Архив рубрики: © Аким

© Аким

Я — Книжник

Пролог

Весна постепенно брала свое, расчищая с помощью солнца и ручьев завалы снега. Недавно я заметил, что на некоторых деревьях начинают набухать почки, и на голой вершине кургана уже проклевываются первые подснежники. Несколько удивила встреча с бурым медведем, который совсем недавно вышел из спячки. Холодный ветер напоминал о том, что зима не так далеко, как кажется, и купания в морской воде придется некоторое время подождать.
— Подождем еще, — прошептал я самому себе, наблюдая за неестественно бирюзовым морем, волны которого с шелестом ложились на песчаный берег. Поток холодного воздуха поднял плащ и добрался до кожи, по которой тут же пробежалась стая мурашек. Тело вздрогнуло, и я поежился. – А пока — домой.

Я прошелся по вновь обустроенной пещере в полной тишине. Даже шаги не были слышны. В гостиной давно потух огонь камина, но все еще тлело несколько дубовых поленьев, которые не смели даже треснуть. Над камином, на полке, лежала фотография, на которой собрались многие близкие мне герои. Счастливые. Улыбки такие заразительные, что тут же уголки моих губ расплылись в стороны. Рядом – книга, обшитая натуральной кожей. Уже такая большая, что давно пора начать новый том, но это не в моей компетенции.
От толчка носком ноги качнулось и скрипнуло об пол кресло-качалка. Вспомнились молчаливые вечерние посиделки со старым другом. Так давно их не было. Мы тогда не спешили нарушать тишину, чтобы насладиться ею после долгих путешествий по разным мирам, сопровождаемых сражениями и погонями.
Через несколько минут кресло уже было занято, моя рука держала кожаную бутыль с напитком, подаренным Ягой. В камине с тихим треском обгладывало поленья пламя. И все-таки, слишком тихо. Так тихо, что воспоминания буквально звенели в моей голове. И становилось от того так грустно, что хотелось выть волком.
Вот так и начался мой отдых после стольких лет работы. Раньше мне казалось, что одиночество желанно. Сейчас же думаю совсем по-другому
Я – Книжник без книг. И так жить я больше не мог.

© Аким


Книжник. Другая сказка. Глава 9

— Слушай, Книжник. Ведь уже оттепель началась. Тебе пора бы собираться в дорогу.
— Уже выгоняешь, старик?
— Не выгодно тебя выгонять мне, Книжник. Столько помог за зиму. Дрова помог добыть, за шишкой и орехом со мной ходил. А как соседей из сгоревшей избы доставали? Выгодно с тобой. Только цель у тебя великая в жизни, вот и приходится отпускать тебя.
Старик встал с соломенного тюка и пошел к спуску под снежный покров, смешно переставляя ноги, чтобы не поскользнуться.
«Хороший человек, — подумал Книжник. – Жаль, что скоро может стать снова обычным наполнителем. С другой стороны, это нужно мне. И еще кому-то. Кажется, даже имена всех позабывал… Или уже не кажется.»
Книжник с Дураганом провел в заваленной снегом деревне всю зиму. Все это время приходилось так или иначе помогать жителям деревне. Конечно же, темный маг из хлева вообще не выходил, чтобы не пугать людей и лишнего внимания не привлекать.
— Ничего, Дураган, скоро закончится все, — говорил Книжник после одной из бесед со стариком. – Говорят, зима вот-вот закончится, с гор уже давно потекли ручьи. Сегодня, кстати, сам почувствовал аромат цветущих трав. Там все уже зелено.
— Я тут другой аромат ощущаю, — слышался ответ, — пахнет свежим человеком, мягким и сладким. Мне дико хочется есть.
Книжник понимал, что держит рядом с собой настоящего людоеда, которого кормить дичью то же самое, что давать волку просо. Однако, это казалось необходимостью в данной ситуации.

— Через несколько дней снова ударит мороз, — когда верхушка снежного покрова стала оттаивать, сказал старик, — тогда вода снова замерзнет, укрепив поверхность. Тогда можно будет вставать на лед и спокойно идти, не провалишься. Нужно только сделать засечек на обуви, чтобы не так скользко было.
— И насколько большой вес сможет выдержать такой покров?
— Очень большой. Мы собираемся отправлять караван в соседние деревни, чтобы обменять некоторые припасы на новые лопаты. Придется прочистить много каналов, чтобы нас не затопило.
Оказывается, чтобы каждый год выживать небольшому поселению в таком специфическом месте, им приходилось каждую весну прокапывать каналы, ведущие к подземному озеру, чтобы туда стекала вся оттаивающая вода. Если не сделать это хотя бы раз, то все жители утонут. Или придется в спешке покидать это место, дабы не попрощаться с жизнью.
— Моя помощь тут была бы в самый раз в это время.
— Я не могу тебя тут задержать, Книжник. Тебе нужно спасать своих друзей. Вдруг, еще не все потеряно. – И старик даже не понимал, как он прав. Помощь уже скоро могла понадобиться.
Через неделю так и случилось. Подтаявшая вода замерзла ночью, когда ударил сильный мороз. Поверхность под солнечными лучами была похожа на желе, разлитое каким-то нерадивым богом. Вид был интересный даже для видевшего всякое Книжника.
Вечером старик позвал мага и вручил ему два мешка с лямками, которые можно было повесить на плечи за спину. В мешках была сложена еда, вода и несколько шкур, которые могли понадобиться во время ночлега.
— Я понимаю, что днем со своим спутником ты вряд ли будешь выходить из деревни. Тем более откажешься отправиться с караваном. Поэтому, вот, предлагаю уйти сегодня ночью. Так и для людей больше вопросов будет, да и вам идти легче – днем снова температура поднимается, лед быстро начинает оттаивать, скользит. А ночью мороз все-таки крепко держит.
— Спасибо тебе, старик. Только как тебя отблагодарить то? Столько сделал ты для нас, что и не припомнишь все.
— И ты нам в деревне немало помог, сынок. Это мы тебе еще должны. Отправляйся с Богом в дорогу.
— Спасибо вам. Сегодня уйдем. А вы тут берегите себя! – На этих словах и распрощались. Старик, докуривая свою трубку, пошел в сторону спуска к своей избе.
Когда наступила полночь, и Луна поднялась высоко над горизонтом, освещая этот мирок своим мертвым светом, Книжник и Дураган выбрались на поверхность и двинулись в сторону моря, ее показал накануне старик. Шли не оглядываясь. Чувствовали, что за ними следят, но не оборачивались.
Для того, чтобы добраться до настоящей земли, уже освободившейся от снежных оков, пришлось идти почти две недели. Последний день шли по колено в оттаявшей воде. Днем ярко светило Солнце, ночью Луна и звезды. Если ночью был холод, от которого вполне спасала теплая одежда, то днем было настолько жарко, что хотелось снять с себя все и бросить куда-нибудь подальше. Сделать этого было нельзя, потому что скоро должна была снова наступить холодная ночь.
Когда же, наконец, путники добрались до земли, получилось отдохнуть по-настоящему. Сначала нормально поспали на теплой мягкой земле, подстелив шкуру, потом принялись искать еду, так как запасы давно закончились (Дурагана было очень тяжело прокормить, уж слишком эта туша была огромной).
В первый ужин удалось полакомиться пойманным кабанчиком, поджаренным на костре. Кабанчиком эту огромную добычу назвал темный маг, считая, что больше сотни килограмм мяса это ерунда. Пришлось согласиться и заставить его есть молча, дабы лишний раз не нервировать.
Дальше дорога стала много легче. Весна окончательно ступала в свои права. Морозы отступили, днем стало совсем тепло, и шкура, добытая некогда так трагически Дураганом, была брошена. Та же участь настигла и другие ненужные вещи. После облегчения ноши увеличилась и скорость передвижения. Солнце так же придавало сил.
Со временем окончательно высохла земля, трава проросла так, что порой мешала идти. Через лес, по которому давно уже шли герои, стали ездить повозки, от которых приходилось прятаться на всякий случай. Но одной встречи все-таки избежать не получилось.
На рассвете Книжник услышал, как по дороге, параллельно которой они шли, зашагали разом множество человек. Судя по всему, это шли облаченные в доспехи люди, потому что шум стоял по всему лесу, все вокруг звенело. Когда маг решил разведать, не Кощей ли ведет своих людей, его заметили. И не кто-нибудь из рядовых солдат, а сам командующий.
— Сто-ой! – скомандовал воин, облаченный в золоченые доспехи, восседающий на роскошном украшенном коне.
— Беги, Дураган. – Книжник сказал тихо, без эмоций, чтобы никто не бросился в донку. – Только не вздумай ни на кого из них напасть. Это хорошие люди, только не понимают они совсем ничего. Лучше тебе вообще на глаза не попадаться. – Дураган не возмущался. Просто побежал прочь. Через несколько метров споткнулся и побежал на четвереньках, словно это был обычный способ его передвижения.
— Книжник! – воскликнул человек, снимая со своей головы шлем. – Как так случилось, что я не знаю о том, что ты гостишь в нашем мире?
— Иван. Приветствую тебя. Неужели за эти полгода тебе никто не доложил, что я застрял в вашей сказке? Даже странно выходит.
— Ничего страшного, друг мой. Неужели ты здесь уже полгода?
— Наверное, это так. Мне кажется, я попал сюда летом, или осенью. Так и застрял.
— Ты? Застрял? Так это происходит не только с персонажами?
— Вот так незадача, верно? И куда же движется твое войско?
— Может, слышал, тут Яга вместе с Кощеем устроила настоящую войну. Не знаешь ли, как утихомирить своих друзей? – весь разговор Иван-царевич вел поглядывая подозрительно куда-то за спину Книжника.
— Я так понимаю, ты мне не веришь. Нет, я не с ними, даже не думай. Если бы так было, то нам не удалось бы так поговорить. Так вы решили идти на кощеев замок войском?
— Решили, — сдался сразу же Иван. – Хотим выбить его силой. Думаю, получится. Войско собрали крепкое. Может, с нами отправишься? Поможешь силой своей. Уж ты-то должен иметь весомое превосходство перед этими злыднями. – Книжник только заикнулся сказать, что силы у него нет, как Иван воскликнул, вспомнив о своем сотнике, сломавшем ногу. – Кстати! Помоги сотника моего вылечить! Он самый наученный у меня, только с лошадью в канаву провалился, ногу сломал. Нужно вылечить его, а то он в бою мне таким не поможет. – Царевич взял мага под руку и повел к своему войску. Пришлось подчиниться.
Нога сотника была действительно в плачевном состоянии. Повязки были пропитаны кровью, кое-где она уже порядком высохла, рана получена давно. Лицо бледное, даже не отличить, где начинается граница губ. Книжника посетило странное чувство, будто ему просто необходимо что-то сейчас сделать, кончики пальцев закололо.
Маг положил руки на то место, где кровь на повязке была свежей, закрыл глаза. Что-то произошло. Что-то совершенно мимолетное, незаметное ни глазу, ни слуху. Будто бы показалось. Тут же Книжника затрясло и, как будто бы из длинного тоннеля послышался голос:
— Мишка… Мишка! Папка тут! Папка рядом!
— Отец? – произнес голос. Звуки волнами разнеслись вокруг, отражаясь от невидимых стен. Маг открыл глаза но ничего не увидел. Темно. Так темно, что через несколько мгновений воображение от скуки начало само создавать образы.
— Миш, ты прости, что я так рано… — слова содержали глубокое сожаление. – Не знал я.
— Папа, это ты?
— Это я. И не я в то же время. Я то, что осталось от меня в тебе.
— Что произошло? Я умер что ли? Пап, ты где?
— У тебя в сердце, Мишка. Это сейчас не важно. Ты посох потерял, да?
— Потерял. И силы больше нет.
— А ты разве забыл, как пользовался своей силой до того, как сделал свой посох?
— Помню. Но все, что у меня было, я отдал посоху. А он теперь сломан.
— Тогда как же ты сейчас вылечил ногу этому страдальцу?
— Вылечил? – удивился Книжник. Ведь он даже не видел еще результата.
— Вот, посмотри…
Книжник вновь открыл глаза и в этот момент, словно на него обрушилась волна, к нему вернулись все чувства. За плечи его тряс сотник, выкрикивая слова благодарности. На его ноге уже не было повязок. Ни одной царапины. Только еле видный шрам на месте разрыва.
— Что произошло… — затухающим голосом проговорил Книжник. Он понимал, что сейчас сучилось, просто не мог в это поверить.
-Все, хватит! Сотник, приводите себя в порядок! По окончании привала быть в строю на лошади! – Иван научился хорошо командовать войском с последней встречи с Книжником. Раньше это был обычный молодой царевич, не смыслящий ничего в войне, прячущийся от отца и своих братьев. Сейчас же перед ним стоял настоящий воин, способный вести за собой многих людей. – Прости, не каждый день мои воины видят магию. Тем более в таком проявлении. Ну, так что, ты с нами?
— Извини, Иван, не могу с тобой отправиться. Мне, конечно, по пути, но больно шумно вы идете. Да и медленно. Мне бы побыстрее. Видишь ли, я свой посох потерял кое-где под замком Кощея, когда там в последний раз был. Так что без меня.
— Ладно, уговаривать тебя, наверное, будет глупо. Давай мы тебе хоть провизии дадим! Хоть как-то поможем!
— Оставь, Иван. Вам оно будет нужнее. А я себе чего-нибудь добуду. Тем более, лишний груз только мешаться будет.
— Что ж… Тогда не могу тебя больше задерживать. А за сотника, как встретимся, обязательно отблагодарю!
-Хорошо. А теперь, до свидания, Иван! Даст Бог, еще свидимся!
Книжник обернулся на месте и пошел прочь от войска вглубь леса. Даже не оборачивался. Он чувствовал на себе взгляды всего войска. Кто-то смотрел с восторгом, кто-то с непониманием, а кто-то вовсе с ужасом. Удивительно то, что больший ужас охватывал Ивана.
Маг, зайдя достаточно далеко, вспомнил о своем спутнике. Как только он об этом подумал, на земле стали проявляться слабым свечением следы. Через полчаса они привели к спокойно жующей какую-то живность туше.
— Пойдем, чудовище, осталось несколько дней пути. Нашим друзьям скоро понадобится помощь, Книжник даже не остановился. Просто прошел мимо после своих слов. А когда Дураган фыркнул и сказал, что не пойдет никуда, ему в голову прилетела шишка, и слова Книжника прозвучали уже в голове. – Не встанешь, мне придется тебя подбросить в воздух и очень неудачно уронить.
Путешествие продолжалось.

© Аким


Книжник. Другая сказка. Глава 8

Книжник сидел в ожидании на бревне, размышляя о том, что произошло, и что еще должно произойти дальше. Медведя больше нет. Других, конечно, хоть тысячами собирай по лесам, а вот того, который именно нужен – нет. Замена, конечно, появилась. Но поможет ли? Неизвестно. Что остаётся? Селезень, заяц, щука. Больше ничего не нужно. Еще Яга была с ее клубком, который укажет дорогу к дереву. Яга у Кощея. И даже если ее как-нибудь встретить, вряд ли даст то, что нужно. Тогда придется искать самому, или просить помощи у местных.

А кто тут эти местные? Ставший живым наполнитель? Они посмотрят на огромный дуб и скажут просто, что он растет тут тысячи лет, потому и большой такой. А сундук как же? Он слишком высоко, чтобы его кто-то увидел, потому просто никто и не знает. Значит, как-то иначе. Персонажи должны помнить, где находятся все ключевые точки сюжета, особенно непосредственно связанные с ними. Дуб. Его видел медведь, которого больше нет. Там же появился и заяц, которого еще найти нужно. Как бы не получилось так же, как с медведем!

— О чем думаешь, милый мой враг? – Дураган не отвлекался от своей работы. Было видно, что ему нравится данный процесс.

— Какая, собственно, разница? Все может теперь просто не получиться. А если так, то я зря трачу время. – Книжник все еще казался сам себе каким-то чужим. Его наполняло странное чувство переполненности. Но чем, было совсем неясно. – Хорошо бы поторопиться,  Дураган. А то не успеем ещё.

Поторопиться так и не получилось. К вечеру выпал снова снег. Берлогу замело. Когда маги попытались прокопать новый тоннель, ничего не вышло, сил не хватило. На следующее утро, которое утром то было определено исключительно по ощущениям, попытались прорваться снова. Успешно. Перенесли в берлогу много снега, но все-таки докопали до одного из ближних деревьев. Солнца не увидели, вверх просто перестали копать, устали и замерзли. Дерево тут же превратилось с помощью Правосудника в гору дров. Путешествие на неопределенный срок было остановлено.

С каждым днем пленники замороженной воды понемногу пробивались вперед, вырывая тоннель своими руками. Явно не хватало лопаты. По пути Книжник иногда отказывал в мерзлой земле съедобные корешки, порой попадались схроны белок, которые радовали некоторым количеством орехов и сушеных грибов.

Через пару недель примерно рука Дурагана наткнулась на что-то металлическое. Промерзший палец тут же пропал. Когда подошел Книжник и помог раскопать, оказалось, что это был один из навесов, на котором держалась дверь хлева. Он оказался пустым, если не брать в счет солому. Следующие несколько часов герои спали, укутавшись в мягкие стебли зерновых, наслаждаясь долгожданным теплом. Когда проснулись, принялись копать тоннель вверх, нужно было осмотреться.

Если стоять на крыше хлева в полный рост, то снега будет еще чуть больше, чем по пояс. Книжник стоял и пытался привыкнуть к ослепительному свету, режущему глаза. Было солнечно. Почти не было ветра. Еще ничего не увидев, маг понял, что здесь есть люди. Пахло дымом. Горящая в печи ель и…

— Табак?

— Из старых запасов. Пришлось прятать их от старухи, чтобы не выбросила в печь. Она не особо рада тому, что я все еще продолжаю курить.

Старик спокойно сидел на мешке, набором дровами и курил трубку. Он глядел на вылезшего из-под снега человека без каких-либо эмоций, не задавал вопросов и вел себя так, будто все это в порядке вещей.

— Что замолчал то? Первый раз старика с трубкой видишь?

— Просто давно не видел людей. Вы тут живете?

— Живем ли мы тут? Нас здесь целая деревня! Живем столько, что я и не помню, как мы сюда приехали! А ты никак заблудился?

— Я дошел до вас под снегом. – В ногу Книжника что-то ткнулось. Он все еще не поднимался на поверхность снега, из норы торчали только голова и плечи. Внизу ждал Дураган. – У вас так всегда?

— Снег что ли? Каждый год заваливает. Вот, видишь, вокруг нас какие высоты. С них всегда к нам в низменность ветром сносит все, что только можно! Как только наступает зима, нас тут же отрезает от соседних деревень, приходится ждать весны. Вот и запасаюсь табаком с лихвой.

— Что ж. И раньше весны вовсе отсюда не выбраться?

— Ох и утомляешь ты меня, молодчик. Ну, конечно же, нет! А ты никак спешишь куда-то?

— К морю мне нужно.

— К морю. Далеко тебе еще идти к этому морю. Раньше весны не выйдешь. Мы люди не злые, поэтому советую тебе остаться у нас до оттепели. Отогреешься, откормишься, сил наберешься. Вылезай из своей норы, пойдем в избу. Скоро вечер уже.

— Я благодарен за предложение, но у меня в норе еще один… человек. Не хочется вас сильно теснить.

— Не помешает! Всем места найдется! Выходите.

— И все-таки, не могу. Это же ваш хлев подо мной? Мы ночевали в нем сегодня.

— Мой хлев.

— Мы там останемся. Он теплый, если еще соломы добавить.

Старик вздохнул с облегчением. На самом деле ему вовсе не хотелось звать гостей к себе в дом, но невесть откуда взявшаяся вежливость не позволяла промолчать. А сейчас, когда гости и сами отказались, стало так легко.

— Я принесу вам немного соломы и поесть. Зима будет долгой…

 

— Почему ты не согласился на его гостеприимство? У него наверняка в доме тепло и уютно, но мы теперь вынуждены сидеть здесь, в этом хлева, в котором даже животных никто не держит в эту зиму!

— Посмотри на себя, Дураган. Для них ты – чудовище. Я не собираюсь пугать людей, которые хотят нам помочь выжить.

— Ничего страшного в этом и не было бы. Можно было полакомиться даже этим самым стариком. Уверен, он очень аппетитный!

Книжник долго смотрел в темноту — туда, откуда доносился хриплый тяжелый голос Дурагана. Он молчал, отталкивал разные мысли насчёт возможной участи людей, находящихся поблизости, если маг, находящийся рядом, выйдет из-под контроля.

— Было бы лучше, если бы ты, как добропорядочный медведь, впал в спячку и не нервировал меня хотя бы до весны. Я не хочу сойти с ума под толстым слоем снега, слушая твои страшилки и пытаясь тебя остановить. Скорее придется просто проткнуть тебя Правосудником. Заодно и узнаем, как он действует теперь.

Дураган больше не говорил.

Дни потянулись, словно дёготь. Темные, липкие и такие же вязкие.

© Аким


Книжник. Новый Год

— Но-овы-ый Год к нам мчится…

— Фрэнк! Прекращай петь! С твоим псиным басом и песню портишь и настроение! Лучше посмотри, как там в печи наша уточка поживает!

— Утка! – пес спрыгнул с табуретки, при этом свалив ее, и поскакал к печи. – Живая!

— Как живая!? – воскликнула Клякса из соседней комнаты. Я ж ее сама в печь укладывала!

— В смысле – не сгорела, — осекся Фрэнк, возвращаясь к уже поднятой Книжником табуретке. – Да что с ней может случиться в бабкиной печи то? Она ж волшебная!

— Знаю я волшебство ее печи! Она меня раз грибами с картошекой так покормила, что я долго не мог ничего толкового есть! Так что, лучше подстраховаться. И если утка пригорит, ответственность несешь ты, понял?

— По-онял… Песни петь нельзя, за уткой следи. Может мне вообще в будку на улице залезть и на прохожих лаять начать?

— Можешь и пола-аять, мрррмяу, — на слова кота Фрэнк отреагировал моментально! Снова перевернув табуретку и, не успевая поворачивать, стукаясь об стены и углы, побежал за черным питомцем Яги.

— Где она успела найти черного Котенка? – поинтересовалась Клякса, занося на кухню бумажную мишуру. – Что-то я его совсем не помню.

— Да это я ей подарил. Она говорит, в большинстве версий сказок с Ягой есть черный кот, а у ее, видите ли – нет. Попросила, чтобы сделал. Вот – сделал небольшой предновогодний подарок. Кстати, а где она сама?

— За грибами, что ли, пошла. Говорит, ты любишь очень уж мухоморы. Это что, она шутит так?

— Какие шутки, Маш? Самое вкусное блюдо Яги! Вот, сядем за стол – обязательно попробуй! А еще, Красная шапочка должна принести маминых пирожков! Вот объедение, честное слово! — Заканчивая развешивать по стенам самодельную мишуру, Клякса лишь улыбнулась мысли о возможности попробовать эти блюда.

В Избе Яги царил кулинарный хаос. Шла активная подготовка к празднованию Нового Года, который должен был вот-вот наступить. Книжник, как ни странно, готовил еду, Маша украшала комнаты и, по возможности, помогала брату. Фрэнк и Черный выполняли свойственные для питомцев задачи по наведению беспорядка и уничтожению ёлки и украшений.

Стук в дверь почему-то стал каким-то неожиданным. Помедлив, Книжник все-таки сказал, что дверь открыта, но не оторвал глаз от входа, в ожидании, что гость, наконец, покажется на глаза. Когда в проеме появился одетый, как обычно, в строгий готический костюм, Кощей, маг даже оторопел. Его рука, которая лопаткой мешала жаркое, остановилась, а потом снова стала двигаться, но уже как-то медленно, нехотя. Все-таки, события, произошедшие ранее, не забылись еще.

Обстановка разрядилась, когда Кощей мило улыбнулся идущей навстречу Кляксе и достал из-за спины костлявую руку, в которой так бережно держал букет тюльпанов. Девушка тут же вскрикнула, обрадованная, но тут же спросила:

— Тюльпаны? В канун Нового года?

— Тюльпаны, — еще мягче, еще приятнее улыбнулся Кощей. – Твои любимые!

— Но как?

— А это, внучка, секрет, — не переставая улыбаться сказал Кощей.

— Дедуль, вечно у тебя секреты, — пожаловалась девушка, но все-таки приняла подарок и набрала полные легкие сладкого от цветов воздуха. – Но все равно спасибо тебе. Вот уж порадовал.

— Вот, что ни говори, а уж с Кощеем на в сюрпризах я бы не стал соревноваться, — улыбнулся Книжник. – Он умеет их делать очень уж кстати. С наступающим, дорогой друг!

— И вам того же. А где же моя Яга? Для нее у меня тоже подарок!

— Такой же хрупкий, как мои цветы?

— Не совсем. Для нее что-то несколько крепче!

— Тогда можно убрать под елку! Вот она удивится, увидев там подарок! Только записку, дедушка, оставь, чтобы она не подумала, что от Деда Мороза.

— Тут уж никак не перепутаешь. – Кощей поднял вторую руку, пальцами которой держал небольшую ручку шкатулки, украшенной драгоценными камнями. Размер ее едва доходил до длины и ширины ладони. Глаза Кляксы округлились от появившейся догадки, Книжник лишь пригляделся и улыбнулся.

— Это то, о чем я думаю?

— Ты думаешь верно, внучек. Игла. Кстати говоря, полностью восстановить яйцо не удалось, поэтому я заказал хрустальную оболочку в его форме. Как думаете, ей понравится? – Кощей сейчас выглядел как подросток, который собрался делать предложение своей возлюбленной. Такой же неуверенный, нерешительный, но полный любви и нежности.

— Будет счастлива, — полушепотом произнесла Маша, все еще не веря своим глазам.

— Ну, что? Не весь же день нам так стоять! – воскликнул после некоторой паузы Книжник. Проходи, дорогой гость!

— А дела для помощника найдутся? Я хоть и кажусь старым, но что-то еще могу!

 

Яга пришла поздно. Все ее гости уже начали волноваться, не потерялась ли она. Но как такое возможно, чтобы персонаж пропал в собственной книге? Однако, возможно. Но этот случай не из тех. Старуха сказала, что процесс сбора тех самых грибов, которые нужны для ее блюд, очень долгий, поэтому и задержалась.

В последний перед Новым Годом час в гости пожаловали и другие персонажи книг: три богатыря, Серый Волк, который категорически отказался сидеть за столом и отправился под него, Леший, дочь Яги – Василиса и даже самый огромный – Змей Горыныч.

На стол были поставлены все приготовленные яства, не обошлось и без «фирменной» настойки Яги. Книжник, помимо зажженных свечей, вывесил несколько волшебных светлячков. Загорелась яркими огнями мишура на елке, над которой постарался уже Кощей, в очередной раз удивив публику.

Новогоднее настроение подпортил один только момент. Пока Фрэнк и Черный бегали по всему дому, выясняя, кто же из них все-таки, должен произнести первый тост, им удалось удивительным образом уронить массивное волшебное зеркало, которое, от удара об деревянный пол, тут же разлетелось на мелкие части.

— Ой, беда! – заволновалась Яга, увидев результаты происшествия. – Вот-вот начнется вступление Ивана-Царевича, а волшебное стекло разбито!

— Кощей в очередной раз удивил. И еще более неожиданно. На месте зеркала появился портал, величиной в рост человека, в котором показался Царевич, готовящийся к речи.

— Это еще что такое!? – воскликнул было Иван. Но портал тут же исчез, потому что ему, как и зеркалу, которое собирались перенести ближе к столу, следовало оказаться в другом месте. Когда портал открылся снова, в нем уже показались два стражника, испуганных до дрожи. Потом выглянул и сам Царевич.

— Ванюш, ну ты что, не узнал, что ли, Бабу-Ягу? Вот, что за молодежь пошла? Ничего не помнят!

— Да помню я, помню! Неожиданно как-то! Мне уже пора выступать перед жителями царства, а тут такое! Может, уберете эту вот штуку?

— Не штуку, а портал! – пробурчал кощей. – Мы тебя через него слушать будем. Так что начинай, и на нас не смотри.

— Ничего себе! Впервые буду смотреть выступление вживую, — прошептала одна из голов Горыныча, на которую тут же шикнули все остальные.

— Попрошу не мешать, — деловым голосом произнес Царевич, откашлялся, сказал: «Мотор, поехали!», как его зачем-то научил отец, который, в свою очередь, узнал это когда-то от Книжника. Никто даже не понял, зачем эта фраза, но, если маг говорит, значит, видимо, все-таки нужна.

— Дорогие и уважаемые жители… – заговорило в портале, а зрители завороженно уставились в него, не смея и шелохнуться.

Речь закончилась очередными словами поздравления как раз в тот момент, когда из часов Яги выскочила кукушка и прокричала первое свое «КУ-КУ» каким-то демоническим голосом. Услышав это, Иван отпрыгнул в сторону и упал, произнося разные неприятности в сторону искусственной птицы. Портал тут же исчез, а Яга, просто пожала плечами, мол: «Не специально». А на утро в новостях по зеркальному волшебному телевидению будут бурно обсуждать испуг Царевича.

Горыныч, все еще думая одиннадцатью головами, в какую из них залить настойку, все-таки вспомнил с помощью двенадцатой, называемой Федор, что умеет изрыгать пламя, и закричал (конечно же не во всю силу), что нужно всем идти на улицу и смотреть на (как позже это назвал Книжник) фейерверки.

Представление получилось грандиозное! Сначала в небо, взлетели несколько взрывающихся огненных шара, потом появились искрящиеся сферы, запущенные Книжником. Поддержала их и Клякса, запустив чернильного дракона, подожжённого Змеем. Все были в восторге.

Когда зашли в избушку, Яга таки заметила подарок, лежащий под елкой. Она подошла, осторожно подняла шкатулку и пристально на нее поглядела, еще не совсем понимая суть данного предмета. А потом, подняв глаза на ожидающих реакции гостей, произнесла:

— Это от Деда Мороза что ли?

— Это… – хотел произнести Кощей, делая шаг навстречу Яге, но не успел. В этот момент отворилась дверь и в нее вошел облаченный в ту самую красную шубу и с длинной седой бородой Мороз.

— С Новым Годом! С новым счастьем! – произнес Дед Мороз, сбрасывая с плеча мешок с подарками. Все бросились к нему, за исключением одной лишь пары (как подростки, в самом деле). Яга и Кощей ворковали о чем-то своем в стороне…

Продолжение следует…

Автор (с) Аким