Книжник и недописанная книга 6

Книжник шел за Кощеем, разглядывая богато обставленные комнаты. Музыка ласкала слух, свет, льющийся отовсюду, не раздражал глаз, даже успокаивал. В воздухе витал приятный запах цветов.

Они медленно прошли через большой зал, в центре которого стоял длинный массивный стол. За большими креслами сидели важного вида люди, ожидающие какого-то действия от хозяина, коим был Кощей. Но он повел Книжника мимо, в сторону очередной лестницы наверх.

— Меня просили передать, что у Дурагана в войске какие-то неприятности, из-за чего нужно на время остановить сценарий, — заговорил Книжник, когда ступил на первую ступень.

— Об этом мне уже известно. Я видел, как кто-то разогнал народ по домам, чтобы они преждевременно не паниковали? Это твоих рук дело?

— Мои друзья в этом помогли.

— Нужно будет их отдельно за это поблагодарить.

— А что происходит в книге? Мне вестовой рассказал о каком-то выданном сценарии. Что это?

— Ах, это. Понимаешь, Книжник, когда книга стала сходить с ума, расширяться и увеличивать свое актуальное население. То есть, население существ, которые существенно влияют на сюжет.

— Это я понимаю.

— Да-да. Так вот, когда это началось, мне пришлось очень сильно постараться, чтобы собрать снова свое войско и не дать ему развалиться. Так же пришлось кое-как набирать новый состав, который заменил бы персонажей, ускакавших со своими семьями в горы от выполнения своих обязанностей. Ведь, когда мир расширился, людей перестал сдерживать на месте сюжет.

— И все-таки, я не понял смысла этих пергаментов.

— Раньше персонажи знали без подсказки, что им делать. Сюжет как бы витал в воздухе. Все происходило само собой. А теперь же, никто не знает, что нужно сделать, чтобы книга подошла к своему логическому завершению. К тому самому слову на последней странице «КОНЕЦ». Поэтому пришлось каждому, кто теперь имеет отношение к сюжету, написать пергамент, в котором отображены его действия. Так мы смогли восстановить большую часть событий.

— Логично. Только все равно что-то идет не так?

— Было очень сложно договориться о продолжении сюжета с Дураганом. Он, конечно, согласился, но поставил свои определенные условия, что сможет внести некоторые изменения, не влияющие на концовку. Пришлось согласиться. Только согласования у нас с ним до сих пор нет. У него народ варварский, грамоте не обучен, да и своеволие у них превышено – делают, что хотят. Как их удержать в рамках сюжета? Очень все сложно! – Кощей вышел на смотровую площадку, расположенную на вершине пирамиды. – Совсем недавно я пришел к выводу, что можно перепрыгнуть часть сюжета…

Книжник прошел за Кощеем к ограждению и стал рядом. Его взору открылась огромная площадь, до этого находящаяся за пирамидой. На ней стояли…

— Десять тысяч воинов в белых плащах! Мое личное войско, которое я собрал, чтобы выступить против Дурагана.

— И на сколько ты хочешь перепрыгнуть сюжет?

— На десятки лет. – В воздухе повисла тяжелая тишина. Возникло некоторое напряжение. – Пока Дураган слаб и не может противостоять этому войску, нужно приблизить конец этой истории с меньшими потерями. Для этого ты мне и нужен. Ты поможешь мне сделать это, выступишь под моим началом против Черных и победишь.

— Я не наемный убийца, Кощей. Я – человек, который остерегает персонажей от подобных действий и восстанавливает сюжеты, а иногда и всю книгу, если это необходимо. Моя задача – регулировать все, а не помогать одной или другой стороне.

—  Этой книги больше нет! – взорвался Кощей. – Она перестала существовать! А если и существует, то не будет прежней! Нам нужно довести все до конца, чтобы снова стать свободными и оставить этот мир себе! Ты не способен ничего изменить, Книжник!

— Если ты все еще существуешь, и наш разговор состоялся, то книга есть. Соответственно, ее можно вылечить или залатать! А тех, кто будет мне мешать, придется на время отправить в распределитель! И, поверь, там не очень то комфортно!

Кощей выдержал паузу и заговорил тихо, спокойно, но с вызовом:

— А как же ты намереваешься потом покинуть эту книгу? Ведь все переходы исчезли, когда все началось. Наш мир стал одиноким путешественником во времени.

— Я как-нибудь сам об этом позабочусь. И даже если мне придется провести здесь всю оставшуюся жизнь, я не пойду на то, чтобы тебе помогать.

— Единственный портал, который способен перенести кого-либо в высший мир, находится в логове Дурагана. Он смог создать его с помощью черной магии и поддерживает постоянно в действующем состоянии. Если ты поможешь мне ускорить процесс, то сможешь раньше оказаться там, где тебе хочется оказаться. А я ведь знаю, что моя книга – не твоя цель. Ты — случайный гость.

— Или пленник? Кто же запретит мне пойти напрямую к Дурагану и попросить у него разрешения на использование портала? Не думаю, что он мне откажет. Особенно, если я ему предложу какую-нибудь свою услугу.

С другой стороны прогремели боевой клич трубы. За ними последовал барабан. Кощей резко развернулся на месте и подбежал к ограде с другой стороны смотровой площадки. Его взору представился тот же лес, рядом с которым появился немного раньше Книжник. Из него выбегали воины, облаченные в кожаные накидки и деревянные латы, в их руках были дубины, ржавые металлические прутья, а кому повезло в прошедших боях достать хорошее трофейное оружие – меч или сабля. Под громовые удары барабана, валя деревья, по лесу передвигались огромные боевые слоны.

— Что!? Что происходит!? Так не должно быть! Мы же договорились следовать сюжету! – Кощей растерянно метался из стороны в сторону.

— Вот видишь, не ты один решил ускорить сюжет.

— Но так не должно быть! Он может все испортить! Книжник! Ты должен помочь нам отразить его атаку! – до пирамиды стали доноситься звуки завязавшегося боя, в городе началась паника, стража, до этого дремлющая, оказалась в растерянности. Кто-то сообразил, что нужно забраться на стену, вооружившись арбалетом или луком, кто-то же присоединился к убегающим горожанам.

— Тебе поможет твое войско. А я пока отправлюсь к твоему другу, Дурагану, попробую с ним лично решить этот вопрос.

— Но ты не успеешь!

— Значит, не судьба. – Книжник повернулся спиной к собеседнику, намереваясь вернуться к своим друзьям тем же путем, каким пришел сюда. Но он почувствовал движение воина и ударил посохом в пол, образовав над собой магический барьер. Тяжелый меч ударил сверху и отскочил. Перекрытия не выдержали, маг провалился. Сидящие все так же за столом советники Кощея встали и уставились на упавшего.

— Воу! Привет! Не подскажете, как пройти в библиотеку? – проговорил Книжник, отряхнувшись от пыли. – Я немного потерялся. – Персонажи, бывшие, видимо, военными советниками, ибо выглядели воинственно и имели при себе оружие, схватились за рукоятки и вышли из-за стола. – Значит, не подскажете…

Маг не горел особым желанием портить и без того плохое положение книги, расправляясь с персонажами и разрушая местные объекты, поэтому решил просто бежать. Девятнадцать пролетов он проскочил, даже не замечая ступеней. Внизу его ждал Злой и невероятно Сильный, собирающий в ведро ошметки двери. Этот верзила поднял голову и создал такой душераздирающий вид, что хотелось остановиться и пожалеть беднягу, но времени не было.

Уже выбежав на улицу, маг увидел движущиеся подразделения воинов в белых плащах. Они двигались в сторону главных ворот. Кто-то уже поднимался на стену, таща за собой тяжелые арбалеты. Было видно, что городская стража, принявшая на себя первый удар, начинает тоже паниковать и разбегаться.

Книжник перебежал по свободному мостику через канал, запрыгнул на ближайшее здание и помчался по крышам в сторону битвы, чтобы не задерживаться в рядах защитников города, заполонивших улицы.

Автор © Аким

Книжник и недописанная книга 5

Книжник решил не утруждать себя разговорами со стражей, стоящей на одном из многочисленных мостиков, переброшенных через канал, окружавший замок. Он просто спрыгнул на воду и спокойно по ней пошел, не погрузившись ни на миллиметр. Его кожаная обувь мягко ступала, раздражая гладь и рождая слабые расходящиеся в стороны волны. Зубья, которые торчали из противоположной стены канала для предотвращения преодоления его вплавь, маг просто изогнул в виде ступеней, чтобы было проще подняться. Когда он оказался на суше, взмах посохом вернул их в исходное состояние.

Стража, стоявшая на двух соседних мостках, с удивлением наблюдала за происходящим, но ничего не предпринимала. Все, что сделали эти консервированные воины – отвесили нижние челюсти. На самом деле, это выглядело бы смешно, но кто-то позаботился о чести личной охраны его величества и ввел в качестве защитного атрибута – шлем с забралом, на верхушке которого красовались длинные разноцветные перья павлина. Некоторые источники говорят, что перья эти вовсе не от тех птиц, о которых здесь говорится, а совсем от других. Однако никто точно не знает, потому что таких видов не водится ни в одном месте, знакомом любому обитателю этой книги.

Маг осмотрел стоящий перед ним замок, чем-то напоминающий пирамиду с отсеченной вершиной, на месте которой была образована смотровая площадка такой высоты, чтобы можно было осмотреть весь город без каких-либо препятствий. Однако, зодчие все-таки добавили небольшой заборчик, чтобы нерадивые смотрящие ненароком не упали вниз и не отшибли себе чего-нибудь важного.

Снизу тоже были отсечения. Будто пирамида раньше не помещалась в какую-то большую коробку, или же ее края выступали с некой подставки, как выступает иногда ломтик сыра с кусочка батона, если его неправильно отрезать. Обрезали ее очень ровно, так, что не за что зацепиться даже, если бы хотелось залезть на ту часть, где здание начинает сужаться к центру.

Эдакая неправильная пирамида была окружена красивым цветочным садом, несколькими маленькими фонтанами, где разного рода животные изливали в бассейны приятно шелестящую воду. В основании ее был только один вход, который увидел Книжник. Этот вход представлял собой высокую арку, превышающую обрез, вокруг нее пестрели различного исполнения и жанра мозаики с изображением на всех высокого воина в белых доспехах, совершающего невероятные подвиги. Свет от стеклышек отражался так, что казалось, будто фигуры движутся. Но это было лишь иллюзией.

Маг подошел ближе ко входу и снова увидел давно знакомых ему стражников, облаченных в доспехи и держащих крест накрест две алебарды, перекрывающие путь.

— Здравствуйте, вояки! А не подскажете, где могу я найти вашего господина – Кощея?

— А кто вы такой, что спрашиваете?

— Я? – даже удивился Книжник. Хотя, и правда, а кем же он был в этой книге? – Я – гость. Примчался сюда из другой книги. Вот, думаю, навестить главного героя вашего.

— А что, если это неправда? Как докажете?

— А что, если правда? Вот, как докажете, что я вам вру?

— И то правда. А как же мы это докажем? Ведь совсем и не докажем. А если окажется, что мы клевещем на вас, когда вы на самом деле – гость из другой книги, то будет ошибочка. А за ошибочки нам что? Да голову нам с плеч – вот что! Тогда, полагаю, нужно вас пропустить и сказать, что его величество Кощей располагается на верхних этажах, в своих хоромах. А чтобы попасть туда, нужно вам пойти сейчас прямо по тоннелю, до седьмой двери направо, там лестница – семнадцать пролетов вверх.

— Девятнадцать! – поправил стражник с другой стороны.

— И точно! Семнадцать, это если вам ваша жизнь не мила. Так вот, девятнадцать пролетов, а дальше вы и сами поймете.

Стражники без команды подняли алебарды, открывая дорогу. Когда Книжник прошел мимо них, за его спиной снова звякнул металл, подтверждая, что путь закрыт. Он оказался в затхлом квадратном тоннеле, освещенный каким-то неизвестным способом, ведь не было здесь ни одного факела, ни одного окна. Лишь частые отверстия в стенах и потолке, больше напоминающие вентиляцию.

Седьмую дверь искать долго не пришлось – она совершенно отличалась от всех хотя бы тем, что не была сколочена наспех из деревянных балок. Это была тяжелая резная дверь, покрашенная лаком. Перед ней находился небольшой коврик из овечьей шкуры, предположительно для того, чтобы вытирать грязную обувь, так как некогда белая овчина уже почернела от бесконечно бродящих здесь… от бесконечного кого-то бродящих. На самой же двери была глиняная табличка с надписью на каком-то неизвестном миру языке. Но маг почему-то сразу сообразил, что это значит:

«Вытирайте ноги, иначе вас настигнет кара кого-то, находящегося за дверью – злого и невероятно сильного»

Пожалуй, именно так он и понял. А чтобы лишних проблем не возникало, сделал несколько шаркающих движений по коврику и только тогда потянул за ручку.

— Кто там? – спросил его грубый голос, когда дверь не поддалась.

— Это я — почтальон Печкин! – почему-то ответил на вопрос Книжник.

— Зачем пришел? – услышал он очередной вопрос.

— Принес для вас посылку, только я вам ее не отдам, потому то у вас документов нет.

— А зачем же ты ее к нам тогда принес?

— Потому что нужна она вашему Кощею.

— А точно нужна?

— Нужна – нужна! Ну, ты будешь открывать?

—  А ноги протер?

— Протер! Дверь открой!

— А где же посылка?

— Сейчас тебе будет посылка! – Книжник почему-то разозлился, ударил посохом, из которого вырвался импульс, разнесший в щепки резную дверь и какое-то подобие штукатурки со стены. Сразу за проемом оказалось окошко из которого выглядывало огромное лицо того самого «злого и невероятно сильного» верзилы, его глаза расширились до невероятных размеров, а зрачки бегали испуганно в разные стороны, не зная, куда деться. – Получил посылку?

— Ага… — глупо произнес Злой и Невероятно Сильный и отключился.

Маг с легкостью пробежался по ступеням, оказавшись на девятнадцатом пролете. Он оказался в тупике, пред очередной богато украшенной дверью. На этот раз разрушать, к счастью, ничего не пришлось. Да и разговаривать с явно неразумными стражниками тоже. За легко отворившейся дверью оказался прекрасно обставленный красивой мебелью, цветами, статуэтками и прочими предметами и удобствами зал. Казалось, отовсюду слышится какая-то слабая ласкающая слух музыка.

— Есть кто живой в этих хоромах? – в ответ тишина. То есть, музыка играть не перестала, но никто не ответил ему. – Ау-у! Я говорю, есть кто живой?

— Живой, значит, говоришь? – из-за колонны вышел высокий воин в белых доспехах. – Если так можно обо мне сказать, то, видимо, есть. Только, значит, я не совсем живой. Бессмертный. Но не живой.

— Вот так, значит? – удивился Книжник. – Ну ладно. Главное, что разумное существо и все дела.

— Разумное, как же!

— А вы, случайно, не тот самый Кощей?

— И как же это мы догадались?

— Где-то вывеску видел. Говорит вывеска: «Белый Рыцарь, его величество Кощей, приказал с каждого двора выделить по два воина…» и так далее. Судя по вашим доспехам, да и по тому, что вы находитесь в этих хоромах – вы и есть тот самый Белый Рыцарь.

— Догадливый. А тебя, как я понимаю, Книжником, значит, звать?

— Значит, Книжником.

— Пойдем, Книжник, я покажу тебе кое-то. Давно я ждал твоего появления в наших краях. А ты все не заходил…

Автор © Аким

Книжник и недописанная книга 4

Книжник и недописанная книга 4

Кот взвизгнул от неожиданного перемещения в другой мир. Его шерсть стояла дыбом.
— А предупредить нельзя было? – возмутился Чешир, когда пришел в себя. – Ай! Хвост обгорел! Ты спятил что ли?
— Прекрати визжать! Радуйся тому, что вообще жив остался. Ты, между прочим, тоже застрял в том мире, и выбраться без меня вряд ли смог бы.
— Все-таки можно было понежнее! – кон несколько раз лизнул поврежденный хвост, осмотрел его недовольным взглядом и уставился на то, что все это время наблюдало за происходящим. – А ты еще что такое?
Это «что-то» выглядело как маленькая кучка мусора с воткнутыми в нее моргающими без остановки глазками. Нечто неожиданно подскочило, когда кот сделал шаг навстречу, и побежало, громко крича на всю округу.
— Что это еще за абориген? – спросил Книжник. Я таких у кощея не помню.
— А ты оглянись вокруг! Это вообще какой-то другой мир.
Маг стоял на обочине накатанной телегами дороге на краю какого-то селения. Оно являло собой предместья какого-то владения, обнесенного высокой каменной стеной с круглыми башнями на углах и у ворот.
— Таких крепостей точно не помню. Не наши они, не сказочные какие-то. В наших королевствах немного иначе.
— А я тебе о чем говорю? Не туда ты нас отправил!
— Давай, только, без жалоб! У нас только одна книга была, и отправил я нас именно в нее!
— Можно же было другую попросить! Почему именно эта? Почему так быстро? – если бы Книжник хотел ответить на эти вопросы, то просто не успел бы. Со стороны села послышался, вдруг, крик:
— Тревога! Варвары! Спасайтесь, люди! Варвары!
Тут же появился, невесть откуда, пророк, представляющий собой чучело, заваленное засаленным тряпьем и стоящее на грубо сколоченном ящике, используемом как трибуна.
— Еще Пантелеймон Третий предсказал гибель сего города от мечей Черного Полчища, от подданных Дурагана – властителя подземного мира! «И прибудет Полчище Черное из недр земных, и предъявит Дураган свое право на власть…» — оратор не успел произнести пророчество до конца, его снесли и затоптали люди, пытающиеся спастись бегством за стены крепости. Народ толпился, вопил, кто-то пробивал себе дорогу силой, кто-то просто умолял о помощи. Все стремились к воротам, которые никак не открывались.
— Кот, ты понимаешь, что происходит?
— А ты сам не видишь? Люди убегают от каких-то варваров, которых этот пророк, или кто он там, назвал Черным Полчищем. Вот.
— А странного ничего не заметил?
— Разве только то, что никто не нападает? Ты это хотел услышать?
— Именно. Надо бы узнать, что тут происходит.
— Снова будешь вторгаться в сюжет?
— Его, мне кажется, уже и без нас подпортили. Давай узнаем…
— Эгей! – прервал речь Книжника голос со стороны леса. – Ребята! Нужно передать его величеству Кощею, что сценарий придется немного задержать! Дело в том… — подходя, вестовой сбавлял шаг и пытался восстановить дыхание. – Дело в том, что в наших рядах произошли некоторые неприятности. Несколько важных персонажей дезертировали, так как у них, как и у многих в этом мире, появились семьи.
— Что? Как это возможно? Сценарий невозможно так изменить. Бросить все и отказаться от сценария? – Кот был изумлен. – А что, так действительно можно? – две пары глаз вопросительно уставились на Книжника, ожидая ответа.
— Вообще-то – нет. Такое возможно только если книга испорчена. Но в таком случае персонажи действуют по-другому сценарию, который всем известен.
— Простите, — заговорил посыльный, — но я не знаю нового сценария. Нам выдали только старый.
— Выдали? – На этот раз удивился маг. – Каким образом?
— А вы, разве, не получили?
— Что именно?
— Пергамент со сценарием.
— Поподробнее можно?
— Можно, господин. Только сначала предупредить бы его величество Кощея.
— Хорошо, давай его предупредим. А где же искать его? Наверное, он в крепости, верно?
— Верно.
— А как туда попасть?
— Когда идет штурм крепости, по сценарию, его ворота закрыты. И откроются они через несколько дней, когда Кощей отдаст своим войскам приказ на выход из осады.
— То есть, предупредить его просто невозможно… Так, вы разгоняете народ по домам, в таком случае, а я пошел в крепость, поговорю с Кощеем.
— И как же ты туда попадешь? – спросил кот, улыбаясь ехидно.
— Я по стенам хожу. – Книжник улыбнулся в ответ так, будто победил в споре несмышленого парня, который смог только с удивлением наблюдать, как маг подходит к стене, ставит на нее ногу и начинает шагать так, будто попал в другую плоскость.
— Он меня не перестает удивлять, – простонал Кот. – Ну что, посыльный, идем выполнять приказы. Нужно разогнать всех по домам.
В это время Книжник дошел до верха стены, перелез через зубья и огляделся. Перед ним стоял большой каменный город с маленькими улочками между высокими домами, с перемычками, натянутыми веревками. В центре виделся большой замок, окруженный каналом, с переброшенными через него мостиками. В разных местах были образованы небольшие торговые площади с поставленными там палатками. Люди копошились там, шумели, рекламировали свои товары, громко торговались. Никому не было дела до происходящего снаружи. Даже стражникам, стоящим на воротах.
Маг прошелся по стене. Осмотрелся еще. Когда он увидел перед собой невысокого мужичка, закованного в тяжелые доспехи с переваленной через его плечо длинной алебардой, подошел к нему и заговорил.
— Здравствуйте. А что у вас тут происходит?
— Здрасти. У нас-то? Ничего у нас тут не происходит. А чего-йта вы интересуетесь, милсдарь?
— Да вот, мимо проходил. Смотрю – народ в ворота ломится, а у вас, тут, тишина. Никто даже не шевелится.
— А! Эти, что ль? Так то ж чернь! Чегой их в город пускать? Они вечно чего-то там кричат, дебоширют. Пусть и дальше там будут, нам до них каковое дело?
— Никакого, наверное. А не подскажешь ли, где мне найти Кощея?
— Милсдарь… эээ…
— Книжник.
— Так вот, милсдарь Книжник, вы, надать вас понимать, не из тутошних краев?
— Именно.
— Значит, того этого, вам к тому, вот, высокому и наикрасивейшему замку, что за каналом стоит.
— И что?
— Вот там-то Кощей и живет. Туда вам и идтить.
— Понятно. Значит, туда, — Книжник указал рукой.
— Ясно дело, туда.
— Тогда я пойду?
— Идите, конечно! Кто ж вас держит?
И Книжник пошел. Впрочем, почему ему не идти? Никто, ведь не держит. Маг спокойно спрыгнул со стены на находящийся перед ней невысокий домик и пошел по крышам, провожаемый взглядом удивленного стражника.
Жизнь под ногами кипела. С ней же нагревался воздух в городе, поднимался вверх и нагревал облака. Можно было подумать, что само Солнце греется под лучами кипевшей в городе жизни. По улицам двигались плотные массы городских жителей, иногда часть потока ныряла в узенькие дверцы с вывесками над ними, дополняя массу бесконечных покупателей у продавцов, ожидающих внутри.
Война? Варвары? Никого здесь это не интересовало. Город жил своей жизнью. Жизнью, которая грела Солнце.

Автор © Аким

Трудный выбор

Пьянящая южная ночь, преисполненная чарующей магией. Тихий шорох волн, лениво омывающих берег. Разлитый вокруг запах магнолий, стрекот цикад и сверчков, не стихающий до самого утра. И что-то неуловимое носится в воздухе, словно неподдающийся описанию невесомый флёр таинственности. Такого вы не найдёте севернее невысокой гряды Крымских гор и Чёрное негостеприимное море тому свидетель.

Столетия назад этими пейзажами восторгались склонные к рискованным авантюрам эллины, позже их сменили неистовые скифы, сарматы, готы и те, кто не оставил о себе никаких следов. Эта чехарда длится более двух тысяч лет: сменяются народы, культуры, названия, но неизменным остаются только горы, шорох волн, стрекот сверчков и цикад.

Небольшой городок на берегу, оживающий с наступлением сезона отпусков, выглядел достаточно уютным и гостеприимным, а наличие нескольких ночных клубов делало его еще и популярным у молодёжи. Что радовало и одновременно огорчало местных жителей, по вполне объяснимым и понятным для каждого советского человека причинам. Пьяные драки, громкая музыка, визги и крики, хамство и почти привычный свинарник, оставленный после каждого такого праздника жизни. Как говорил незабвенный Иван Васильевич: «Лепота!»

Никита не любил «активный отдых» с тех пор, как по гримасе судьбы (иначе не скажешь) несколько лет проработал в охране одного такого ночного клуба. С тех самых пор он предпочитал тихий отдых за городом в компании близких друзей, либо одиночное времяпрепровождение с книгой. Вот и в этот раз он отправился на юг в гордом одиночестве. Благо сейчас он был свободен и надеялся уже у моря исправить сие досадное недоразумение.

Вернувшись с одной из наиболее продолжительных экскурсий, Никита отложил ежедневный поход к морю, решив отлежаться до вечера с книжкой. С наступлением стремительных южных сумерек он всё-таки прогулялся по набережной мимо полудюжины кафешек под открытым небом и спустился к морю. В принципе, искупаться можно было и сейчас, но внезапный приступ лени подтолкнул его в сторону дома.

Путь к снимаемой им квартире в старой девятиэтажке пролегал мимо одного из ночных клубов ‒ «Созвездия», и первым его желанием было сделать крюк, по широкой дуге огибая сие заведение, но в последний момент он передумал и пошёл напрямик. Жизнь, как всегда, бурлила не только в самом клубе, но и в прилегающих окрестностях, поэтому Никита хотел побыстрее миновать потенциально опасный участок пути, но не успел.

Сперва его внимание привлекла девушка, подъехавшая к клубу на кастомном байке. Сплошная кожа и хром. Одетая в косуху с цветами клуба, на голове красовалась ярко-красная бандана, из-под которой выбивались чёрные волосы, облегающие джинсы и аккуратные остроносые «казаки». Несомненно, она тут же привлекла всеобщее внимание. Но незнакомка не торопилась заходить в клуб, а спокойно сидела на своём байке, разглядывая местную публику.

Никите она показалась инопланетянкой или героиней фантастической книги в стиле «назад в будущее». Он не заметил, как сначала сбавил шаг, а затем и вовсе остановился.

‒ Такого не бывает! – сказал он сам себе, продолжая разглядывать байкершу. Тут не могла не случиться простая, даже тривиальная история: девушкой заинтересовались местные «мачо» всех мастей и любого разлива. По одному, а то и парами, они потянулись к наметившейся «жертве». Первых двух она отшила, не вынимая изо рта сигарету. Третьему пришлось объяснять дважды, но четвёртый и пятый, учтя ошибки предыдущих кандидатов, взяли девушку в клещи, и разговор стал быстро приобретать оттенок грозовой тучи. Другими словами, русский мат, сдобренный неуклюжими попытками пьяного флирта и хватанием за руки в виде приправы.

Никита, который насмотрелся на быдло во всей его, понимаешь, красе, собрался вмешаться, но девица его опередила. Внезапно привстав и упираясь руками в руль, она со всей силы ударила ногой в лицо одного «ухажёра» и, соскочив с мотоцикла, врезала открытой ладонью в нос другого.

Картина, что говорится, маслом!

Пока Никита нашаривал на асфальте собственную челюсть, байкерша снова уселась на сиденье своего мотоцикла и закурила новую сигарету. Спустя некоторое время поверженные кавалеры зашевелились и с трудом оторвав себя от земли, пошатываясь, побрели в клуб. При этом они бросали на невозмутимо курящую девушку полные злобы и жажды справедливого отмщения взгляды. Не надо быть прорицателем, чтобы догадаться: недоноски отправились за подмогой. И ведь всё равно, что получили за дело, да еще и от женщины. Как это так?! Собрать стаю и вернуться за реваншем. Ату её, ату!

Коллеги Никиты не спешили вмешиваться, а из этого следовало два вывода: либо охранники знали эту компашку и предпочитали не влезать, либо следовали принципу «за дверьми клуба ‒ хоть потоп, нас это не касается». Что ж, с одной стороны, их можно понять, мы приехали и уехали, а им здесь жить, но с другой…

Наконец, двери клуба распахнулись, щедро выплескивая в ночь звуки рэйва и отблески «юпитеров». Группа поддержки была внушительной – к двум неудачникам присоединились еще четверо парней и три девицы. Ну вот, теперь можно инсценировать Полтавское сражение во всём, понимаешь, его размахе. По мере приближения группы Никита стал смещаться ближе к эпицентру грядущего события и едва не опоздал к началу!

Видя численность противников, байкерша не стала ждать, пока её окружат, взяв в кольцо, а сама рванула в атаку. Первому же достался удар кулаком в лицо, сдобренный добрым пинком в причинное место. А дальше завертелась настоящая карусель! Никита вклинился в тот момент, когда одна из девушек заносила бутылку из-под пива над головой вошедшей в раж байкерши. Перехватив руку, Никита выбил бутылку и отшвырнул прочь юную охотницу за острыми ощущениями в сторону. И тут же сам пропустил удар, от которого зазвенело в голове. Закрываясь, Никита обернулся, принимая еще пару ударов на предплечья, и ответил сам, сначала правым джэбом, а затем левым боковым. Минус один.

Тем временем количество дерущихся быстро стало увеличиваться. Подключались все кому не лень, и драка стала быстро перерастать в побоище, когда первоначальные причины были давно уже забыты или же, говоря словами господина Портоса: «Я дерусь, потому что дерусь!»

Пробившись к незнакомке и свалив по дороге еще двух «бойцов», Никита схватил её за плечо и сразу же пожалел о содеянном – молниеносно отвернувшись от избиваемого парня, байкерша нанесла ему мощный прямой. Слава Богу, он инстинктивно ожидал чего-то подобного, поэтому сумел увернуться и, отпустив черноволосую валькирию, крикнул, показывая себе за спину:

‒ Давай выбираться!

Но на этой фразе Никита осёкся, потому что взгляды его и незнакомки на мгновение пересеклись. Раньше он видел подобное только в фильмах ужасов, когда на человеческом лице горели два жёлтых волчьих глаза. Теперь же он увидел такое вживую. Лицо байкерши искажал звериный оскал, казалось, еще немного и из-под верхней губы покажутся клыки. Никита отшатнулся, но выброшенный мозгом в кровь адреналин смягчил испуг, он мотнул головой в сторону её мотоцикла:

‒ Сматываемся! Сейчас приедет «Беркут»!

До байкерши дошёл смысл его слов, она кивнула, и черты лица вновь приобрели завидную миловидность, а заодно исчезли и звериные глаза. Добежав до мотоцикла, она запрыгнула на сиденье и сразу же ударила по газам, распугивая стоящих поблизости праздных зевак, снимающих «Полтавское сражение» на телефоны, чтобы показывать друзьям и знакомым, ну и выложить в сеть с ценными комментами.

Словно в тумане, Никита покинул опасную зону как раз в тот момент, когда ночную тишину разорвали звуки полицейских сирен.

«Не может быть! Не может быть!» – пульсировала в голове безумная мысль. Он брёл по ночному городку, забыв о естественном желании спать, совершенно сбитый с толку. В его стройной системе жизненных ориентиров только что образовалась брешь, которая с неимоверной скоростью заполнялась мглой. Несмотря на тёплую крымскую ночь, Никиту бил озноб, холодный пот выступил на лбу и висках, но он не мог даже поднять руку, чтобы утереться. Ноги сами автоматически несли его куда-то, словно мозг забыл, какую команду им нужно дать. Сам факт, что он прикоснулся к чему-то неведомому, пугал и пьянил одновременно.

Медленно приходя в себя, юноша с удивлением обнаружил, что уже покинул центр города и теперь идёт по дороге к старому пионерлагерю, теперь, правда, перекупленному и перестроенному в частный пансионат. Днём за небольшую плату на проходной можно было погулять по его аллеям, спуститься к морю или наоборот, подняться на Аю-Даг. Глубоко вдохнув ночной воздух, Никита поплёлся дальше вдоль, казалось, бесконечного забора. Пару раз его освещали фары проносящихся машин, из которых неслась разудалая музыка и крики резвящейся молодёжи. Погружённый в свои думы, он не сразу услышал мягко урчащий звук работающего на малых оборотах мотоцикла и встряхнулся лишь тогда, когда мотоцикл остановился рядом с ним:

‒ Эй, парень?! – окликнул его женский голос с лёгкой хрипотцой. – Спасибо за помощь. Для вас это теперь редкость.

В её глазах не было той дьявольской желтизны, что напугала его возле клуба. Никита сглотнул вдруг вставший в горле комок и попытался унять бешено скачущее сердце, но слова упорно не хотели покидать его рта, что не укрылось от незнакомки. Она улыбнулась, блеснув белоснежными зубами:

‒ Я так понимаю, что ты кое-что видел? – она пошевелила пальцами, изображая некую неопределённость. Никита смог только кивнуть. В голосе байкерши слышался едва уловимый акцент, и этот факт его неожиданно успокоил. Он еще раз сглотнул стоявший комок и произнёс, с облегчением отмечая, что голос не дал «петуха»:

‒ Ты – не человек!

Девица в голос засмеялась низким, рокочущим смехом, так не вяжущимся с её внешностью. В её глазах поселился выводок маленьких бесенят:

‒ А ты наблюдательный! Надеюсь, эти ублюдки ничего такого не заметили, хотя я всегда могу сказать, что у меня были одеты линзы. Не хотелось бы видеть свой портрет в какой-нибудь «жёлтой газетёнке» или того хуже ‒ на ютубе!

‒ Читаешь подобный мусор?

‒ Нет. И тебе не советую, ‒ снова улыбка.

‒ Но кто ты?

‒ Что, вот так, сразу?! Даже имени не спросишь?

Юноша смутился.

‒ Да я как-то…

‒ Растерялся, ‒ подсказала байкерша.

‒ Есть немного.

‒ С вами, людьми, всегда так, ‒ разоткровенничалась незнакомка. – Будете писать книжки, снимать фильмы, петь песни, но стоит показаться вам на глаза, как тут же впадаете в ступор или обращаетесь в соляной столб. Вот, примерно, как ты сейчас.

‒ Меня Никита зовут, ‒ наконец сумел вставить юноша.

‒ Уже лучше. А меня Тама.

‒ Тамара? – уточнил на всякий случай Никита.

‒ Тамарис, ‒ усмехнулась байкерша.

‒ Я так и понял, что ты не русская.

‒ А ты не глуп. Хочешь прокатиться со мной?

‒ В логово волков?

‒ Почти…

‒ Честно? Нет. Вдруг ты меня съешь, а я не хочу быть завтраком с доставкой.

‒ Хотела бы убить, убила! А не спрашивала для этого разрешения. – Она так спокойно об этом сказала, что Никита ей сразу поверил, стараясь незаметно отодвинуться от новой знакомой, которая в ответ на его телодвижения лишь весело засмеялась.

‒ А у меня есть выбор?!

‒ Выбор есть всегда, ‒ заявила Тама, заводя мотоцикл. Только сейчас Никита рассмотрел на переднем крыле хромированную фигурку бегущего волка.

– Обещаю не причинять тебе намеренный вред, — произнесла она, поднимая правую руку.

‒ Ну тогда поехали, что ли.

‒ Садись сзади и хватайся покрепче. – крикнула она, выжимая ручку газа, заставляя байк взрыкнуть, словно живое существо. ‒ Поедем быстро!

Никита обхватил талию Тамы, сквозь твёрдую кожу косухи чувствуя еще более твёрдые мышцы спины и живота. Ночной воздух разорвал рёв освобождённого чудовища, но это было последнее, что отметил юноша до того, как безумная девица разогнала мотоцикл до невероятной скорости.

«Так вот ты какой – песец…» – с тоской подумал Никита, хватаясь за байкершу, как утопающий хватается за соломинку.

С трудом приоткрыв один глаз, он смог заметить лишь проносящиеся с немыслимой скоростью дорожные фонари, да изредка мелькающие дорожные знаки. Полностью же открыть глаза он решился только тогда, когда, захрустев галькой, мотоцикл остановился.

‒ Живой? – спросила Тама.

‒ Не твоими стараниями, ‒ буркнул Никита, с трудом разжимая собственную хватку. – Мне кажется, что я уже умер и это ‒ Чистилище.

Наконец он огляделся, чтобы понять, куда завезла его безумная байкерша. Мотоцикл стоял на маленьком галечном пляже, со всех сторон окружённом заросшими лесом склонами гор. Возле самой воды горел костёр, вокруг которого расположилось трое мужчин и одна женщина. Одеты они были, в отличие от Тамы, совершенно по-летнему, то есть, в шорты и футболки, не скрывающие их телесную мощь.

‒ Кто это? – шёпотом спросил Никита.

‒ Старейшины.

‒ А…

‒ Кого это ты привезла, Тама?! – поднялся им навстречу один из мужчин, и от звуков его голоса ноги Никиты сделались совершенно ватными. Он был вынужден даже облокотиться о байк, чтобы не упасть на колени. Казалось, в нём слились звуки камнепада, рёв зверя и величие стихии. Этот голос мог принадлежать только вождю, вожаку стаи, но не простому смертному. Этот человек был настоящим гигантом, даже отсюда Никита видел, что незнакомец выше его на голову, а это значит, что росту в нём больше двух метров. Длинные руки бугрились мускулами, то сжимая, то разжимая кулаки.

‒ Смертного, Митридат! – ответила девушка, опускаясь при этом на одно колено.

‒ Кандидата, ‒ подхватила одна из женщин, тоже поднимаясь и становясь рядом с гигантом. В её голосе слышались отзвуки грозы и шум ветвей в омытом дождём лесу. – Иди сюда, мальчик.

Никита успел увидеть, как полыхнули жёлтым её глаза, и сразу же её голос стал походить на аркан. Он тянул, манил, призывал множеством голосов подойти, подползти на коленях, по-щенячьи подставляя беззащитный живот. Сейчас! Немедленно! Нельзя сопротивляться зову Королевы. Всё внутри него трепетало, требуя немедленно двигаться.

‒ Иди, не бойся, дурачок, ‒ мягко подтолкнула его женщина. И сейчас в её голосе слышалась вся материнская любовь в мире, вся её ласка. Двое других мужчин тоже встали, рассматривая его, но делали это молча. На негнущихся ногах Никита сделал один шаг, другой и понял, что остановиться уже не может. Собственное тело предало его, не в силах сопротивляться зову. Мелькнуло лицо гиганта, на нём застыло разочарование.

«Ах, ты ж», — разозлился Никита, собирая в кулак остатки воли. Он сконцентрировался на ногах, пытаясь вернуть себе над ними контроль. И у него стало получаться – движения замедлились, а потом и вовсе остановились. Но какой ценой! По его лицу тёк пот, руки и ноги дрожали так, словно он пробежал марафон, грудь вздымалась и опадала, как кузнечные меха.

‒ Он устоял, Бранн, ‒ донёсся до слуха Никиты голос одного из названных Тамой старейшин. – Гони монету.

Юноша обвёл взглядом всех собравшихся:

‒ Что вам от меня нужно?

‒ Нам? Ничего. А что нужно тебе, кандидат?

‒ Мне?

‒ Ну да. Никто случайно не оказывается ночью на этом пляже, если ему чего-то не нужно. От Луны, от моря, волн, бегущих облаков. От самой жизни, в конце концов, ‒ пророкотал Митридат.

‒ Но меня привезла ваша сумасшедшая подружка! – возмутился юноша.

‒ Она тебя пригласила, но согласился ты по собственной воле.

‒ Хорошо, хорошо! Меня привёл интерес. Вы же ведь оборотни?! – понижая голос, спросил он, по очереди оглядывая каждого сидящего у костра. Тама, скромно потупясь, осталась стоять у байка. К костру её звать не спешили.

‒ Вообще-то, мы ругару.

‒ А это что-то меняет?

‒ Чисто технически мы не ждём полнолуния, чтобы распрощаться с мозгами и начинать жрать всё подряд, как в тупых ужастиках. Живём, правда, чуть дольше, чем вы, но не как кровососы.

‒ Они тоже существуют?!

‒ Еще как, мой юный кандидат, еще как!

‒ То есть, вы мне сейчас перечислили плюсы. А минусы?

‒ Нам приходится много путешествовать.

‒ И воевать, ‒ мрачно вставил молчащий до сих пор старейшина.

‒ Аларик! – возмутилась женщина. – Ты напугаешь нашего гостя.

‒ И так понятно, что раз мальчишка сумел устоять перед твоим Зовом, он нам нужен. Он нужен клану. Но правило гласит, что кандидат должен сам, без принуждения принять решение. А если мы будем врать ему с самого начала, его сердце исполнится злобой от того, что раз принятый путь уже не оставить.

‒ Аларик прав, Маниша, ‒ громыхнул вожак. – Предоставим решать всё человеку. Ты слышал старейшин, ‒ обратился к нему Митридат. – У нас нет времени травить тебе байки о нашем мире. Клянусь, что введу тебя в курс всех событий, если ты примешь правильное решение.

‒ А если я выберу неправильное?

‒ Забудешь всё, что с тобой сегодня происходило и заживёшь обычной человеческой жизнью.

‒ Заманчиво! Но я хотел бы подумать, если мне будет дозволено.

‒ Почему бы и нет, ‒ пожал широченными плечами вожак. – Завтра утром мы будем ждать твой ответ.

‒ А как я вам его сообщу?

‒ Просто выйди и иди по улице. Мы сами найдём тебя.

Никита молча поклонился и, повернувшись, пошёл к мотоциклу, чей мотор тут же ожил. Тама уже сидела на спине своего железного коня, глядя в противоположную сторону.

‒ Скажи мне адрес, я тебя отвезу, ‒ каким-то бесцветным голосом произнесла она. Никита назвал и снова вынужден был вцепиться в своего водителя. Пока они ехали, он настойчиво пытался понять – сон или явь сейчас происходит. И не пора ли проснуться. Он даже пытался себя ущипнуть. Ничего не вышло. Доставив пассажира до места назначения, Тама, не прощаясь, уехала в ночь, сердито выжимая газ. Поднявшись к себе, Никита первым делом полез в душ, но горячую воду уже отключили, и он вынужден был наскоро обмываться холодной водой, что не добавило ему настроения, зато взбодрило. Спать, как это ни странно, не хотелось и он, включив телевизор, механически смотрел на дёргающиеся картинки.

Правда, скоро ему это надоело, и он отправился спать, хотя и отдавал себе отчёт, что после всего, что случилось с ним в эту ночь, заснуть будет для него проблематично. И не заметил, как уснул.

Проснулся он за пару минут до трезвона будильника и, пошатываясь, побрёл в ванную. Скривился, увидев своё отражение, но набрался сил и почистил зубы. Затем выпил утренний кофе и, взяв полотенце, отправился на пляж. Но едва выйдя из дома, он увидел Таму, в лёгком сарафанчике идущую ему навстречу.

‒ Ты ждала меня всю ночь? – спросил Никита после дежурного «Доброе утро!»

‒ Да. – Просто ответила она. – Что ты решил, Никита?!

Никита ничего не ответил. Разглядев, где был припаркован её байк, он не спеша отправился к нему и сел на пассажирское место, искоса взглянув на стоящую столбом Таму.

День обещал быть жарким.

© Денис Пылев, 2017 год

Другие авторы  /   Сборник рассказов

Состояние Защиты DMCA.com

Смешные и добрые Дневники сказочных героев и другие произведения начинающих и именитых авторов. Конкурсы и подарки участникам.

^ Вверх