Филиалы астрала есть по всему миру

ФИЛИАЛЫ АСТРАЛА ЕСТЬ ПО ВСЕМУ МИРУ
или четыре маленьких солнца

Мы, Домовые, стараемся лишний раз не отсвечивать перед людьми, времена не те. Это раньше было можно кукиш показать или кадку с печи столкнуть, а домочадцы только перекрестятся и попросят не бузить.
Сейчас людишки слабые пошли и нервные. Только вилку возьмёшь рассмотреть, ну да, повисла она в воздухе, и чё? Так нет, крики, вопли, Хозяйка орёт и вот уж её Мужик святого отца вызывает, чтобы святой водой окропил и ладаном окурил, потом притащил экстрасенса.
Святая вода – это здорово, мы чистоту любим, да и ладаном накуриться можно до помидоров в глазах. Плюс батюшка всегда новости расскажет, оставит гостинец, сразу настроение поднимается.
А вот экстрасенсы портят настроение и нервируют. Ну что ты выкатил глаза и камни перебираешь? Как дам этим камнем в лоб сейчас, чтобы заикаться начал. С духами он разговаривает, это не духи, а Арнольда пучит, Мужик вон уже нос зажимает, да и Кот на кухню ушел.
Арнольд и Кот – это живность нонешних хозяев. Кот он и есть кот, а Арнольд – собак породы «осторожно, задавите», по причине крысиных размеров сильно умный и ударяющийся в буддизм, особенно как ладана накурится.
Ясен поп, что настоящий Хозяин в доме я, а Хозяйка с Мужиком просто так – «чадят» в моем имении (на то они и домочадцы) по «про писке». (Спросил у Кота про что это, тот засмущался и почесал свои фаберже, говорит, они — эталон сияния у людей).
Жили спокойно, я по мелочам веселился иногда, когда покурить хотелось особенно, изредка не давай Хозяйке или Мужику быть «онлайн», устраивая им лёгкий  «не в сети», переворачивал всё в портфеле мужика и прятал заколки Хозяйки, в общем, никому не давал скучать.
Но… тут случилось такое дело. В общем, пойду Мужику порядок наведу в портфеле и обувь почищу, Хозяйке верну все её заколки, вычищу лоток Кота и спою вместе с Арнольдом (он давно просил). Спросите, почему я стал таким добрым?
Потому что видел четыре маленьких ярких солнца в глазах….
13 июня.
… Арнольд сказал, что ему все равно, где помирать. Успокоил его, сказав, что филиалы астрала есть по всему миру.
2 июля
Ух, спасибо батюшке, ладан с тмином, это же….., ну и забористый. Кот уже просит сделать огранку своим фаберже. Арнольд катается по полу и орёт – приди, астрал, приди
3 июля, 9-00 (передний край)
— А я, когда вернусь, построю дом, самый красивый в деревне – мечтательно затянулся самокруткой Василий.
— Хорошее дело, — пробурчал Семёныч, выкладывая гранаты на бруствер окопа, — только про Домового не забудь, это душа дома.
— Так я его сейчас и найду – задорно рассмеялся солдат и, надвинув пилотку на глаза, встал и крикнул — эй, кто ко мне в будущий дом хранителем! Выходи!
— Воздух! Ложись!
3 июля, 9-05
Филиалы астрала есть по всему миру… Мама, куда меня тянет? Последнее, что увидел – это Арнольд с квадратными глазами, нервно икающий Кот и … Ой, это на меня летит? Бомба? Пошла отсюда, болванка тупая…. Бросаю курить.
3 июля, 9-40 (передний край)
— Пить…
— Ты смотри, живой! – радостно загудели вокруг, — почти прямое попадание, а живой! Вылечишься – поставь свечку своему Домовому, спас он тебя, Василий.
— Где я? Ничего не помню, – прохрипел красноармеец.
— В окопе вы были, а Семёныч…, — эх, — перекрестился седой старшина.
— Давайте носилки – теряя сознание, услышал солдат.
3 июля, 10-00
Ничего не понимаю, куда я попал. Лес, лес? А мой дом, Арнольд, Кот, где я?????????????????????
— Витаю, сынок — услышал слева.
— Дзень добры пану, — раздалось с другой стороны.
3 июля, 10-01
Повернувшись, я увидел… — Домовые?
— Так, Пане – усмехнулся щеголеватый тип в конфедератке и продолжил с мягким ударением на предпоследний слог, — я естэм Хованец, э, польски домовы.
— А я Дамавик, белорусский домовой — улыбнулся бородатый дедок в «партизанке» и добавил, — ты, сынок, в Беларуси, деревня Водца, Кореличский район.
— Дзисяй тшэцяго липца, то ест сегодня 3 июля по руски, 44 року.
3 июля, 10-10
Это – шутки астрала или розыгрыш? Вернусь, убью экстрасенса, камнем в глаз и Арнольдом по голове.
— Нет, твой экс, вот же, сенс который, не при чём, помнишь солдата, которого унесли, Василий звать, после войны он построит твой дом.
— Пан мувиць, жэ тэн жолнеж, э, по войне построит дом, в ктурэм ты и поселишься.
— А ты оказался здесь, чтобы спасти его жизнь, иначе – нет строителя, нет дома, значит, нет и Домового, наша судьба – спасать свой дом всегда и во все времена, для того и существуют везде филиалы астрала, — подмигнул Дамавик.
3 июля, 10-15
Значит, бомба, которую я оттолкнул – это не вина ладана с тмином, она была настоящая?. Я закрыл и открыл глаза, ничего не изменилось: два Домовых стоят передо мной… Нет, что-то… , что-то не так, почему двое, здесь, в форме? Брр, прав был Мужик, когда ……. Стоп, Мужик, Василий… Точно! Отец Мужика, Хозяйка его ещё свёкром называет, он же Васильевич!
— Гляжу, ты уже и сам понял, сынок, — улыбнулся Дамавик
— Зобач, яки разумны хлопак. Добра нам змена пшыйдзе, Дамавик!
3 июля, 10-17
Нет, без ладана не обойтись, почему я их сменить должен, мой дом – это мой дом. Дом!!!! Почему они без домов?
— Да, сынок, мы без домов, — Дамавик смахнул слезы, — мой сожгли в Хатыни в 43.
— Муй в Варшаве в 39 быу знишчоны, — Хованец тяжело вздохнул.
— И по закону, если дом уничтожен, его Хранитель имеет право выбора: ждать новый или помочь людям в войне с уничтожителем домов.
— И тэраз э, вся земля, ест наш дом, таки наш выбор и мы тутай не едны, э. не одни.
3 июля, 10-25
Домовые без домов, помогающие воевать людям. И их много? Правильно, я помню, как-то Мужик смотрел по телевизору фильм о войне и там взрывались дома…………..
— Тэраз, э, сейчас мы обронцы войсковых будынкув, э, на русском, охранники военных сооружений, таких як блиндажи, палатки, доты.
— Предупреждаем солдат об опасностях, налётах и обстрелах, а можем и спасти их жизни, отдав свои.
3 июля, 10-33
Мы бессмертны, мы души домов, мы не можем умереть, это бред!!!!!
— Вот зараз дам по мягкому месту, хоть ты и мал ещё, сынок — рассердился Дамавик, — какой бред? Это правда!
— Пан, мы мамы, э, имеем возможность ахвяры, то ест жертвы.
— Посмотри вправо, видишь, перед высоткой деревья склонили головы? Там вчера погиб Рарашек, Домовой из Чехии, его дом сожгли под Прагой, он не пустил наших солдат в атаку, собой подорвав минное поле. Добры был Рарашек, заводной, вот как ты, — улыбнулся Дамавик.
— И кеды, э, когда Пан зобачыць таке, э, пшэпрашам, як то по руски – когда увидишь таки дерэвья, ктуры склонили маковки…
— Это могила твоего собрата, поклонись ей, добра? – Дамавик обнял меня за плечи и заглянул в глаза…
3 июля, 10-40
..Мне показалось, что на меня смотрит маленькое солнце
3 июля, 10-42 (передний край)
— Товарищ капитан, прибыл связной отряда им. Кутузова, партизаны вышли на заданный рубеж и готовы к атаке.
— Отлично, через 15 минут начинаем, сигнал – две красных ракеты.
— Здоровеньки булы, шановни добродии!
— Знакомься, Домовой, это Хатний дидко, украинский Домовой из Киева, а несётся к нам твой земляк – Домовой из Сталинграда.
— Всем привет, готовьтесь, начинается. О, земеля, ты извини, нам переговорить нужно, мы отойдём, — скороговоркой просипел прибежавший.
3 июля, 10-47
Мама дорогая, четыре Домовых! Пока они отошли, что-то обсудить, я незаметно вытер слёзы, никогда не плакал. Что со мной…….. Надеюсь, не заметили, не хочу выглядеть слабым.
3 июля, 10-57 (передний край)
— В атаку, за мной, УРА!
— Пора и нам, — неспешно встал Дамавик, — будем прощаться, сынок!
3 июля, 11-00
— Как прощаться? Я не хочу, я не маленький и пойду с ними!
— Нельзя тебе, земеля, — обнял меня Домовой, — ты молодец, спас дом, скоро вернёшься к нему. А нам пора туда, где бой, видишь, слева, у опушки партизаны поддерживают атаку наших.
— Эх и гарно козак там з кулемёта вражину стелить, — рассмеялся Хатний дико.
— Нашей крови, — гордо вскинул нос Дамавик.
— А то, Панове, нашэй обцэй крыви.
— Ну што, брацця, повоюем за ридну зэмэльку? – лихо махнул чубом Хатний дидко.
3 июля, 11-05
— Стыдно как, слезы потекли сами по себе, я почувствовал, что вижу последние минуты жизни моих новых друзей.
— Не стоит стыдиться слез. Не переживай, земеля, за нас. Скоро появятся немецкие танки, если их не остановить, атака захлебнётся и многие погибнут. Мы решили, что наш выбор – спасти людей.
3 июля, 11-07
И того лихого пулемётчика?
— Нет, он останется на опушке с нами, ну, бывай, земляк…
— Будзь здровы, Пан.
— Удачи тоби, не журыся.
— И не обижай Мужика, сынок, ён добры мужик.
3 июля, 11-10
Они медленно уходили, потом одновременно остановились, обернулись и помахали мне рукой. Наверное, из-за слёз мне показалось, что в глаза засветили четыре маленьких солнца.
3 июля, 11-12
На опушку выехали четыре танка, но пулемётчик бил не останавливаясь. Башня головного танка лениво повернулась и там,  откуда строчил пулемёт, взметнулась земля. Она ещё не успела осесть, как из воронки вылетели четыре ярких маленьких солнца, которые стремительно, разделившись в воздухе, накрыли каждый «свою» цель. Раздался оглушительный взрыв…
3 июля, 11-15
— Ура, очнулся, — Арнольд и Кот радостно запрыгали вокруг меня, — почему ты плачешь?
3 июля, 11-16
Перед моими глазами стояли 4 ярких солнца, молодой партизан — пулемётчик и склонившие верхушки деревья…
3 июля 1944 года в бою у деревни Водцы пал смертью храбрых партизан отряда имени Кутузова партизанской бригады имени Суворова  Гавдей Николай Андреевич. Ему было 22 года. Когда его нашли, он лежал, сжимая в руках изувеченный пулемёт, на губах застыла улыбка, а в невидящих глазах светились маленькие солнца, их было четыре…
Дед, мы тебя помним….

© Авдей А.Н, Минск, Беларусь, 3 июня 2015 года.

Смешные и добрые Дневники сказочных героев и другие произведения начинающих и именитых авторов. Конкурсы и подарки участникам.

^ Вверх