Слушай Жизнь — новогодняя НЕ сказка

За окном шел снег. Тихо так, не спеша, холодные хлопья кружили над землёй и наполняли сугробы. В моём биоме не бывает других времён года. Только суровая и снежная зима.

Старость — это пора одиночества. Время, когда все те, кому ты посвятил свою жизнь, отворачиваются от тебя… Хотя, если задуматься, их можно понять. У них теперь своя судьба. Дети выросли, завели уже со своими, им не до меня.

Когда мы с сёстрами были молоды, за неимением возможности ухаживать за отцом, сами отправили его в дом престарелых. И уже ничего не исправишь… Он был чудесным человеком, так жаль, что его теперь нет рядом. Так жаль…

Я помню, он рассказывал про волшебное место, про Хранителя, к которому он наведывался каждые десять лет… Мы с матерью ему никогда не верили, но однажды он не вернулся… Как же много я ему не успел сказать…

Справа скрипнула половица, и спустя мгновение на подоконнике материализовался огромный комок шерсти и уткнулся своим холодным носом мне в руку.

— Мимиури, аккуратнее… — прошептал я, поглаживая оцелота. Тот в ответ лишь довольно заурчал. Теперь эта пушистая зверушка — мой верный друг на оставшиеся годы жизни. И дело даже не в том, что с его появлением вокруг исчезли криперы. Нет, совсем не в этом. Он умеет слушать. Долго и внимательно. Садится на колени и смотрит прямо в глаза, будто заглядывает в душу. Мне иногда кажется, что он что-то хочет ответить, но увы, не может.

Я перевёл свой взгляд на окно, а если быть точнее, на отражение в нём. Стоявшую за спиной тёмную фигуру в чёрном балахоне я заметил более получаса назад. С тех пор Смерть успела раза три слазить в свой инвентарь, достать и спрятать свою косу и даже сменить кольцо на правой руке. Зачем было сделано последнее, оставалось загадкой. Внезапно ее рука снова скользнула за пазуху, и оттуда показался старый потрепанный журнал. Недолго думая, она подошла к стоявшему неподалёку дивану, со всего размаху плюхнулась на него и, закинув ногу на ногу, облокотилась на спинку.

— Жизнь проходит как-то быстро… Не так ли? — я наконец нарушил столь тяжелое молчание.

В отражении я заметил, как смерть подняла голову и склонила её набок.

— Может быть… — медленно проговорила она. — Если здраво рассудить, — Смерть на секунду задумалась, — умереть запросто может каждый. А вот чтобы жить по-настоящему красиво, нужен действительно талант.

Я задумчиво посмотрел вдаль.

— Ты помнишь своё детство?

От неожиданности я вздрогнул и повернул голову в сторону раздавшегося звука. Смерть стояла около меня и тоже пристально смотрела в окно, поглаживая своей костлявой рукой Мимиури. Последняя, хоть и отличалась своей дикостью, никаких претензий к костлявой гостье не имела и даже довольно поуркивала.

— С трудом… — я грустно улыбнулся и снова вернул свой взгляд к виду за окном.

***

Мне было лет пять, наверное. Совсем скоро Новый Год. Дом уже третий день благоухает пышной и украшенной елью. Мы с папой специально ходили в лес и очень долго её выбирали. А когда принесли, мама открыла большой запертый сундук, и старшие сёстры достали оттуда разноцветные кубики, фигурки криперов, эндерманов, свинок и прочих животных. Мы очень долго развешивали игрушки, периодически споря, где какая будет висеть. А в самом конце папа принёс голову дракона и, посадив меня на плечи, доверил мне самое ответственное задание. С чувством исполненного долга я надел её на верхушку нашей новогодней ёлки. Мама выключила свет, и в комнате загорелись яркие огоньки от разноцветных глаз игрушек, а голова дракона ещё и периодически подмигивала. Это была самая настоящая волшебная елка!

А ещё на веранде нашего уютного домика спрятан целый мешок интересных праздничных коробочек. Старшая сестра сказала: “Дедушка Мороз заранее передал подарки нашим родителям, чтоб те положили их под ёлочку.”

На кухне слышится возня. Это мама со старшими сёстрами готовят новогодний ужин. Периодически что-то грюкает, стукает, и слышен мамин голос, отдающий дочерям очередные задания. Я тихонько зашел на кухню, и, пока никто не видел, спер со стола половину буханки хлеба и убежал к отцу, который сидел у камина и пил горячий какао.

— Мама, а где хлеб? — раздался голос старшей из сестёр.

— Здесь же лежал…

— Здорово ты их, — засмеялся папа, переворачивая веточку с кусочком хлеба в огне.

А потом мы оделись и пошли на улицу. Выпилили из озера пару блоков льда и вырезали красивого крипера.

Через час на улицу выбежали радостные сёстры, и следом за ними вышла уставшая мама с тыквой в руках. И мы всей семьёй принялись лепить снежные кубы для снеговика. Когда все блоки были скреплены, настал самый ответственный момент. Мама села на пенёк и аккуратно вырезала на тыкве глаза, нос и рот. И мы все, затаив дыхание, наблюдали, как папа бережно опускает мамино творчество на сложенные друг на друга кубы.

Первые минуты ничего не происходило, но мы верили в чудо, и оно случилось! Вначале моргнул левый глаз, потом правый, и снеговик встрепенулся и запрыгал вокруг нас! Так волшебно! Он начал махать ручками из веточек, будто что-то требуя, и папа вынес из сарая старую алмазную мотыгу. Но неужели, когда мы уйдём, он останется здесь совсем один? Анн… нет. Вот мама несёт ещё одну тыкву, и мы таким же макаром лепим нашему снеговику друга. Вот он оживает: сначала на тыкве моргнули глаза, и через пару мгновений вокруг уже прыгает не один, а целых два снеговика! Это чудо! Маленькое новогоднее чудо!

Вооружившись мотыгами в качестве клюшек, мы отправились на речку играть в хоккей. Наши новые снежные друзья были просто в восторге от такой забавной игры. И, когда мы уже собирались обратно, они там так и остались играть друг с другом.

Вернувшись вечером домой, мы сели за праздничный стол. Били куранты, мы загадывали желание. А потом папа достал коробочку красной пыли и целый ящик салютов. У дверей на улице нас ждали снеговики, с которыми мы и встретили наш следующий волшебный год.

***

— Детство пролетело как-то незаметно… С каждым годом волшебства в жизни было всё меньше, — тяжело вздохнув, я обернулся на Смерть. -Одно и то же каждый год: ёлка, снеговики, салют…

— Это ваши традиции, — хмуро заметила она. -Вы в силах всё изменить, но почему-то этого не делаете…

— Уже поздно, — я обернулся на Смерть. -Теперь мой путь лежит…

— О Нотч, — тихо взвыла она. — Какие же вы все скучные! Одно и то же каждый раз… — тяжело вздохнув, она наклонилась и подобрала костлявыми пальцами что-то маленькое на полу. — Ты скучный до невозможности! Не к тебе я пришла! Не к тебе! — она потрясла у меня перед носом маленьким раздавленным паучком. — Я ж тебе уже сказала: умереть-то, это каждый может! А вот прожить жизнь так, чтоб это было по-настоящему прекрасно, это почему-то для вас, смертных, задачка непосильная.

Она спрятала несчастное насекомое в инвентарь, развернулась и неторопливыми шажками направилась к выходу.

— Смерть…

— Да? — ответ раздался одновременно со скрипом двери, которую та уже открыла.

— А ты когда-нибудь встречала Новый Год?

— Ээээ… — она неуверенно обернулась, и в полумраке я заметил, как под капюшоном сверкнул рыжий локон. — Нет…

— Тогда приходи.

— Хорошо, — прозвучал ее голос. — Я приду.

Смерть уже сделала шаг на улицу, и я услышал голос, в котором очень умело была скрыта радость:

— Обязательно приду!

Вокруг нас полно одиноких душ. Они одни. Они среди нас. И неважно, кто это: пенсионер или молодая девушка, маленький оцелот или даже сама Смерть. Они есть! Их много! Мы просто их не замечаем… Или, может быть, не хотим замечать… Неважно! Их полно вокруг! Посмотрите по сторонам! Ведь, может быть, кто-то из них — ваш будущий лучший друг или даже спутник жизни! А если… если вы из их числа, то не сидите сложа руки! Ведь может, вы — тот самый человек, который придёт к другому на помощь…

© Milten Idemax

***


Состояние Защиты DMCA.com

Смешные и добрые Дневники сказочных героев и другие произведения начинающих и именитых авторов. Конкурсы и подарки участникам.

^ Вверх