лежал в луже воды. Взяв в зубы легкое тело, я осторожно обошел голову змеи и встретился с ее угасающим взглядом желтых зрачков. Холод сковал на секунду мои жилы, а потом отпустил.
— Ненавижу змей, — послал я ей мысленный контакт и выбежал из комнаты.
— Что ж, вернемся к первому варианту, нам нужен код доступа, — Китаец перевернул второй труп в белом халате и стал осматривать его.
— Твою мать, — заорал Шрам, увидев входящего в комнату Мола. Толстяк держал в руках отрубленную голову змеи и внимательно осматривал ее.- Зачем ты ее притащил сюда?
— Она еще живая,- невозмутимо произнес он.- Хочу поглядеть как долго она протянет.
— Я же говорил, Мол особенный,- я осторожно положил на пол крысиное тело.- Мы все тут особенные.
Верзила перевел взгляд с мутанта на отрубленную голову твари и жалобно простонал.
— Китаец, а в тюрьме сейчас макароны дают. Может вернемся?
— Мне нужен дипломат,- ответил азиат, продолжая шарить в карманах трупа. -Я должен спасти свою родину.
— А мне уже как то насрать стало, на свою любимую, — грустно ответил верзила, осторожно опуская на пол Люсю.- Померла поди давно от заражения. Я же не дурак, понимал давно, что не вылечу ее. Просто мотивировал себя выжить.
— Она мне пытается что-то сказать,- сзади к нему подошел Мол.- Вот, послушай.
Шрам обернулся и встретившись с желтыми глазами змеи заорал и отскочил в сторону.
— Не смей так больше делать, псих,- он вскинул автомат.- Иначе, я за себя не ручаюсь.
— Она все еще пытается проникнуть в мою голову, — довольный Мол погладил змею по голове.- Это настоящий чистый источник зла.
— Китаец, ты как хочешь, я наверх, — верзила решительно направился к лифту.- Я хочу туда, — он указал рукой на горы, деревья и голубую речку, проецируемых на видеоэкранах. -У меня новая мотивация.
Он вызвал лифт.
— Ноги моей больше здесь не будет,- продолжал бормотать он, когда двери лифта распахнулись. Раздался рев и повалив его, из кабины вывалилась толпа зараженных. Китаец отскочил в сторону и стал одиночными выстрелами дырявить зомбакам головы. Мол, отбросив голову змеи, тесаками распарывал животы приближающимся к нему зараженным. Через минуту все было кончено. Стоя по щиколотку в кишках, Китаец стал оттаскивать трупы в сторону, освобождая Шрама.
— Я наверно умираю, — спокойным голосом сказал верзила, увидев его. Неподвижно лежа на полу, Шрам сложив руки на груди.- Меня укусили и я скоро превращусь в зомби. Убей меня, товарищ.
— Вставай, верзила, — Китаец стукнул его кулаком в лоб. -У тебя иммунитет.
— Черт, я и забыл,- Шрам резво вскочил на ноги.- На чем мы остановились?
— Ноги твоей больше здесь не будет, — Мол подобрал голову змеи и погладил ее.- Не бойся, малышка, папочка снова здесь.
Шрам посмотрел на лифт, где валялись разрубленные пополам зомби, потом на Мола, стоящего в обнимку с головой.
— Нам нужен код доступа, — обреченно вздохнув, он нагнулся и стал обыскивать третий труп.- Как, черт побери, выглядит этот ключ, кто-нибудь знает?

— Этому есть какое-то ученое объяснение?- Люся трясла головой, пытаясь сбросить остатки наваждения.- Почему эта тварь до сих пор жива?
Мол поднял голову змеи перед собой и посмотрел ей в глаза. Та, снова открыла пасть и оттуда вылетел длинный раздвоенный язык.
— Конечно есть, — он размахнулся и ударил голову об пол.- Нельзя, я сказал.
Желтые глаза твари померкли и покрылись прозрачной пленкой, слово она заснула.
— У змей пониженный метаболизм, поэтому отрубленные головы живут еще какое то время. А наша красавица, еще и была кем то заражена. Поэтому у нее не только развилась память, у ней повысилась регенерация тела. Вот смотрите, — толстяк показал нам отрубленное место у головы.- Кровь уже не течет, сосуды зарубцевались. Эта тварь уже мертва, хотя не понимает этого. Без еды, она скоро умрет, как и любой зараженный, но если ее мозги подпитывать кровью, то она протянет еще какое-то время.
— Зачем она тебя? — Шрам с брезгливостью посмотрел как Мол поглаживает чешуйчатую голову рукой.- Лучше погладить Шарика, он нам жизнь спас.
— Зажарю и съем, когда выберемся отсюда, — довольно ответил толстяк. — Зомбаков ел, а вот таких змей еще нет.
Верзила издал рвотный звук и
Меня как-то Моловские ласки напрягали. Нашел себе новую игрушку и ладно, я же пытался реанимировать мутанта.
— Чувак, очнись, — я посылал мысленный контакт за контакт ему в голову. — Хватит валяться, у нас еще много дел впереди.
— Шарик, оставь эту крысу в покое,- Люся явно была не в духе.- Померла и бог с ней, меньше народу, больше кислороду.
— Вообще то, это он спас нас,- я обрадовался, когда почувствовал как зашевелился мутант.- Он сбил настройки змеи, а я уже помог очнутся вам.
— Ну, тогда респект и уважуха этому засранцу, который неизвестно на чьей стороне, — Люся не желала идти навстречу.- Может, у него были какие то свои планы, оставить нас в живых.
— Может ему надо было подождать, пока змея проглотит тебя, а уже потом других спасать?
Люся увидела как мутант поднял голову и посмотрел на нее.
— Все равно, ненавижу крыс, — она стиснула губы и отвернулась в сторону. — Китаец, куда ты пропал?
Из разбитого прохода появился азиат.
-Тут есть еще три комнаты, в каждой из которых свой зоопарк. Какие то ублюдки проводили здесь опыты над животными.
Люся кивнула головой.
— Та женщина, с записи, Камилла, она говорила об этом. Наверху, искали лекарство, а тут, внизу, продолжали изучать последствия заражения и как оно влияет на животных и людей. Это так сказать темная сторона эксперимента.
— Короче, я вам туда заглядывать не рекомендую, там уроды еще те. Если заражение не остановить, то земле точно придет конец, — он помотал головой. — Эти твари чуть ли не выжигают мозг на расстоянии.
— В этот трудный для всех нас день, мы должны объединиться и выжить, несмотря не на что..- в наступившей тишине прозвучал голос президента.
— Да заткнись уже,- Шрам швырнул в телевизор оторванную ногу зомбака. — Без тебя тошно. Хоть бы подсказку дал, как открыть эту чертову дверь.
-…позвоните на горячую линию и вам подскажут ближайший бункер и как к нему добраться,- невозмутимо продолжил президент.
— Стойте, — Люся бросилась к двери и стала набирать цифры на панели.- Код доступа, это номер телефона горячей линии.
Красный огонек на панели сменился зеленым и она потянула тяжелую дверь на себя.
— Бинго, мы открыли проход в город выживших.
Под ноги Люси хлынула вода и она отскочила в сторону.
— Что за черт? — она заглянула в темный провал двери.- Есть тут кто живой?
Где-то в глубине раздался вой, переходящий в яростный рев. У меня волосы на спине встали дыбом. Не таким я представлял подземный город. Там должно быть много света, людей и куча вкусной еды.
— Вы уверены, что нам туда?- Шрам вопросительно посмотрел на всех.- Судя по звукам, там кто-то сильно чем то недоволен.
— У меня фонарик остался,- Мол шагнул вперед.- Идем осторожно, внимательно смотрим по сторонам и убиваем, по возможности, тихо.
Я уже слышал эту фразу и почувствовал недоброе.
— Шарик вперед.
Как всегда, я обреченно шагнул в дверь. Ничего личного, Шарик, у тебя лучший нюх, слух и вообще ты пес, тебя не жалко.
Шлепая по воде, я осторожно заглянул внутрь. Темно как у негра…Черт, я даже негра в живую не видел, только по телевизору. Когда глаза немного привыкли к темноте, я разглядел большой круглый зал. Луч фонаря пробежался по стенам и рука Мола задрожала. Стены напоминали пчелиный улей, в сотах которых, в прозрачных контейнерах, лежали люди. Нижние контейнеры были разбиты, обнаженные трупы людей, разорванные на куски, валялись в воде, которая, окрашиваясь в красный цвет, текла к нашим ногам.
В свете фонаря мелькнула огромная тень, послышался звон стекла и на пол упал еще один труп.
— Внимание, разгерметизация на первом уровне,- включился механический женский голос.- Всем сотрудниках явиться в криогенную зону.
Под потолком включились аварийные красные лапочки и мы увидели Онуфрия. Неожиданно большой, больше двух метров ростом, он был покрыт мускулами как какой то древний неандерталец. Заметив свет фонаря, он обернулся в нашу сторону и издал знакомый яростный рев.
— Нас обманули, — проревел он.- Нет никакого города выживших.
Сидя на его шее, мутант воткнул в шею один шприц, затем другой. Онуфрий заревел от боли и попытался скинуть его. Мускулы под его кожей зашевелились как живые существа и вспучились, раздуваясь в размерах. Сжав когтями виски Онуфрия, тварь направил его в нашу сторону.
— Черт, этот мутант засадил Онуфрию всю партию лекарства,- Китаец попятился к выхожу.- Шрам, отходим.
— А ну, отойди в сторону, коротыш, — Шрам закатал рукава. — Пришла очередь злу сразиться с самым сильным суперменом из нашей команды.
Сделав в сторону Онуфрия два шага, верзила неожиданно покачнулся и завалился на пол. Глаза закатились, а из рта пошла белая пена.
— Я же говорил, отходим, — Китаец схватил ногу верзилы и потащил к выходу.- Его укусили тридцать минут назад, наступил инкубационный период. Мы вернемся через десять минут, ничего без нас не делайте.
Я проводил взглядом эту безумную парочку.
— Люся, по моему, их идея не так уж и плоха. Закроем дверь с той стороны и пусть он долбится в нее до посинения.
— Седьмой, — неожиданно прозвучал голос в моей голосе. — Тебе передает привет твоя подружка, Четвертая.
Я вздрогнул и посмотрел на Онуфрия. Не обращая внимание на остальных, он смотрел только на меня.
— Брат, прости меня, — неожиданно писклявым голосом произнес он. — Я люблю тебя.
Сидящая на его шее тварь открыла рот и с противным клекотом захохотала.
— Города выживших нет, значит она свободна, забирай ее, — Онуфрий нагнулся и подобрав с пола какой то предмет, бросил в меня.
Я ошеломленно наблюдал, как к моим ногам катится мокрая голова Четвертой.
— Она стала бесполезной, когда я нашел это тело, — мутант погладил Онуфрия по голове костлявыми пальцами. — А ты так и не понял, почему нужен мне?
Я уже не мог слушать этот голос, ярость затопила мне мозги, вытеснив все остальное. Сестра, моя ебанутая сестра, только сейчас я понял как мне ее не хватало все это время.
— Люся, — заорал я. — Только по голове не бей.
— Ты о чем, Шарик?- она отшатнулась от меня. — Что с тобой?
— Меня накрывает, — простонал я, когда тело пронзила судорога. Перед глазами все поплыло и я оказался в другом мире. Спиной ко мне сидел огромный плохопахнущий. Сидя на корточках перед костром, он отрывал куски мяса от моего мертвого собрата и собирался поджарить на огне. Наше племя было уничтожено, я остался один, был ранен и собирался умереть в бою. Поджав задние лапы, я распрямился в прыжке, готовясь вцепиться врагу в горло, как яркая вспышка боли пронзила мой мозг и я упал в воду.
— Спасибо за предупреждение, — Мол потряс ушибленным кулаком и кивнул Люсе.- Забери Шарика. Это будет моя битва.
Он снял с моей спины мутанта и посадил себе на шею.
— Сделка, Исусик? — произнес он.
— Сделка,- неожиданно прокаркал вслух мутант и вцепился в виски толстяка острыми когтями.
— Исусик?- удар Мола потряс меня и я перестал соображать что происходит. В голове стоял страшный шум, а перед глазами плыли радужные пятна, круги и спирали. Я все еще был в двух мирах. В первом, я видел как из темноты появился большой белый человек. Он пах по другому, хотя одет был в звериные шкуры. Увидев меня, он поднял указательный палец ко рту. Во втором, Мол и Онуфрий, кружась в мокрой воде, танцевали танец смерти. Два мутанта, сидяших на их шеях, вели свою битву, пытаясь задавит друг друга на ментальном уровне.
Неожиданно, Онуфрий заревел и бросился вперед, хватая Мола за шею. Его мутант отпустил виски и попытался выцарапать глаза толстяку. Мол откинул голову назад, уворачиваясь от когтей твари и со всей силы боднул ее головой. Онуфрий покачнулся и отступил. Его затуманенные глаза неожиданно прояснились.
— Ты думаешь, это он управляет мной?- неожиданно произнес он. — После того как он сделал меня таким, он стал бесполезен, — он схватил крысу за шею и резким движением переломил ей шею. — Я один буду править миром.
Мышцы под кожей заходили ходуном и он снова увеличился в размерах.
— Я стал бессмертный, мое тело реагирует на любое повреждение и сразу регенерируется. Я стал богом.
— Много каши есть тоже вредно,- Мол размахнулся и нанес сильный удар ногой по яйцам, которые выросли до размеров футбольных мячей.
Онуфрий заорал от боли и на секунду потерял концентрацию. Когда он снова посмотрел на Мола, его встретили желтые глаза, горевшие нечеловеческой злобой.
— Две головы лучше чем одна. — поглаживая рукой змею произнес Мол. — Ты не бог, ты просто больной ублюдок, и скоро отправишься в ад, где тебя уже давным давно ждут.
Онуфрий зачарованно уставился на змею, которая зашипела, почувствовав близкую добычу. Открыв пасть, она выбросила вперед раздвоенный язык и облизала его лицо.
— Уходите,- приказал нам с Люсей толстяк.- Сейчас будет зрелище не для слабонервных.
Люся подхватила меня и потащила из бункера. Два мира сливались в один. Большой белый человек вытер окровавленную дубину об траву, подошел ко мне и погладил по голове. Он был похож на Мола. Я вильнул хвостом и лизнул его в руку. Больше никаких плохопахнущих, у меня начинается новая жизнь.

— Исусик?- я недоуменно посмотрел на крысу, сидящую на плече Мола.- С какого перепугу?
— А почему бы и нет, — пожал плечами толстяк.- Маленький, худой, страшненький, почти как мой Исусик. Пусть будет как память о нем, — он погладил мутанта по голому черепу.- Да и говорит мало. Одни плюсы.
— Сделка,- прокаркал мутант.- Не Исусик, просто сделка.
— Как скажешь, Исусик,- Мол невозмутимо вытер окровавленные тесаки и протянул мутанту. — Не подержишь?
Люся отвернулась, скрывая улыбку. Этот толстяк любого сломает, даже мутанта.
— Что за сделка?- не выдержал я.- Можете уже сказать?
Толстяк посмотрел на мутанта и между ними произошел мысленный диалог.
-Теперь могу,- улыбнулся Мол.- У Исусика, как оказалось, была мотивация. Я помогаю убить их главного, а он, заключает с выжившими, то есть с нами, пакт о ненападении.
-Третий вариант, — прозвучал голос в моей голове. Мутант пронзил меня черными глазами, глубоко усаженными в голом черепе. — Плохой мир лучше хорошей войны.
— Ладно, пойду проверю, как там моя красавица?- Мол тяжело встал и направился к черной двери.-Тяжело жрать того, кто все время регенерируется, даже мертвый. Особенно, если у тебя нет желудка.
Люся поморщилась,
— Избавь меня от таких подробностей, просто скажи, Онуфрий точно мертв?
— Первой была переварена голова, если что, — он словно не заметил Люсину гримасу.- Яд, выпущенный из ее клыков, размягчил кости черепа и несмотря на регенерацию, позволил змее растворить голову до состояния каши. Думаю, этот псих до последнего был в разуме, когда змея жрала его голову.
Люся резко отвернулась и ее вырвало.
— Я просто хотел объяснить, что этот псих получил то, что заслужил,- спокойно продолжил Мол.- Правда, Исусик?
— Я не Исусик,- прокаркал мутант.- Я с тобой ради сделки.
— Как скажешь, Исусик, — Мол словно что-то вспомнил и удивленно спросил:
— А где два наших супермена, Кржемелик и Вахмурка?
— Наконец то заметил за своим рассказом,- пробурчала Люся, вытирая рот рукой.- Сбежали оба, только зря на них лекарство угробили.
— Друзья,- посмотрел на меня мутант.- Прикрыть спину.
— Заткнись,Исусик, — я легко принял такое имя. — Мы не знаем их мотивацию, может они еще вернуться.
Неожиданно, лифт зашумел и остановился на нашем этаже.
-Твою же мать, — Люся начала шарить руками в поисках автомата.- У меня наверно патронов не осталось.
Дверь распахнулись и из кабины вышел Шрам и Китаец с поднятыми руками.
— Я же говорил…-я осекся, увидев их поднятые руки.- Что случилось?
— Сюрприз, — грустно сказал верзила, отойдя в сторону. Двое военных, в закрытых шлемах, держали их на прицеле своих автоматов.
Между ними стояла женщина в белом халате.
Увидев меня, она замерла на месте.
— Седьмой, ты вернулся? — она присела на корточки. — Малыш, как же тебя жизнь потрепала?
— Камилла, — завизжал я, забыв про все свои болячки. Бросившись к ней, в раскрытые объятия, я замер, вспоминая забытые запахи детства.
— Я знала, что ты вернешься, — вытирая слезы произнесла Камилла.- Ведь только ты, после разгрома лаборатории, теперь можешь спасти человечество от гибели.
Я резко отстранился от нее.
— В смысле?
— Я долго изучала твою кровь, ты нулевой пациент, в твоей крови антитела, которые блокируют бешенство. Ты начал апокалипсис, выпустив вирус на свободу, ты его и должен закончить.
Я отошел от нее и прижался к Люсе.
— Я больше не Седьмой, я Шарик. И я больше не ЛАБОРАТОРНЫЙ.
— Но я так долго тебя ждала,- женщина умоляюще сложила передо мной руки.- Помоги нам выжить
— Я не уверен, что моя кровь попадет в хорошие руки. Вы может поглядеть в бункере, что будет с теми, кто дорвется да такой сыворотки.
— Да там почти ничего и не осталось,- Мол незаметно вошел в комнату, держа в руках голову змеи.
— Моя королева,- ахнула женщина.- Вы убили ее.
— Технически, это так,- толстяк погладил голову.- Но фактически, она еще жива.
— Что вы наделали,- всплеснула руками Камилла.- Мы выводили ее целых два года. Это было наше лучшее биологическое ору..-она осеклась, увидев на плече Мола крысу-мутанта.- А это еще что за мерзость?
— Новая ветвь эволюции, самостоятельно появившаяся на земле, а вот, что там за мерзость в бункере, хотелось бы узнать поподробнее. Где город выживших?
Камилла обернулась на военных и те молча кивнули ей головой.
— Нет никакого города выживших, то что вы видели там, это и есть выжившие. Зараженные специалисты всех профессий, ученые, политики, спортсмены. Они лежат в анабиозе, в ожидание лекарства, которое мы получили, но потеряли, в результате бунта в больнице. Теперь одна надежда, это Седьмой,- она повернулась ко мне. -Ты должен нам помочь, там миллионы зараженных, которым требуется помощь. Что стоит одна жизнь пса, ради спасения человечества.
— Я еще и умереть должен?- я замотал головой, отходя под защиту Мола.- Я на это не подписывался.
-Ты государственный проект,- повысила голос Камилла.- У тебя нет права голоса.
— Как быстро ты переобулась, — произнесла, до этого момента, молчавшая Люся.- На видео ты говорила совсем о другом.
— Захочешь жить и не ту религию примешь, — огрызнулась женщина.- Военные убедили меня, что лучше с ними сотрудничать, чем выживать одной.
Она посмотрела в угол потолка, откуда на нас смотрел глазок маленькой камеры и махнула рукой.
— Твою мать, это же военная больница — Люся посмотрела на нее.-Тут полно камер, как мы проглядели.
Экран большого телевизора с президентом погас и наступила тишина. Через мгновение он снова загорелся и мы увидели пожилого седого мужчину в военной форме.
-Буду краток,- произнес он нам, вместо приветствия.- Мы за вами следили с самого утра, как только вы появились в больнице. Но не успели перехватить дипломат с лекарством, который вы нашли. Вы не пленники, но обязаны подчиняться нашим правилам, чтобы выжить.
Внезапно, из темноты бункера, раздался крик ярости и послышалось шлепанье босых ног по воде. В дверях бункера появился голый зараженный. На секунду остановившись и зажмурившись от яркого света, он зарычал и бросился к Камилле. Женщина открыла рот в немом крике и выставила перед собой руки, словно это могло спасти ее. Шрам и Китаец отскочили в сторону и военные, из лифта, открыли огонь по зомбаку. Разворотив его грудную клетку, пули отбросили его назад. Но это его не остановило. Оставляя за собой кровавый след, зараженный пополз в сторону Камиллы, рыча от бешенства, пока Мол не наступил ему ногой на голову. Кости черепа хрустнули и рычание оборвалось.
— Дверь, — Камилла указала рукой на черную дверь бункера.- Закройте дверь. Вы разгерметизировали камеру. Сейчас сюда повалят сотни проснувшихся зараженных.
Люся едва успела захлопнуть дверь, как с другой стороны в нее заскреблись в попытки вырваться наружу. Она всей кожей ощутила как
флюиды ярости и бешенства накатывают на нее через закрытую дверь. На стальной поверхности пошли трещины и появились выпуклости.
Двое военных затащили Камиллу в лифт, нажали кнопку и двери кабины стали закрываться.
— Нет, надо забрать Седьмого, — закричал она и стала вырываться.- Без него мы обречены.
— Хрена тебе лысого, а не Шарика, — Шрам размахнулся и бросил светошумовую гранату в закрывающиеся двери лифта. Через секунду раздался взрыв. Ударная волна перекосила кабину, выдавив ее наружу.
— Как-то без ваших правил выживали два года,- заорал верзила, показывая военному средний палец.- Хрен вы теперь до нас доберетесь.
Седой мужчина молча смотрел на нас с экрана монитора, потом усмехнулся и отключился.
— Шрам, ты идиот, — Китаец показал на покореженную кабину лифта, откуда доносился стон.- Что ты видишь перед собой?
— Сломанный лифт, теперь никто не спуститься к нам. Не благодари.
— Это выход, дубина ты, стоеросовая. Ты отрезал нам, к хренам, последний путь на поверхность.
Шрам еще раз поглядел на лифт, потом на потолок.
— Я хотел как лучше, — вздохнул он.- Нас спасти.
— Спас, — добил его коротышка.- Интересно, на сколько нам тут хватит воздуха? Или мы быстрее умрем от этих? — черная дверь уже шаталась под ударами зараженных.
— У нас иммунитет.
— От укусов, верзила, а не от того, что нас порвут на мелкие кусочки. К тому же, Люся не имеет его.
Нас было мало. Мол, со своим новым напарником, мутантом Исусиком. Два безумных наемника, Шрам и Китаец, от которых пользы как от козла молока. И мы с Люсей, главная надежда человечества.
Я тихонечко подошел к ней.
— Люсь, по словам Камиллы, я нулевой пациент.
— И что ты хочешь этим сказать?- она подозрительно уставилась на меня.- Выкладывай, Шарик!
— Люсь, если я тебя укушу, ты получишь иммунитет?
— Не знаю,- пожала плечами она.- Но по морде ты от меня точно получишь.
— Понял, — я отодвинулся от нее.- Я просто спросил.
В общем, вы поняли, какая у нас была команда. Мы все такие разные, но объединяет нас одно, мы стояли стеной друг за друга и морально поддерживали в трудную минуту.
— Спасибо, Шрам, что не отдал меня военным — сидящий на полу верзила, задумчиво пялился в потолок.-Ты все сделал правильно.
— Пошел в жопу, Шарик, — отмахнулся он. — Не мешай мне. Я придумывая новый план нашего спасения.
— Нет,- крикнул ему Китаец.—Только не это. Я запрещаю тебе думать.
С нами не бывает скучно, особенно, если в нашей команде есть повар-каннибал. Внешне, он может напугать любого, но внутри, он добрый и хороший. Он заботиться о нас как о своих детях.
Толстяк проверил автомат.
— У меня остался один рожок. Надо посмотреть другие комнаты, может там есть выход.
Китаец покачал головой.
— Я лучше с зараженными встречусь, с голыми руками, чем пойду туда. Этих монстров не рожала земля.
— Твоя помощь не требуется, у меня есть помощник. Шарик, вперед.
Я вздохнул. Как я и говорил, у нас отличная команда.
— Ладно, я тоже пойду с вами, — Люся подошла ко мне.- Устала пялится на эту дверь и ждать, когда она рухнет.
— Да куда вы без меня пойдете, вдруг там кто-то сильнее вас окажется,- Шрам легко поднялся с пола.- Коротышка, ты с нами?
Китаец покачал головой.
— А какого черта? Кто-то должен сдерживать этого тупого верзилу.
Я довольно вильнул хвостом. Как я и говорил, у нас отличная команда.
— Друзья,- кинул мне мысленный контакт мутант, сидя на шее у толстяка. -Теперь, я начинаю понимать людей, вы всегда приходите на помощь друг другу, не важно друг ты или враг.
— Помогите,- раздался крик Камиллы из лифта.- Мне нужна ваша помощь.
Мы обернулись и посмотрели на перекошенную кабину лифта, двери которого от взрыва заклинило.
— Да в жопу ее, — произнес я и шагнул в темный проход, откуда уже веяло холодом. — Никуда она отсюда не денется.
— Согласен, — Мол шагнул за мной следом — В жопу ее.
— Ненавижу эту стерву, — Люся мстительно сжала губы.- Пусть ее зараженные сожрут.
— Ты что-нибудь слышал, коротышка?- Шрам посмотрел на Китайца.- Кто-то кричал помогите?
— Послышалось, — проворчал Китаец. — Иди вперед, монстры сами по себе умирать не будут.
В воздухе раздался клекот, очень похож на человеческий смех. Первый раз в жизни мутант смеялся.

Конец
(с)Хихикающий доктор


Смешные и добрые Дневники сказочных героев и другие произведения начинающих и именитых авторов. Конкурсы и подарки участникам.

^ Вверх