Книжник и недописанная книга 10

Книжник обхватил обеими руками ослабевающее тело и мягко положил его на пол. Он видел лицо своей сестры. Напуганное. По щекам текли слезы, вымывая дорожки в осевшей на коже пыли. Тут же подбежал Фрэнк, но сделать ничего не мог, просто стоял рядом и наблюдал.

— Что бывает, Книжник, когда убивают стража? – с трудом проговорил Смотритель.

— Наверное, они просто умирают.

— Но ты же был однажды убит, разве ты не знаешь, каково это?

— Это другое.

— Другое… — страж закрыл на несколько секунд глаза. Потом открыл и заговорил снова. – Я не справился с тем, о чем ты меня просил. Не смог найти тебя.

— Это было невозможно. Но ты был рядом с ней и защитил, когда это было нужно.

— У тебя красивая сестра. Как жаль, что мы не встретились раньше и при других обстоятельствах.

— Боюсь, это невозможно.

— Как жаль… — Смотритель больше ничего не ответил. Его тело лежало неподвижно на руках Книжника.

— Как думаешь, Смерть уже забрал его? – Клякса подошла тихо. На ее лице была размазана пыль, смоченная слезами.

— Думаю, что это не в его компетенции. Ему достаточно душ и в своем мире.

— Теперь нет. Нам нужно идти, Миш. Смотритель сказал, что скоро возможности перемещаться между мирами не будет.

— У меня уже нет такой возможности. Мой посох сломан. Разве тебе не дана способность перемещения?

— Не получается, как бы ни пробовала.

— Возможно, замок блокирует нас. Так бы вы смогли сделать это еще до встречи с Кощеем. Да и я не смог переместиться сюда. Ты права, пора идти! – Книжник поднялся, не отпуская тело Смотрителя, и повернулся к выходу.

— Ничего не получится, — отозвался появившийся в дверях Добрыня, которому пришлось втискиваться боком. – Мы недавно сюда попали, долго искали, где беда, а как заплутали, хотели было по своим книгам разойтись, а ничего и не получилось.

— «Мы»? – переспросила Клякса.

— Мы-мы! – отозвался снаружи еще один богатырский голос. – Что ж нам, друзей в беде оставлять что ли? Негоже!

— А с этим то что, Книжник? – опомнился Добрыня, смотря на ношу мага. Ответом было молчание и опущенные глаза всех присутствующих.

— Надо его похоронить. Встречу потом праздновать будем.

Богатыри уступили дорогу Книжнику, который вышел из дверей замка и окинул взглядом собравшуюся компанию: Горыныч с двенадцатью понурыми головами, не понимающие Алеша Попович и Илья Муромец.

— Горыныч, отвези нас к лесу, рядом с которым Яга жила. Там и предадим его тело земле. Остальные своим ходом. Вы же сможете пройти через эти земли без потерь?

— Мы то? Да нас – рать! – возмутился Илья Муромец. – А с нами еще Клякса – поможет, если чего чернокнижного на пути встретим.

— Вижу, — протянул Книжник, осматривая богатырей. Но больше ничего не сказал. Он забрался на спину Змея,  они улетели.

— Как думаете, долго нам тут еще развлекаться вот так? – появившийся неожиданно Чеширский Кот напугал Кляксу. – Я уже и проголодался! Рыбки бы сейчас съесть не помешало. Мур!

— Гав! – возмутился Фрэнк, но вовремя сдержался от попытки подпрыгнуть и схватить Кота за хвост. – Вам, котам, до судьбы героев никогда дела нет! Лишь бы только поесть да поспать! – присутствующие лишь улыбнулись.

— Собакам и котам лишь бы между собой поспорить, — разрядила обстановку Клякса. – Сейчас нужно подумать о деле. Кот, ты отправляешься перед нами и смотришь, чтобы ничего нас не поджидало впереди. А ты, Фрэнк, напрягаешь свой нюх, чтобы учуять неприятеля. Только не вздумай нас привести к какому-нибудь бифштексу – сейчас это не актуально! – пес фыркнул, но противиться не стал. Кот просто исчез.

— Ну а нам-то что делать, хозяйка? Куда идти прикажешь? – поинтересовался Добрыня.

— А вы все за мной. Дорога нас ждет не близкая, и поджидать может на ней что угодно.

***

Автор отложил свою авторучку и откинулся на спинку стула. Он обхватил голову руками и попытался вспомнить, что же именно видел во сне. Или это был все-таки не сон?

Уже несколько дней работа над очередным романом не давала никаких успехов, продвижение было очень медленным, сюжет не шел. Был очень сложный главный герой, жизнь которого приходилось пропустить через свою душу, которую нужно было прожить.

Ему казалось, что кто-то ночью пытался подсказать какую-то очень важную деталь. Вспомнить было действительно просто необходимо, но ничего не получалось.

Это был кто-то маленький, но достаточно серьезный. Кто-то, кто его хорошо знал, и кого знал Автор, но почему-то забыл.

Рука сама потянулась к рукописи, чтобы закрыть ее. Нужно было немного отвлечься и на какое-то время забыть про письмо.

***

Лес шумел уже по-настоящему. Вокруг пели запоздавшие птицы, шелестели в кустах лесные обитатели. Жизнь кипела так, как должна кипеть всюду, хотя это и не совсем соответствовало миру книжному.

В этом искусственном мире, рядом с лесной опушкой, вокруг небольшой насыпи, увенчанной большим камнем, стояли герои разных миров. Никто не знал Смотрителя хорошо, но каждый понимал, что он сыграл в их жизнях определенную роль. И ситуация, в которой они оказались, обязывает провести этот ритуал.

— Не во всех мирах он был хорошим героем, — заговорил Книжник, — но в том, в котором нам пришлось пересечься в последние минуты его жизни, он играл важную роль, которая помогает нам бороться со злом. Пусть в нашей памяти он останется положительным…

Кто-то вздохнул. Даже лес немного утих, пронося эти слова сквозь ветви и листья.

© Аким

Книжник и недописанная книга 10: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *