Архив рубрики: © Денис Пылев. Фэнтези. Юмор

© Денис Пылев. Фэнтези. Юмор

Степень доверия

Прямо посередине тракта, что запыленной змеей вползал на пригорок, образовалась выбоина. Что послужило причиной, никого не интересовало, путники просто обходили стороной это недоразумение. Так было днем, но тем, кто шел в Верензенберг ночь напролет, иногда не везло. Вот и сегодня прошедший днем ливень с коварством опытного охотника прикрыл негодницу лужей грязной воды. Ловушка для невнимательного путешественника была готова.

(читайте далее…)

Отмщение

Граф сидел мрачнее тучи, вертя в руках кубок с вином. Предстояло принять решение. День подходил к концу, и во всем замке слуги зажигали факелы, разгоняя скопившийся за день в углах мрак. Камин за спиной уже посылал волны жара в его неприкрытую привычной броней спину, но граф все так же отрешенно катал в ладонях хрустальный кубок с остатками мейсарского вина, глядя в одну точку перед собой. Человек, стоявший перед ним, пошевелился. В этот миг граф словно очнулся и, одним глотком осушив кубок, с силой бросил его в стену, разбив на сотни мелких осколков.
— Ты ему веришь?! — голос графа М’Арденхайма дрожал от едва сдерживаемого бешенства. О его несдержанности ходили легенды, но одно дело – крушить врагов короля и другое – выплескивать его на своих подданных. Он очень скор на расправу и это было хорошо известно во всем королевстве. Недаром его прозвали Бешеный Граф.
Джуго Эспери (его правая рука, палач и поверенный в разного рода темных делишках, которые у каждого уважающего себя графа или барона Приграничья всегда находятся в списке первоочередных дел) пожал плечами и после кивка своего господина присел на краешек стула. Трапезная все еще носила следы последнего неудовольствия графа одним из своих вассалов. Несчастный глупец решил усесться на два стула, но после непродолжительных пыток сломался и выдал своих сообщников. Тело уже унесли, чтобы сбросить со стены, но ярость, пожирающая графа, никуда не делась. Среди короткого списка имен, что выбили с провинившегося, он с удивлением увидел имя своей фаворитки Малиссы О’дей.
Не в привычках Майло М’Арденхайма откладывать на потом дела, особенно если они были связаны с выбиванием важных сведений или угрожали благополучию графа. В таких случаях он не колебался, но сегодня вдруг его одолели сомнения. Последняя жена умерла более трех лет назад, и с тех пор он не торопился связывать себя узами брака, но плодил бастардов как одержимый. Но так было до того вечера, когда на ежегодном балу, устроенном герцогом Вельгром, он не заприметил стоящую в стороне от остальных даму с тонкой черной повязкой, видимо, недавно овдовевшей. Вокруг нее уже образовалась аура отчуждения, и даже хозяин бала обходил гостью стороной. Майло буквально на днях расстался с очередной пассией и, взяв у слуги с подноса два бокала игристого вина, направился к ней. Спустя некоторое время они уже стали любовниками, и вот уже счастливая история стремительно подходила к своему завершению.
— Хорошо, быть по сему. Но я хочу, чтобы она страдала, как страдаю я, оскорбленный ее предательством.
Вынеся приговор, граф отвернулся, показывая, что разговор окончен и Джуго, поклонившись, покинул покои своего господина. Закрывая дверь, он услышал голос М’Арденхайма:
— Не забудь, она должна страдать. И пришли еще вина.
Эспери кивнул, хотя граф его уже не видел и отправился в подземелья замка Арденбурга, где содержались противники его хозяина, и где ожидала своего приговора красавица О’дей. Стоило ключу, немилосердно скрепя, провернуться в замочной скважине, как бывшая потенциальная «графиня» вскочила с прогнившей соломенной подстилки, что сейчас заменяла ей кровать.
— Что он сказал?! Всеотец, Джуго, не молчи! Что граф решил?!

Читайте далее >>>

© Денис Пылев — короткие рассказы, малая проза


Ахерон. Знакомство

Шуршание опавшей листвы под ногами всегда приводило Келла в прекрасное расположение духа. Вот и сейчас он брел по осеннему лесу Кальтевары IV, огибая усыпанные золотыми и красными чешуйками стволы деревьев Уиджи. Эти эндемики прекрасно уживались с осинами и платанами, привезенными колонистами со старой Земли. Система Кальтевар была обнаружена исследовательским флотом Земной Федерации около пятисот лет назад и сейчас все больше напоминала колыбель человечества. При воспоминании о Федерации Келл криво усмехнулся. Безобразные лики, усеивающие стволы деревьев Уиджи, напоминали духов умерших, запечатленных на старинных фотографиях. Говорят, когда первые колонисты увидели в лесах подобное чудо, едва не случился бунт. Так как среди переселенцев было много верующих, кто-то пустил слух, что их привезли прямиком в Чистилище. Потребовалось прислать на Кальтевар две роты сил планетарного правопорядка (СПП), чтобы убедить людей в обратном.

Читайте далее ->>>

© Денис Пылев — короткие рассказы, малая проза


Значок

Виталий как-то нашел значок. Вот так просто взял и поднял с асфальта небольшой кусок пластика, как поднял бы замеченную им монету или еще что-нибудь столь же яркое и ценное. В этом мы здорово напоминаем сорок, те тоже тащат все яркое без разбора в свои гнезда. Сперва Виталий хотел даже пройти мимо ― шутка ли, дядьке за тридцать, а он значки подбирает. Но уж больно странной формы был значок, да к тому же ― лежал обратной стороной к солнцу, так что разглядеть картинку можно было, лишь перевернув его. Что спустя несколько секунд внутренней борьбы и сделал наш герой.
Вначале он даже усмехнулся. Значок изображал какую-то мультяшную героиню с бледно-желтыми волосами и руками, забитыми татуировками. Мастерски нарисованное личико было задумчиво, словно художник застал свою героиню в момент сильных душевных переживаний. Тень узнавания на миг омрачила чело Виталия, но дивный образ так и не обрел инициализации. Подумав мгновение, он положил значок в карман и отправился домой, куда, в принципе, и держал путь, покинув в конце рабочего дня свое предприятие.
Уже дома он хотел отдать значок дочери, ибо подростки обожают вешать на куртки и рюкзаки всякого рода атрибутику, но будто что-то удержало его руку и, в конце концов, он повесил его на свой рюкзак. Дочка с первого взгляда определила в находке Алису, героиню Кэрролла, супруга ― какую-то историю, связанную с музой автора. И, конечно, дочка стала просить значок для себя, но встретив неожиданный отпор своим привычным притязаниям, на время отложила попытки заполучить желаемое. Жена, обычно выступающая на стороне дочери, в этот раз неожиданно также осталась нейтральной, но прозрачно намекнула, что считает подобное поведение детством, недостаточно отыгравшим в одном хорошо известном месте. Тем не менее Виталий проявил твердость, и значок остался на своем месте.
Если родные и были удивлены подобным поведением, а Лариса (так звали жену Виталия) намекнула на кризис среднего возраста, покрутив пальцем у виска, то в дебаты больше не вступали. «Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не забеременело» был ее вердикт, и жизнь вновь вошла в свое уже привычное русло. О значке, что прочно прописался на папином рюкзаке, стали забывать. Все, кроме Виталия. Неожиданно в нем пробудилось странное чувство привязанности к мультяшному герою, отсюда вскоре произросла привычка разговаривать, как с живым собеседником, поверяя кусочку разрисованного материала свои мысли. Иногда Виталию казалось, что Алиса наблюдает за ним, но он списывал эти наблюдения на игру света и тени, либо усталость после работы.
Он даже придумал присказку, взятую из детского мультсериала ― «Алиса знает, что делает». А спустя полгода произошло первое странное происшествие, которому Виталий не придал значения. Спускаясь со ступеней автобуса, он неловко повернулся и задел значком какой-то выступ, отчего его плечо пронзила острая боль, и по руке побежало что-то горячее. Он не сразу понял, что на правом плече появилась очень глубокая царапина, и ему пришлось обращаться в травмпункт, чтобы наложить несколько швов. Как ни пытался он вспомнить, в какой момент получил эту рану, но так и не смог найти достойного объяснения. Лариса еще некоторое время поворчала, но инцидент вскорости сошел на нет.
А еще спустя какое-то время он обнаружил на значке длинную царапину, что пересекала Алисино предплечье как раз в том месте, где его собственную руку теперь украшал шрам. Придя в ярость, Виталий обрушился с обвинениями на Валентину, дочку. Та яростно отрицала свою вину. Дело дошло до крика. А когда в конфликт вмешалась супруга, он разом перерос в Мировую войну в ее первые осенние месяцы. Кончилось это тем, что Лариса в приступе ярости сорвала значок с рюкзака и со всей силы швырнула его об стену.
В тот же миг невидимое лошадиное копыто (по крайней мере, Виталию показалось, что его лягнула лошадь) вошло в контакт с его грудной клеткой, в буквальном смысле отбросив отца семейства к противоположной стенке прихожей, где и разворачивалось все действо. С трудом отдышавшись, он встретился взглядом с Ларисой и впервые увидел, как ужас в буквальном смысле плещется в ее глазах. Снова пытаться объяснять врачам и полицейским, откуда у него на груди синяк размером с тарелку, он не горел желанием, поэтому было решено лечиться на дому.
Вот тогда он впервые задумался о природе этих событий. «А вдруг?! Да нет, ерунда какая-то!» А затем на работе начался аврал, Виталию пришлось буквально жить на производстве. Так продолжалось пару недель и вся эта история стала понемногу терять свою остроту. Подозрения падали на все что угодно, вплоть до полтергейста, но к действительной причине так и не приблизились. Значок продолжал висеть на рюкзаке Виталия, а жена и дочка вроде и не смотрели в ту сторону.
За всеми хлопотами и житейской суетой как-то незаметно, бочком, подкралось лето, и Виталий решил выбраться семьей на море. Эта идея была принята на «ура», тем более что Валентина закончила девятый класс без троек, успешно сдав переводные экзамены. Так что в качестве поощрения была выбрана Турция. В предвкушении незабываемого отдыха Лариса собирала чемоданы, когда заметила, что супруг укладывает свой рюкзак, на котором висела все так же задумчивая Алиса. Ей вдруг показалось, что пластиковая девчонка смотрит на нее с прищуром, будто угрожая.
― Эту тоже с собой берешь?! – вроде бы спокойно спросила она Виталия. Но тон ее мужу явно не понравился и он ответил чуть резче, чем сам того хотел.
― Беру! Есть она не просит, мозг не компостирует! Чем не идеал?!
― Вот и ехал бы с ней! – Крикнула Лариса в сердцах.
― Так я и еду, – неожиданно спокойно ответил супруг, чем окончательно вывел жену из себя. Метнувшись словно рысь, она сгребла значок в руку, оторвав его от почти собранного рюкзака и одним усилием разломила на две части.
― Что…, – начал было говорить Виталий и распался на две части. Как и Алиса.

Автор Денис Пылев