Архив метки: Читать короткие рассказы

Где мой кофе?

Где мой кофе?

Николай Геннадьевич как-то вечером на парковке забыл закрыть окно у своего автомобиля. Наутро на заднем сидении его машины преспокойненько похрапывал бомж. Он торопился на работу и громко сказал:

— Уважаемый, подъем, вам пора!

Бомж, не открывая глаза, ответил.

— Уважаемый… Интеллигентный человек, приятно слышать. На хуй пошёл отсюда. Спать охота.

— Что вы сказали? Ты куда меня послал?

Бомж присел и начал тереть заплывшее лицо.

— Ой, извините, я вас спутал с другим человеком. Где моё кофе?

— Ты совсем охуел? С чего я тебе кофе в постель должен подавать?

— Я машину вашу охранял. Тут, знаете, сколько неадекватов ходит…

— Да уж вижу. Слушай, свали по-хорошему, иначе полицию вызову.

— Вызывайте, конечно, посмотрим кому больше поверят — вам или несостоявшемуся доктору физико-математических наук.

— Так вы доктор наук?

— Я закончил девять классов… И все. В перспективе мог стать доктором наук. Поэтому пока только несостоявшийся.

— Слушай, профессор, пошел вон.

— Вижу вы — деловой человек, у меня к вам предложение. Вы идёте сейчас за бухлишком, ко мне приходит барышня на свидание, мы берём вашу выпивку, и вы нас не тревожите пару часиков.

— Так, и что я получаю взамен?

— Вариант номер один. Скидку на следующую неделю за охрану вашего авто — двенадцать процентов.

— Давайте сразу второй вариант.

— А вы человек с хваткой, уважаю. Вариант два. Гарантию на месяц от умышленного прокола колес.

— А кто мне их может проколоть?

— Я же говорю, очень много неадекватных людей здесь ходит. Хотя бы я, например.

— Вариант три есть?

— Вы посмотрите-ка на него, атлант расправил плечи. Есть. У вас, что на лобовом стекле прикреплено?

— Видеорегистратор.

— Его же можно развернуть, чтобы салон снимать? Так вот у вас будет первоклассное хоум видео, где я и моя ляля…

— Стоп. Пошёл вон!

— То есть, правильно ли я вас понял, что мы не договорились?

— Нет.

— Хотя бы подбросите до вокзала? Я Вам спою.

— Нет!!!

— Какой вы, право, нехочуха. Ладно, уговорили, дайте мне на сборы тридцать минут. И, прошу, не нарушайте мои личностные границы.

— Вон пошёл!

Бомж вылез из машины и вразвалочку направился к ближайшим гаражам, напевая на французском «Салют» Джо Дассена. На заднем сидении Николай Геннадьевич обнаружил смятую визитную карточку.

Николай Басков, певец. Свадьбы, похороны, др.
И чуть ниже красовалась надпись: «Эх, зачем я снялся в том клипе»…

© Александр Бессонов — короткие рассказы, малая проза


 

Квартирка

Квартирка

Эту историю рассказал один мой знакомый по бассейну. Она получилась двухсерийной, потому что поболтать мы могли только в раздевалке.

Часть первая. До тренировки

– Жила у нас на районе бабушка, – начал он, вешая сумку в шкафчик. – Обычная бабушка, но такая добрая и душевная, что невозможно мусор спокойно выкинуть. Стоит только поздороваться – и ты на крючке. Узнаешь последние новости обо всём и обо всех. Однажды шёл я утром на работу, и тут она….

* * *
– Доброе утро, Ольга Петровна!

– Какая приятная и неожиданная встреча, голубчик! Вы как-то особенно печально сегодня выглядите, мне кажется, вас плохо кормит супруга. Вы знаете, неизвестные негодяи снова выкрутили лампочку в подъезде, а я купила новую. Окажите любезность, помогите вкрутить. Но если вы торопитесь, я, разумеется, не настаиваю…

Как тут откажешь? И пока я менял лампочку, мой кругозор неумолимо расширялся.

– Ольга Петровна, питаюсь я нормально. Просто не выспался. Вчера вечером у меня номера сняли с машины, прямо у подъезда. Мы с ребятами подняли на уши весь район, и ничего, эти козлы даже записку с номером телефона не оставили.

– Какой кошмар, дорогуша. Недавно я смотрела телепрограмму о криминальной обстановке в нашем городе, так вот номера воруют заключённые. Им, видите ли, в тюрьмах скучно, вот и организуют эту, с позволения сказать, схему через знакомых. Идея не нова, помню, ещё в Киеве в середине семидесятых…

– Всё понятно, извините, что перебил. Готово. Мне пора.

Не слишком вежливо, но я уже опаздывал на работу. Ольга Петровна вроде не обиделась, пошла к себе. Все знали, что в нашем доме у неё две квартиры: одна – наследство от мужа, вторая – от сестры. Ольга Петровна решила лишнюю жилплощадь сдавать. Получалось плохо. Она ведь женщина в возрасте, современных реалий не понимает, к тому же доверчивая.

Сдала она квартиру аспиранту аграрного института, вроде нормальный парень, пару раз на футболе с ним пересекались. А через месяц соседи сказали, что в квартире были менты с обыском. Наркотики варил и продавал воспитанный аспирант.

Какое-то время квартира пустовала, потом Ольга Петровна пустила туда своих дальних родственников, седьмая вода на киселе. Обычная семейная пара, не похожи на наркобаронов. Их я тоже видел, иногда встречались во дворе, разговаривали о погоде, природе, ценах на бензин. Она, по-моему, работала бухгалтером, а он – автомехаником. Ольга Петровна была счастлива, что в квартире свои живут, вроде как имущество под присмотром.

* * *

И тут мы ушли плавать, конец первой части.

Часть вторая. Завершающая, обтирающая

– Ну и что потом случилось с той квартиркой? – спросил я коллегу по плавательной дорожке и резиновой шапочке.

– Что-что, ещё один обыск. Нашли боевые патроны и гранату времён Второй мировой. Мужа сразу увезли, а жену долго допрашивали, но в конце концов тоже забрали в СИЗО.

– Коллекционеры, блин. С таким арсеналом дом мог взлететь на воздух. Бедная Ольга Петровна.

– Слушай дальше. Когда Ольга Петровна перестала выходить из своей квартиры, мы, соседи, забеспокоились, снова позвонили в полицию. Двери при мне как раз вскрывали, я был понятым. Точно, умерла бабушка. А что потом нашлось в этой квартире! У ментов глаза выпали. Номера от моей машины, препараты, из которых наркоту варят, и те самые патроны.

– Да ладно. Выходит, старушка тупо подставляла квартирантов?

– Ага, это ж проще простого, у хозяйки квартиры всегда есть свои ключи.

– Господи, зачем ей это?

– А зачем мы с тобой в бассейн ходим?

– Ну не знаю, чтобы скучно не было.

– Вот и она не хотела скучать.

© Александр Бессонов — короткие рассказы, малая проза


Больничка

Больничка 

– Я тебя очень прошу, возьми отпуск на август!

– Да помню я… Ну блин, все хирурги уходят летом. Кто работать-то будет?

– Если не пойдёшь, я тебе палец на правой руке сломаю.

– Ломай на здоровье, у меня их двадцать.

– Вот все и сломаю! Чем будешь держать скальпель?

– Носом! Я ролик видел на ютубе.

– Значит, нос тоже откушу. Поехали, а? Твои, то есть наши, билеты и проживание в Италии я оплачу.

Он сердито посмотрел на неё, поднялся с кровати и начал собираться.

Сергей Михайлович работал хирургом в Научно-исследовательском институте спины и спинного мозга, сокращённо НИИСО, уже одиннадцать лет. Зарплата была такой же, как и у коллег. Ему хватало. Но когда попрекали бедностью, злился. Сергей Михайлович любил свою работу, а его подруга говорила:

– Признайся, тебе просто нравится ковыряться в людишках, чиня их, словно это дряхлые «Тойоты Короллы» с большим пробегом по РФ.

***

В ординаторскую зашёл его коллега:

– Сергей Михайлович, там в двадцать четвёртую привезли дядю из области, принимайте. Операция по квоте, он три года ждал. Забавный такой.

– Почему забавный?

– Карася мне подарил вяленого.

– Зачем?

– Говорит, от карасей хер лучше стоит.

Сергей Михайлович зашёл в двадцать четвертую палату. На кроватях лежали трое больных и смеялись в голос, слушая четвёртого, сидящего в инвалидном кресле. Он живо что-то рассказывал, размахивая руками.

– Добрый день. Кто из вас Смирнов? – Сергей Михайлович обвёл взглядом пёструю компанию.

– Если признаюсь, что я, не ударишь? – спросил мужчина в коляске.

– Так я вроде представитель гуманной профессии, людей не бью.

– Специально ударишь, чтобы потом вылечить.

– Мне и без того хватает работы. Ходить можете?

– Могу. Но только под себя.

В палате дружно захохотали.

– Товарищи больные, этой шутке лет сто. Отвернулись все к стеночке и подумали о вечерних клизмах. Смирнов, через два дня у вас операция. Я буду её вести. Судя по анамнезу, у вас повреждены три позвоночных диска. Операция долгая и дорогостоящая, около миллиона рублей. По-моему, не смешно.

– Доктор, ты мёд любишь?

– Допустим.

– Если ты меня починишь, я тебя свяжу, запихаю в «уазик» и отвезу к себе на пасеку. Там не природа, а сказка. И лес, и прудик рядом, налюбуешься – сразу клонит в сон. Забабахаю тебе отдых по классу люкс, ты, как Винни-Пух, мёдом рыгать будешь.

– Оптимизма вам не занимать, Смирнов.

– Ещё бы, я ж три года ждал этой квоты. Засиделся дома у телевизора, весь Первый канал по именам выучил, люблю их, но устал страшно. Почините спину мою, доктор, как родного прошу.

– Починим. А пока отдыхайте. Нина Михайловна, тех, у кого завтра операция, порадуйте клизмами, пожалуйста.

Вечером, уходя домой, он заметил чёрный «Гелендваген» у центрального входа в больницу. Задняя дверца приоткрылась, и знакомый голос окликнул его. Завотделением.

– Сергей Михайлович, хочу вас познакомить с Пётром Ивановичем, он от Григория Семёновича, – елейным голосом пропел зав, – Пётр Иванович, это наш лучший хирург, золотые руки. Познакомьтесь.

– Очень приятно. Как там у вас дела? Чуткие пальцы пианиста готовы отыграть концерт? – Тот, кто пришёл от Григория Семёновича, явно обрадовался собственной удачной шутке и по-совиному ухал где-то в глубине салона.

– Всегда готов. Извините, мне пора.

– Конечно-конечно. До свидания, Сергей Михайлович. Хорошим людям мы обязательно поможем.

«Гелендваген» мягко зашуршал шинами в сторону ворот.

***

Как всегда перед операцией, Сергей Михайлович был собран и бодр. Накануне ему снились пасека, «уазик» и Смирнов, который азартно спорил о чём-то с ведущими Первого канала. Однако, войдя в двадцать четвёртую палату, он не нашёл там говорливого пациента. Трое его товарищей сообща разгадывали кроссворд.

– Доброе утро. А где Смирнов?

– Вас спросить надо.

– Не понял?

Три пары глаз смотрели на него недоверчиво.

– Домой поехал Смирнов, – сказал наконец самый мелкий из любителей кроссвордов. – Заходила медсестричка, рассказала, что с квотой беда, напутали что-то. Операция перенесена на неопределённый срок, а Смирнову полагается дальнейшее обследование по месту жительства. Ну он и собрал вещички.

– Давно?

– Пару часов назад. Скажите, доктор, когда вы все деньгами наедитесь, а?

Сергей Михайлович без стука залетел в кабинет заведующего отделением. Он важно вещал что-то, а интерны, сидевшие тесным кружком, почтительно слушали и конспектировали великого.

Увидев хирурга, начальник оборвал речь на полуслове и нахмурился.

– Все вышли!

Интерны, гремя стульями, поторопились освободить помещение.

– Витя, ты вконец охуел?

– Выбирайте выражения, Сергей Михайлович. В чём дело?

– Почему ты отменил операцию Смирнова?

– Не отменил. Она будет. Там путаница произошла. Сейчас надо прооперировать уважаемого человека, а потом Смирнова, никуда он не денется. Нас отблагодарят. Приезжайте с Леной на выходных, шашлыки пожарим, отметим это дело.

– Витя, мне вот что интересно. Когда тебя родили, ты же был хорошим человеком. Тебя мама любила. В детсад ходил, потом в школу, поступил в мединститут. Когда это случилось?

– Что случилось?

– Когда ты мудаком успел стать?

В тот же день Сергей Михайлович стоял за столом и менял диски телу, к обладателю которого испытывал стойкую неприязнь. Операция прошла отлично.

Выкурив сигарету, он набрал знакомый номер.

– Привет.

– Привет, дорогая пропажа. Четыре дня ни слуху ни духу, всё дуешься?

– Да нет. Слушай, сколько стоит твой тур в Италию?

– Наш, ты хотел сказать? Ну, если как следует по побережью прокатиться, то около миллиона, наверное.

– Может, ты отдашь мне эти деньги, а я отвезу тебя в другое интересное место?

– В какое?

– Скажи, ты любишь мёд?

© Александр Бессонов — короткие рассказы, малая проза


Любовь, Смерть и Инстаграм

Поспорили Любовь и Смерть, кто первый в «Инстаграм» миллион подписчиков набёрет. Проигравший победителю путёвку на Мальдивы оплачивает.

Стараются, посты каждый день публикуют. Ночи не спят, за аккаунтами следят.

Смерть места поужаснее выбирает, да страшилки пишет. То про заброшенную Ховринскую больницу, то про болота Манчак, один раз и Припять упомянула. Модное кладбище Стальено без внимания не оставила, надо же подписчиков побольше заманить.

Любовь фото с поцелуями постит, да романтические места показывает. А чтобы ещё больше народу подписать, кадрами телес в корсетах да в стрингах не брезгует, а то и вовсе без них. Стихи страстные пишет, эротичное видео выкладывает.

За неделю набрали по сто тысяч подписчиков. Решили отдохнуть, чаю вместе выпить. Встретились в кафе, сели у окна, пирожные заказали. Каждая планшет из рук не выпускает, на комментарии отвечает, и поболтать друг с другом некогда.

Смерть всё же минутку улучила и давай претензии предъявлять.

— Чувствую я, накрутила ты и френдов и лайки, — говорит. — Наштамповала фейковые страницы.

— На себя посмотри, — возмутилась Любовь, — Все мёртвые души подписала!

— А чего это в твоём профиле шары силиконовые делают? Они какое отношение к любви имеют? Ты, случаем, не напутала чего? — Смерть сделала глоток чая с лимоном.

— А ты значит, вся правильная такая? Зачем людей на самоубийство толкаешь? Вот пожалуюсь на тебя, и заблокируют блог за нарушения законодательства, — Любовь съела вишенку с пирожного.

— Ах так! — разозлилась Смерть, — а я к твоим постам такие комментарии буду строчить, что все подписчики разбегутся. — Она швырнула профитроль с кремом-брюле в собеседницу, оставив пятно на платье.

— Накуси-выкуси, сразу забаню! — Любовь метнула белковое пирожное, испортив сопернице макияж.

А потом в ход пошёл чай, прически быстро опали. Смерть и Любовь сцепились и вылетели кубарём в окно. Благо, обе бессмертные.

Разошлись по домам и за блоги принялись. Вот уже по пятьсот тысяч подписчиков у каждой. В ногу идут, думают, как бы спор выиграть.

Любовь тренинги по соблазнению затеяла, народ активнее подтягиваться стал.
Смерть и думает, чего бы этакого в блоге написать. А если показать что там, после жизни? Это же сколько народу заинтересуется! Нет, нельзя! Небесная канцелярия узнает, сразу должности лишит. Надо подтянуть кого-то, кто поможет. Вот, селфи с чёртом подойдёт! Такую новость запущу, все только обо мне говорить и будут!

Нашла фото с чёртом в кафе, ну, когда они с Любовью за простого парня его приняли и охмурить решили. Выложила в сеть и подписала: «помолвку отмечаем». Сразу о свадьбе разговоры пошли, любопытных прибавилось. Дошли эти слухи и до чёрта. Он как узнал, что его на себе Смерть женить собирается, чуть со стула не упал.

— Костлявая, ты рехнулась? — позвонил ей возмущённый Чёрт. — Зачем такое постишь?! Мне Удача выговор сделала, того и гляди от меня отвернётся. Убирай фото, пиши опровержение!

А число подписчиков уже к миллиону подходит, чуть-чуть осталось набрать.

— Уберу, если сам на мой аккаунт подпишешься и всех друзей сагитируешь тоже самое сделать. Мне позарез нужен один миллион.

— Так бы и сказала, что тебе деньги нужны. Я как раз вчера в лотерею выиграл, — сообщил Чёрт.

— Вообще-то мне в отпуск на Мальдивы надо, я с Любовью поспорила, — проговорилась Смерть.

— Я тебе путёвку куплю, только меня не трогай больше! — взмолился рогатый.
Смерть согласилась и аккаунт удалила. А Удача всё-таки ушла от Чёрта, и полетел он со Смертью на Мальдивы.

А у Любви тоже число подписчиков к миллиону приблизилось. Но тут в друзья Ангел затесался. Она пока с ним лайками обменивалась, про тренинги и про всё остальное забыла. А он ей и говорит:

— Ты такая красивая! Вот только блог всё портит, ты в нём на себя не похожа. Не Любовь как будто, а …, ну, ты поняла.

— Так это ж всё на спор. Подписчиков набираю. Со Смертью уговор, кто выиграет, тот на Мальдивы полетит, — оправдывалась Любовь.

— Давай-ка ты всю эту хреноту удалишь, и вместе на Мальдивы махнём! — предложил Ангел.

Любовь и растаяла. Как тут отказаться? Он ведь такой, такой… как Траволта в фильме «Майкл»! Ангел, одним словом. Удалила она свой аккаунт без сожаления. А любимый её на крыльях до самых Мальдив нёс.

Встретились все четверо на курорте, и про спор не вспоминали. Хорошо отдохнули! Целый месяц не ссорились.

© Copyright: Ирина Векка, 2018   Proza.Ru