Архив рубрики: © Аким

© Аким

Книжник. Другая сказка. Глава 2. Депрессия

Глава 2. Депрессия

«Даже добрые сказки, порой, становятся злыми»

Горыныч кружил вокруг деревни на случай, если вернется Яга, или появится кто-нибудь еще. Тем временем остальные герои бродили по немногочисленным улочкам и проходам между догорающими избами, хлевами и сараями в поисках жителей. Однако, никого найти не удавалось. Не было так же здесь никакой живности, которая, судя по всему, совсем недавно здесь разводилась.

Сгоревшая теперь деревушка находилась в плотно заросшем лесу и имела лишь одну более-менее накатанную телегами дорогу, связывающую ее с далеким соседним поселением, которое даже Горыныч с высоты своего  полета увидеть не мог. Учитывая, что герои очень быстро оказались на месте происшествия, невозможно было успеть увести всех людей и живность. Значит, кто-то помог им быстро переместиться.

— Чертовщина какая-то, — произнес Добрыня, отходя от прогоревшей рухнувшей у него на глазах избы. – Вот здесь кто-то совсем недавно дрова колол. Вот, поглядите – колун лежит на земле, вокруг него поленья совсем свежие. А там, на столе, кувшин с молоком стоит и ведерко. Явно баба какая от коровы принесла. Значит, и скот здесь был только что!

— И пирожками пахнет! С капусткой! – пролаял Фрэнк.

— И правда, пахнет, — согласился Алеша Попович, подошедший к кувшину с молоком. – А это утреннее, — отхлебнул, — жирное-то какое!

— Попович! Тебе лишь бы пузо набить! – взорвался Добрыня. – А вдруг оно отравленное!? Или деревня, вдруг, заколдована? Это что же вам, шутки что ли? В мирах чужих давно не бывали, не знаете, как опасно бывает там?

— Ну, извини, начальник, — насупился Алеша, – может и прав ты. Да только мир этот мы знали раньше вдоль и поперек. Сколько здесь в гостях у Яги бывали то?

— То раньше было. А сейчас, видишь, по-другому все. И Яга нам уже не друг близкий, а самый что ни на есть враг. И за компанию с нами ходит гость заморский и помощь оказывает. – Илья поднял с земли булаву, бросил ее на плечо и пошел вдоль дорожки. – И вообще, неизвестно, что нас здесь ждет еще. Может, друг друга бить станем.

***

— А если она снова прилетит, Миш? А мы разбрелись по деревне. И, вдруг, не одна была! Видишь, что творится с деревней.

— Не вернется она. Здесь больше нечего делать. Отомстила, и хватит. Может быть, в другую деревню полетела.

— И что ее злой такой сделало то? Она же была добрая всегда!

— Была. А сейчас, видишь, злая. Автор ее такой придумал, злой быть. А сейчас, когда книга превратилась в отдельный реальный мир, ее внесюжетная доброта испарилась. Как и у Кощея, как я понимаю. Только, и сюжета, ведь, не стало. – Книжник зацепил ногой длинную палку. Наклонился и взял ее в руки, примеряя как посох. – Совсем ничего не стало, и посоха вместе с моей силой тоже.

— Думаешь, ничего нельзя уже вернуть? Моя сила при мне. Да и ты же не всегда с посохом ходил, ведь так?

— Так. Но я когда-то отдал ему силу. Не помню даже, как это произошло. Просто произошло, и все тут.

— Миша.

— Да?

— Расскажи, что ты делал, пока меня не было?

Книжник шел, примеряясь к новому орудию, заменяющему посох. Пробовал махать им, указывать цель, в которую собирался бросить какое-нибудь заклятие в надежде, что что-нибудь, да выйдет. Сейчас это был разбитый кувшин, который лежал рядом с дотлевающей избой. Однако, не смотря на все его усилия, ничего не выходило. Он взмахивал рукой все резче и упорнее, разочаровываясь с каждым разом.

— Не наседай на него, Клякса, — в воздухе над плечом девушки появилась голова Кота. – Ему сейчас тяжело. Думаю, он расскажет тебе об этом, когда придет время.

— А когда же оно придет, дорогой мой Чешир? – Маша медленно повернула голову в сторону Кота.

— Оно никогда не говорит, когда придет. Просто приходит молча и выполняет то, что необходимо.

— И, может оказаться так, что оно вовсе не выполнит то, что нужно?

— Этого оно тоже не говорит.

Книжник закричал разъяренно. Бросил поднятую палку в дотлевающие угли, напряг руки, направляя их ладонями к кувшину. Его лицо искажалось в муке и бессилии.

— Давай! – закричал маг. – Ну же! Восстановись! – В конце концов, он просто закричал, встав на колени и обратившись к небу. Обессиленный. Убитый. Его грудь, недавно пробитая ударом Кощея, горела. Резали затянувшиеся рубцы на лице, подаренные Волком. Его крик услышала бы вся деревня, будь в ней люди.

— Миша! – вскрикнула взволнованная Маша и подбежала к нему. Она прильнула к его спине и обняла, начиная всхлипывать. По ее щекам потекли слезы. – Ну что же ты, родной!? Что с тобой? – Они так сидели около минуты, Кот находился рядом и просто смотрел. Он тоже не знал, как их успокоить. Вдали от своего дома и без возможности вернуться даже ему, мудрому Чеширу, было тяжело.

***

Горыныч появился совсем неожиданно, крыльями поднимая вихрь, от которого разожглись угли тлеющих изб. Поднялась пыль и пепел. К этому времени к Книжнику уже подходили богатыри, за которыми плелся Фрэнк, обнюхивая каждый столбик. Змей сел рядом с Книжником и зарычал:

— Видел вдалеке, в лесу, дым поднялся только что! Поселения там нет, деревья слишком густо стоят, да и столб дыма слишком тонкий. Может, выжившие с этой деревни туда добрались и для согрева развели костер? – маг не ответил. Маша оглянулась на Горыныча, снова посмотрела на брата, который даже не пошевелился. Он лишь мерно дышал, стоя на коленях. – Книжник? – переспросила одна из голов Змея.

— Что-то подсказывает мне, что сдулся наш герой, — проговорил подходящий Добрыня. – Вот так вот сразу и сдулся, как только увидел первую разрушенную деревню. Без силы он не очень похож на спасителя  книжных миров и Стража.

— А ты не очень похож на богатыря, Добрыня, когда пытаешься разложить дисциплину! – взорвалась Клякса. – Разве таким ты раньше был?

— А какая разница, каким я был? Я есть такой, какой есть сейчас. В чужом мире, когда мой мне не доступен, я могу быть тоже кем угодно. И какой-то путешественник в книгах и времени мне совсем не указ. Впрочем, как и ты. Горыныч, в какой стороне ты видел дым?

— На юге видел. А что?

— Как что? Идем узнавать, кто там костры разводит!

— А Книжник как же? – спросила Алеша Попович. К этому времени маг так и не пошевелился. – Не можем же мы его здесь оставить?

— А почему бы и нет? Пусть остается здесь. Он больше не воин и будет нас только тормозить. А нам надо двигаться дальше, хотя бы обустроиться в этом мире, если не можем попасть в свой. Клякса, ты с нами?

— Нет, — маша опустила голову и повернулась к брату в надежде на то, что он хотя бы сейчас на что-нибудь отреагирует. – Брата я не брошу, — бросила она через плечо.

-Я тоже иду, — пробурчал под нос Книжник, когда послышался первый грузный шаг Горыныча. Сидевшая рядом Клякса подняла голову и переспросила. – Я тоже иду, Клякса. Только другим путем. А ты догоняй Добрыню.

— Но как же… — Маша не договорила.

— Обо мне не беспокойся. А вот за ними глаз да глаз нужен! Иначе, куда-нибудь вляпаются. Я вас позже догоню. У меня кое-какое дело появилось. Хорошая мысль посетила.

— Ты в этом уверен? Я не хочу больше тебя потерять! – тем временем группа уже вышла из деревни. Горыныч тяжело взмахнул крыльями и взлетел. Рядом оставался только верный пес – Фрэнк. – Вдруг что-то случится и… — Книжник приложил ладонь к губам сестры. Он смотрела на него умоляюще, надеясь, что брат откажется от своих слов.

— Не бойся. Ступай, а то отстанешь ото всех и придется долго догонять. За мной присмотрит Фрэнк. Ты же доверяешь Фрэнку?

— Я думал, тут ты меня не заметишь, — буркнул пес и вышел из-за кустов смородины.

— Тебя чтобы не заметить, нужно постараться! Ступай, Клякса! Скоро мы с тобой встретимся.

Маша встала нехотя, снова посмотрела в глаза брату, желая увидеть там хоть чуточку сомнения в уходе, но он был непреклонен. Лицо, которое она привыкла видеть в детстве, стало полноценным, симметричным, не считая шрама, его обезображивающего, глаза пылали. Девушка захотела поверить, что больше ничего не сможет случиться. Захотела, но не смогла. Она развернулась на месте и быстрым шагом направилась на юг, заставляя себя не оборачиваться.

© Copyright:  ©  Аким. Книга «Книжник». ISBN 978-5-9909471-9-1


Состояние Защиты DMCA.com

Книжник. Другая сказка. Гл.1. Продолжение

— Покумекал я над нашим положением, Книжник, — заговорил сидящий с другой стороны костра Добрыня, — и толком понять ничего не могу. Что нам делать то дальше? Вот, застряли мы в этом мире чужом, хотя и родным таким кажется, выбраться не можем. А в собственных мирах, между прочим, тоже творится — черт знает что! И если б делали хоть что-то, чтобы положение изменить, так нет – сидим молча, даже ничего сказать друг другу не можем. Пора, наверное, что-то менять?

— А у тебя, я посмотрю, есть какие-то идеи по этому поводу, богатырь? – проговорил Книжник, не отводя взгляда от тлеющих поленьев. Лежащая на его плече сестра насторожилась.

— Идей, быть может, и нет. Только знаю, что нужно этими идеями обзаводиться, ибо ничего мы не получим, сидя на месте. Ты же не хочешь, маг, остаться в этом мире навечно. Ведь так? – все герои сидели вокруг костра и переводили взгляды с одного говорящего на другого, боясь вставить хоть слово. – Хочешь, ведь, попасть домой, лечь в свою собственную кровать, вздохнуть поутру родным воздухом… — нависла пауза.

— Нет, Добрыня, — заговорил тихо Книжник, — мне не хочется вернуться в свой родной мир. Мне не хочется вернуться домой. Все потому, что мой дом есть в каждом мире, какой бы я не посетил, и в каждом таком мире воздух ничем не отличается от того, которым я дышал, когда родился, когда рос и когда узнал, что есть у меня такая способность – посещать другие миры. Все для меня едино. И ты, и рядом с тобой сидящие богатыри, и Горыныч, Кот, даже Яга и Кощей – все мои друзья, которыми я дорожу, и которых мне хочется спасти от того, что сейчас происходит. И если есть у тебя мнение по поводу случившегося, если есть идеи или предложения, прошу тебя, скажи мне, и мы это обсудим. А если же нет, то, пожалуйста, не мешай думать или действовать, потому что деятелей, желающих нам помешать – вагон и маленькая тележка. И каждый думает, то поступает самым верным образом. Все это касается каждого из вас, здесь присутствующих. Прошу прислушаться.

На поляне перед костром снова повисла тишина. Все думали о своем. Кто-то смаковал только что услышанные слова и искал в них что-то более или менее относящееся к нему, кто-то пережевывал обиду на мага, возникшую почему-то именно сейчас неведомо откуда. А кто-то просто вспомнил о том, что где-то действительно есть дом – маленькая пещера на окраине леса, в которую нет входа и из которой выхода нет. А там родная кровать, огромная библиотека с любимыми книжками-мирами, погреб с коллекцией настоек и вин, которые изредка можно было выпить перед камином, отдыхая от дежурных посещений подопечных миров. А над камином, в большой рамке, семейная фотография.

«Отец, — подумал тогда Книжник, — как бы ты поступил в моей ситуации? Что бы сделал ты? И что мог бы сделать? Наверное, ты бы справился с этим легко и непринужденно, просто взмахнув рукой и приказав всему вернуться на свои места. Но тебя здесь сейчас нет».

— Ю-у-у-у-х-у-у! – прозвенело над лесом, сопровождаемое свистом ветра. Над макушками деревьев пролетела ступа.

— Кощей все-таки расколдовал Ягу. Теперь она будет мстить всем за то, что сделали с ее домом. – Клякса потянулась, уперлась руками в корень, на котором сидела. – Миш, пора то-то делать. Нужно хотя бы Кощея с Ягой остановить, чтобы дел не наворотили, а потом уже и самим как-то выкручиваться.

— У тебя сила осталась?

— А почему бы ей, вдруг, пропасть? – Клякса уронила с кончика пальца на землю капельку чернил, которая тут же превратилась в маленького паучка. Тот, удивленный своим появлением, несколько секунд неуверенно стоял на своих восьми лапках, смотря россыпью маленьких глазок на своего создателя. Потом неуверенно передвигаясь, отправился восвояси.

— Хорошо. Где он взял этот меч? – Книжник вынул из-под корня сверток. Когда он его развернул, взгляду открылся полуторный меч с прямым клинком. Гарду украшали искусно выделанные гранаты, играющие светом, падающим от редких языков пламени умирающего костра.

— Это меч Смотрителя? – спросила Клякса.

— Нет. Это меч не Смотрителя. – В разговор вклинился Фрэнк. —  Хотя ему и повезло им попользоваться некоторое время, этот меч принадлежал всегда Книжнику, до того, как он пропал. – Брат с сестрой вопросительно посмотрели на пса. – Ну что смотрите? Автор подарил тебе его в «безызвестных рассказах». Даже я этого не помню толком. Просто почему-то знаю, что это так.

— Ладно. Снова загадки от Фрэнка. Я понял, что это за меч. Правосудник. А в некоторых сказках известен как Редактор. Страшный меч для любого персонажа. Если убить персонажа в книге, если того не предусматривает сценарий любым другим оружием, он, рано или поздно, вернется в книгу помня все, что было до этого. Но придется постараться еще отправить его в Распределитель после такого. Не говорю уже о болезненности такого перемещения.

Если же смерть пришла от этого клинка, то вернуться в свою книгу невозможно. Можно только написать нового персонажа, который ничего не будет помнить. Этого не заметит ни один читатель, потому что сценарий не изменяется. А вот все, кто окружал такого несчастного, заметят. А он будет чувствовать себя так, будто потерял память, или вовсе попал в чужой мир.

— Как Редактор я его знаю, но почему же Правосудник? – пробурчал Илья Муромец, следящий за разговором. Ответил снова Книжник.

— Потому что, стерев память персонажа, он вершит над ним правосудие за содеянное. Просто так этим оружием пользоваться нельзя. Только в том случае, если кто-то выходит за рамки своего сценария или просто из-под контроля и нарушает все правила существования в этих мирах. Тебе ведь известен случай его применения, верно, Илья?

— Только я не помню, что такого сотворил…

— Это уже не важно. Так вот, как он оказался у Смотрителя?

— Это его трофей. Он забрал его у стража, который атаковал нас, как только мы попали в этот мир. Этот меч пробил мой щит. – Клякса потерла ссадину на левой руке, появившуюся от падения в тот день.

— Значит, страж. Еще бы он не пробил твой щит. Этот меч много на что способен. – Книжник произнес это с некоторой гордостью. – А теперь, Фрэнк, скажи мне, как мой меч оказался у Совета, когда я пропал?

— А что сразу Фрэнк? Я без тебя в книги забираться не могу, если ты не забыл! Откуда мне знать, где ты его оставил, когда уходил?

— Твоя правда. – Книжник снова потупил взгляд, направленный в сторону кострища, задумался.

— И что все это значит, — произнес Добрыня с некоторым возмущением. – К чему вы пришли?

— Да ни к чему. Теперь мы знаем точно только то, что Смотрителя теперь нигде нет. Даже в распределителе. А еще, у нас есть проблемы в виде Яги и Кощея, которые нужно решать, потому что, если кто-нибудь из вас прислушается, можно услышать, как за лесом Яга безжалостно уничтожает деревню своими магическими взрывающимися смесями.

— Ну, точно! Слышу! – воскликнул Федор, старшая голова Горыныча. – Полетели!

— И правда! – поддержала еще одна голова.

— Взрывает!

— Лютая!

— Полетели!

© Copyright:  ©  Аким. Книга «Книжник». ISBN 978-5-9909471-9-1


Состояние Защиты DMCA.com

Книжник. Другая сказка. Гл. 1

Книжник. Другая сказка

Глава 1. Пробуждение

Белка перепрыгнула с ветки на ветку, стряхнув утреннюю росу.  Она замерла на секунду, чтобы прислушаться к шороху внизу и посмотреть мимолетно на возмущенного человека, разбуженного холодными каплями. Оценив обстановку и не найдя угроз для своей жизни, она резво побежала дальше.

Лес выходил из ночной дремы. Он наполнялся пением ранних пташек, шорохом веток и кустов, вызванным разными его обитателями. Листья деревьев и трава блестели от осевшей на них росы.

— Доброго утра, — пробурчал Добрыня, смотря на убегающую белку и вытирая лицо от холодных капель. Рядом зашевелились Алеша и Илья.

— Так это что ж, не сон был? Мы и правда, застряли в этом мире? – Алеша Попович сел на земле и потянулся. Оглянувшись, он увидел Книжника, свернувшегося под корнем векового дуба, рядом с потухшим костром, Змея Горыныча, обвернувшего крыльями Кляксу, в руках которой нежился Чешир.

— Не сон, видимо, — согласился Добрыня. — Не шумите, пусть они еще поспят. Видите, еще солнце не встало даже. Алешка, ты бери лук и дуй за добычей. Только подальше от нашей стоянки отходи, чтобы без несчастных случаев. Илья, за тобой пока только дрова. А я пойду, соберу корешков да грибочков, меня Яга учила. Вопросы есть?

— Вот тебе и командир нашелся, — вставил слово Алеша Попович, но не со злобой, а с какой-то иронией. – Что ж, все понятно.

Богатыри тихо разошлись каждый в свою сторону на поиски по еще темному утреннему лесу. Каждый думал о поставленной временным командиром задаче, отвлекаясь от того, что это вовсе не их мир, и сюжета больше нет. Все совсем иначе.

***

Алеша шел, медленно переставляя ноги, чтобы издавать меньше звуков. Даже при его величине, у него получалось неплохо. Некоторые лесные обитатели успевали подходить достаточно близко к охотнику, даже его не заметив, потом же скоро убегали в другую сторону, обнаружив опасность.

— Только ничего не говори и не дергайся, — от неожиданности богатырь чуть не отпустил натянутую стрелу. Голос звучал из-за спины.

— Кто здесь?

— Да не бойся ты, это я – Фрэнк. – Под ногами Алеши проскочил пес, не издав ни единого звука. – Ты идешь так громко, что чуть не спугнул мою добычу!

— Добычу? Мышь что ли? – богатырь уже успокоился и воспринял слова пса как шутку.

— Да тише ты! – фыркнул Фрэнк. – За тем кустом кабан лежит, дремлет. Его хватит на всех, даже Горыныч наестся, еще и останется!

Богатырь осторожно подкрался к кустам и попытался посмотреть поверх них, чтобы не тревожить ветки и не создавать лишнего шороха. Как только он увидел то, что лежало на другой стороне, его глаза округлились так, что можно было это заметить со стороны, не смотря на темноту. Там лежал не кабан, а вепрь величиной с телегу.

— Так вот. Твой лук сейчас не актуален, лучше достань меч.

— Как ты его сам хотел свалить?

— Уже не важно. При тебе я так делать не буду, поэтому придется попотеть. Ты сейчас укроешься в кустах перед ним и будешь ждать. Я напугаю его сзади.

— Ты хочешь испугать этого монстра?

— Да, хочу! Кабаны подчиняются страху очень легко и отходят от испуга долго. Это их инстинкты. Не знаю, как тебе все это объяснить! Просто сделай так, как я тебе говорю! – Фрэнк развернулся и пошел за спину зверю, при этом фыркнул так, будто делает то, что ему вовсе делать не нужно.

— Вот те на! Еще один командир, — буркнул Алеша. – Ну, надо так надо…

***

Книжник проснулся, чувствуя, как его желудок возмущенно пытается напомнить о себе. Он чувствовал невероятно блаженный в этот момент запах жареного мяса со специями. К тому же, холод, от которого приходилось укутываться посильнее в плаще, сменился на сильный жар, вынуждающий раскрыться.

Маг зашевелился, раскинул полы плаща, протер глаза и посмотрел перед собой. Перед ним горело пламя, пожирая крупные бревна. Вокруг костра на кольях были подвешены крупные журчащие от жара куски мяса.

— Ну что, соня, проснулся? – пламя перекрыла появившаяся в воздухе улыбающаяся физиономия Чеширского Кота.

— Ты мне скажи, все, что я помню, мне приснилось? Или вы уже нашли в этом мире мясную лавку и ограбили ее?

— В этом мире только мясной лавки и не хватает! Нет. Пока мы все спали, о нас позаботились богатыри и твой верный слуга – Фрэнк. Фу.

— Рррр! Я не слуга! Слова подбирай, бесполезный клубок шерсти!

— Ой, ну не обижайся, пес, я же любя тебя так.

— В общем, все с вами ясно, братья мои меньшие.

— Ну вот! Книжник уже проснулся! Давайте есть, в самом деле! – взмолилась голодная Клякса. – Я есть уже хочу!

— Подожди, — наставительно проговорил Добрыня. – Кушать будем все вместе. А для Горыныча порция еще не пожарилась.

— Так чего ему, Змею то, жарить? Он же и так может эту тушу съесть, даже не заметит!

— Ты нашего Горыныча с дикими змеями не путай – он культурный, и сырое мясо не ест! И вообще, это тот еще гурман! Может, попробуешь его уху еще. Вот вкуснятина!

— А ты, Мишка, будто пробовал?

— Конечно, пробовал! И не только уху. Мы раньше частенько у него гостили с богатырями. Правда, Добрыня?

— Бывало, согласен. Чего скрывать то? Хорошо сидели! Да еще и под настойку Яги. Было время.

— Мясо уже готово, — проговорила одна из голов Горыныча. – Давайте уже завтракать, а то тоже есть хочется.

Друзья окружили кострище и принялись за уничтожение горячего мяса. Приключения, через которые прошли некоторые из героев, сильно вымотали и забрали много сил. Для кого-то это был первый завтрак за многие дни, который происходил в кругу близких людей и с нормальной пищей. И могло оказаться так, что такого комфорта, который смогли обеспечить в лесу богатыри, увидеть придется не скоро.

Маша села рядом с Книжником, который настолько сильно задумался, что перестал жевать и смотрел, не моргая, в одну точку.

— Миша. О чем так задумался?

— М…? – Книжник повернулся к сестре, внимательно на нее посмотрел, будто увидел знакомого человека, но не может вспомнить его имени. Его глаза сверкнули и он, поворачиваясь снова к костру, продолжил жевать кусок мяса. – Пытаюсь придумать, что нам делать дальше.

— И что же ты смог придумать, если не секрет?

— Пока ничего… — протянул маг. – Но я обязательно придумаю.

Маша прижалась к брату, закрыла глаза и тихо прошептала:

— Я так рада, что мы снова вместе. С остальным мы справимся.

Автор © Аким

Книжник и недописанная книга 9

Очередной мир тоже принял Книжника враждебно. Он несколько раз кувыркнулся на земле, пока не остановился, встретив каменную стену своей спиной так, будто просто прислонился к ней, чтобы отдохнуть в тени. Лопатки заныли, в голове бушевала буря. Его плащ в нескольких местах порвался и был сейчас покрыт мраморной крошкой и землей. Из разбитой губы текла кровь, старая рана, оставленная Серым Волком, стала снова кровоточить там, где был самый глубокий порез, на скуле.

— Да когда же это закончится!? – прокричал маг и ударил кулаком по твердой земле. Он поднял руку, чтобы подтянуть к себе посох, светящийся в темноте в нескольких метрах от него. – Как со всем этим закончу, обязательно отправлюсь в отпуск. Куда-нибудь в книгу о курортах. – Он встал, отряхнулся, вытер лицо полой своего плаща и осмотрелся. – Почти попал по назначению.

Несколько крупных факелов освещали ворота, ведущие внутрь огражденной высокой стеной территории. Ворота были монолитные, вылитые из металла. Пробить их было бы почти невозможно. Но сейчас они оказались открытыми, поэтому маг не спеша направился к ним.

— Я не сомневался, что ты сможешь сбежать от Старшины и его прислужников. Так или иначе, это был вопрос времени. – Из тени за воротами вышел высокий воин в черных доспехах. Его правая рука лежала на рукояти меча. – Ведь ты как-то смог обмануть тогда Дурагана.

— Ты говоришь это так, будто прошло очень много лет.

— Так и есть, для меня их прошло несколько сотен, Книжник, прежде чем я смог одолеть Черный полк и добраться до портала, который был мне так нужен, чтобы сбежать.

— Это было только вчера!

— В книгах время течет иначе, маг. Я покинул свой альтернативный мир так давно, что мало что помню. Но встречу с тобой не забуду никогда.

— Только потому, что я отказался тебе помочь?

— А хотя бы и потому. К тому же, ты напугал моего любимого стражника.

— А ты, оказывается, очень уж обидчивый.

— Так уж вышло. Понимаешь, Книжник, тогда ты немного помешал моим планам, когда устроил представление перед воинами Дурагана. Они очень впечатлительные и бросились бежать. Поэтому пришлось вести войну немного иначе. Она сильно затянулась. Сейчас происходит если не то же самое, то, по крайней мере, что-то подобное. Ты можешь помешать мне в спасении любимого человека.

— Так-так. Значит, я могу тебе помешать? Учитывая то, что ты просишь помощи у персонажа, поставившего самому себе задачу захватить все миры, я скорее помешаю тебе  в убийстве любимого человека.

— Не смей так говорить! – прозвенело под броней. Рука Кощея сомкнулась на рукояти меча. – Если бы это было для нее опасно, то я бы не сделал ничего такого! А так, я буду стоять до конца, пытаясь сделать все, что в моих силах для ее спасения!

— Все? Готов даже к предательству близких тебе людей? Готов к преступлению?

— Готов даже сразиться с тобой.

— Кощей, в твоем замке сейчас готовится покушение на моих друзей, и мне нужно туда попасть, чтобы их выручить. Не советую тебе вставать на моем пути.

— Я уже на твоем пути, маг. – За его спиной послышался шум боя. Кощей достал свой двуручный меч из ножен и замахнулся для удара, его движения были на удивление быстрыми, что удивляло, учитывая его старческую внешность и наличие на его теле тяжелой брони. Книжник едва успел подставить под удар свой посох, но сконцентрироваться на магической защите не смог вовремя. Его отбросило назад. Он прокатился на спине несколько метров и замер. – Для тебя все кончено, Книжник. – Маг как в тумане увидел растворяющуюся в воздухе фигуру. Где-то впереди были слышны крики и удары металла о металл. Мир рухнул.

***

— Непривычно смотреть на свое безжизненное тело со стороны. Тебе когда-нибудь говорили, что выглядит это немного странно?

ТЫ ДАЖЕ НЕ ПРЕДСТАВЛЕШЬ, СКОЛЬКО РАЗ Я СЛЫШАЛ ЧТО-ТО ПОДОБНОЕ.

— Неужели все вот так заканчивается? Совершенно неожиданно? Еще столько дел, планов, и тут вдруг, «р-раз!» и приходишь ты. – Смерть не ответил. Он знал, что его собеседник достаточно умен, чтобы самостоятельно о чем-то догадаться. Повисла недолгая пауза. – И ко всем ты так приходишь?

ТОЛЬКО К ОТДЕЛЬНЫМ ЛИЧНОСТЯМ. ЭТО ОСОБЫЕ СЛУЧАИ. ОБЪЯСНЯТЬ ДОЛГО. ИХ МНОГО.

— Значит, я и есть такой особый случай?

УЧИТЫВАЯ ТО, ЧТО ТВОЙ ЖИЗНЕИЗМЕРИТЕЛЬ ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ ДРУГХ – ДА. К ТОМУ ЖЕ, ОН НЕ ПОКАЗАЛ МНЕ, ЧТО Я ДЛЯ ТЕБЯ ДОЛЖЕН НАСТУПИТЬ ИМЕННО СЕЙЧАС. ТЫ СЛУЧАЙНО НАТКНУЛСЯ НА МОЮ КОСУ, КОГДА ЛЕТЕЛ.

— Так просто? Значит, это просто ошибка?

НАВЕРНОЕ, ТАК И ЕСТЬ.

— А что если попробовать снова вернуться в свое тело?

ПОПРОБУЙ. МОЖЕТ БЫТЬ ЧТО-ТО И ПОЛУЧИТСЯ.

Книжник подошел к своему телу, сел рядом с ним на корточки.

— А зачем ты ко мне пришел, если не забрать мою душу?

ПРОХОДИЛ МИМО И РЕШИЛ ОТДАТЬ ТЕБЕ ПОДАРОК.

— Подарок?

ТВОЙ ЖИЗНЕИЗМЕРИТЕЛЬ. ОН ПУГАЕТ МЕНЯ. А ЭТО БЫВАЕТ КРАЙНЕ РЕДКО. ТОЧНЕЕ, НИКОГДА НЕ БЫВАЕТ. А ТУТ, ВДРУГ, ТАКОЕ ДЕЛО. В ОБЩЕМ, ВОЗЬМИ ЕГО СЕБЕ. НА ПАМЯТЬ О НАШЕЙ ВСТРЕЧЕ. ЕЩЕ Я ХОТЕЛ ПОДАРИТЬ ТЕБЕ КНИГУ, НО ОНА ОКАЗАЛАСЬ ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНОЙ.

— Книгу?

ДА. КНИГУ. В НЕЙ ОПИСАНА ВСЯ ТВОЯ ЖИЗНЬ.

— У тебя есть такие книги для всех?

ДЛЯ КАЖДОГО, У КОГО ЕСТЬ ЖИЗНЬ. ПРОСТИ, Я НЕМНОГО С ТОБОЙ ЗАДЕРЖАЛСЯ. НЕ СКАЗАЛ БЫ, ЧТО ВРЕМЯ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЕ, НО МНЕ КАЖЕТСЯ, ЧТО ТЕБЕ ПОРА ЗАЛЕЗТЬ В СВОЕ ТЕЛО.

— Хорошо, сейчас попробую, — пробормотал Книжник и лег туда, где находилось его тело. – Надеюсь… — это слово очень тяжело из него вышло, отдавая болью в легких и в лицевых мышцах. На голову сразу же стал давить шум, который создавался жизнью этого мира. В глазах плавали красные круги. Когда маг смог прийти в себя и оглядеться по сторонам, Смерти уже не было. Он тяжело принял положение сидя, нащупал посох. Точнее – то, что от него осталось. Теперь это были две деревянные палки необычной формы.

Книжник набрался сил, чтобы встать. Покачнулся, чуть не упал. Подул легкий освежающий ветерок, доносящий шум со стороны замка Кощея. Ворота все еще были открыты.

Маг не знал, что ему теперь делать без посоха. Он даже не представлял, куда именно нужно идти, но все равно шел. Ему не нужно было говорить о том, что это опасно, что он может лишиться жизни. Безоружный, без магии и без какой-либо защиты в чужом мире, в котором есть только чужие правила. Он видел Смерть в глаза и говорил с ним и теперь точно знает, что это не страшно. И уверен, что однажды уже смирился с тем, что все закончилось.

Книжник шел на звон меча. Кровь в венах вскипала, просыпалась злость и ненависть ко всем мирам, которые так враждебно отнеслись к нему и его сестре. К мирам, в которых появились такие персонажи, которым он когда-то верил, и которые смогли так легко предать, заблуждаясь и совершенно не понимая, что делают только хуже.

Он оказался у двери, за которой, судя по звукам, шел бой. Звенел клинок, были слышны тяжелые шаги. Маг попробовал открыть дверь – закрыто. Тогда решил ударить ногой. Почти ничего не произошло, но показалось почему-то, что, если сделать несколько ударов, что-то да получится. Просто не хотелось сдаваться. Еще удар. Еще. Нога начинала ныть, но Книжник не сдавался, все яростнее ударяя по двери в той области, где находился замок. Она стала поддаваться.

На несколько секунд удары мечей прекратились. Книжник сделал еще удар, дверь, наконец, поддалась и провалилась внутрь. В этот момент зазвенел клинок. Маг увидел перед собой спину Кощея и летящий в его сторону меч. Он напрягся и побежал, на лету хватая меч и готовя его к колющему удару от бедра. От ярости вырвала грозный рев.

Его целью был старик, который предал друзей и свой мир. Персонаж, который был таким добрым всегда, сколько его знал, не смотря на враждебную роль в книге, но ставший антигероем только из-за того, что заблудился, запутался. Это было необходимостью именно сейчас, потому что на кону стояла жизнь слишком важного для него человека.

Книжник поздно заметил, что Кощей стал испаряться в воздухе, а сквозь него стало видно еще одного человека. Последний шаг. Перед его лицом лицо Смотрителя. Глаза в  глаза. Тяжелые попытки схватить воздух.

— Книжник…

© Аким