Книжник и недописанная книга 8

Книжник ускоренным шагом двигался по тротуару, игнорируя завороженные взгляды прохожих, сквозь массу которых приходилось иногда продвигаться силой. Его посох сверкал, грозно отбрасывая из центра полукруга желто-красные искорки. Вокруг было шумно, не смотря на то, что день уже заканчивался, и солнце уходило к закату. Город жил. Но не долго. Неожиданно даже для мага, все, вдруг, остановилось. Он даже наткнулся на мужичка, который должен был сейчас просто пройти перед ним. Но тот был словно сделан из камня.

— Что произошло? – в голос спросил Книжник, хотя и сам понимал, что никто не ответит. Обычная привычка говорить в искусственных мирах. Именно об этом он и подумал. – Мир искусственный. Я попал в свой мир как в книгу! Раньше просто не замечал этого, а теперь… теперь я попал в конец книги. И она закончилась.

До этого живой город стал сейчас похож на выставку фигур из гипса. На мертвую выставку, где не шевелятся даже листья на деревьях, не шелестит вода в озере, разнообразные жучки и мошки повисли в воздухе. Даже сам воздух остановился, и его насильно приходилось втягивать в себя. Конечно, это и раньше так было, но сейчас все стало несколько сложнее.

— Скорее домой! Посмотреть, на чем остановилась книга.

Маг, не боясь, что его кто-то теперь заметит, вышел на дорогу и побежал так быстро, что позавидовали бы самые быстрые спортсмены мира. Воздух нехотя расступался перед ним, звеня и вибрируя, возмущаясь такому вероломному вторжению в обездвиженный мир неожиданного гостя.

Дома Книжника застала пустота. Не было ни одной живой души. Он знал, что кто-то побывал здесь с его последнего визита. Кто-то кроме Фрэнка, которого тоже нигде не было. Разбросанные книги, беспорядок, мокрый пол в гостиной. И покинули этот дом совсем недавно, буквально несколько мгновений назад, учитывая то, что время остановилось.

*скрип*

Маг прошелся еще раз по комнатам, разрывая плотно сотканное пространство, прислушался к ощущениям. В гостиной остановился слабый импульс, который означал только одно, именно здесь в тот момент, когда закончилась книга, стоял кто-то. И, скорее всего, этот кто-то успел убраться из этого мира.

Он сел на пол, поджав колени, положил на них голову, покрытую капюшоном. И заговорил шепотом:

— Если остановился мой мир, который мне всегда казался самым высшим, то остановились и те миры, которые находятся на ступень ниже. Как бы ни звучало это глупо – остановились книги в книге? Наверное, я сошел с ума.

*скрип*

— Автор признался, что все-таки написал еще какую-то часть этой книги. Значит,  в конце той самой части сейчас и нахожусь. Я встречал в своих снах…

*скрип*

— Были ли это мои сны? Не важно. Я встречал там Смотрителя. Я встречал его и раньше, до моего исчезновения. Но во снах я видел его и пытался направить. Пытался направить не только его. Я действовал на Автора, давал ему команду сделать что-то с моей книгой. И он делал. Сам того не подозревая, делал это под моим наблюдением и некоторым влиянием. Ведь так? Я не могу сейчас ошибиться.

*скрип*

— Он закончил писать именно в этот момент. Но почему же я есть? Я двигаюсь… живу.

*скрип*

— Я не могу сам ответить на свои же вопросы. Нужно искать. Нужно найти Машу. Может быть, она тоже сейчас заблудилась в недописанной книге?

*скрип*

Книжник встал. Он прислушался, потому что казалось, будто что-то поскрипывает в доме на манер письма пером. Можно было подумать, что здесь кто-то есть, но это не так. Потому что буквально минуту назад маг обошел все комнаты. Пришлось сделать это еще раз.

Очередной обход не дал результатов. Звук был таким, будто находился повсюду. Книжник сдался и сел в кресло перед камином, где он любил проводить когда-то вечера, свободные от исполнения своего долга.

Сейчас все изменилось. Этот мир окутал хаос. Нельзя было толком понять, что произошло. Просто все стало так, как есть. Он уже не отправляется по зову колокольчиков выручать сказочных героев из беды или возвращать их в свои книги, он больше не ходит к Яге, чтобы попробовать ее мухоморового супа и салата из болотного мха. Он больше не тот Книжник, которым был раньше. Не тот герой, который был везде и всюду и понимал однозначно, что здесь происходит. Он даже не помнит всего, чему его когда-то учили, потому что какое-то время пропадал в книге, прятался от этого мира. Поэтому теперь потерял все.

*скрип*

На глаза попалась книга, оплетенная вручную кожей. Переплет был неровный, многие листы, неправильно вложенные в нее, немного выглядывали. Он вспомнил ее, и вспомнил того главного персонажа, который теперь в ней правит.

— Учитель. Сейчас мне не хватает твоего урока.

*скрип*

Книжник вскочил с кресла и буквально подпрыгнул к камину. Он положил ладонь на книгу, ожидая, что сейчас что-нибудь произойдет. Он помнил, что ни при каких обстоятельствах нельзя перемещаться в нее, поэтому просто ждал. И не зря.

Книга под его рукой дрогнула, в самом ее конце появился еще один неровный листок. Скрип, нехотя распространяющийся в остановившемся воздухе, повторился несколько раз. Потом настала мертвая тишина.

— Она живет! – воскликнул маг и тут же бросился в свою личную библиотеку, чтобы найти там книгу, которая бы жила сейчас тоже. Которая бы жила и изменялась. Он схватил первую, от которой, тяжело пронзая мертвый воздух, послышался первый скрип. Произошел хлопок, вызванный импульсом. Этот мир покинул единственный живой персонаж.

***

Местная реальность жестко приняла Книжника в свои объятия. Будто его кто-то столкнул с обрыва, и он приземлился, наконец, пролетев несколько миллиардов километров. Когда маг смог встать, обнаружил себя в огромном зале перед высокой трибуной. Стены были выполнены из белого мрамора, потолок держался на высоких массивных колоннах. Вокруг все зашелестело, поднялся гомон и удивленные возгласы.

— Вот так встреча! – воскликнул седовласый старик, появившийся за трибуной. – Книжник! Собственной персоной! Как раз в тот момент, когда я стал отчаиваться в том, что больше никогда тебя не увижу.

— Ты еще кто такой?

Старик кашлянул. Он сдержал желание закричать на неожиданного гостя за столь неуважительное обращение.

— А ты уже и не помнишь? Я – Старшина Совета Книжных Стражей. Глава Создателя, если будет так угодно.

— Ничего такого не припоминаю, но Фрэнк мне как-то говорил про какого-то Создателя. Ну ладно, и что теперь? Вижу, вы меня тут ждали. И долго же?

— Фрэнк. Эта говорящая собака, которая мне никогда не нравилась. Не понимаю, как тебе вообще удалось ее достать из своей книги без нашего разрешения?  Но, это было давно, поэтому, не стоит об этом. Ждали мы тебя достаточно долго, с тех самых пор, как ты решил покинуть наш мир, и намерено затеряться в одной из книг.

— Я не помню, когда и как это произошло. Поэтому, мне это ни о чем не говорит. Много вы знаете о том, что было до того?

— Достаточно много. Я бы даже сказал, что про тебя я знаю совершенно все! Ведь ты был самым лучшим Стражем и сильным магом. Никто не мог лучше тебя справиться со всем, происходящим в правильных и неправильных книгах. И никто кроме тебя не смог бы себе позволить жить в своем отдельном мире. Единственное, что мне пока не дано понять – момент твоего создания.

— Думаю, ты огорчишься, узнав, что я тоже этого не понимаю, или просто не помню. Знаешь, нам стоило бы поговорить по душам когда-нибудь, но сейчас я спешу на помощь своим друзьям. Кажется, я понимаю, кто вы такие, и что это за мир. Если это так, то вы сможете своими силами помочь разыскать моих друзей в одной из всех существующих книг. Ведь вы здесь для того, чтобы контролировать миры?

Старшина засмеялся. Сидящие в нишах и на балконах люди, облаченные в балахоны с глубокими капюшонами, засуетились.

— Помочь тебе разыскать друзей? В какой-то степени я тебе уже помог, отправив одного из стражей со стражниками, чтобы они схватили злостных нарушителей порядка. Мне кажется, это и есть твои друзья. Через некоторое время, когда они прибудут сюда, ты сможешь увидеть их, стоящих перед судом.

— Они не могли ничего нарушить. А если что и нарушили, то это было необходимо! К тому же, ты не вправе осуждать персонажей высшего мира.

— Я могу все! – поднял голос Старшина. – И даже пленить тебя, Книжник, если мне понадобится это. Я предлагаю тебе сделку. Сейчас мои подчиненные приводят сюда твоих друзей, и мы обоюдно все решаем и отпускаем их в свой мир, а замен я получаю тебя, и ты помогаешь мне захватить кое-какие владения. Следующий вариант – сейчас мы тебя заковываем в кандалы и ты, вместе со своей шайкой проводишь оставшиеся дни в темнице.

— Хочешь сказать, я просидел в плену у Автора, а потом сбежал оттуда только для того, чтобы потом оказаться в плену у тебя? Или для того, чтобы прислуживать тебе, исполняя сомнительные действия по захвату территорий? Что ты хочешь? Забрать себе парочку книг?

— Целый мир.

— Ах! Целый мир! У тебя уже один есть. Этого не достаточно?

— У меня нет права полностью его менять. Только частично, что для нас очень сложно. Я хочу захватить все миры, которые мы контролируем, и изменять их так, как пожелаю!

— А на автора тебе уже плевать? И на сюжеты этих книг тоже.

— Книжник, пока тебя не было, многое изменилось! Автор покинул нас и больше не представляет никакой власти над нами. Зачем же нам ограничиваться тем, что было им заложено, когда можно взять все в свои руки и управлять так, как пожелает душа? Все книги разбушевались! Сюжеты и без нас уже кто-то исправил или стер подчистую. Пока мир погружен в хаос, нужно захватывать все. Пока достаточно пары молний и огненного шара, чтобы ты стал Богом. Неужели мы не заслужили этого?

— Все, что вы заслужили за время вашего существования – возможность наконец-то проявить себя и спасти все эти миры от разрушения и подчинить персонажей их родному сценарию.

— Глупец! Ты так ничего и не понял!

В этот момент в зале появилась еще одна фигура – высокий худощавый старик в черном костюме. Он сразу же обратился к Старшине, не обращая внимания на стоящего чуть позади Книжника.

— Я уложил их по кроватям, светлейший, в разных комнатах. Скоро они уснут, и вы сможете отправить своих воинов, чтобы поймать их.

— Хорошо! А теперь ступай, Кощей!

— Вы же сможете помочь ей? – спросил Кощей с отчаянием в голосе. Все еще не замеченный им маг поднял голову.

— Это кого же ты так хочешь спасти? – подозрительно спросил Книжник, обращая на себя внимание очередного собеседника.

— Баба Яга. Она… — Кощей развернулся и увидел его. – Книжник?! – Старик воскликнул, округлив глаза, бросил взгляд на старшину и пропал.

— Так вот, значит, где мои друзья? Прости, светлейший, – прозвучало издевательски, — но мне нужно убыть на помощь своим друзьям!

— Держите его! – проголосил Старшина так, что зазвенел мрамор, откуда-то посыпалась каменная крошка. – Будьте осторожны, он очень сильный маг! Сделайте барьер, чтобы он не смог убраться в другой мир!

Посох Книжника завибрировал и потянулся в сторону Старшины, который протянул руки ему навстречу. Сидящие в нишах и на балконах люди встали, сомкнули друг другу ладони и стали одноголосо что-то читать, тут же в воздухе повисло магическое напряжение.

— Тебе не удастся прорвать барьер и выбраться отсюда, маг! Ты обречен гнить в темнице, наблюдая за тем, как я буду захватывать миры один за другим!

— Не тут-то было – сквозь зубы проговорил напряженный книжник, пытающийся удержать посох. Он дернул им в сторону, бросив огненный шар в один из балконов. Тот тут же рухнул вниз, унося за собой несколько человек. Это отвлекло старика. Следующими были те, кто уже замыкал вокруг него кольцо. Они держали руки ладонями к нему, будто бы что-то перед ним удерживали. Мощный импульс бросил всех к стенам.

Книжник поднял над собой руки и сильно напрягся, будто пытается подняться на гимнастических кольцах. Несколько колонн стали трескаться там, где на них опирался потолок. Вдруг рухнула одна, погребя под собой множество людей, все еще пытающихся сдержать мага. Рухнула вторая, третья.

Старшина смог сконцентрироваться и бросил импульс в Книжника, отбросив его на пару метров. Тот только лишь отвлекся, чтобы удержать равновесие, но рушить колонны все же перестал. Он взмахнул посохом, бросив огненное лезвие, разрубившее напополам трибуну. Еще взмах – лезвие отразилось от щита и прошло через одну из колонн, словно нож через сливочное масло. Еще раз – раскололся и рухнул очередной балкон. На потолке стали появляться трещины.

— Вы не сможете меня удержать! Лучше остановитесь, иначе сейчас все рухнет! – еще одна колонна под нагрузкой лопнула и стала осыпаться. Многие, кто пытался держать щит, бросились бежать. Некоторые все еще пытались противостоять, но их Книжник перестал даже замечать, они лишь мешали сделать прыжок в другой мир.

— Я все же поймаю тебя, Книжник! – Старшина сделал движение, будто пытается что-то сдвинуть с места телепатически. Книжник поднял голову и увидел, как над его головой начинает рушиться колонна. Он немного присел и, когда многотонный мраморный столб стал падать, выпрямился, резко взмахнув посохом. Вверх вырвалось огненное лезвие, разрубившее колонну надвое.

Оставшиеся служащие бросились наутек, видя, как рушатся последние колонны, с потолка падали огромные мраморные глыбы. Все видели, как просела крыша здания. Грохот был слышен повсюду. На какое-то мгновение все утихло, потом здание сложилось, словно карточный домик, подняв в воздух большое количество пыли.

Автор (с) Аким

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Смешные и добрые Дневники сказочных героев и другие произведения начинающих и именитых авторов. Конкурсы и подарки участникам.

^ Вверх