Книжник. Эпилог

После победы над Кощеем и спасения Василисы, о которой так благополучно забыли все герои, кроме Ивана, цикл жизни сказки закончился и все началось заново. Герои, которые здесь были лишь в гостях, попали в распределитель до момента восстановления их книг. Этот сказочный мир в своём новом обличии жил напоминающей обычную жизнью, развивался и рушился, принимал гостей и отпускал в гости своих же героев.

“Всё закончилось”, говорили те, кто знал, какие события произошли совсем недавно.

“Всё только началось”, говорил Книжник, когда вернулся домой с сестрой и Фрэнком. После такого долгого путешествия магам пришлось восстановить тысячи книг, испорченных по какой-то неизвестной причине.

Яга и Кощей были полностью переписаны. Герои предыдущей версии уже просто не могли выполнять свои функции так, как было нужно читателю, так, как этого требовал их автор. Избушка на курьих ножках нарисована снова Кляксой.

Дураган, который оказался в этой книге тоже не случайно, за то, что помогал Кощею, хотя тот и был для него врагом в другой книге, был убит правосудником. Всём известно, у чему это ведёт. Долгое восстановление в Распределителе и стирание там же памяти. Злодей вернулся в свою книгу таким же злодеев, каким его когда-то придумали.

Книжнику снова пришлось искать Красную Шапочку, чтобы вернуть её в свою книгу вместе с бабушкой. Эти персонажи очень не хотели туда возвращаться из реального мира, но против волшебного меча у них было недостаточно аргументов.

Прошло много времени, чтобы все снова встало на свои места. В том или ином порядке, но стало. Следующей осенью Кляксой со своим братом уже смогла вновь путешествовать по книгам и общаться с такими родными персонажами, которые были куда реальнее настоящих людей.

А самым  ложным для исполнения стало восстановление одной очень важной книги. Книжник потратил много сил и времени, чтобы переписать то, что создал его же Автор. “Совет Книжных Стражей”. Мир, который вновь смог контролировать все, созданные авторами этого мира, произведения. И власть в этом мире пришлось менять.

  • Сегодня, прогуляемся с тобой в мой мир. Не хочешь? – услышав эти слова, Клякса оживилась.
  • В твою? Сам написал?
  • Не совсем. Пришлось восстанавливать чужой труд. Пойдём, покажу тебе там все.

Герои оказались на главной площади, над которой возвышается здание Совета Стражей. Его огромные колонны поддерживали на себе широкий балкон, над ним и снизу висели красные флаги, на которых были золотом вышиты перо и лист пергамента.

  • Пойдём, познакомимся с местным самоуправлением. – Книжник поднялся по ступеням и вошёл в холодный зал Совета. Здесь почти все осталось прежним с его последнего визита. Разве что стены целыми были и вообще, здание стояло как надо. Маг, когда писал книгу, внёс несколько своих штрихов, но в основном именно это помещение не изменил.
  • Книжникк! — Воскликнул идущий навстречу воин. Маг ускорил шаг, а когда приблизился, крепко пожал руку и обнял его. – Ты только так крепко не сжимай! Ребра же болят.
  • Ну уж прости, я тебя тогда не специально Парвосудником проткнул.
  • Ладно, Книжник. Показывай, кто тут просил Смотрителя воскресить?
  • Таких тут много. Начнём с неё, — подошла Клякса, — а потом уж и всех остальных.

 

П. С.:

Автор сделал последнюю запись, закрыл книгу и с облегчением выдохнул. Теперь Книжника можно смело отпускать в большой реальный мир.

Книжник. Другая сказка. Глава 10

Через несколько дней испортилась погода. Поднялся сильный ветер, иногда срывался дождь. Книжник, преобразившийся после встречи с Иваном, без устали шел вперед. Дураган часто отставал, стал всерьез просить сделать привал, чтобы восстановилось дыхание и перестали ныть ноги. Просьбы не помогали, потому приходилось терпеть.

Останавливались только тогда, когда темный маг падал без сил не способный подняться. В такие моменты Книжник уходил куда-то вперед и пропадал на несколько часов. По возвращении у него в руках обязательно была какая-нибудь добыча. После того, как путники ели, они тут же, не отдыхая, вставали и отправлялись вперед.

Однажды они даже видели, как по воздуху, над самыми макушками вековых деревьев, пронеслась Яга в своей ступе в сторону моря. Через несколько часов она же вернулась обратно. За ней летела стая огромных лебедей, несущих за собой какую-то добычу. Наверное, это был налет на прибрежную деревню, так как впереди встретилось несколько лежавших на земле крупных рыбин, да и в воздухе давно появился запах моря.

После того, как путники увидели Ягу и нашли рыбу, решили остановиться, полакомиться находкой, и, наконец, нормально поспать. Книжник, по своему обычаю, молча ушел, и вернулся уже ночью. Дураган в это время уже громко храпел, создавая прекрасное подобие работы трактора. Ничего не мешало отдохнуть и магу. Тем более, тот до этого вообще не останавливался.

 

— Эй, бородатый, — мягкая лапа легко коснулась лица спящего. – Ты что, про защиту в чужих мирах совсем забыл? – Реакции не последовало. Мягкая лапа напряглась, и из подушечек выглянули острые когти, слабо упершиеся в кожу лица.

— Если останется хоть одна царапина на моем лице, я на тебя Фрэнка натравлю. И убежать тебе от него не получится. – Книжник проговорил сонным, но достаточно жестким голосом, чтобы Кот смутился и, тут же, убрал подальше лапу. – И вообще, спящего мага нужно будить по-другому.

— Извини. Просто хотел воспользоваться моментом. А то давно уже тебя не видел. Ты где пропадал?

— Слушай, Чешир! Ты мне завтрак приготовил? – Кот смутился.

— А что, должен был?

— Если ты решил меня вопросами завалить с утра пораньше, то просто обязан! Хотя бы для того, чтобы спасти свою шкурку. Я ж со злости могу и прижечь.

— Намек понял, — пробурчал Кот и испарился в воздухе. Через полминуты перед Книжником возникла зубастая пасть и торчащая из нее мышь. – Вот твой завтрак. Теперь поговорим?

Мышь превратилась в пепел так быстро, что ее тушка тут же разлетелась в воздухе, не успев упасть на землю. К счастью для Чешира, его зубы успели исчезнуть. Маг улыбнулся, встал с расстеленной кожи и подошел к углям, в которых тут же появился слабый огонек. Несколько дров, брошенных в костер, тут же были объяты пламенем.

— Ну, вот, теперь расскажешь, где пропадал столько времени? – Кот сидел на ветке над головой спящего Дурагана.

— Не очень хочется рассказывать. Не интересная история. Ты лучше расскажи, как оказался тут, и почему не с Кляксой?

— Все это потому, что я высоты боюсь. Знаешь ли, не все коты такие скалолазы!

— Ага, допустим, я тебе поверил. А если серьезно?

— А если серьезно, то мы ночью пролетали на Горыныче над лесом. Мне показалось, вдруг, что тут костер горит, решил спрыгнуть, посмотреть. Здесь же недавно Яга деревню сожгла, тоже со Змея увидели, как она летела.

— Ага, старую я тоже видел. Ну, так и что, нашел костер?

— Нашел. Вот, ты его сейчас как раз разжигаешь снова.

— Что ж. Ясно. Давай дальше. Значит, Клякса была с тобой. И Горыныч!

— Были. Только они не знают еще, что меня нет. Я ж как обычный кот, молча вышел на своей остановке.

— И куда летели?

— Клякса что-то там поняла. Летели тебя искать, к морю. Не совсем понимаю, почему, но именно тебя. А так получилось, что нашел я тебя тут.

— Далеко осталось до твоего моря?

— Думаю, если сейчас выйти, то к утру завтрашнего дня мы дойдем.

— Тогда идем? – Книжник направился в сторону Дурагана, но Кот тут же оказался перед ним. – Чего еще?

— Книжник, а ты не расскажешь ничего про эту огромную кучу жира, которая ежит у меня за спиной? Кажется, меня ему оставили как-то в виде сувенира. Не забыл еще?

— Слушай, а ведь забыл. Только сейчас он нам тоже очень ужен. Потом объясню. Давай, чтобы лишних вопросов не возникало, мы тебя вперед отправим, подальше от его глаз, а там как-нибудь решим. Ты мне только дорогу покажи, будешь метки какие-нибудь оставлять. Так и дойдем.

На этом и решили. Коту было дано время, чтобы подальше уйти вперед, после чего Книжник разбудил своего спутника и заставил немедленно отправляться в путь. Тот подчинился, хотя  и пытался возражать.

Чешир не обманул. Ночью, ближе к утру, путники приближались к морю, у которого бушевал настоящий шторм. Уже приходилось часто перелазить через упавшие деревья, обходить места пожаров, вызванных, по всей видимости, молниями.

Первым из леса вышел Книжник. Дураган остался ждать. На берегу. На голом песке, заваленный обрывками сетей и тины, лежал свернувшийся Горыныч. Никого вокруг больше не было.

— Горыныч! Да чтоб меня черти съели, если это не ты! — Одна из голов вылезла из-под крыла и стала моргать, пытаясь проснуться. – Ты что, спишь тут?

— Книжник? – буркнул удивленный Горыныч.

— Нет, блин! Мама твоя! Где сестра моя, Федя?

Крыло Змея поднялось. Под ним лежала Клякса, погруженная в сон. Ее волосы были разбросаны по чешуе одной из лап Горыныча.

— Спит. Будем будить? – Крыло осторожно накрыло девушку.

— Пусть немного поспит. Нашли, что искали?

— Тебя нашли. Щуку нашли.

— Щуку? Неужели сами догадались? – Книжник оживился, надеясь увидеть еще одно составляющее звено того самого ключа к свободе. Но он ошибся.

— Не совсем щуку, если на чистоту. Только ее скелет. Нет больше щуки. Только заяц у нас остался. – Горыныч приподнял крыло, под которым скрывалась часть голов, и уставился туда обоими глазами, принадлежавшими Федору. – Сбежал!

— Как сбежал? Вы что, ни одного персонажа не смогли сохранить? Догадались, и все равно не смогли!? Я черт знает сколько бродил, искал все это, и впустую? – в этот момент за спиной мага послышался хруст, затем писк. Он обернулся и увидел выходящего из леса Дурагана, он держал в руке зайца. Еще мгновение, и маленький пушистый зверек оказался во рту у огромной туши. Просто пропал. Будто провалился в бездну. Книжник от понимания происходящего просто сел на песок. Даже, можно сказать, упал. Ноги перестали держать его. – Последний персонаж, который должен был остаться в живых. Лучше бы я тебя убил тогда, Дураган.

— А я то что? Есть хочется! – Дурагану было совершенно все равно, что сейчас произошло. Довольный он прошел к воде, коснулся рукой подошедшей волны и, вздрогнув, отошел от нее. Погода стала успокаиваться. Совершенно неожиданно. Ветер стих, стали расходиться облака… только море бушевать не перестало. Из него стали появляться сначала наконечники копий, потом верхушки богатырских шлемов, затем открылись взору все тридцать три богатыря. Только во главе их стоял уже не дядька Черномор, к которому все уже так привыкли, а Кощей Бессмертный, облаченный свои черные доспехи. Темный маг повернулся лицом к Книжнику и засмеялся. – Вот мы и собрались вместе, мой дорогой враг. Я уж думал, что и не смогу тебя привести сюда, по пути немного подпортив планы.

— Здравствуй, внучек. Вот и свиделись снова, — заговорил Кощей, с доспехов которого до сих пор стекала вода. – Не пора ли нам повторить нашу дуэль? – Зазвенели ножны. Показалось на свет лезвие огромного меча. Богатыри, словно единый организм, приняли боевую стойку и стали обходить по кругу.

Проснувшаяся Клякса, не сразу сообразившая, что происходит, стала биться в крыло Змея, потом, увидев собранные в этом месте лица, с трудом подавила желание наброситься на всех сразу. Немного обдумав, она метнула сгусток чернил в Дурагана, оказавшегося за пределом богатырского круга. Началась схватка.

Звенели, разбрасывая во все стороны искры Правосудник и темный меч Кощея. Разлетались при столкновении в стороны заклинания, брошенные Дураганом и Кляксой. Горыныча втянула в воздушную баталию подлетевшая на подмогу Яга. Из всех присутствующих только Кот спокойно сидел на цепи, брошенной на огромное дерево, и наблюдал за происходящим.

Вот Горыныч, пораженный брошенной колбой, пикирует прям на кроны деревьев. В это время Книжник удачно парирует удар Кощея и отталкивает того. Ему удается свалить противника на песок. Но у него есть несколько козырей в рукаве! Из-за пояса Бессмертного тут же вылетают два метательных ножа, сбивая с ног мага. Меч, выбитый из рук, отлетает далеко в сторону под действием магии. Клякса, защищенная чернильным дождем, падает. Ее ноги втягивает зыбучий песок.

Казалось бы, что все закончилось очень быстро, не в пользу героев, желавших спасти свой мир и дать возможность вернуться к прежней жизни этом. Их положение действительно уже было плачевным. Но в нужный момент выпрыгнул из леса саблезубый тигр. Такой, каким его привыкли видеть! Огромный! И зубы у него, как сабли!

Первым, кто оказался на его пути, стал Дураган. Темный маг сразу же выбыл из боя с тяжелыми ранениями. После него стали получать свою порцию насилия богатыри, так предательски примкнувшие не к той стороне. Спасенная Клякса принялась за сдерживание Яги.

Увидев, что превосходство стремительно пропадает, Кощей одним лишь взмахом руки бросил тигра далеко в воду, освободив одного из разрываемых богатырей. Тут же ему пришлось таким же движением сбить с ног Книжника, получилось лишь поставить того на колени.

— Тебе не выдержать этого напора, Книжник, — прокричал Кощей, перекрывая гул, вызванный течением энергии. – Ты уже перестал быть магом! Никакой богатырь не сможет удержать такого напряжения, если не имеет магического потенциала! Даже с таким потенциалом нужно иметь достаточно магической силы, чтобы  воспротивиться мне. Но ты уже давно не маг. Сегодня тебе придется подчиниться мне!

— Не тут то было, — буркнул Книжник, превозмогая боль. – Не в этот раз.

Отброшенный Правосудник вылетел из песка,  в который он зарылся при броске, и лег в ладонь Книжника, преодолев при этом несколько десятков метров. Маг встал, взмахом руки метнул в Кощея огненную стрелу, который тот все же легко отбил. За тем пронеслось еще несколько различных заклинаний, так и не принесших никакого вреда старику в доспехах. Он их просто отражал или отводил в стороны. Маг приближался к нему, одной рукой колдуя, в другой раскручивая полуторный меч.

Когда дистанция сократилась достаточно, Кощей, отбив очередное заклинание, нанес удар мечом на опережение. Посыпались искры от столкнувшихся и отскочивших друг от друга заряженных лезвий. Бессмертный хотел сделать пируэт, но не успел. Книжник, которого так же оттолкнуло назад, вместо того, чтобы удержать равновесие, ударил ногой противника в грудь. Тот стал падать назад. Через мгновение из-под одной из защитных пластин появился фрагмент весла, прошедший сквозь падающее тело.

Бой затих. Кощей, упавший на спину, лежал не шевелясь. Подошел Книжник. Когда он поднял Правосудник и вонзил его в свои ножны, глаза Бессмертного открылись.

— А вы что, подумали, что бессмертного можно убить каким-то обрубком? – Кощей зло улыбнулся и снес мощным импульсом стоявшего над ним мага. Он встал, выдернул из себя весло и, не теряя времени, замахнулся им, чтобы нанести Книжнику последний удар.

— Кощей! — Крикнули со стороны леса. – А не терял ли ты накануне своих яиц из холодильника? Или, может, иголку во время шитья где-нибудь уронил? – Кощей с ужасом обернулся в сторону говорящего. – Мне кажется, пора бы  со всем этим заканчивать! – На берегу стоял Иван, в его руках была длинная игла.

— Вань, может, не будем? – жалобно, как-то совсем по-старчески проскулил Кощей.

— Ты меня прости, но так просто уже не получится. – Хруст. Кощей упал на колени и схватился за сердце. Еще пара секунд, и его лицо встретилось с песком. – Вот и сказке конец. – Из-за спины Ивана вышла Василиса, обняла его. Он поцеловал девушку, и они пошли прочь.

 

На берег вышел тигр и спокойно подошел к лежащему Книжнику. Он толкнул его носом и рыкнул. Ничего не произошло. Тогда зверь сел рядом и положил на его лицо лапу. Сзади грозно заговорила Клякса:

— Ты что еще  за существо? Отойди немедленно от моего брата!

«Существо» вздохнуло, будто было человеком, медленно повернуло голову, открывая взору острые саблеобразные клыки, и проговорило с некоторой иронией:

— Мне теперь что, гавкать, чтобы все меня узнавали?

Мир вокруг стал исчезать…

Книжник. Другая сказка. Глава 9

— Слушай, Книжник. Ведь уже оттепель началась. Тебе пора бы собираться в дорогу.
— Уже выгоняешь, старик?
— Не выгодно тебя выгонять мне, Книжник. Столько помог за зиму. Дрова помог добыть, за шишкой и орехом со мной ходил. А как соседей из сгоревшей избы доставали? Выгодно с тобой. Только цель у тебя великая в жизни, вот и приходится отпускать тебя.
Старик встал с соломенного тюка и пошел к спуску под снежный покров, смешно переставляя ноги, чтобы не поскользнуться.
«Хороший человек, — подумал Книжник. – Жаль, что скоро может стать снова обычным наполнителем. С другой стороны, это нужно мне. И еще кому-то. Кажется, даже имена всех позабывал… Или уже не кажется.»
Книжник с Дураганом провел в заваленной снегом деревне всю зиму. Все это время приходилось так или иначе помогать жителям деревне. Конечно же, темный маг из хлева вообще не выходил, чтобы не пугать людей и лишнего внимания не привлекать.
— Ничего, Дураган, скоро закончится все, — говорил Книжник после одной из бесед со стариком. – Говорят, зима вот-вот закончится, с гор уже давно потекли ручьи. Сегодня, кстати, сам почувствовал аромат цветущих трав. Там все уже зелено.
— Я тут другой аромат ощущаю, — слышался ответ, — пахнет свежим человеком, мягким и сладким. Мне дико хочется есть.
Книжник понимал, что держит рядом с собой настоящего людоеда, которого кормить дичью то же самое, что давать волку просо. Однако, это казалось необходимостью в данной ситуации.

— Через несколько дней снова ударит мороз, — когда верхушка снежного покрова стала оттаивать, сказал старик, — тогда вода снова замерзнет, укрепив поверхность. Тогда можно будет вставать на лед и спокойно идти, не провалишься. Нужно только сделать засечек на обуви, чтобы не так скользко было.
— И насколько большой вес сможет выдержать такой покров?
— Очень большой. Мы собираемся отправлять караван в соседние деревни, чтобы обменять некоторые припасы на новые лопаты. Придется прочистить много каналов, чтобы нас не затопило.
Оказывается, чтобы каждый год выживать небольшому поселению в таком специфическом месте, им приходилось каждую весну прокапывать каналы, ведущие к подземному озеру, чтобы туда стекала вся оттаивающая вода. Если не сделать это хотя бы раз, то все жители утонут. Или придется в спешке покидать это место, дабы не попрощаться с жизнью.
— Моя помощь тут была бы в самый раз в это время.
— Я не могу тебя тут задержать, Книжник. Тебе нужно спасать своих друзей. Вдруг, еще не все потеряно. – И старик даже не понимал, как он прав. Помощь уже скоро могла понадобиться.
Через неделю так и случилось. Подтаявшая вода замерзла ночью, когда ударил сильный мороз. Поверхность под солнечными лучами была похожа на желе, разлитое каким-то нерадивым богом. Вид был интересный даже для видевшего всякое Книжника.
Вечером старик позвал мага и вручил ему два мешка с лямками, которые можно было повесить на плечи за спину. В мешках была сложена еда, вода и несколько шкур, которые могли понадобиться во время ночлега.
— Я понимаю, что днем со своим спутником ты вряд ли будешь выходить из деревни. Тем более откажешься отправиться с караваном. Поэтому, вот, предлагаю уйти сегодня ночью. Так и для людей больше вопросов будет, да и вам идти легче – днем снова температура поднимается, лед быстро начинает оттаивать, скользит. А ночью мороз все-таки крепко держит.
— Спасибо тебе, старик. Только как тебя отблагодарить то? Столько сделал ты для нас, что и не припомнишь все.
— И ты нам в деревне немало помог, сынок. Это мы тебе еще должны. Отправляйся с Богом в дорогу.
— Спасибо вам. Сегодня уйдем. А вы тут берегите себя! – На этих словах и распрощались. Старик, докуривая свою трубку, пошел в сторону спуска к своей избе.
Когда наступила полночь, и Луна поднялась высоко над горизонтом, освещая этот мирок своим мертвым светом, Книжник и Дураган выбрались на поверхность и двинулись в сторону моря, ее показал накануне старик. Шли не оглядываясь. Чувствовали, что за ними следят, но не оборачивались.
Для того, чтобы добраться до настоящей земли, уже освободившейся от снежных оков, пришлось идти почти две недели. Последний день шли по колено в оттаявшей воде. Днем ярко светило Солнце, ночью Луна и звезды. Если ночью был холод, от которого вполне спасала теплая одежда, то днем было настолько жарко, что хотелось снять с себя все и бросить куда-нибудь подальше. Сделать этого было нельзя, потому что скоро должна была снова наступить холодная ночь.
Когда же, наконец, путники добрались до земли, получилось отдохнуть по-настоящему. Сначала нормально поспали на теплой мягкой земле, подстелив шкуру, потом принялись искать еду, так как запасы давно закончились (Дурагана было очень тяжело прокормить, уж слишком эта туша была огромной).
В первый ужин удалось полакомиться пойманным кабанчиком, поджаренным на костре. Кабанчиком эту огромную добычу назвал темный маг, считая, что больше сотни килограмм мяса это ерунда. Пришлось согласиться и заставить его есть молча, дабы лишний раз не нервировать.
Дальше дорога стала много легче. Весна окончательно ступала в свои права. Морозы отступили, днем стало совсем тепло, и шкура, добытая некогда так трагически Дураганом, была брошена. Та же участь настигла и другие ненужные вещи. После облегчения ноши увеличилась и скорость передвижения. Солнце так же придавало сил.
Со временем окончательно высохла земля, трава проросла так, что порой мешала идти. Через лес, по которому давно уже шли герои, стали ездить повозки, от которых приходилось прятаться на всякий случай. Но одной встречи все-таки избежать не получилось.
На рассвете Книжник услышал, как по дороге, параллельно которой они шли, зашагали разом множество человек. Судя по всему, это шли облаченные в доспехи люди, потому что шум стоял по всему лесу, все вокруг звенело. Когда маг решил разведать, не Кощей ли ведет своих людей, его заметили. И не кто-нибудь из рядовых солдат, а сам командующий.
— Сто-ой! – скомандовал воин, облаченный в золоченые доспехи, восседающий на роскошном украшенном коне.
— Беги, Дураган. – Книжник сказал тихо, без эмоций, чтобы никто не бросился в донку. – Только не вздумай ни на кого из них напасть. Это хорошие люди, только не понимают они совсем ничего. Лучше тебе вообще на глаза не попадаться. – Дураган не возмущался. Просто побежал прочь. Через несколько метров споткнулся и побежал на четвереньках, словно это был обычный способ его передвижения.
— Книжник! – воскликнул человек, снимая со своей головы шлем. – Как так случилось, что я не знаю о том, что ты гостишь в нашем мире?
— Иван. Приветствую тебя. Неужели за эти полгода тебе никто не доложил, что я застрял в вашей сказке? Даже странно выходит.
— Ничего страшного, друг мой. Неужели ты здесь уже полгода?
— Наверное, это так. Мне кажется, я попал сюда летом, или осенью. Так и застрял.
— Ты? Застрял? Так это происходит не только с персонажами?
— Вот так незадача, верно? И куда же движется твое войско?
— Может, слышал, тут Яга вместе с Кощеем устроила настоящую войну. Не знаешь ли, как утихомирить своих друзей? – весь разговор Иван-царевич вел поглядывая подозрительно куда-то за спину Книжника.
— Я так понимаю, ты мне не веришь. Нет, я не с ними, даже не думай. Если бы так было, то нам не удалось бы так поговорить. Так вы решили идти на кощеев замок войском?
— Решили, — сдался сразу же Иван. – Хотим выбить его силой. Думаю, получится. Войско собрали крепкое. Может, с нами отправишься? Поможешь силой своей. Уж ты-то должен иметь весомое превосходство перед этими злыднями. – Книжник только заикнулся сказать, что силы у него нет, как Иван воскликнул, вспомнив о своем сотнике, сломавшем ногу. – Кстати! Помоги сотника моего вылечить! Он самый наученный у меня, только с лошадью в канаву провалился, ногу сломал. Нужно вылечить его, а то он в бою мне таким не поможет. – Царевич взял мага под руку и повел к своему войску. Пришлось подчиниться.
Нога сотника была действительно в плачевном состоянии. Повязки были пропитаны кровью, кое-где она уже порядком высохла, рана получена давно. Лицо бледное, даже не отличить, где начинается граница губ. Книжника посетило странное чувство, будто ему просто необходимо что-то сейчас сделать, кончики пальцев закололо.
Маг положил руки на то место, где кровь на повязке была свежей, закрыл глаза. Что-то произошло. Что-то совершенно мимолетное, незаметное ни глазу, ни слуху. Будто бы показалось. Тут же Книжника затрясло и, как будто бы из длинного тоннеля послышался голос:
— Мишка… Мишка! Папка тут! Папка рядом!
— Отец? – произнес голос. Звуки волнами разнеслись вокруг, отражаясь от невидимых стен. Маг открыл глаза но ничего не увидел. Темно. Так темно, что через несколько мгновений воображение от скуки начало само создавать образы.
— Миш, ты прости, что я так рано… — слова содержали глубокое сожаление. – Не знал я.
— Папа, это ты?
— Это я. И не я в то же время. Я то, что осталось от меня в тебе.
— Что произошло? Я умер что ли? Пап, ты где?
— У тебя в сердце, Мишка. Это сейчас не важно. Ты посох потерял, да?
— Потерял. И силы больше нет.
— А ты разве забыл, как пользовался своей силой до того, как сделал свой посох?
— Помню. Но все, что у меня было, я отдал посоху. А он теперь сломан.
— Тогда как же ты сейчас вылечил ногу этому страдальцу?
— Вылечил? – удивился Книжник. Ведь он даже не видел еще результата.
— Вот, посмотри…
Книжник вновь открыл глаза и в этот момент, словно на него обрушилась волна, к нему вернулись все чувства. За плечи его тряс сотник, выкрикивая слова благодарности. На его ноге уже не было повязок. Ни одной царапины. Только еле видный шрам на месте разрыва.
— Что произошло… — затухающим голосом проговорил Книжник. Он понимал, что сейчас сучилось, просто не мог в это поверить.
-Все, хватит! Сотник, приводите себя в порядок! По окончании привала быть в строю на лошади! – Иван научился хорошо командовать войском с последней встречи с Книжником. Раньше это был обычный молодой царевич, не смыслящий ничего в войне, прячущийся от отца и своих братьев. Сейчас же перед ним стоял настоящий воин, способный вести за собой многих людей. – Прости, не каждый день мои воины видят магию. Тем более в таком проявлении. Ну, так что, ты с нами?
— Извини, Иван, не могу с тобой отправиться. Мне, конечно, по пути, но больно шумно вы идете. Да и медленно. Мне бы побыстрее. Видишь ли, я свой посох потерял кое-где под замком Кощея, когда там в последний раз был. Так что без меня.
— Ладно, уговаривать тебя, наверное, будет глупо. Давай мы тебе хоть провизии дадим! Хоть как-то поможем!
— Оставь, Иван. Вам оно будет нужнее. А я себе чего-нибудь добуду. Тем более, лишний груз только мешаться будет.
— Что ж… Тогда не могу тебя больше задерживать. А за сотника, как встретимся, обязательно отблагодарю!
-Хорошо. А теперь, до свидания, Иван! Даст Бог, еще свидимся!
Книжник обернулся на месте и пошел прочь от войска вглубь леса. Даже не оборачивался. Он чувствовал на себе взгляды всего войска. Кто-то смотрел с восторгом, кто-то с непониманием, а кто-то вовсе с ужасом. Удивительно то, что больший ужас охватывал Ивана.
Маг, зайдя достаточно далеко, вспомнил о своем спутнике. Как только он об этом подумал, на земле стали проявляться слабым свечением следы. Через полчаса они привели к спокойно жующей какую-то живность туше.
— Пойдем, чудовище, осталось несколько дней пути. Нашим друзьям скоро понадобится помощь, Книжник даже не остановился. Просто прошел мимо после своих слов. А когда Дураган фыркнул и сказал, что не пойдет никуда, ему в голову прилетела шишка, и слова Книжника прозвучали уже в голове. – Не встанешь, мне придется тебя подбросить в воздух и очень неудачно уронить.
Путешествие продолжалось.

© Аким


Эллада

— Пум-пум, пупум-пум пу-пум- пум, пупум, — мурлыкал себе под нос Аид главную тему из «Звёздных войн» готовя на своей кухне кофе. Персефона еще спала. На днях она собиралась уехать к маме, поэтому вдвоём с Аидом они целыми днями бездельничали: бродили по асфоделиевым лугам, наблюдали за лениво перекатывающим свои воды Стиксом, открывали новые уголки Гадеса. Настроение, правда, омрачал сам факт отъезда, и даже чудище Цербер это чувствовал и скулил, требуя ласки. Уж он-то понимал, что в следующие полгода у хозяина будет мрачное настроение, а в доме будет играть депрессивная музыка.
А пока в мире людей царило лето, и назойливые смертные проводили его в отпусках, сборе фруктов и загара, здесь, в подземном всё было тоскливо и уныло. Души грешников терзали Эринии, размахивая своими кнутами, и от этих щелчков у Аида начинало сводить скулы. Он выглянул в окно и рявкнул во всю силу своих божественных лёгких: «Хватит!». Затем добавил еще кое-что по-древнегречески и захлопнул окно. Наступила поистине благословенная тишина.
— Что случилось, милый?! – спросила, входя в кухню сонная Персефона, отчаянно потирая кулачком глаза.
— Да, эти, понимаешь, орут как потерпевшие. Надоели! – Аид вновь стал повышать голос, распаляясь не на шутку. Супруга отлично знавшая, что последует за вспышкой, стала гладить Владыку подземного мира по руке, успокаивая.
— Ну ладно тебе, работа у тёток такая. Что ж их за это ненавидеть?!
— Ненавидеть! Эриний?! Ха! С этими по-другому никак. Ну, ничего пока тебя не будет я им перья-то из-за… хвостов, я хотел сказать хвостов, повыдёргиваю. Кстати, пока будешь в Подлунном сходи на «Последних джедаев», уж очень интересно, чем там дело закончилось.
— Хорошо, милый схожу. А может всё-таки со мной, а?!
— Дык, а собачку кто покормит? Он же без меня как дитя малое, отощает, истоскуется.
— Это ты о Цербере? Том, у которого три головы и всё такое?! Пускай Харон за ним присмотрит.
— Ему я не доверяю. Слишком корыстный. К тому же в прошлый раз Геракл пёсика чуть не умыкнул.
— Чуть?!
— Ну ладно, ладно спёр собачку, герой!
— Ну, вот и я говорю, что пару дней тебя никто не хватится. А мы вместе в кино сходим, на вечерний сеанс. Потом съедим какого-нибудь фастфуда и пойдём любоваться красотами.
— Ну-у. Я даже не знаю…
— Ты меня любишь?! – Персефона решила ввести в бой тяжёлую артиллерию.
— Ты же знаешь, что да, — Аид хорошо знал, что, когда Персефона извлекает на свет эту карту сопротивление бесполезно. Проще будет уступить.
— Ну, вот тогда и посвятишь своей женщине несколько дней.
— Стоп, стоп, стоп. Только что речь шла о двух днях!!!
— Пара, тройка, семёрка, туз, — шаловливо подмигнула Аиду супруга.
— Где-то я это слышал? — нахмурился он. Однако женская внезапность даже на Олимпе проходила под грифом «не поддается лечению, либо пониманию», поэтому еще раз вздохнув, владыка подземного мира сел пить кофе.

Отъезд из загробного несмотря на приготовления всё равно вышел скомканным. Приглядывать за собачкой доверили Танатосу, а общие вопросы управления Аид оставил на Гекату, благо она как раз зашла в гости. Эти двое были единственными друзьями, как многим казалось мрачного владыки подземного мира. Персефона в предвкушении от предстоящей встречи с роднёй суетилась не по делу и вообще создавала излишне нервозную атмосферу. Впрочем, Аид за все годы супружества хорошо изучил эту сторону характера своей супруги, потому не напрягался.
Когда четвёрка черных как ночь лошадей вынесла их на поверхность, оба успели поругаться и дважды помириться. Персефона, боясь за тушь, пошла на попятную:
— Хорошо, хорошо! Твоя взяла! Но с чего ты решил, что Йода круче Сноука? Ты ведь даже фильм еще не посмотрел.
— Душ родство ощущаю с ним я!
Персефона прикрыла глаза рукой, покачала головой и издала полный горести вопль:
— О, Зевс Громовержец! Внемли своей дочери!
Тут же в складках её туники зазвонил телефон.
— Алло, папочка?! Что говоришь? Можно было не кричать, а просто позвонить?! Да, глупо вышло. Стёкла потрескались?! Ого, это всё я?! Гера в ярости. Упс, милый прибавь-ка газу, а то разговаривать с мачехой в чистом поле несерьёзно! И небезопасно, — добавила она подумав.
В конце концов, они прибыли к людям. В конце пути четвёрка аидовых лошадей превратилась в «Бентли», туники в костюм и платье, соответствующее моменту. Аид настоявший, что вначале они пойдут в кино, а после поедут в гости к Деметре, был крайне счастлив. Честно говоря, богиня плодородия зятя недолюбливала. И как всякая добропорядочная тёща периодически напоминала об этом самым экзотическим образом. Поэтому готовясь к очередному «шедевру», Аид хотел сначала насладиться фильмом. Ну, или как пойдёт. А пошло с самого начала не очень.
Во-первых, через пару кресел от них сели две девицы, которые то пялились в телефоны, то стреляли глазками. Аид почувствовал, как ему в руку впиваются ногти Персефоны. Это они уже проходили. «Дорогая, как мне тебе доказать, что с этой нимфой мы просто друзья, — елейным голосом спрашивал он некоторое время назад у разъярённой супруги. Как?! Принеси мне её голову, — последовал ответ».
Через пару рядов сидел пацан, который комментировал каждое действие на экране, да так громко, что владыка подземного мира не выдержал и наслал на несчастного недоумка немоту. Попросту заклеил ему рот. В прямом смысле. Однако из-за хруста попкорна со всех сторон, ему пришлось заклеить рты всем сидящим и жующим рядом с ним. Тогда в кинозале началась паника. На экране началась паника. В фойе, куда выбегали разом онемевшие зрители тоже началась паника. Девушки, глядевшие в телефоны, переглянулись и стали что-то яростно печатать. Щелчком пальцев, Аид добавил им еще по пять пальцев на руках. Паники…не последовало. Несчастные просто стали печатать еще быстрее радостно повизгивая. Аид пожал плечами и вернулся к просмотру фильма. Люк Скайуокер отказывался от светового меча. Персефона скучала. Никто больше не досаждал. Аид улыбнулся и, сжав пальцы супруги, откинулся на кресле.
Фильм завершился, оставив после себя чувство неясной тревоги. Аид проклинал кинокомпанию «Дисней» выкупившую права, Персефона осталась равнодушна к его терзаниям. Ей хотелось сладкого и цветов. Возле кинотеатра крутились «скорые» развозя несчастных по больницам. Щелчком пальцев Аид вернул им естественный вид. Снова началась паника. Пришлось в спешке уезжать.
— И так каждый раз, когда мы с тобой отправляемся в кино, — вздохнув, с укором произнесла Персефона.
— Не я начал эту войну! – отпарировал Аид, ведя машину по ночному городу.
— Не ты, но ты мог бы помириться с мамой.
— А это здесь при чём?! – впал в ступор повелитель подземного мира, едва не потеряв управление от столь вопиющей смены темы разговора. За всё время, прожитое вместе, он так и не привык к такой манере разговора. Впрочем, это случалось редко и исключительно при приближении к границам владения Деметры.
— Ты меня вообще любишь?!
— Конечно, люблю! Воровал бы я тебя тогда, — хмыкнул Аид, но вышло неубедительно. Для Персефоны.
— А где тогда подарочки? И мороженого что-то захотелось. А может, еще в оперу сходим. Или в театр, на «Орфея и Эвридику». А еще хочу попробовать шаверму.
— А вот это без меня! – отрезал Аид. – Давай остановимся на классике – пиве и пицце.
— Давай, — вздохнула Персефона.
— Посмотри в бардачке, — неожиданно произнёс её муж.
Нахохлившаяся Персефона открыла бардачок и тут же взвизгнула от радости:
— Ой! Это мне?! А почему? Ой, какая прелесть! А можно я сейчас это надену?!
Получив утвердительный кивок, она тут же стала примерять сюрприз:
— Ты самый лучший муж!
— Угу.
— А мне идёт?
— Очень.
— А давай перекусим, а то так пиццы захотелось, страшное дело.
— Конечно дорогая, — сказал Аид с улыбкой…
Они ели пиццу запивая пивом, счастливо смеясь, ведь давным-давно поняли, что дело не в подарках, их ценности или частоте вручения. А в том, чтобы просыпаться вместе, дышать одним воздухом, идти к одной и той же цели. А для этого смотреть в одну и ту же сторону и безмерно уважать друг друга.
Независимо от времени и эпохи. Статуса или положения в обществе.
Всегда.

© Денис Пылев. Фэнтези. Юмор