Архив метки: © Аким

Книжник и недописанная книга 10

Книжник обхватил обеими руками ослабевающее тело и мягко положил его на пол. Он видел лицо своей сестры. Напуганное. По щекам текли слезы, вымывая дорожки в осевшей на коже пыли. Тут же подбежал Фрэнк, но сделать ничего не мог, просто стоял рядом и наблюдал.

— Что бывает, Книжник, когда убивают стража? – с трудом проговорил Смотритель.

— Наверное, они просто умирают.

— Но ты же был однажды убит, разве ты не знаешь, каково это?

— Это другое.

— Другое… — страж закрыл на несколько секунд глаза. Потом открыл и заговорил снова. – Я не справился с тем, о чем ты меня просил. Не смог найти тебя.

— Это было невозможно. Но ты был рядом с ней и защитил, когда это было нужно.

— У тебя красивая сестра. Как жаль, что мы не встретились раньше и при других обстоятельствах.

— Боюсь, это невозможно.

— Как жаль… — Смотритель больше ничего не ответил. Его тело лежало неподвижно на руках Книжника.

— Как думаешь, Смерть уже забрал его? – Клякса подошла тихо. На ее лице была размазана пыль, смоченная слезами.

— Думаю, что это не в его компетенции. Ему достаточно душ и в своем мире.

— Теперь нет. Нам нужно идти, Миш. Смотритель сказал, что скоро возможности перемещаться между мирами не будет.

— У меня уже нет такой возможности. Мой посох сломан. Разве тебе не дана способность перемещения?

— Не получается, как бы ни пробовала.

— Возможно, замок блокирует нас. Так бы вы смогли сделать это еще до встречи с Кощеем. Да и я не смог переместиться сюда. Ты права, пора идти! – Книжник поднялся, не отпуская тело Смотрителя, и повернулся к выходу.

— Ничего не получится, — отозвался появившийся в дверях Добрыня, которому пришлось втискиваться боком. – Мы недавно сюда попали, долго искали, где беда, а как заплутали, хотели было по своим книгам разойтись, а ничего и не получилось.

— «Мы»? – переспросила Клякса.

— Мы-мы! – отозвался снаружи еще один богатырский голос. – Что ж нам, друзей в беде оставлять что ли? Негоже!

— А с этим то что, Книжник? – опомнился Добрыня, смотря на ношу мага. Ответом было молчание и опущенные глаза всех присутствующих.

— Надо его похоронить. Встречу потом праздновать будем.

Богатыри уступили дорогу Книжнику, который вышел из дверей замка и окинул взглядом собравшуюся компанию: Горыныч с двенадцатью понурыми головами, не понимающие Алеша Попович и Илья Муромец.

— Горыныч, отвези нас к лесу, рядом с которым Яга жила. Там и предадим его тело земле. Остальные своим ходом. Вы же сможете пройти через эти земли без потерь?

— Мы то? Да нас – рать! – возмутился Илья Муромец. – А с нами еще Клякса – поможет, если чего чернокнижного на пути встретим.

— Вижу, — протянул Книжник, осматривая богатырей. Но больше ничего не сказал. Он забрался на спину Змея,  они улетели.

— Как думаете, долго нам тут еще развлекаться вот так? – появившийся неожиданно Чеширский Кот напугал Кляксу. – Я уже и проголодался! Рыбки бы сейчас съесть не помешало. Мур!

— Гав! – возмутился Фрэнк, но вовремя сдержался от попытки подпрыгнуть и схватить Кота за хвост. – Вам, котам, до судьбы героев никогда дела нет! Лишь бы только поесть да поспать! – присутствующие лишь улыбнулись.

— Собакам и котам лишь бы между собой поспорить, — разрядила обстановку Клякса. – Сейчас нужно подумать о деле. Кот, ты отправляешься перед нами и смотришь, чтобы ничего нас не поджидало впереди. А ты, Фрэнк, напрягаешь свой нюх, чтобы учуять неприятеля. Только не вздумай нас привести к какому-нибудь бифштексу – сейчас это не актуально! – пес фыркнул, но противиться не стал. Кот просто исчез.

— Ну а нам-то что делать, хозяйка? Куда идти прикажешь? – поинтересовался Добрыня.

— А вы все за мной. Дорога нас ждет не близкая, и поджидать может на ней что угодно.

***

Автор отложил свою авторучку и откинулся на спинку стула. Он обхватил голову руками и попытался вспомнить, что же именно видел во сне. Или это был все-таки не сон?

Уже несколько дней работа над очередным романом не давала никаких успехов, продвижение было очень медленным, сюжет не шел. Был очень сложный главный герой, жизнь которого приходилось пропустить через свою душу, которую нужно было прожить.

Ему казалось, что кто-то ночью пытался подсказать какую-то очень важную деталь. Вспомнить было действительно просто необходимо, но ничего не получалось.

Это был кто-то маленький, но достаточно серьезный. Кто-то, кто его хорошо знал, и кого знал Автор, но почему-то забыл.

Рука сама потянулась к рукописи, чтобы закрыть ее. Нужно было немного отвлечься и на какое-то время забыть про письмо.

***

Лес шумел уже по-настоящему. Вокруг пели запоздавшие птицы, шелестели в кустах лесные обитатели. Жизнь кипела так, как должна кипеть всюду, хотя это и не совсем соответствовало миру книжному.

В этом искусственном мире, рядом с лесной опушкой, вокруг небольшой насыпи, увенчанной большим камнем, стояли герои разных миров. Никто не знал Смотрителя хорошо, но каждый понимал, что он сыграл в их жизнях определенную роль. И ситуация, в которой они оказались, обязывает провести этот ритуал.

— Не во всех мирах он был хорошим героем, — заговорил Книжник, — но в том, в котором нам пришлось пересечься в последние минуты его жизни, он играл важную роль, которая помогает нам бороться со злом. Пусть в нашей памяти он останется положительным…

Кто-то вздохнул. Даже лес немного утих, пронося эти слова сквозь ветви и листья.

© Аким

Книжник и недописанная книга 7

Верхушка первой башни рухнула как раз в тот момент, когда Книжник забрался на стену и растолкал в стороны отражающих атаку лучников. Грохот стоял такой, что на время не стало слышно свиста арбалетных болтов и стрел, крика военных и скрипа тяжелых осадных машин. Нападающие отвлеклись на бурное восклицание по поводу временного достижения, за что получили достаточно большой ущерб от стрелкового оружия, отчего быстро пришли в себя и вернулись к обеспечению боя.

Маг подошел к краю стены, намереваясь с нее спрыгнуть, и чуть не попал под удар огромной лестницы с захватами на конце, которую забросили варвары, чтобы подняться с внешней стороны.

— Эй! Осторожнее там, здесь я иду! – Книжник чувствовал себя в этом мире так, будто его и замечать не должны. Намеревался пройти сквозь разбушевавшуюся толпу, даже не коснувшись никого. Однако, не вышло. Пришлось, все-таки, коснуться. И не раз. Когда он приземлился за стеной, его тут же приняли за какого-то особенного воина, который должен сражаться один в тылу врага, и налетели с криками типа «Ааааааагр!!!». Сначала это выглядело забавно, а потом самый быстрый взял, и метнул перед собой ржавую трость, грубо заточенную на конце молотком. Пришлось от такого подарка отскочить в сторону и стать в боевую стойку. Мало ли, вдруг, действительно нападут. И напали ведь! – Ох и зря вы, ребята!

Книжник сначала просто отбивался посохом. Блок. Удар. Первый готов. Блок. Удар. Второй готов. И так еще много раз. Надоело быстро. Просто не могло не надоесть! Это же, как вязание в тихий зимний вечер перед печью в старом кресле-качалке! А сейчас не зима. Да и не в кресле он сидел. Потому пришлось воспользоваться посохом немного иначе и отбросить от себя черных сильным магическим импульсом. Однако, не помогло. Те, кто до этого скромно стоял в стороне, перескочили через лежавших на земле и с тем же кличем бросились в атаку.

Тогда стало совсем не до шуток. Посох прокрутился в воздухе, в его изгибе загорелся огненный шар, постепенно увеличивающийся и разбрасывающий в разные стороны искры. Потом от него отделился еще один шар и стал самостоятельно вращаться вокруг мага. Те, кто пытался подойти ближе, получали свою порцию огня и падали на землю, пытаясь себя потушить. В скором времени таких любопытных совсем не стало, все завороженно наблюдали за движущимся вглубь леса пламенем. Кто-то даже додумался упасть на колени.

Тем временем, с другой стороны крепости пара слонов и осадная машина справились с одним пролетом стены, и она с грохотом рухнула, погребая под собой защитников и нападающих. Когда же грохот стих, варвары попытались ворваться в пролом, но встретили вооруженных сначала алебардами, а потом и мечами, воинов, идущих клином и разящих все, что вставало на пути. Их тела были скрыты под тяжелыми металлическими доспехами, а за спинами развевались белые плащи. В их главе был Белый Рыцарь…

— Как же ты пробрался так тихо через всю мою охрану? – прозвучал грузный голос Дурагана, когда маг, прошедший длинный путь до лагеря черных, просочился в самую знатную палату, ожидая именно там найти тирана. – Выйди же из-за того ящика и представься! Мое терпение не бесконечно! – в воздухе появилось напряжение, вызванное черной магией. Из-за углов, куда не доставал свет, потянулись тени. Маг все-таки распрямился и вышел.

— Я – Книжник! Страж книжных миров. – Маг удивленно посмотрел на Дурагана, сидевшего неподвижной тушей на огромном, украшенном драгоценными камнями, троне. Тиран вздохнул так, что складки на его огромном животе попытались расправиться. Поднял обвисшую руку и погладил кота, сидящего на подлокотнике.

— Твой котик?

— Не сказал бы, что мой личный. Но пришел он со мной.

— Ученый?

— Чеширский. Ученого с золотой цепи не снимешь.

— Жаль. От Ученого я бы не отказался. Тот хотя бы сказки интересные знает. А этот… Кха!.. Кха!.. – Дураган закашлял так, что его щеки стали смешно подпрыгивать, а по животу прокатились волны, способные потопить очередной Титаник. – Этот Чертынский…

— Чеширский, — поправил Книжник.

— Черфырский, да. Он бесполезен! Но шкурка красивая! Перчатки одной из своих жен сделаю!

— Нет! Этого кота на перчатки никак нельзя! Это мой любимый, — отозвался маг, на что Кот ответил удивленным взглядом, будто услышал неожиданное признание.

— А что, у тебя другой есть кот?

— Хотя бы тот же Ученый! Вот он есть у меня. Только за ним нужно отправиться в другую книжку.

— В другую книжку? Ага. Значит, нужно в книжку. – Дураган провел рукой по спине Чешира, отчего тот блаженно закрыл глаза. – И сам ты этого делать не умеешь?

— Когда-то умел. А сейчас, вот, не получается что-то, — Книжник пожал плечами и сделал глупое лицо.

— А я могу тебя отправить в другую книжку. Есть у меня портал для тебя. Только Щежирскин Кот останется тут, со мной. Пока ты не принесешь мне Ученого.

— Выбора у меня нет, верно?

— Ты догадливый малый!

— Благодарю, о великий. Когда мы сможем отправляться?

Дураган засмеялся тем смехом, которым смеются все злодеи мира, когда их жертва принимает какие-то глупые решения, кажущиеся спасительными. Он поднял одну из своих массивных рук ладонью вверх, отчего тени стали отделяться от темных углов и приближаться к Книжнику.

— Прям сейчас!

Чеширский Кот широко открыл глаза. Попытался вырваться из-под руки черного мага, но тот придавил сильнее. Тогда Кот попытался исчезнуть – снова не получилось, — маленькие ниточки, образованные тьмой, впились в шерсть.

Книжник попытался сдвинуться с места, но его руки и ноги уже обхватила тьма и полностью теперь поглощала.

***

— Женя, займись, пожалуйста, книгами. Их пора убрать на свои полки, скоро будем закрывать библиотеку.

— А может, я завтра пораньше зайду и все уберу? Ноги отваливаются! – молодой парень достал наушник из уха и убрал свои ноги со стола, слыша, что библиотекарь выходит из хранилища.

— Нет, нужно убрать все сегодня, а то завтра ты обязательно опоздаешь. Как всегда это бывает! Давай, не ленись. Я жду! Никто больше не приходил к нам?

— Сегодня больше не было никого.

— Значит, там немного книг осталось. Встань и убери их, это не займет много времени.

Парень, которого называли Женей, встал, скорчив недовольную рожицу, и все-таки принялся ходить по длинным рядам стеллажей, собирая и выравнивая книги. Библиотекарь села за стол, достала карточки и принялась их раскладывать по своим местам, как она делала каждый вечер вот уже третий десяток лет.

Совсем неожиданно на втором этаже послышался грохот падающих книг и скрип стеллажей.

— Женя! Ты что, уронил стеллаж? – старушка вышла из-за стола и, насколько могла, быстро пошла в сторону лестницы.

— Кто ты такой? – испуганно, дрожащим голосом проговорил Женя человеку в плаще, который  вставал с поваленного стеллажа с книгами.

— Что это за книга? – вместо ответа спросил незнакомец. – Куда я попал?

— К… книга?

— Я что, изъясняюсь непонятно? В какую книгу я попал?

— Но это не книга. Вы попали в целую библиотеку! И свалили целую гору книг. А мне их убирать теперь. Вы понимаете, рабочий день уже почти закончился.

Книжник оглянулся, игнорируя слова и предостережения, прошелся по рядам, подошел к окну.

— Да, это именно тот мир, который мне нужен. Ты прости меня за книги. – Маг провел посохом, книги, будто кобры за дудочкой, встали на свои места в стеллаже, который тоже поднялся и встал на все шесть ножек.

— Женя! Ты же сказал, что никто больше не приходил. – Старушка подошла к парню и посмотрела на его ошарашенный вид. – Наверное, совсем устал! Миша? Это ты? Мишенька! Так давно тебя не видела в нашей библиотеке.

— Валентина Игнатьевна! Я очень рад вас видеть! Вы даже не представляете, на сколько! – Книжник подошел к старушке, обнял ее и поцеловал в щеку. – Простите, но я очень спешу, да и библиотека уже закрывается. Я обязательно загляну к вам еще! – Маг улыбнулся как можно мягче, скрывая собственную тревогу и волнение, и пошел к выходу.

Автор © Аким

Смотритель 7

Смотритель стоял на абсолютно ровной матово-черной поверхности. Вокруг бушевала буря, закручивающая вихрем черный песок, больше походящий на золу. Он лез в глаза, больно бил по щекам, засыпал карманы. Ветер сбивал с ног. Страж попытался осмотреться, но все, что смог увидеть – утопающую в черном вихре руку.

(читайте далее…)

 

© Аким

Состояние Защиты DMCA.com

Смотритель 4

— Говорит, что не знает ни избы на курьих ножках, ни Бабы-Яги. За то про Книжника спросил, и как найти его.

— И что ты ему ответила?

— Так и сказала, мол, нет его больше. Гляди, в себя приходит.

Смотритель сквозь сознание слышал голоса, но никак не мог понять, происходит это на самом деле, или все – только плод его воображения. Когда он попытался пошевелиться, то почувствовал, что его кисти стянуты веревкой, ноги, видимо тоже. К тому же, мягкой кровати под ним больше не было. Страж сидел теперь на деревянном стуле.

(читайте далее…)

 

© Copyright:  ©  Аким.

Состояние Защиты DMCA.com