Все записи автора JuNaVi

Соавтор

За круговертью и шелухой событий, ничтожных по своей значимости, вы потеряли нечто ценное, что-то, что делало вас особенными. Вы утратили это и стали добычей. Кого, спросите вы? И я отвечу – меня.
Вы сами придумываете себе страшилки и антигероев, которых боитесь до потери сознания. Вы сотворили себе столько кумиров, что их хватит на эоны вперед. Вы восхваляете глупость и развращенность, вы следуете заветам лжепророков и шарлатанов. Вам так нравится обманывать себя, что вы достигли невиданных высот в самообмане. Но, оставаясь наедине с собой, вы еще пока сопротивляетесь мне. Ваша защита слаба и одного моего прикосновения достаточно, чтобы она рухнула, как соломенная хижина от дуновения волка. Но я уже одержал победу. И знаете, почему?
Знаете, почему я победил?! Потому что я повсюду! Я везде и нигде. Я столь умело убедил вас в вашей собственной значимости, что вы поверили в свое всемогущество. Но остановитесь и посмотрите в зеркало. Что вы видите? Уставших, измученных бытом или отсутствием оного, одиноких, озлобленных личностей. Вы ужасаетесь прочитанному в газете, увиденному в новостях, потому что это я создаю новости. Я стою за спиной журналиста и простого бумагомараки. Это я шепчу слова-мерзости школьникам, пишущим (говорящим) друг другу гадости.
Вы не задумывались, почему люди делают какие-то ужасные вещи, будучи с виду нормальными?! Нет? Потому что это мои птенцы, мои выкормыши! Я ласков с ними как мать и требователен как отец. Муж повез жену, подозреваемую в измене, в лес и отрубил руки. Почему?! Потому что я шептал ему это в уши. Ласково подсказывал, настаивал, взывал к его раненой гордости.
Это я вскармливал гордыню юнца, стреляющего в себе подобных. О, это мой великий триумф. Ведь это мои изобретения позволили вам поливать друг друга грязью и помоями, не отрываясь от светящегося прямоугольного экрана. Согласитесь, ведь это величайшее изобретение, позволяющее любой посредственности считать себя монархом или богоравным героем. Легион моих копий работал над этим долгие годы. И мы победили! То, чем я заразил вас, много хуже болезней, ведь от них можно найти лекарство, а от моих идей – нет! Мой памятник в Детройте стал наградой моей работе. Я постепенно вхожу в вашу жизнь, ведь это именно вы открываете мне двери, в которые я даже не стучусь. И совсем скоро в каждой стране мне будут поклоняться в открытую, выйдя из подполья на свет, где мне самое место.
Единственный, кто мог бы противостоять мне – церковь. Но это уже не дом Бога, не те святые воины за веру, готовые к самопожертвованию подвижники. Ваша церковь сегодня – это сборище коммерсантов, желающих земных благ еще больше (алчнее), чем те овцы, за которыми им велено присматривать в отсутствие старших. Это не та церковь, что жгла ведьм сотнями. Эта церковь толерантна и лояльна ко мне. Ей не справиться со мной. Ни с одним мной. Ведь я недосягаем для них из-за страсти к накопительству, чревоугодию и разврату. Ваша церковь давно не порождает титанов вроде Франциска Ассизского или Сергия Радонежского. Это время прошло. Как тонко я разыграл партию, породив атеизм. Через отрицание ко мне придет гораздо больше последователей, чем к Богу за лживые обещания Рая Небесного.
Я проник во все сферы жизни человеческого общества, что, правда, отняло у меня почти две тысячи лет, но игра стоила свеч. Я принимаю законы, по которым живут страны и целые континенты. Я оплачиваю фильмы о себе и своих слугах. Разве я не прекрасен в них?! Я с трибуны мирового сообщества заявляю о праве личности на педерастию, педофилию и любые самовыражения, вплоть до столь уродливых, что противны даже мне самому. Но если они приблизят вас ко мне еще хотя бы на полшага, да здравствует свобода!
Мой голос – самое главное оружие, отточенное за века противостояния. Ведь я шепчу во все готовые слушать уши независимо от возраста, пола, расы и вероисповедания. Возьмите этого несчастного фитнес-тренера. А ведь это я вливал нужные слова в уши девочки. «Он виноват! – будете кричать вы». Прекрасно! Снова моя работа! Не шедевр, но все же. Внушить молодому здоровому мужчине, окруженному женщинами, влечение к несформированному ребенку. Ну ведь прекрасно, согласитесь?! Я словно античный Пигмалион ваяю свои шедевры из любого подвернувшегося материала и выпускаю их в мир. Ведь мир готов принять их с распростертыми объятиями.
Что мне с того, спросите вы. Я – игрок. Мне важен процесс, важен результат саботажа самого любимого Его творения, ради которого он отказался от нас, первородных. И когда я приведу вас в своё царство, тогда Его вера в вас окажется напрасной, а это значит, что я победил. Ведь даже сейчас никто не проверит, кто шепчет эти слова в уши автора.
Возможно, что я.
Искренне ваш, Дьявол

© Денис Пылев — короткие рассказы, малая проза


Паола. Книга 2. Сияние. Глава 16

После того, как ночные визитеры ушли, забрав с собой незадачливую приманку, Паола залезла в палатку и спокойно уснула, отгородившись от холодного и жестокого мира стеной наплевательства. И прекрасно выспалась. Правда, проснувшись, она почувствовала тяжелую поступь надвигающегося Голода. И это было плохим знаком. Рано или поздно ей придется искать теплокровного и накормить живущий в ней кошмар живительной влагой. А сейчас … (читайте далее)

© Денис Пылев — романы, повести, короткие рассказы, малая проза, фэнтези, юмор


Trip

Trip

— Да поел я, мам, не волнуйся. Ну как может голос звучать голодным? Ма, тут такое дело — предлагают на летних каникулах поехать в Пекинский университет на языковую практику. Как думаешь, соглашаться? Денег не надо, всё бесплатно, я в программе обмена участвую.

Мише действительно предлагали поехать в Пекин, но немного по-другому вопросу.

— Мишган, ты же китайский учишь? — спрашивал в баре пьяным голосом его новый знакомый.

— Мандарин, это северокитайский диалект.

— Звучит как Новый год, короче, тема есть… Промышленная химия.

Тема была очень простой. Найти и привезти знаменитые китайские наркотики. Соли, курительные смеси и тому подобное. Миша же считал, что ребятам нужны исходники для производства парниковой плёнки.

Они летели в Китай втроём. Двое его коллег по путешествию не очень походили на садово-огородных баронов. Скорее на цыганских. У обоих были золотые зубы и, судя, по размерам золотых цепей, такие же шеи. Первое, что спросили его новые друзья ещё при прохождении зеленого коридора, как будет по-китайски — проститутки. По прилёту в Пекин пить начали еще в терминале Кэпитала. Попутчики знали очень много смешных историй, правда, почему-то, только про зону. Потом один из них сказал, что ни разу не катался на горных лыжах, да ещё и в Китае. Они тут же сели в такси, Миша озвучил водителю: «Ванлунь». Этот горнолыжный курорт посоветовал Мише уборщик в туалете аэропорта, когда Мишу стошнило после второй бутылки анисовой водки. Ещё уборщик посоветовал, есть больше овощей и не пить анисовую водку.

В такси у Миши опять зазвонил телефон. Он был ещё пьян, а двое коллег по парник-трипу безмятежно храпели на заднем сидении.

— Мам, привет! Прилетел. Всё хорошо. Пекин шикарен… Просквозило меня немного в самолёте, поэтому голос такой. Едем с ребятами в общагу. Да поел я! Пока.

На курорте Мише очень понравилось. Заселились в гостиницу моментально. Еще выпили. Взяли лыжи на прокат. Ещё выпили. И поехали на вершину горы. На первом же спуске Миша сломал ногу.

Китайские спасатели спустили Мишу на снегоходе вниз. Потом на скорой отвезли в больницу маленького города неподалёку. Рентген и пластиковый гипс. Больше всего инцидент расстроил коллег Михаила. Они приехали в больницу, привезли пять апельсинов и бутылку анисовой водки. Поговорили через Мишу с доктором. Когда узнали, что минимум неделю без движения – испереживались. Ещё больше расстроились, когда узнали сумму счета за лечение и забрали водку. В этот же день они уехали. Больше Михаил их никогда не видел. Телефоны были отключены.

Наутро Миша проснулся от ужасной головной боли. Он лежал в палате с пятью китайцами, которые очень громко говорили и кашляли. Одна нога была в гипсе. Вторая нога была обута в горнолыжный ботинок. Одет он был в комбинезон, в котором так неудачно спустился. Было жарко и потно, нога в гипсе зудела. Пришла медсестра с сотовым телефоном. Звонили из гостиницы. Информировали о том, что его друзья уехали. Счёт за гостиницу и прокат снаряжения должен оплатить Миша. Друзья так сказали.

* * *

Через неделю Мишу из больницы выписали. Ну как выписали, просто перестали кормить, а на его кровать положили веселого старичка-китайца. Миша понял, что это намёк, спиздил швабру, которую приспособил под трость и, как древнерусский богатырь, пошел куда глаза глядят. Все вещи были в гостинице, и чтобы их забрать, нужно было заплатить. Денег, естественно, не было.

Родителям звонить было стыдно. В животе урчало. Есть хотелось нестерпимо. Он зашёл в ближайшее придорожное кафе и наудачу попал на хозяина заведения. Тот был поваром, официантом и уборщиком одновременно. Миша попросился на работу за еду и ночлег. Ресторатор согласился сразу. Европеец, который работает на китайца, должен был поднять уровень его заведения в глазах гостей до мишленовских звёзд.

Так Миша нашел работу. Глядя на него, казалось, что тиран-китаец держит парня с голубыми глазами в рабстве, а, чтобы паренёк наверняка не сбежал, китаец сломал ему ногу. Спал Миша в этом же кафе на полу на матрасе. Как-то раз Миша так хорошо помыл посуду (всю ночь драил сковородки и кастрюли, которые вообще никогда не мыли), что китаец-тиран на радостях подарил ему ящик анисовой водки. Миша немного выпил и загрустил, еще очень свежи были воспоминания о том, как он пил анисовую водку на китайской земле в первый раз. Он взял пару бутылок с собой и пошёл гулять. Холодало, он зашёл в холл какой-то гостиницы погреться. Там, оживляя интерьер, сидели три русских девушки. Миша спросил их первым:

— Девчушки, а хотите водки?

— Конечно, хотим.

— Что, тоже, китайцы бесят?

— Ну, не то слово!

Они выпили всю водку. Оказалось, что девушки окучивают ниву древнейшей профессии. Но вот с клиентами у них прямо беда. Мише в голову сразу зашла блестящая бизнес-идея. Работая в кафе, он обзавелся друзьями-китайцами, которые только и мечтали о неземной красоте русских девушек. Связав спрос и предложение, он заинтересовал дам деловым партнёрством со скромным отчислением двадцати пяти процентов. Понятно, дамы долго не раздумывали.

Бизнес попёр. От клиентов не было отбоя. Китайцам было удобнее договариваться с мужчиной. Через месяц Миша оплатил все долги в гостинице и больнице. Снял четырехкомнатную квартиру. Он ощущал себя порно-королём. Периодически ему на телефон звонили.

— Але, мам, да поел я. У меня всё нормально, денег не надо. Мне стали платить повышенную стипендию. Я вам вчера Вестерн Юнионом кусочек отправил. Мам, ну перестань, говорю же, поел…

P.S. Михаил Петрович до сих пор живёт в Китае. У него жена-китаянка и чудесный ребёнок, раскосый, с голубыми глазами. Плюс он собственник одной из самых больших в Северном Китае транспортных компаний, которая осуществляет перевозки по всему миру. На звонке мобильного у него до сих пор стоит песня Питера Габриеля «Don’t give up»!

© Александр Бессонов — короткие рассказы, малая проза


 

Где мой кофе?

Где мой кофе?

Николай Геннадьевич как-то вечером на парковке забыл закрыть окно у своего автомобиля. Наутро на заднем сидении его машины преспокойненько похрапывал бомж. Он торопился на работу и громко сказал:

— Уважаемый, подъем, вам пора!

Бомж, не открывая глаза, ответил.

— Уважаемый… Интеллигентный человек, приятно слышать. На хуй пошёл отсюда. Спать охота.

— Что вы сказали? Ты куда меня послал?

Бомж присел и начал тереть заплывшее лицо.

— Ой, извините, я вас спутал с другим человеком. Где моё кофе?

— Ты совсем охуел? С чего я тебе кофе в постель должен подавать?

— Я машину вашу охранял. Тут, знаете, сколько неадекватов ходит…

— Да уж вижу. Слушай, свали по-хорошему, иначе полицию вызову.

— Вызывайте, конечно, посмотрим кому больше поверят — вам или несостоявшемуся доктору физико-математических наук.

— Так вы доктор наук?

— Я закончил девять классов… И все. В перспективе мог стать доктором наук. Поэтому пока только несостоявшийся.

— Слушай, профессор, пошел вон.

— Вижу вы — деловой человек, у меня к вам предложение. Вы идёте сейчас за бухлишком, ко мне приходит барышня на свидание, мы берём вашу выпивку, и вы нас не тревожите пару часиков.

— Так, и что я получаю взамен?

— Вариант номер один. Скидку на следующую неделю за охрану вашего авто — двенадцать процентов.

— Давайте сразу второй вариант.

— А вы человек с хваткой, уважаю. Вариант два. Гарантию на месяц от умышленного прокола колес.

— А кто мне их может проколоть?

— Я же говорю, очень много неадекватных людей здесь ходит. Хотя бы я, например.

— Вариант три есть?

— Вы посмотрите-ка на него, атлант расправил плечи. Есть. У вас, что на лобовом стекле прикреплено?

— Видеорегистратор.

— Его же можно развернуть, чтобы салон снимать? Так вот у вас будет первоклассное хоум видео, где я и моя ляля…

— Стоп. Пошёл вон!

— То есть, правильно ли я вас понял, что мы не договорились?

— Нет.

— Хотя бы подбросите до вокзала? Я Вам спою.

— Нет!!!

— Какой вы, право, нехочуха. Ладно, уговорили, дайте мне на сборы тридцать минут. И, прошу, не нарушайте мои личностные границы.

— Вон пошёл!

Бомж вылез из машины и вразвалочку направился к ближайшим гаражам, напевая на французском «Салют» Джо Дассена. На заднем сидении Николай Геннадьевич обнаружил смятую визитную карточку.

Николай Басков, певец. Свадьбы, похороны, др.
И чуть ниже красовалась надпись: «Эх, зачем я снялся в том клипе»…

© Александр Бессонов — короткие рассказы, малая проза