Архив метки: байки

Trip

Trip

— Да поел я, мам, не волнуйся. Ну как может голос звучать голодным? Ма, тут такое дело — предлагают на летних каникулах поехать в Пекинский университет на языковую практику. Как думаешь, соглашаться? Денег не надо, всё бесплатно, я в программе обмена участвую.

Мише действительно предлагали поехать в Пекин, но немного по-другому вопросу.

— Мишган, ты же китайский учишь? — спрашивал в баре пьяным голосом его новый знакомый.

— Мандарин, это северокитайский диалект.

— Звучит как Новый год, короче, тема есть… Промышленная химия.

Тема была очень простой. Найти и привезти знаменитые китайские наркотики. Соли, курительные смеси и тому подобное. Миша же считал, что ребятам нужны исходники для производства парниковой плёнки.

Они летели в Китай втроём. Двое его коллег по путешествию не очень походили на садово-огородных баронов. Скорее на цыганских. У обоих были золотые зубы и, судя, по размерам золотых цепей, такие же шеи. Первое, что спросили его новые друзья ещё при прохождении зеленого коридора, как будет по-китайски — проститутки. По прилёту в Пекин пить начали еще в терминале Кэпитала. Попутчики знали очень много смешных историй, правда, почему-то, только про зону. Потом один из них сказал, что ни разу не катался на горных лыжах, да ещё и в Китае. Они тут же сели в такси, Миша озвучил водителю: «Ванлунь». Этот горнолыжный курорт посоветовал Мише уборщик в туалете аэропорта, когда Мишу стошнило после второй бутылки анисовой водки. Ещё уборщик посоветовал, есть больше овощей и не пить анисовую водку.

В такси у Миши опять зазвонил телефон. Он был ещё пьян, а двое коллег по парник-трипу безмятежно храпели на заднем сидении.

— Мам, привет! Прилетел. Всё хорошо. Пекин шикарен… Просквозило меня немного в самолёте, поэтому голос такой. Едем с ребятами в общагу. Да поел я! Пока.

На курорте Мише очень понравилось. Заселились в гостиницу моментально. Еще выпили. Взяли лыжи на прокат. Ещё выпили. И поехали на вершину горы. На первом же спуске Миша сломал ногу.

Китайские спасатели спустили Мишу на снегоходе вниз. Потом на скорой отвезли в больницу маленького города неподалёку. Рентген и пластиковый гипс. Больше всего инцидент расстроил коллег Михаила. Они приехали в больницу, привезли пять апельсинов и бутылку анисовой водки. Поговорили через Мишу с доктором. Когда узнали, что минимум неделю без движения – испереживались. Ещё больше расстроились, когда узнали сумму счета за лечение и забрали водку. В этот же день они уехали. Больше Михаил их никогда не видел. Телефоны были отключены.

Наутро Миша проснулся от ужасной головной боли. Он лежал в палате с пятью китайцами, которые очень громко говорили и кашляли. Одна нога была в гипсе. Вторая нога была обута в горнолыжный ботинок. Одет он был в комбинезон, в котором так неудачно спустился. Было жарко и потно, нога в гипсе зудела. Пришла медсестра с сотовым телефоном. Звонили из гостиницы. Информировали о том, что его друзья уехали. Счёт за гостиницу и прокат снаряжения должен оплатить Миша. Друзья так сказали.

* * *

Через неделю Мишу из больницы выписали. Ну как выписали, просто перестали кормить, а на его кровать положили веселого старичка-китайца. Миша понял, что это намёк, спиздил швабру, которую приспособил под трость и, как древнерусский богатырь, пошел куда глаза глядят. Все вещи были в гостинице, и чтобы их забрать, нужно было заплатить. Денег, естественно, не было.

Родителям звонить было стыдно. В животе урчало. Есть хотелось нестерпимо. Он зашёл в ближайшее придорожное кафе и наудачу попал на хозяина заведения. Тот был поваром, официантом и уборщиком одновременно. Миша попросился на работу за еду и ночлег. Ресторатор согласился сразу. Европеец, который работает на китайца, должен был поднять уровень его заведения в глазах гостей до мишленовских звёзд.

Так Миша нашел работу. Глядя на него, казалось, что тиран-китаец держит парня с голубыми глазами в рабстве, а, чтобы паренёк наверняка не сбежал, китаец сломал ему ногу. Спал Миша в этом же кафе на полу на матрасе. Как-то раз Миша так хорошо помыл посуду (всю ночь драил сковородки и кастрюли, которые вообще никогда не мыли), что китаец-тиран на радостях подарил ему ящик анисовой водки. Миша немного выпил и загрустил, еще очень свежи были воспоминания о том, как он пил анисовую водку на китайской земле в первый раз. Он взял пару бутылок с собой и пошёл гулять. Холодало, он зашёл в холл какой-то гостиницы погреться. Там, оживляя интерьер, сидели три русских девушки. Миша спросил их первым:

— Девчушки, а хотите водки?

— Конечно, хотим.

— Что, тоже, китайцы бесят?

— Ну, не то слово!

Они выпили всю водку. Оказалось, что девушки окучивают ниву древнейшей профессии. Но вот с клиентами у них прямо беда. Мише в голову сразу зашла блестящая бизнес-идея. Работая в кафе, он обзавелся друзьями-китайцами, которые только и мечтали о неземной красоте русских девушек. Связав спрос и предложение, он заинтересовал дам деловым партнёрством со скромным отчислением двадцати пяти процентов. Понятно, дамы долго не раздумывали.

Бизнес попёр. От клиентов не было отбоя. Китайцам было удобнее договариваться с мужчиной. Через месяц Миша оплатил все долги в гостинице и больнице. Снял четырехкомнатную квартиру. Он ощущал себя порно-королём. Периодически ему на телефон звонили.

— Але, мам, да поел я. У меня всё нормально, денег не надо. Мне стали платить повышенную стипендию. Я вам вчера Вестерн Юнионом кусочек отправил. Мам, ну перестань, говорю же, поел…

P.S. Михаил Петрович до сих пор живёт в Китае. У него жена-китаянка и чудесный ребёнок, раскосый, с голубыми глазами. Плюс он собственник одной из самых больших в Северном Китае транспортных компаний, которая осуществляет перевозки по всему миру. На звонке мобильного у него до сих пор стоит песня Питера Габриеля «Don’t give up»!

© Александр Бессонов — короткие рассказы, малая проза


 

Россказни служивого. Гл. 1-12

Глава 1

Командировка. Лето. Грозный. Блокпост. Кто-то нарассказывал страшных случаев, о том, что если ночью увидел зеленую, светящуюся точку, это снайпер оппонентов — увидишь и в следующую секунду смерть… И как специально мне вручают прибор ночного видения: — «Будешь наблюдателем!»
Качество прибора в те годы, мягко говоря, оставляло желать лучшего, видно что ничего не видно. Пришлось приспособиться, запомнить на местности темные, и относительно светлые участки, их взаиморасположение (читайте далее…)

Автор © Историс

Байки старого кладбища. Байка 2

На берегу залитой лунным светом речки сидели два старинных приятеля. Знакомство их длилось уже больше века, и за это время сложилась стойкая, как запах одеколона «Тройной», традиция: при встрече один с удовольствием и помногу говорил, а второй с не меньшим удовольствием молчаливо слушал. Так было и в этот раз.

— … вот так-то, — закончил свою речь словоохотливый. — И, помнится, погода тогда была, как сегодня: тишина, благодать, запахи трав… Соловьи поют, сверчки стрекочут… Кстати, я только после смерти познал всю неуловимую прелесть комариного звона, раньше, помнится, меня это ужасно бесило…

Его прервал жуткий вой, которым внезапно огласилось кладбище. Собеседники подскочили от неожиданности и нервно оглянулись. Бодрой походкой к ним приближалась высокая широкоплечая фигура.

— Только не это, — тихонько простонал болтливый, закатив глаза.

Фигура подошла ближе, облокотилась на памятник, подняла голову к небу и душераздирающе завопила:

— Крооооооовииии!!!

Когда последние отзвуки крика затихли, источник шума повернулся и с ухмылкой посмотрел на приятелей. Словоохотливый смотрел на него с плохо скрытым раздражением, а молчаливый — недоуменно. Луна сейчас ярко освещала возвышавшегося над ними, и можно было разглядеть и шикарную шевелюру, старательно приглаженную пятерней, и щегольской костюм, и смазливую физиономию. Сочтя, что его выступление не произвело должного эффекта, красавчик откашлялся и продолжил зловещим шепотом:

— Жажда гонит меня на охоту… Берегитесь, смертные!

— Завязывал бы ты с этим, Влад, — не выдержал словоохотливый, поморщившись. — Ну какая жажда?

— Неутолимая, — охотно пояснил высокий. Его собеседник тяжело вздохнул и промолчал.

— Ну, вы как хотите, а я пошел, — обиженно заявил красавчик, не дождавшись ответа. — Можете тухнуть здесь в апатии и безделье, а я буду сеять смерть!

— Ну-ну, сеятель, — презрительно буркнул себе под нос словоохотливый, когда высокая фигура удалилась на достаточное расстояние. Его приятель, опомнившись, ткнул его в плечо зеленоватой рукой и, запинаясь, произнес:

— Это.. Что?

Болтливый махнул рукой.

— А, ты ж не знаешь. Это новичок. Ты вот из-за жары две ночи не показывался, а между тем у нас тут пополнение.

Молчаливый изобразил жестами нечто, символизирующее готовность слушать, и словоохотливый тут же этим воспользовался.

— Этот новопреставленный, по имени Влад, только вчера из могилы вылез, и уже всех наших достал. То ли лавры знаменитого румынского тезки ему покоя не дают, то ли просто малоумный, не знаю. Одно — рвется к людям, дескать, жаждою томим. Убеждали его, отговаривали, все зря, пришлось держать силой. Ну, вчера-то собралась компания побольше, был же день поминовения Серой дамы, поэтому никуда его не пустили. Надеялись — образумится, да, видать, напрасно…

Словоохотливый немного подумал и глубокомысленно изрек:

— Это у него все от фильмов. Я слышал, сейчас сериал какой-то популярный есть, новое поколение на нем помешалось. Там все упыри являют собой образцы красоты, грации и силы. Ну и бессмертия, конечно.

Молчаливый хрюкнул, и его собеседник обрадованно продолжил:

— Вот и мне смешно. Бессмертие после смерти, парадокс! Но молодежь верит… Вот, этот, например. Возомнил вампиром себя. Хотя каждому известно, что вампиризм — это досадное отклонение от нормы и легко излечивается, было бы желание. А в норме мы ни голода, ни, упаси боже, жажды, не испытываем…

Они немного посидели, наслаждаясь звуками летней ночи, и словоохотливый продолжил рассказ о былых временах. Время летело незаметно, и приятели осознали, что пора расходиться, лишь когда край горизонта начал светлеть.

— Ох, пора, — произнес многоречивый, поднялся на ноги, развернулся в сторону кладбища и застыл. Заинтригованный молчун тоже привстал, и глазам их открылось незабываемое зрелище.

По кладбищу неверными шагами, стыдливо прячась за памятниками, продвигался Влад. Сложно было узнать в нем пижона, который оставил их каких-то пару часов назад — из взлохмаченных волос торчали солома и ветки, лицо было в грязи, вся фигура как-то перекосилась и скрючилась. Присмотревшись, приятели заметили, что дорогой наряд неофита безнадежно испорчен: туловище насквозь прошил изрядных размеров деревянный дрын, прорвавший пиджак и рубаху. Лицо пострадавшего представляло палитру самых разнообразных эмоций: от безграничного удивления до глубокой печали. Ни слова не сказав, он добрел до своей могилы и поспешно скрылся в земле.

— О, я смотрю, молодежь кое-что помнит из дедовских баек, — вымолвил разговорчивый, придя в себя. Его собеседник укоризненно покачал головой.

— И это ведь ему еще повезло, — оптимистично продолжил первый, направляясь к собственному погосту. — Кол хоть вынуть можно. А могли ведь и голову отрубить, это ужасно неудобно, она вечно норовит упасть и куда-нибудь укатиться. Ладно, бывай, того и гляди, петухи запоют!

© Анчутка — Дневники. Онлайн

Байки старого кладбища. Байка 1


Состояние Защиты DMCA.com

Такси. Новый Год

Близится новый год.

— Двадцать третий, возьмите ресторан «Сакура»…

— Тридцать шестой, заберите ресторан «У берега»…

Раздавалось из рации. Почти все машины были заняты и возили пассажиров по корпоративам и по гостям.

— Двадцать первый, заберите ресторан «Чайка», едут в Каштак, — передали мне очередную заявку.

— Хорошо, база, забираю.

Подъехав к ресторану, я забрал девушку, мягко говоря — под градусом. .. (читайте далее…)